Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Лоукостеры и безвизовый режим увеличили поток туристов в Центральный Казахстан

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Чем привлекают иностранцев маленькие казахстанские села, как относятся заграничные гости к отсутствию комфорта, и что нужно для развития туризма в Казахстане рассказал в интервью «Курсиву» заместитель директора ТОО «NomadicTravel Kazakhstan», президент и один из основателей Историко-географического общества и общественного фонда «Авалон» Виталий Шуптар.

– Виталий, наверняка у вас есть свой топ-5 мест в Центральном Казахстане, привлекательных для туристов.

– Однозначно не скажешь, есть места популярные среди иностранных туристов, для которых работаем мы, составляем карты, путеводители. Они стали популярны с начала 2000-х и продолжают развиваться. Это Кызыларай, Улытау, Буйратау, Кент и Бектау-Ата в Прибалхашье. Последний очень популярен сейчас, особенно среди фотографов.

А есть места, которые популярны вне зависимости от нашей работы, потому как у нас народ не умеет отдыхать, кроме как с шашлыком у озера.  Для этой части – Каркаралинск, Топар, Балхаш.

20190629_175925.jpg

– Стало ли туристов больше за последние годы?

– Туристов стало больше во время проведения выставки ЭКСПО-2017 и после нее, но не из-за ЭКСПО-2017.  Ввели безвизовый режим, потом лоукостеры начали летать. Тогда и состав национальный стал очень разнообразным: из Юго-Восточной Азии приезжают, Гонконга, Малазии; потом из Канады, Восточной  Европы – поляки, чехи. Если говорить о возрастной категории, то еще 5 лет назад я бы сказал, что это исключительно пенсионеры 70 лет, сейчас, опять же благодаря лоукостерам и безвизовому режиму, у нас и есть 20-летние туристы, и 80-летние.

– Что именно привлекает туристов в Центральный Казахстан?

– Иностранцев привлекает такая смесь этнографии и природы, и чем первозданнее и первое, и второе, тем более интересно. Поэтому мы работаем в селах, которые располагается вблизи природных или исторических объектов. Пример является  село Шабанбай би в Кызыларайском горном массиве, там есть гостевые дома, которые работают уже около 10 лет и они намного популярнее где-нибудь в Голландии, нежели у нас здесь в Караганде.

В 2014 году Кызыларай и Шабанбайби даже премию получили, вошли в топ-100 общемировых стабильно и устойчиво развивающихся туристических направлений. В Шабанбай би ты можешь остановиться в гостевом доме, ведь иностранцам не нужно такое как бы безличное «нате вам ключи от номера»  и все, им интересно посидеть вместе за чашкой чая, поговорить, вместе с хозяевами в горы сходить. Они не столько туристы, сколько гости. И это работает не только в Шабанбайби, этот тренд по всему Казахстану сейчас заметен: Аксу-Жабаглы, Кольсай, Западный Алтай, Сайрам-Угам.

– Были ли места, где не пошел сельский туризм?

– Да, это Улытау. С точки зрения истории в Казахстане сложно найти более нашпигованный достопримечательностями на квадратный километр район. Их там очень много, причем все разновременное – от неолита, эпохи бронзы, там же и средние века, и тюркское время, вплоть до современности, до 19 века, есть памятники, природные объекты, некоторые из которых на карты поставлены совсем недавно.

Мы несколько раз пытались туда прийти с подобными проектами, чтобы появились сельские гостевые дома, чтобы сельские жители были тоже вовлечены. Попытались работать в самом селе Улытау – это слишком большое село, почти мини-город. А когда появляется мини-город,  заканчивается сельский менталитет, который строится на гостеприимстве. Не получилось.

Село Сарлык пробовали, оно маленькое, чистенькое, жители согласились, мы уже начали туристам контакты давать, потом началось:«А мы не можем принять». На самом деле эта система не от объективных каких-то факторов зависит, а от человеческих. Сельских туризм он такой – нужно слишком с душой подходить, не заставишь людей работать, там даже материальные какие-то бонусы имеют не самое первостепенное значение, здесь человек должен людей любить. 

– Кроме такого сельского, природного туризма, какие виды еще развиваются в Казахстане?

– Постоянно обновляющееся направление «темный туризм». У нас  половина клиентов, которые приезжают именно с такой целью. Из того, что уже существует, это Карлаг, АЛЖИР и Семипалатинский полигон.

Полигон – это вообще экстремально популярный объект за границей. Из  нового можно назватьСарышаганский полигон, площадок там осталось очень много. Они в большей мере заброшены, что прекрасно. В Жезказганском регионе, а также неподалеку от Караганды есть много объектов по индустриальной теме – старых рудников. Это все туризм познавательный и необычный. Его поэтому и считают нишевым продуктом, но некоторые страны этим живут.

– Путешествия по Центральному Казахстану – это дорого?

– Да, дороговато. Потому что группы в основном небольшие, также исходя из качества дорог и, соответственно, проходимости транспорта. До того же Шабанбайби можно добраться на автобусе, но он ходит нерегулярно и неудобно выстроен маршрут,  дальше нужно перемещаться уже на машине. А поездки малыми группами никогда дешевыми не были. Само проживание недорогое. Сейчас в Шабанбайби, даже после того как цены подняли, это 8-8,5 тыс. тенге в сутки. Сюда входит питание, и  кормят как на убой. Это очень хорошая цена, потому что если проехать дальше в сторону Балхаша, там просто за проживание будут брать большие деньги.

Некогда мы хотели работать с поселками на побережье Балхаша, но слишком завышенные ценовые ожидания и переоценка возможностей  Балхаша как рекреационного объекта среди местного населения убедили нас в том, что это не очень хорошая идея.

– Как бизнес-туризм выгоден в Центральном Казахстане?

– У нас сезонность сказывается на бизнесе. Жить можно, но разбогатеть ты сильно не сможешь. По крайней мере, пока не получится решить проблему сезонности.

– С какими проблемами сталкивается здесь туристический бизнес?

– Нехватка специалистов, гидов. Большая транспортная проблема. У нас недостаток нормальных магистральных дорог. Я не сторонник того, чтобы  асфальт был везде, многие дороги должны оставаться степными, грейдерами – этого достаточно. Основная сложность у нас с регулярным транспортным сообщением. Иностранцу нужно, чтобы была железная информация, что автобус номер такой-то отправляется во столько-то, он придет, купит билет и доберется. Практически нигде в Казахстане, включая и Центральный, это неосуществимо. Обычно транспорт отправляется по мере заполнения, с непонятных для туриста «пятаков», а это очень сильно «бьет» по развитию этих мест. Потому что стоимость посещения сразу становится больше, да и мало кто рискнет таким образом ехать. Кроме того, для человека, который не владеет казахским или русским языком, – это очень сложно.  Казахстан в целом – сложная страна в плане ориентации на местности, у нас нет указателей. Мы последние 7 лет сами создаем карты, но понимаем, что их все еще мало.

Часто говорят об отсутствии инфраструктуры, так вот иностранцам она не особо нужна. Гостевые дома, где базовые удобства, туалет может быть на улице, к отсутствию душа они, в общем-то, нормально относятся. А вот казахстанец на такие условия редко согласится. Наш народ не наелся пока комфорта, так, чтобы отсутствие его казалось приключением.

– Что нужно для того, чтобы сфера туризма в Центральном Казахстане развивалась?

– Нужно искоренение практики миграционного контроля – регистрации иностранных граждан. Я себе не представляю, что я приехал в чужую страну и иду в полицию, где никто не говорит по-английски и пытаюсь зарегистрироваться. Такое в мире существует только на территории бывшего Советского Союза и то не везде. А главное, чтобы что-то поменялось, власти должны поверить, что туризм – это серьезная сфера экономики, это деньги, должно прийти понимание, что это работает.

Туризм Центр_Монтажная область 1_0.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Вырастут ли цены на бензин в Казахстане

Падение спроса на топливо из-за пандемии коронавируса уже привело к сокращению продаж на казахстанских АЗС на 40%

Фото: Офелия Жакаева

Пандемия коронавируса привела к резкому снижению потребления топлива и спроса на нефтепродукты во всем мире, и Казахстан не стал исключением. В апреле нефтеперерабатывающие заводы страны были переведены на минимальный технологический режим, сообщили в Министерстве энергетики РК.

За первые пять месяцев 2020 года потребление бензина по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом уменьшилось на 15%, до 1,4 млн тонн, а дизельного топлива – на 5%, до почти 1,9 млн тонн. 
В отраслевом ведомстве считают, что автомобильного бензина отечественного производства вполне достаточно для покрытия потребностей всего казахстанского рынка. 

«В настоящее время все три НПЗ работают в штатном режиме, с ежесуточным производством светлых нефтепродуктов с последующей отгрузкой на внутренний рынок. Фактов возникновения дефицита ГСМ не наблюдается», – отметили в ведомстве.

Излишки ГСМ идут на экспорт в страны, не входящие в ЕАЭС, – с января по май из Казахстана было вывезено 206,7 тыс. тонн бензина. 

Продажи просели

Кризис на рынке транспортного топлива задел в первую очередь розничных продавцов нефтепродуктов. Представитель компании-владельца более чем ста автозаправочных станций рассказал «Курсиву», что в этой сети в первом полугодии продажи топлива упали примерно на 40%. Несмотря на уменьшение спроса, оптовые отпускные цены растут почти каждый месяц.

«Если раньше бензин на атырауском заводе (Атырауский НПЗ – «Курсив») стоил 150 тысяч тенге за тонну, то сейчас тонна стоит 160 тысяч тенге. То есть на 10 тысяч тенге выросла цена», – пожаловался бизнесмен.

Такой расклад его удивляет:

«Во время пандемии, когда цена на нефть упала, российский бензин стоил 66 тенге за литр (оптовая цена). Но мы его не могли привезти, потому что запрет был на ввоз. А наш стоил тогда 130 тенге за литр».

По словам представителя сети, розничные цены на автозаправках поднимать не разрешают.

«Курсив» направил запросы в Министерство энергетики и национальную компанию «КазМунайГаз», которая контролирует все три крупные казахстанские НПЗ и является одним из крупных ресурсодержателей, чтобы выяснить, когда и по какой причине были подняты оптовые цены на бензин. На момент подготовки статьи ответы еще не были получены.

Председатель ассоциации «Жанар-Жагармай» (объединение владельцев АЗС) Кайыпбек Камбаров говорит, что сейчас, к примеру, в Туркестанской области мелким розничным продавцам ГСМ стало труднее развиваться. В основном из-за того, что большую часть (около 60%) продукции они закупают через посредников и по повышенной цене. В результате маржа получается очень маленькой. По его словам, из-за пандемии передвижение на транспорте снизилось на 30–40%, соответственно, упали доходы и розничных реализаторов горючего. В регионе на данный момент более 560 действующих АЗС.

В целом по Казахстану, по данным Комитета статистики МНЭ РК, на начало 2020 года работали более 3,9 тыс. автозаправочных станций, свыше 2 тыс. газовых АЗС и 15 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. В 2019 году на них в розницу было продано нефтепродуктов на сумму свыше 1,1 трлн тенге. В том числе бензина – на 706 млрд тенге, дизтоплива – на 357 млрд тенге, пропана-бутана –
на 77 млрд тенге. По талонам нефтепродуктов за прошлый год было реализовано на 334 млрд тенге.

Больше, чем вчера

Несмотря на общее падение спроса на топливо, по данным Комитета по статистике, за первое полугодие выпуск бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,1%, до свыше 2,1 млн тонн, сжиженного пропана и бутана – на 5,7%, до 1,3 млн тонн. Но более чем на 30% упало производство керосина.

Чтобы защитить отечественных производителей топлива, правительство недавно продлило до 1 сентября введенный ранее запрет на импорт бензина и дизтоплива из России, где последние два месяца, наоборот, наблюдается рост потребления и, соответственно, цен на нефтепродукты. По данным ценового агентства Argus, российские НПЗ, выполняя рекомендацию Минэнерго РФ, существенно нарастили производство автомобильного бензина в июне. Если 1 июня в сутки выпускалось 80,2 тыс. тонн бензина, то уже к 14 июня этот показатель повысился до 99,6 тыс. тонн, а 28 июня достиг 107,9 тыс. тонн. Хотя общий показатель по-прежнему немного меньше, чем было в аналогичный период прошлого года. Министерство энергетики и

Федеральная антимонопольная служба России предложили своему правительству рассмотреть возможность отмены запрета на импорт бензина и других нефтепродуктов, который был введен на срок до 1 октября этого года. Связано это «с восстановлением спроса на моторное топливо на уровень, близкий к уровню, который был до введения ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией».

Некоторые казахстанские эксперты считают, что рост спроса на топливо и отмена запрета на импорт в России могут привести к росту цен на бензин в Казахстане. Они полагают, что казахстанские ресурсодержатели начнут экспортировать горючее в более выгодный с экономической точки зрения рынок. Однако, как выяснилось, республика не обладает большими возможностями, чтобы удовлетворить потребности соседней страны. В первую очередь это связано с качеством казахстанского бензина.

На вопрос, может ли Россия снять запрет на импорт бензина и начать вывоз топлива из Казахстана, редактор изданий «Argus Рынок Каспия» и «Argus Транспорт Каспия» Рауф Гусейнов ответил, что «да», это возможно.

«Такое раньше происходило, когда казахстанский бензин поставлялся именно на внутренний рынок России. В основном поставлялся бензин пятого класса (К5), с завода «Конденсат» из Западно-Казахстанской области», – сообщил он.

Однако в России возможна реализация топлива не ниже пятого класса.

«Поэтому количество предложений из Казахстана может быть ограниченным. Для казахстанских поставщиков топлива приоритетным направлением являются все же не Россия, а страны Центральной Азии, где они могут конкурировать с российскими производителями», – считает эксперт.

Другое дело, что экспорт неф­тепродуктов из Казахстана регулируется Министерством энергетики, ежемесячными графиками. По мнению Рауфа Гусейнова, казахстанское правительство в первую очередь заинтересовано в протекции внутреннего рынка, в полном обеспечении казахстанского потребителя, особенно дизельным топливом в преддверии уборочной кампании, которая, по сути, в августе уже начинается.

«На основании практики мы знаем, что все большие запасы, которые накапливаются в Казахстане зимой и летом, быстро расходуются в период посевной и уборочной кампаний (весна-осень). Потому что потребление в это время вырастает очень серьезными темпами», – поясняет эксперт.

По его словам, сейчас республика не экспортирует дизтопливо. В преддверии сезона экспорта дизеля не будет вовсе либо он будет очень ограниченным. Правительство не будет рисковать и открывать экспорт на фоне роста внутреннего потребления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg