Перейти к основному содержанию

4439 просмотров

В Казахстане утвердили Дорожную карту развития машиностроения

Машиностроение – важнейшая отрасль глобальной экономики, с ней связаны 40% списка самых престижных профессий в мире

Фото: Shutterstock

В Казахстане новое технократическое поколение не видит перед собой захватывающих технологических задач. Половина студентов машиностроительных учебных заведений выбирает специальность «ТО, эксплуатация и ремонт ТС». Очевидно, это отражение общей ситуации на рынке труда. 

Чтобы вывести страну на новый инженерный и технический уровень, правительство разработало и утвердило Дорожную карту по развитию машиностроения в Казахстане на 2019–2024 годы. Документ подписан премьер-министром 26 июня.

Разработчики программы – Министерство индустрии и инфраструктурного развития и Союз машиностроителей Казахстана. 

Дорожная карта предполагает перезагрузку машиностроения через внедрение новых технологий и ориентацию предприятий на экспорт. Это расширит занятость в отрасли, обеспечит рост зарплат и востребованность новых инженерных кадров. Правительство предусматривает обеспечение предприятий сырьем, повышение доли местного содержания в закупках, совершенствование мер технического регулирования, внедрение механизмов экономического стимулирования.

Нужен закон о промышленной политике

Принципиальным шагом станет закон «О промышленной политике», направленный на защиту и стимулирование внутреннего производителя. Аналогичные законы есть в Италии, Великобритании, США, России.

Новый закон позволит проводить централизованную и сбалансированную промышленную политику на всей территории страны, упростит процесс и условия оказания господдержки промышленности. Отраслевые инвесторы получат дополнительные стимулы и гарантии.

Закон выделит цели, задачи и принципы промышленной политики. Определит полномочия и ответственность госорганов и организаций. Обозначит меры по стимулированию деятельности в сфере промышленности, запустит механизмы взаимодействия участников, мониторинга и контроля реализации промышленной политики. 

Промышленность обретет инфраструктуру, инструменты и механизмы финансовой поддержки. Бизнес получит сигнал к действию, повысится деловая активность.

К Дорожной карте предусмотрен Фонд

Дорожной картой предусмотрен Фонд развития промышленности Казахстана. Он будет работать при Министерстве индустрии и инфраструктурного развития Республики Казахстан. Финансирование предлагается за счет перераспределения неосвоенных средств республиканского бюджета по итогам квартала, полугодия и года.

Фонд заменит текущую модель финансирования обрабатывающей промышленности через институты развития и банки второго уровня. По мнению правительства, эта схема неэффективна. Например, главный финансовый оператор обрабатывающей промышленности АО «НУХ «Байтерек» в 2017 году направил в обрабатывающую промышленность лишь 6,6% из более чем 2 трлн тенге.

Дорожная карта отражает уверенность разработчиков, что общая политика поддержки промышленности, сконцентрированная в одной организации, имеющей четкий мониторинг и анализ эффективности государственной поддержки, станет более совершенным механизмом. Подобные фонды успешно работают в России, Беларуси, странах ОЭСР. Они предоставляют займы по ставке 1-4% годовых, а на проекты лизинга процентная ставка на заём составляет 1%. К примеру, в России фонд направляет средства на финансирование станкостроения, конверсии, производство комплектующих изделий, цифровизацию промышленности и повышение производительности труда.

Разработчики Дорожной карты уверены, что своевременные и эффективные меры поддержки способны радикально улучшить ситуацию в отрасли. К примеру, рынок электрооборудования в стране зависит от внешних поставок на $2,7 млрд, автомобилестроение – на $1,8 млрд, нефтегазовое машиностроение – на $1,3 млрд, горно-металлургическое машиностроение – на $1,04 млрд. При этом исследования показывают, что отечественные предприятия уже сейчас готовы обеспечить крупных операторов нефтегазовой отрасли оборудованием на 100 млрд. тенге.

Налоги должны стимулировать

Дорожная карта предусматривает введение налоговых преференций для предприятий на этапе модернизации и наращивающих экспорт казахстанской машиностроительной продукции. Возможно освобождение от уплаты НДС, продажа сырья отечественным производителям по льготным ценам, как это делается в России.

Это позволит привлечь в отрасль новых инвесторов, обеспечить предприятия дополнительными средствами на модернизацию и пополнение оборотного капитала. Ежегодный рост производства может расти на 80–100 млрд тенге.

Экономике нужны металл и новые кадры

Ежегодная общая потребность машиностроителей в металле составляет 2 млн тонн, из них литья – 200 тыс. тонн. Все это машиностроители покупают в России и Китае. Дорожная карта предусматривает меры для развития базовых производств в Казахстане: литья, кузнечного производства, горячей штамповки. Это нарастит объемы производства и производительности труда отечественного машиностроения как минимум в 2 раза, увеличит экспорт в 1,2 раза.

Дорожная карта предлагает разработку профессиональных стандартов, которые будут положены в основу формирования системы оценки и подготовки кадров. Средства для этой работы предусмотрены за счёт займа Всемирного банка.
 
Ожидаемые результаты внедрения принципов Дорожной карты таковы. Объем производства вырастет в два раза и составит 2 трлн тенге с перспективой достижения показателя в 3,5 трлн тенге к 2030 году. Производительность труда удвоится к 2024 году и достигнет показателя $25 тыс. на человека, к 2030 году – $40 тыс. Объем экспорта: текущий показатель – $720 млн, 2024 год – $864 млн, 2030 год – 1,08 млрд.

1 просмотр

Кому помешал экспорт живого скота из Казахстана

Намерение Минсельхоза вызвало протест со стороны мелких крестьянских хозяйств и даже некоторых мясокомбинатов

Фото: Shutterstock

О готовности проекта решения по введению эмбарго на экспорт стало известно в понедельник, 20 января. Главный аргумент Минсельхоза – из-за вывоза живого скота за рубеж на внутреннем рынке образовался дефицит поголовья для отечественных откормочных площадок и сырья для мясокомбинатов. В итоге, по информации директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, мощности этих предприятий оказались загружены всего на 50% – и их решили загрузить за счет закрытия границ, заодно решив проблему с ценами. «Массовый экспорт живого скота для дальнейшей переработки и перепродажи создал основу для спекулятивного роста цен на мясную продукцию», утверждают в аграрном ведомстве.

Производители против

Мясной союз РК имеет прямо противоположную позицию. Аргументация председателя правления отраслевого союза Асылжана Мамытбекова строится на следующих цифрах. В год в Казахстане забивают 2 млн голов скота, а экспортируют в живом виде 160 тыс. голов крупного рогатого скота, то есть меньше 10% от общего количества забоя. По мнению Мамытбекова, ни на цены, ни на загрузку эта доля критически повлиять не может. 

Второй аргумент Мясного союза – соотношение экспорта и импорта мяса в стране в 2019 году. Отраслевая ассоциация оперирует следующими данными: Казахстан экспортировал в прошлом году 63 тыс. т мяса, из них примерно половина – это проданный за рубеж живой скот в пересчете на убойный вес. Импортировала же республика 26,7 тыс. т говядины, баранины, конины и свинины суммарно, причем экспорт превышал импорт по всем видам мяса. По оценке Мясного союза, обеспеченность внутреннего рынка мясом составляет сейчас 102%.

«Мы экспортируем мяса больше, чем импортируем, о каком дефиците может идти речь? – недоумевает Мамытбеков. – Разговоры о том, что у нас страдает поголовье оттого, что вывозится живой скот, тоже не имеют под собой оснований: у нас в 2011 году, когда экспорт был нулевой, поголовье казахской белоголовой в стране было всего 111 тыс. голов, на сегодня, когда экспорт развернут, ее поголовье 350 тысяч».

В не меньшем недоумении от инициативы минсельхоза директор ТОО «Мясная Индустрия» Кайыржан Наурызгалиев – он уверен, что в рыночной экономике может быть только один принцип: кто платит фермеру максимальную цену, тот и получает скот.

«Будет платить Китай – пусть покупает Китай, будет платить Узбекистан – пусть он покупает. Будет платить наш отечественный мясокомбинат – мы будем сдавать туда», – говорит директор откормочной площадки из ЗКО. Глава крестьянского хозяйства «Тлеу» и ответсек «Фермерского центра» Актобе Александр Мандрыкин предполагает, что попытки директивно увеличивать предложение на рынке будут иметь обратный эффект: запрет приведет к сокращению доходов производителя скота, соответственно, уменьшится и предложение им своей продукции, в конечном счете цены на мясо только вырастут.

Переработчики за, но не все

На вопрос о том, кто поддержал проект запрета на вывоз живого скота, Еркебулан Ахметов ответил: на площадке НПП «Атамекен» была выработана консолидированная позиция предприятий, имеющих отношение к отрасли. Фактически это мнение владельцев большинства откормочных площадок и мясокомбинатов, в особенности из южных регионов страны. Именно оттуда в первую очередь вывозится скот в Узбекистан. Соседняя республика – главный импортер казахстанского живого скота; взрывной рост экспорта пришелся на 2018 год, в денежном выражении он тогда увеличился более чем в 30 раз.

Считать позицию переработчиков консолидированным мнением отрасли не совсем корректно, замечает Наурызгалиев. Ведь за высказываются 94 мясокомбината, за вычетом ТОО «Актеп», а против – 20 тыс. фермеров, непосредственно выращивающих скот.

В настоящее время нормативно-правовой акт, который преду­сматривает введение запрета, находится на согласовании в правительстве, то есть пока в действие он не вступил. Ввести запрет предполагается на полгода, но при этом, по словам директора департамента производства и переработки животноводческой продукции МСХ РК Еркебулана Ахметова, у минсельхоза будет возможность запрет продлевать. «Мы посмотрим, как запрет повлия­ет на ситуацию: будем анализировать и оценивать, а потом принимать решение», – заверил Ахметов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance