В Атырау на китайский кредит построят завод

Проект обещают сдать к 2021 году

Фото: Рахим Койлыбаев

В Атырауской области в активную фазу реализации перешел проект строительства завода по производству полипропилена. Долгожданный ввод в эксплуатацию нефтегазохимического парка приобретает реальные очертания. Однако существует мнение, что вся произведенная продукция будет уходить в Китай, который и выдал кредит на строительство завода.

Сколько стоит завод построить?

В 2007 году указом президента Казахстана в Атырауской области была создана специальная экономическая зона «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» (СЭЗ «НИНТ»).

По замыслу авторов проекта, эта площадка призвана обеспечить комфортные условия для предприятий, реализующих проекты, связанные с производством товаров химической и нефтехимической промышленности. Одним из главных проектов и первым этапом реализации нефтегазохимического парка является запуск завода по производству полипропилена мощностью 500 тыс. тонн в год.

«В настоящее время проект находится в активной стадии строительства. Развернулись строительные работы на площадках установок дегидрирования пропана, полимеризации пропилена и общезаводского хозяйства», – сообщил «Курсиву» первый заместитель председателя правления ТОО «Kazakhstan Petrochemical Industries Inc.» (KPI) Кайрат Уразбаев.

KPI – оператор проекта по строительству интегрированного газохимического комплекса в Атырауской области. Учредителями KPI являются ТОО «Объединенная химическая компания» (ОХК) и ТОО «Фирма «Алмэкс Плюс». ОХК, в свою очередь, является 100% дочерней организацией АО «ФНБ «Самрук-Казына». 28 июня 2018 года KPI передано в доверительное управление АО «НК «КазМунайГаз».

По словам Уразбаева, на сегодня завершено строительство офиса для генерального подрядчика и субподрядчиков, временного офиса заказчика и временного поселка, столовых, котельной, медицинского кабинета. Возведены цеха по сборке, покраске металлоконструкций и трубопроводных узлов. Подведены временные коммуникации – электроэнергия, вода, природный газ.

Размещены заказы на 123 единицы оборудования с длительным сроком изготовления.

«Со второго полугодия текущего года в соответствии с подписанными контрактами ожидается начало поставки на строительную площадку и монтаж различного технологического оборудования», – отмечает Кайрат Уразбаев.

По его словам, общая стоимость проекта с учетом строительства объектов инфраструктуры, организации финансирования и прочих затрат составляет $2,6 млрд, в том числе стоимость контракта на инжиниринг, снабжение и строительство оценивается в $1,8 млрд.

«В целях финансирования проекта заключено кредитное соглашение с Государственным банком развития Китая. Сумма кредитной линии составляет $2 млрд», – рассказывает Кайрат Уразбаев.

По его информации, в соответствии с графиком реализации проекта, завершение строительно-монтажных работ и начало пусконаладки запланированы на II квартал 2021 года.

В настоящее время численность работников KPI составляет 163 человека, в период эксплуатации, с учетом вспомогательных и сервисных служб, количество работников увеличится до 548 человек. Сейчас на проекте трудятся свыше 1 тыс. человек от подрядных и субподрядных организаций, 800 из которых – работники казахстанских компаний. На пике строительства планируется задействовать 4 тыс. рабочих.

Сырье для завода – 550 тыс. тонн пропана – планируется по трубопроводу поставлять с месторождения Тенгиз на станцию Карабатан, что приблизительно в 50 км от города Атырау.

Второй этап

Второй этап строительства газохимического комплекса, во время которого планируется построить и запустить завод по выпуску полиэтилена мощностью 1,2 млн тонн продукции в год, продлится с 2021 по 2024 год. Об этом в ходе индустриального форума в Атырау в феврале текущего года сообщил заместитель управляющего директора СЭЗ «НИНТ» Айбек Жолдасов.

По его данным, между Министерством энергетики РК, ФНБ «Самрук-Казына» и австрийской компанией Borealis подписано соглашение об основных условиях сотрудничества по данному проекту. Его стоимость оценивается в $6,9 млрд. Более $1 млрд будет потрачено на строительство газосепарационной установки мощностью 7 млрд кубометров в год на Тенгизском месторождении, откуда будет поставляться сырье. Инвесторами – партнерами по данному проекту выступают компании Borealis и ОХК. Разработку ТЭО проекта планируется завершить в 2019 году.

Ранее, выступая на совещании в правительстве, вице-министр энергетики РК Асет Магауов сообщил, что вклад в ВВП страны только двух вышеназванных проектов составит 1,5%.

«На территории СЭЗ ожидается реализация частными инвесторами проектов по производству полиэтилентерефталата, метанола и циклогексана, которые находятся на разных стадиях проработки», – сообщил также вице-министр.

Эти проекты, по его данным, привлекут порядка $2,5 млрд инвестиций и создадут до 10 тыс. рабочих мест на этапе строительства и 1,5 тыс. – на этапе эксплуатации.

Между тем СЭЗ «НИНТ» прошлый год закончила с убытком.

«В связи с получением убытков в размере 387,5 млн тенге начисление дивидендов по простым акциям АО «УК СЭЗ «НИНТ» за 2018 год и их выплату не производить», – говорится в выписке из протокола годового общего собрания акционеров АО «УК СЭЗ «НИНТ».

Напомним, период действия СЭЗ «НИНТ» – 25 лет, или с 2007 по 2032 год. Координацию деятельности нефтехимического технопарка осуществляет Министерство энергетики РК. Общая территория специальной экономической зоны составляет 3,5 тыс. гектаров. Из них участок Карабатан располагает площадью 1,5 тыс. гектаров, Тенгиз – 100 гектаров, с продуктопроводом от Тенгиза до Карабатана – 1,6 тыс. гектаров, технопарк в Атырау – 285 гектаров.

Сейчас на территории СЭЗ зарегистрированы 16 участников, четыре из которых активно развивают свою деятельность. Участники зоны имеют преференции и льготы в виде нулевой ставки по КПН, НДС, земельному налогу, налогу на имущество, плате за пользование земельным участком. Также им предоставляется упрощенный порядок найма иностранной рабочей силы.

Точка зрения

Экономист, кандидат технических наук Петр Своик о том, почему так долго строится нефтехимический парк и кто будет покупать его продукцию:

– Здесь пересекаются три важных интереса. Первый – государственный. Страна все-таки хочет иметь свою переработку нефти, а не только гнать ее сырую за рубеж. И тут конкретный интерес и «понты». Все же надо отчитаться, что мы тоже что-то можем. Это первый интерес, он как бы в основе лежит.

Второй интерес, направленный в противоположную сторону, – американцев, хозяев «Шеврона», то есть компании «Тенгизшевройл». Им это не нужно. Их интерес состоит в выкачивании сырой нефти из Казахстана. Попутно к этому большому интересу у них есть две небольшие проблемы: куда девать серу и куда девать попутные газы. Серу они научились продавать. Часть попутного газа они сжигают у себя на электростанции, а часть закачивают обратно. Они не могут напрямую отказать Казахстану в поставке сырья для нефтехимического парка. Но они ищут любые способы и отговорки, чтобы этого не делать.

Третья сторона – китайцы. Их интерес состоит в том, чтобы иметь не на своей, а на сопредельной территории некие производства, выгодные им. Это практически единственная сторона, которая заинтересована в строительстве этого нефтехимического комплекса. Они далеко от своей территории строят весьма сложное технологическое производство, сильно влияющее на окружающую среду, которое будет давать им необходимое сырье.

Вот это три вектора. Ни один из них не совпадает. Они как лебедь, рак и щука, которые тянут в разные стороны. Государству надо бы наладить выпуск сырья, которое оно бы перерабатывало в готовый продукт. Но государство до этого недотягивает. Ни качественно, ни денежно. Американцам надо всячески саботировать это дело. Они напрямую не могут отказаться. А китайцам нужно сырье. Они поэтому хоть и с большими проволочками, но продавливают свой вариант. Китайцы как минимум 90% продукции будут забирать. Поэтому они и финансируют этот проект.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Вырастут ли цены на бензин в Казахстане

Падение спроса на топливо из-за пандемии коронавируса уже привело к сокращению продаж на казахстанских АЗС на 40%

Фото: Офелия Жакаева

Пандемия коронавируса привела к резкому снижению потребления топлива и спроса на нефтепродукты во всем мире, и Казахстан не стал исключением. В апреле нефтеперерабатывающие заводы страны были переведены на минимальный технологический режим, сообщили в Министерстве энергетики РК.

За первые пять месяцев 2020 года потребление бензина по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом уменьшилось на 15%, до 1,4 млн тонн, а дизельного топлива – на 5%, до почти 1,9 млн тонн. 
В отраслевом ведомстве считают, что автомобильного бензина отечественного производства вполне достаточно для покрытия потребностей всего казахстанского рынка. 

«В настоящее время все три НПЗ работают в штатном режиме, с ежесуточным производством светлых нефтепродуктов с последующей отгрузкой на внутренний рынок. Фактов возникновения дефицита ГСМ не наблюдается», – отметили в ведомстве.

Излишки ГСМ идут на экспорт в страны, не входящие в ЕАЭС, – с января по май из Казахстана было вывезено 206,7 тыс. тонн бензина. 

Продажи просели

Кризис на рынке транспортного топлива задел в первую очередь розничных продавцов нефтепродуктов. Представитель компании-владельца более чем ста автозаправочных станций рассказал «Курсиву», что в этой сети в первом полугодии продажи топлива упали примерно на 40%. Несмотря на уменьшение спроса, оптовые отпускные цены растут почти каждый месяц.

«Если раньше бензин на атырауском заводе (Атырауский НПЗ – «Курсив») стоил 150 тысяч тенге за тонну, то сейчас тонна стоит 160 тысяч тенге. То есть на 10 тысяч тенге выросла цена», – пожаловался бизнесмен.

Такой расклад его удивляет:

«Во время пандемии, когда цена на нефть упала, российский бензин стоил 66 тенге за литр (оптовая цена). Но мы его не могли привезти, потому что запрет был на ввоз. А наш стоил тогда 130 тенге за литр».

По словам представителя сети, розничные цены на автозаправках поднимать не разрешают.

«Курсив» направил запросы в Министерство энергетики и национальную компанию «КазМунайГаз», которая контролирует все три крупные казахстанские НПЗ и является одним из крупных ресурсодержателей, чтобы выяснить, когда и по какой причине были подняты оптовые цены на бензин. На момент подготовки статьи ответы еще не были получены.

Председатель ассоциации «Жанар-Жагармай» (объединение владельцев АЗС) Кайыпбек Камбаров говорит, что сейчас, к примеру, в Туркестанской области мелким розничным продавцам ГСМ стало труднее развиваться. В основном из-за того, что большую часть (около 60%) продукции они закупают через посредников и по повышенной цене. В результате маржа получается очень маленькой. По его словам, из-за пандемии передвижение на транспорте снизилось на 30–40%, соответственно, упали доходы и розничных реализаторов горючего. В регионе на данный момент более 560 действующих АЗС.

В целом по Казахстану, по данным Комитета статистики МНЭ РК, на начало 2020 года работали более 3,9 тыс. автозаправочных станций, свыше 2 тыс. газовых АЗС и 15 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. В 2019 году на них в розницу было продано нефтепродуктов на сумму свыше 1,1 трлн тенге. В том числе бензина – на 706 млрд тенге, дизтоплива – на 357 млрд тенге, пропана-бутана –
на 77 млрд тенге. По талонам нефтепродуктов за прошлый год было реализовано на 334 млрд тенге.

Больше, чем вчера

Несмотря на общее падение спроса на топливо, по данным Комитета по статистике, за первое полугодие выпуск бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,1%, до свыше 2,1 млн тонн, сжиженного пропана и бутана – на 5,7%, до 1,3 млн тонн. Но более чем на 30% упало производство керосина.

Чтобы защитить отечественных производителей топлива, правительство недавно продлило до 1 сентября введенный ранее запрет на импорт бензина и дизтоплива из России, где последние два месяца, наоборот, наблюдается рост потребления и, соответственно, цен на нефтепродукты. По данным ценового агентства Argus, российские НПЗ, выполняя рекомендацию Минэнерго РФ, существенно нарастили производство автомобильного бензина в июне. Если 1 июня в сутки выпускалось 80,2 тыс. тонн бензина, то уже к 14 июня этот показатель повысился до 99,6 тыс. тонн, а 28 июня достиг 107,9 тыс. тонн. Хотя общий показатель по-прежнему немного меньше, чем было в аналогичный период прошлого года. Министерство энергетики и

Федеральная антимонопольная служба России предложили своему правительству рассмотреть возможность отмены запрета на импорт бензина и других нефтепродуктов, который был введен на срок до 1 октября этого года. Связано это «с восстановлением спроса на моторное топливо на уровень, близкий к уровню, который был до введения ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией».

Некоторые казахстанские эксперты считают, что рост спроса на топливо и отмена запрета на импорт в России могут привести к росту цен на бензин в Казахстане. Они полагают, что казахстанские ресурсодержатели начнут экспортировать горючее в более выгодный с экономической точки зрения рынок. Однако, как выяснилось, республика не обладает большими возможностями, чтобы удовлетворить потребности соседней страны. В первую очередь это связано с качеством казахстанского бензина.

На вопрос, может ли Россия снять запрет на импорт бензина и начать вывоз топлива из Казахстана, редактор изданий «Argus Рынок Каспия» и «Argus Транспорт Каспия» Рауф Гусейнов ответил, что «да», это возможно.

«Такое раньше происходило, когда казахстанский бензин поставлялся именно на внутренний рынок России. В основном поставлялся бензин пятого класса (К5), с завода «Конденсат» из Западно-Казахстанской области», – сообщил он.

Однако в России возможна реализация топлива не ниже пятого класса.

«Поэтому количество предложений из Казахстана может быть ограниченным. Для казахстанских поставщиков топлива приоритетным направлением являются все же не Россия, а страны Центральной Азии, где они могут конкурировать с российскими производителями», – считает эксперт.

Другое дело, что экспорт неф­тепродуктов из Казахстана регулируется Министерством энергетики, ежемесячными графиками. По мнению Рауфа Гусейнова, казахстанское правительство в первую очередь заинтересовано в протекции внутреннего рынка, в полном обеспечении казахстанского потребителя, особенно дизельным топливом в преддверии уборочной кампании, которая, по сути, в августе уже начинается.

«На основании практики мы знаем, что все большие запасы, которые накапливаются в Казахстане зимой и летом, быстро расходуются в период посевной и уборочной кампаний (весна-осень). Потому что потребление в это время вырастает очень серьезными темпами», – поясняет эксперт.

По его словам, сейчас республика не экспортирует дизтопливо. В преддверии сезона экспорта дизеля не будет вовсе либо он будет очень ограниченным. Правительство не будет рисковать и открывать экспорт на фоне роста внутреннего потребления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg