Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3953 просмотра

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Лоукостеры и безвизовый режим увеличили поток туристов в Центральный Казахстан

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Чем привлекают иностранцев маленькие казахстанские села, как относятся заграничные гости к отсутствию комфорта, и что нужно для развития туризма в Казахстане рассказал в интервью «Курсиву» заместитель директора ТОО «NomadicTravel Kazakhstan», президент и один из основателей Историко-географического общества и общественного фонда «Авалон» Виталий Шуптар.

– Виталий, наверняка у вас есть свой топ-5 мест в Центральном Казахстане, привлекательных для туристов.

– Однозначно не скажешь, есть места популярные среди иностранных туристов, для которых работаем мы, составляем карты, путеводители. Они стали популярны с начала 2000-х и продолжают развиваться. Это Кызыларай, Улытау, Буйратау, Кент и Бектау-Ата в Прибалхашье. Последний очень популярен сейчас, особенно среди фотографов.

А есть места, которые популярны вне зависимости от нашей работы, потому как у нас народ не умеет отдыхать, кроме как с шашлыком у озера.  Для этой части – Каркаралинск, Топар, Балхаш.

20190629_175925.jpg

– Стало ли туристов больше за последние годы?

– Туристов стало больше во время проведения выставки ЭКСПО-2017 и после нее, но не из-за ЭКСПО-2017.  Ввели безвизовый режим, потом лоукостеры начали летать. Тогда и состав национальный стал очень разнообразным: из Юго-Восточной Азии приезжают, Гонконга, Малазии; потом из Канады, Восточной  Европы – поляки, чехи. Если говорить о возрастной категории, то еще 5 лет назад я бы сказал, что это исключительно пенсионеры 70 лет, сейчас, опять же благодаря лоукостерам и безвизовому режиму, у нас и есть 20-летние туристы, и 80-летние.

– Что именно привлекает туристов в Центральный Казахстан?

– Иностранцев привлекает такая смесь этнографии и природы, и чем первозданнее и первое, и второе, тем более интересно. Поэтому мы работаем в селах, которые располагается вблизи природных или исторических объектов. Пример является  село Шабанбай би в Кызыларайском горном массиве, там есть гостевые дома, которые работают уже около 10 лет и они намного популярнее где-нибудь в Голландии, нежели у нас здесь в Караганде.

В 2014 году Кызыларай и Шабанбайби даже премию получили, вошли в топ-100 общемировых стабильно и устойчиво развивающихся туристических направлений. В Шабанбай би ты можешь остановиться в гостевом доме, ведь иностранцам не нужно такое как бы безличное «нате вам ключи от номера»  и все, им интересно посидеть вместе за чашкой чая, поговорить, вместе с хозяевами в горы сходить. Они не столько туристы, сколько гости. И это работает не только в Шабанбайби, этот тренд по всему Казахстану сейчас заметен: Аксу-Жабаглы, Кольсай, Западный Алтай, Сайрам-Угам.

– Были ли места, где не пошел сельский туризм?

– Да, это Улытау. С точки зрения истории в Казахстане сложно найти более нашпигованный достопримечательностями на квадратный километр район. Их там очень много, причем все разновременное – от неолита, эпохи бронзы, там же и средние века, и тюркское время, вплоть до современности, до 19 века, есть памятники, природные объекты, некоторые из которых на карты поставлены совсем недавно.

Мы несколько раз пытались туда прийти с подобными проектами, чтобы появились сельские гостевые дома, чтобы сельские жители были тоже вовлечены. Попытались работать в самом селе Улытау – это слишком большое село, почти мини-город. А когда появляется мини-город,  заканчивается сельский менталитет, который строится на гостеприимстве. Не получилось.

Село Сарлык пробовали, оно маленькое, чистенькое, жители согласились, мы уже начали туристам контакты давать, потом началось:«А мы не можем принять». На самом деле эта система не от объективных каких-то факторов зависит, а от человеческих. Сельских туризм он такой – нужно слишком с душой подходить, не заставишь людей работать, там даже материальные какие-то бонусы имеют не самое первостепенное значение, здесь человек должен людей любить. 

– Кроме такого сельского, природного туризма, какие виды еще развиваются в Казахстане?

– Постоянно обновляющееся направление «темный туризм». У нас  половина клиентов, которые приезжают именно с такой целью. Из того, что уже существует, это Карлаг, АЛЖИР и Семипалатинский полигон.

Полигон – это вообще экстремально популярный объект за границей. Из  нового можно назватьСарышаганский полигон, площадок там осталось очень много. Они в большей мере заброшены, что прекрасно. В Жезказганском регионе, а также неподалеку от Караганды есть много объектов по индустриальной теме – старых рудников. Это все туризм познавательный и необычный. Его поэтому и считают нишевым продуктом, но некоторые страны этим живут.

– Путешествия по Центральному Казахстану – это дорого?

– Да, дороговато. Потому что группы в основном небольшие, также исходя из качества дорог и, соответственно, проходимости транспорта. До того же Шабанбайби можно добраться на автобусе, но он ходит нерегулярно и неудобно выстроен маршрут,  дальше нужно перемещаться уже на машине. А поездки малыми группами никогда дешевыми не были. Само проживание недорогое. Сейчас в Шабанбайби, даже после того как цены подняли, это 8-8,5 тыс. тенге в сутки. Сюда входит питание, и  кормят как на убой. Это очень хорошая цена, потому что если проехать дальше в сторону Балхаша, там просто за проживание будут брать большие деньги.

Некогда мы хотели работать с поселками на побережье Балхаша, но слишком завышенные ценовые ожидания и переоценка возможностей  Балхаша как рекреационного объекта среди местного населения убедили нас в том, что это не очень хорошая идея.

– Как бизнес-туризм выгоден в Центральном Казахстане?

– У нас сезонность сказывается на бизнесе. Жить можно, но разбогатеть ты сильно не сможешь. По крайней мере, пока не получится решить проблему сезонности.

– С какими проблемами сталкивается здесь туристический бизнес?

– Нехватка специалистов, гидов. Большая транспортная проблема. У нас недостаток нормальных магистральных дорог. Я не сторонник того, чтобы  асфальт был везде, многие дороги должны оставаться степными, грейдерами – этого достаточно. Основная сложность у нас с регулярным транспортным сообщением. Иностранцу нужно, чтобы была железная информация, что автобус номер такой-то отправляется во столько-то, он придет, купит билет и доберется. Практически нигде в Казахстане, включая и Центральный, это неосуществимо. Обычно транспорт отправляется по мере заполнения, с непонятных для туриста «пятаков», а это очень сильно «бьет» по развитию этих мест. Потому что стоимость посещения сразу становится больше, да и мало кто рискнет таким образом ехать. Кроме того, для человека, который не владеет казахским или русским языком, – это очень сложно.  Казахстан в целом – сложная страна в плане ориентации на местности, у нас нет указателей. Мы последние 7 лет сами создаем карты, но понимаем, что их все еще мало.

Часто говорят об отсутствии инфраструктуры, так вот иностранцам она не особо нужна. Гостевые дома, где базовые удобства, туалет может быть на улице, к отсутствию душа они, в общем-то, нормально относятся. А вот казахстанец на такие условия редко согласится. Наш народ не наелся пока комфорта, так, чтобы отсутствие его казалось приключением.

– Что нужно для того, чтобы сфера туризма в Центральном Казахстане развивалась?

– Нужно искоренение практики миграционного контроля – регистрации иностранных граждан. Я себе не представляю, что я приехал в чужую страну и иду в полицию, где никто не говорит по-английски и пытаюсь зарегистрироваться. Такое в мире существует только на территории бывшего Советского Союза и то не везде. А главное, чтобы что-то поменялось, власти должны поверить, что туризм – это серьезная сфера экономики, это деньги, должно прийти понимание, что это работает.

Туризм Центр_Монтажная область 1_0.jpg


877 просмотров

Что может помешать введению онлайн-учета нефти

Действующее законодательство не всегда соответствует новым реалиям

Фото: Konstantin Baidin

В Казахстане с января следующего года начнется поэтапное внедрение информационной системы учета сырой нефти и газового конденсата. Однако цифровые технологии развиваются так стремительно, что действующее законодательство не всегда соответствует новым реалиям.

Зарегулированные?

«Я согласен с вами, что сейчас много информации в бумажном виде и что все должно быть в цифровом формате. Но разные министерства дают разные инструкции по цифровизации. При этом технологии движутся вперед, и законодательство не успевает за ними. Например, когда мы говорим об облачной системе, то законодательство у нас не разрешает использовать эти технологии», – сказал генеральный менеджер по информационным технологиям и управлению информацией «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (НКОК) Иво Алберс, выступая в Атырау в ходе круглого стола по цифровизации нефтегазовой отрасли, организованного Советом по развитию стратегических партнерств в нефтегазовой отрасли Petrocouncil. 

Впрочем, с такой трактовкой не согласна директор департамента цифровизации Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК Мейргуль Куандыкова, которая отмечает, что никаких запретительных норм об использовании облачных технологий коммерческими предприятиями нет и касаются они только хранения государственных и персональных данных.

«Я бы не сказала, что эта сфера зарегулирована. Мы можем регулировать данные госорганов и все, что касается персональных данных. Серверы, совершающие операции с персональными данными, должны находиться на территории РК. Да, такое требование есть», – парировала она.

По словам г-жи Куандыковой, сейчас министерством прорабатывается возможность присвоения уровня «чувствительности» в отношении государственных данных. При этом в республике есть закон о персональных данных и об их защите, но нет определенного уполномоченного органа, который бы защищал эти данные.

В этой связи, по словам Мейргуль Куандыковой, был разработан соответствующий законопроект, который в настоящее время находится на рассмотрении в канцелярии премьер-министра. Данный документ предусматривает вопрос создания уполномоченного органа в сфере защиты персональных данных, нововведения по блокчейну и по цифровым активам.

Готовность & опасения

С 1 января 2020 года в республике начнется поэтапное внедрение информационной системы автоматического учета сырой нефти и газового конденсата, которая в том числе призвана снизить теневой оборот нефти и нефтепродуктов. 

Как рассказал в ходе круглого стола директор департамента цифровизации и информатизации Министерства энергетики РК (МЭ РК) Алан Аралбаев, сейчас большинство недропользователей предоставляют отчетность в единую систему управления недропользованием в ручном режиме. Также компании могут предоставлять отчетность по телефону, по факсу и по e-mail. Все данные стекаются в информационно-аналитический центр нефти и газа МЭ РК.
 
Чиновник подчеркнул, что большинство крупных добывающих компаний давно ввели у себя электронную систему учета нефти. Остается только интегрировать системы компаний с системой уполномоченного органа. Опасения вызывают небольшие казахстанские нефтяные компании, которые до сих пор не ведут электронный учет нефти.

Он напомнил, что предыдущий срок (с 1 января 2017 года) введения информационной системы учета нефти был перенесен, в том числе из-за неготовности недропользователей к тратам на установку контрольно-измерительных приборов учета. 
Но дороговизна приборов не была единственной причиной переноса сроков. Например, были требования об установке КПУ на каждой скважине и о передаче данных в министерство ежесекундно в онлайн-режиме, что практически невозможно. Принимая во внимание все эти аспекты, Минэнерго в рамках Кодекса о недрах и недропользовании установило новые сроки.

Теперь, согласно статье 144 действующего Кодекса «О недрах и недропользовании», с 1 января 2020 года приборы учета на объектах должны быть установлены и раз в сутки в режиме онлайн передавать данные транспортирующих предприятий. Например, таких как «КазТрансОйл», «Каспийский трубопроводный консорциум». 

С 1 января 2021 года аналогичные требования вступают в силу в отношении нефтедобывающих компаний и перерабатывающих заводов. А с 1 января 2022 года коммерческий учет нефти будет введен в цехах подготовки и перекачки нефти, нефтяных резервуарах. 

За чей счет?

Представители нефтяных операторов, участвовавшие в заседании круглого стола, поинтересовались, как будет проходить процесс интеграции существующих систем и кто будет платить за разработку веб-программ.

Алан Аралбаев ответил, что есть правила формирования и функционирования информационной системы, утвержденные приказом министра энергетики. В частности, со стороны Минэнерго будет создана рабочая группа, куда войдут представители Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК, отраслевых ассоциаций, где будут рассматривать заявки субъектов на интеграцию систем и утвержден ее график. В рамках этой группы будет проводиться тестирование интеграции. Техническая часть интеграции уже прописана в Законе РК «Об информатизации», где поясняется процесс интеграции государственной информационной системы с негосударственной. 
Кроме того, пересматривается перечень видов отчетов, которые должны будут передаваться в онлайн-режиме. Действующий список из 18 видов отчетов будет сокращен.

Новый план

В Казахстане по итогам 2019 года ожидается рекордный объем производства нефти. «С учетом роста темпов добычи министерством повышен прогноз годовой добычи по стране до 90,5 млн тонн. Это превысит факт 2018 года, который был в объеме 90,4 млн тонн», – цитирует Интерфакс руководителя пресс-службы Министерства энергетики Нурлыбека Женисбека.

Таким образом, нетедобывающие компании республики перевыполнят план по производству нефти, установленный на текущий год на уровне 89 млн тон. Аналогичная ситуация сложилась и в 2018 году: при прогнозе 87 млн тонн по итогам года было добыто 90,4 млн тонн нефти, 70 млн тонн из которых было экспортировано.

Ожидается, что основной объем производства нефти дадут три крупнейших месторождения: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – 29,6 млн, 14,5 млн и 11,2 млн тонн соответственно.

Ранее Минэнерго сообщило «Курсиву», что всего в Казахстане добычей нефти занимаются 97 недропользователей.

 

0001_7.jpg

21_11_240.gif

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций