Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3769 просмотров

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Лоукостеры и безвизовый режим увеличили поток туристов в Центральный Казахстан

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Чем привлекают иностранцев маленькие казахстанские села, как относятся заграничные гости к отсутствию комфорта, и что нужно для развития туризма в Казахстане рассказал в интервью «Курсиву» заместитель директора ТОО «NomadicTravel Kazakhstan», президент и один из основателей Историко-географического общества и общественного фонда «Авалон» Виталий Шуптар.

– Виталий, наверняка у вас есть свой топ-5 мест в Центральном Казахстане, привлекательных для туристов.

– Однозначно не скажешь, есть места популярные среди иностранных туристов, для которых работаем мы, составляем карты, путеводители. Они стали популярны с начала 2000-х и продолжают развиваться. Это Кызыларай, Улытау, Буйратау, Кент и Бектау-Ата в Прибалхашье. Последний очень популярен сейчас, особенно среди фотографов.

А есть места, которые популярны вне зависимости от нашей работы, потому как у нас народ не умеет отдыхать, кроме как с шашлыком у озера.  Для этой части – Каркаралинск, Топар, Балхаш.

20190629_175925.jpg

– Стало ли туристов больше за последние годы?

– Туристов стало больше во время проведения выставки ЭКСПО-2017 и после нее, но не из-за ЭКСПО-2017.  Ввели безвизовый режим, потом лоукостеры начали летать. Тогда и состав национальный стал очень разнообразным: из Юго-Восточной Азии приезжают, Гонконга, Малазии; потом из Канады, Восточной  Европы – поляки, чехи. Если говорить о возрастной категории, то еще 5 лет назад я бы сказал, что это исключительно пенсионеры 70 лет, сейчас, опять же благодаря лоукостерам и безвизовому режиму, у нас и есть 20-летние туристы, и 80-летние.

– Что именно привлекает туристов в Центральный Казахстан?

– Иностранцев привлекает такая смесь этнографии и природы, и чем первозданнее и первое, и второе, тем более интересно. Поэтому мы работаем в селах, которые располагается вблизи природных или исторических объектов. Пример является  село Шабанбай би в Кызыларайском горном массиве, там есть гостевые дома, которые работают уже около 10 лет и они намного популярнее где-нибудь в Голландии, нежели у нас здесь в Караганде.

В 2014 году Кызыларай и Шабанбайби даже премию получили, вошли в топ-100 общемировых стабильно и устойчиво развивающихся туристических направлений. В Шабанбай би ты можешь остановиться в гостевом доме, ведь иностранцам не нужно такое как бы безличное «нате вам ключи от номера»  и все, им интересно посидеть вместе за чашкой чая, поговорить, вместе с хозяевами в горы сходить. Они не столько туристы, сколько гости. И это работает не только в Шабанбайби, этот тренд по всему Казахстану сейчас заметен: Аксу-Жабаглы, Кольсай, Западный Алтай, Сайрам-Угам.

– Были ли места, где не пошел сельский туризм?

– Да, это Улытау. С точки зрения истории в Казахстане сложно найти более нашпигованный достопримечательностями на квадратный километр район. Их там очень много, причем все разновременное – от неолита, эпохи бронзы, там же и средние века, и тюркское время, вплоть до современности, до 19 века, есть памятники, природные объекты, некоторые из которых на карты поставлены совсем недавно.

Мы несколько раз пытались туда прийти с подобными проектами, чтобы появились сельские гостевые дома, чтобы сельские жители были тоже вовлечены. Попытались работать в самом селе Улытау – это слишком большое село, почти мини-город. А когда появляется мини-город,  заканчивается сельский менталитет, который строится на гостеприимстве. Не получилось.

Село Сарлык пробовали, оно маленькое, чистенькое, жители согласились, мы уже начали туристам контакты давать, потом началось:«А мы не можем принять». На самом деле эта система не от объективных каких-то факторов зависит, а от человеческих. Сельских туризм он такой – нужно слишком с душой подходить, не заставишь людей работать, там даже материальные какие-то бонусы имеют не самое первостепенное значение, здесь человек должен людей любить. 

– Кроме такого сельского, природного туризма, какие виды еще развиваются в Казахстане?

– Постоянно обновляющееся направление «темный туризм». У нас  половина клиентов, которые приезжают именно с такой целью. Из того, что уже существует, это Карлаг, АЛЖИР и Семипалатинский полигон.

Полигон – это вообще экстремально популярный объект за границей. Из  нового можно назватьСарышаганский полигон, площадок там осталось очень много. Они в большей мере заброшены, что прекрасно. В Жезказганском регионе, а также неподалеку от Караганды есть много объектов по индустриальной теме – старых рудников. Это все туризм познавательный и необычный. Его поэтому и считают нишевым продуктом, но некоторые страны этим живут.

– Путешествия по Центральному Казахстану – это дорого?

– Да, дороговато. Потому что группы в основном небольшие, также исходя из качества дорог и, соответственно, проходимости транспорта. До того же Шабанбайби можно добраться на автобусе, но он ходит нерегулярно и неудобно выстроен маршрут,  дальше нужно перемещаться уже на машине. А поездки малыми группами никогда дешевыми не были. Само проживание недорогое. Сейчас в Шабанбайби, даже после того как цены подняли, это 8-8,5 тыс. тенге в сутки. Сюда входит питание, и  кормят как на убой. Это очень хорошая цена, потому что если проехать дальше в сторону Балхаша, там просто за проживание будут брать большие деньги.

Некогда мы хотели работать с поселками на побережье Балхаша, но слишком завышенные ценовые ожидания и переоценка возможностей  Балхаша как рекреационного объекта среди местного населения убедили нас в том, что это не очень хорошая идея.

– Как бизнес-туризм выгоден в Центральном Казахстане?

– У нас сезонность сказывается на бизнесе. Жить можно, но разбогатеть ты сильно не сможешь. По крайней мере, пока не получится решить проблему сезонности.

– С какими проблемами сталкивается здесь туристический бизнес?

– Нехватка специалистов, гидов. Большая транспортная проблема. У нас недостаток нормальных магистральных дорог. Я не сторонник того, чтобы  асфальт был везде, многие дороги должны оставаться степными, грейдерами – этого достаточно. Основная сложность у нас с регулярным транспортным сообщением. Иностранцу нужно, чтобы была железная информация, что автобус номер такой-то отправляется во столько-то, он придет, купит билет и доберется. Практически нигде в Казахстане, включая и Центральный, это неосуществимо. Обычно транспорт отправляется по мере заполнения, с непонятных для туриста «пятаков», а это очень сильно «бьет» по развитию этих мест. Потому что стоимость посещения сразу становится больше, да и мало кто рискнет таким образом ехать. Кроме того, для человека, который не владеет казахским или русским языком, – это очень сложно.  Казахстан в целом – сложная страна в плане ориентации на местности, у нас нет указателей. Мы последние 7 лет сами создаем карты, но понимаем, что их все еще мало.

Часто говорят об отсутствии инфраструктуры, так вот иностранцам она не особо нужна. Гостевые дома, где базовые удобства, туалет может быть на улице, к отсутствию душа они, в общем-то, нормально относятся. А вот казахстанец на такие условия редко согласится. Наш народ не наелся пока комфорта, так, чтобы отсутствие его казалось приключением.

– Что нужно для того, чтобы сфера туризма в Центральном Казахстане развивалась?

– Нужно искоренение практики миграционного контроля – регистрации иностранных граждан. Я себе не представляю, что я приехал в чужую страну и иду в полицию, где никто не говорит по-английски и пытаюсь зарегистрироваться. Такое в мире существует только на территории бывшего Советского Союза и то не везде. А главное, чтобы что-то поменялось, власти должны поверить, что туризм – это серьезная сфера экономики, это деньги, должно прийти понимание, что это работает.

Туризм Центр_Монтажная область 1_0.jpg


2054 просмотра

Когда закончится эпоха легкой нефти

Рассказали эксперты

В день, когда в Атырау праздновали 120-летие казахстанской нефти и на совещании с участием президента Токаева обсуждали перспективы развития нефтегазовой отрасли, на другом конце Евразийского континента строили прогнозы относительно будущего нефтедобывающих стран.

Крыница-Здруй, Польша

Курортный городок Крыница-Здруй на юге Польши в начале века был излюбленным местом отдыха польской элиты и самого маршала Юзефа Пилсудского, возглавившего страну после возрождения ее независимости в 1918 году. Двадцать девять лет назад, после распада социалистического лагеря, в Крынице опять собралась элита – политическая, экономическая, интеллектуальная, – чтобы обсудить, куда двигаться дальше. Дискуссии оказались настолько интересными и плодотворными, что решено было проводить форум ежегодно в начале сентября. Постепенно расширялась география участников, проблематика обсуждений, и в итоге экономический форум в Крынице стал де-факто европейским мини-Давосом.

Крыница без нас

С начала 2000-х в Крыницу начали приглашать политиков, экспертов и журналистов из Казахстана. В декабре 2005 года в рамках экономического форума прошел даже специализированный форум «Казахстан – Польша». Уровень представительства был довольно высок: казахстанскую делегацию, в которую вошли министры, депутаты парламента, независимые эксперты, возглавил вице-спикер мажилиса Сергей Дьяченко.

На том форуме обсуждались пути активизации двустороннего торгово-экономического сотрудничества, трансферта технологий и обмена опытом. Отдельные панельные дискуссии были посвящены роли Казахстана как поставщика нефти в обеспечении энергетической безопасности ЕС.

Однако после этого интерес наших чиновников к форуму в Крынице неожиданно стал падать, приглашенные спикеры по тем или иным причинам вежливо отказывались, и страну на форуме чаще всего представлял посол Казахстана в Варшаве.

На форуме 2019 года Казахстан вообще не звучал ни в ходе пленарного заседания, ни в дискуссиях. Хотя тематика форума была широчайшей и включала в себя вопросы не только политики и экономики, но и кибербезопасности, зеленой энергии, развития местного самоуправления и так далее. А у Украины в этом году был даже отдельный «Украинский дом», где с утра до ночи кипели горячие дискуссии.

Все это наводит на мысль, что каждый по прошествии времени выбрал свой путь движения: Польша – на Запад, в сторону единой Европы, Казахстан – на Север и Восток, в направлении Китая и России.

Эпоха «легкой нефти» закончилась

На расширенном совещании по вопросам развития нефтегазовой отрасли страны в Атырау 5 августа под руководством Касым-Жомарта Токаева министр энергетики Канат Бозумбаев обозначил стратегическую цель: довести добычу нефти в Казахстане к 2025 году до 105 миллионов тонн. Основной прирост должны дать три нефтегазовых гиганта: Кашаган, Тенгиз и Карачаганак, где идут или запланированы масштабные проекты расширения. Цель вполне выполнимая, однако станет ли результат драйвером экономического роста страны и улучшения благосостояния ее граждан? Не опоздали ли мы?

В этот же день в Крынице проходила одна из интереснейших дискуссий под заголовком «Россия на распутье: варианты развития», в которой приняли участие авторитетные московские эксперты. Причем прозвучавшие в ходе нее мнения и выводы применимы не только к нашему северному соседу, но и к нам, учитывая схожую структуру наших экономик и фатальную зависимость от нефти.

Что же ожидает Россию и ее нефтегазовую отрасль в обозримом будущем? По словам главного докладчика, известного эксперта, партнера аналитической компании RusEnergy Михаила Крутихина, ничего хорошего. «Золотой век» у нефтяников уже был, и цену в $100 за баррель мы не увидим уже никогда. А вот $40 – вполне может быть. Наиболее реальный ценовой коридор в ближайшие годы, по его мнению, – $40-$60, но возможно, и $20-$30. Тому причина не только избыток предложения на мировом рынке, что толкает цены вниз, но и грядущая декарбонизация мировой экономики, которая, по мнению Крутихина, наберет силу после 2030 года. Именно тогда одновременно замедлятся темпы роста китайской экономики – основного потребителя углеводородов,  – значительно подешевеет энергия, полученная альтернативным способом, и широкое развитие получат электромобили, которые заменят двигатели внутреннего сгорания. После 2030-го нефти на рынке будет много, а покупателей значительно меньше, чем сегодня, что должно обрушить цены на углеводороды.

Михаил Крутихин считает, что российские чиновники лукавят, говоря, что цена в $40 вполне комфортна для бюджета, так как цена отсечения – $42. Грубо говоря, все, что свыше $40, в России не тратится, а откладывается для будущих поколений в аналог нашего Национального фонда. Но дело в том, считает эксперт, что $42 за баррель не оставляют возможности нефтегазовым компаниям инвестировать в разведку и разработку новых месторождений, учитывая, что сейчас надо идти и бурить на арктический шельф или на большие глубины, где себестоимость и разведки, и добычи несоизмеримо больше.

В Казахстане проблема с восполнением запасов стоит, пожалуй, еще более остро, чем в России.

После Кашагана, открытого 19 лет назад, не было найдено ни одного нового месторождения с более-менее приличными запасами ни на шельфе, ни на суше. А патриарх казахстанской нефтянки, бывший министр нефти и газа Узакбай Карабалин еще восемь лет назад предупреждал: эпоха легко извлекаемой нефти закончена.

Советник генерального директора московской компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов согласен с мнением коллеги. Если посмотреть графики среднегодовых цен на нефть в ретроспективе, то нетрудно заметить, что их рост чередуется с падением и последующей рецессией.

Наиболее масштабные падения выпали на 1986 год, когда нефть в считаные месяцы подешевела в четыре раза (и тогда это закончилось распадом Советского Союза). Следующее крутое пике – 1997 год, что привело к большим экономическим проблемам в бывших советских нефтедобывающих республиках, в том числе и в Казахстане. Потом был 2008 год с его общемировым кризисом. Нетрудно заметить некую цикличность: «черные дни» для нефти наступают раз в 11 лет. А значит, в 2019-20 годах следует ожидать, по словам эксперта, очередного резкого снижения нефтяных котировок. Насколько длительным будет спад, сказать сложно. Но, по мнению г-на Хестанова, если он затянется года на три, то последствия могут быть совершенно непредсказуемыми.

По оценкам, прозвучавшим в ходе дискуссии, доходы от нефти составляют около 30% поступлений в российский бюджет. В то же время доля импорта в России – тоже порядка 30%. И чтобы нивелировать выпадающие от дешевеющей нефти доходы, правительству РФ не остается ничего другого, как плавно проводить девальвацию рубля. Параллели более чем очевидны, особенно если учесть, что у нас в Казахстане и зависимость от нефти, и зависимость от импорта больше как минимум в полтора-два раза. И плавное снижение курса тенге – лучшее тому подтверждение.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций