Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


7367 просмотров

Как в Казахстане устроена контрабанда бензина за рубеж

В 2018 году серый импорт топлива из страны составил 250 тыс. тонн

Фото: Shutterstock

Незаконные поставки в соседнюю республику остаются единственным способом предохранить отечественный рынок от кризиса перепроизводства бензина. 

Отправить за границу первые 90 тыс. тонн высококачественного топлива собственного производства Казахстан планировал в июне 2019 года. Вступление в глобальный клуб экспортеров пришлось отложить: сделок пока не зафиксировано. Не исключено, что ситуация изменится уже в ближайшее время – в конце июня таможенные пошлины на экспорт бензина в Казахстане понижены с $168,88 до $63 за тонну. 

В этом году Казахстан планирует предложить внешнему рынку 500 тыс. тонн топлива – они должны быть произведены сверх того объема, который необходим для насыщения внутреннего рынка. Совокупный дефицит стран-соседей из Центрально-Азиатского региона составляет более 1 млн тонн топлива в год. Именно это направление экспорта в РК оценивают как самое перспективное. В это же время в Кыргызстане, куда казахстанский экспорт запрещен, ожидают удвоения объема нелегальных поставок на свой рынок – до 400 тыс. тонн. 

Первая экспортная сделка не получилась

Аналитическое издание Argus сообщает, что в июне первое предложение из Казахстана было сделано рынку Афганистана. Местные импортеры могли забрать 50 тонн бензина АИ-92 на станции Сары-Агаш по цене $650 за тонну. Покупатели сочли сделку невыгодной: с учетом всех расходов и платежей  тонна топлива из этой партии в Афганистане стоила бы уже $900. Текущая рыночная цена на афганском рынке – $760. Афганцы предложили снизить цену на $100–200, результаты переговоров пока неизвестны. Тонну бензина АИ-92 для внутреннего рынка в середине июня в Шымкенте можно было купить за $417–422. 

Казахстан сообщил о готовности экспортировать бензин в конце прошлого года, после того как осенью 2018-го завершилась модернизация на Шымкентском НПЗ. 

Бауржан Салимгереев, директор департамента маркетинга нефтепродуктов «Казмунайгаза», нацкомпании-владельца главных отечественных НПЗ, называет два основных направления экспорта. В Европу через порты Балтийского и Черного морей из Актау и в страны Центральной Азии из Шымкента. При этом о европейском направлении представитель «Казмунайгаз» упоминает вскользь, скорее имея в виду теоретическую возможность таких поставок. Говоря о странах Центральной Азии, эксперт указывает на их совокупный внутренний дефицит топлива: 1,2 млн тонн ежегодно. Как живут рынки Таджикистана, Узбекистана и Афганистана, которые в Казахстане так легко посчитали своими?

145412542.jpg

Рынок Центральной Азии под давлением Ирана

Последние два года топливный рынок Центральной Азии испытывает сильное ценовое давление со стороны Ирана, говорит Рауф Гусейнов, старший редактор Argus. В условиях американских санкций эта страна жестко борется за любой источник валютных поступлений. Дополнительное давление на регион оказывают производители Пакистана и Иракского Курдистана. 

В результате цена на бензин падает. В Афганистане, например, она снизилась на 13% с начала года.
 
Хорошим рынком для казахстанского топлива, по мнению Гусейнова, мог бы стать Узбекистан. В последнее время республика столкнулась с кризисом сырьевой базы, производство сократилось на 22%. Но Узбекистан в вопросах обеспечения топливом стремится к самодостаточности и серьезно реструктуризирует отрасль. Дефицит же восполняется поставками небольших партий с Пермского НПЗ. 

Единственная страна региона, куда Казахстан поставляет бензин давно и серьезно, – Кыргызстан. По оценке Рауфа Гусейнова, это примерно 15 тыс. тонн в месяц, то есть около 20% потребности рынка. Эксперты из Кыргызстана считают, что ежемесячные поставки достигли уровня 25 тыс. тонн и удвоятся в текущем «экспортном» для нас году. Ирония в том, что эти поставки незаконны – они идут вразрез с договоренностями Евразийского экономического союза.

Как устроена контрабанда в Кыргызстан

Объем контрабанды из Казахстана подсчитать легко. Достаточно проследить падение продаж на легальных АЗС, объясняет Чингиз Айтмурзаев, заместитель генерального директора по оптовым продажам «Газпром нефть Азия». 

По его словам, в 2018 году серый импорт топлива из Казахстана составил 250 тыс. тонн. Незаконному перетоку топлива способствует высокая ценовая разница, сложившаяся на рынках стран. Если говорить о бензине марки АИ-92, то это 15 рублей на литр, по дизтопливу – до 10 рублей на литр. В переводе на казахстанскую валюту картина такая: официально на АЗС бензин продается по 210 тенге за литр, на улице и на маленьких заправках – по 150 тенге. 
 
Если рынок Кыргызстана не будет регулироваться, объем контрабанды вырастет до 400 тыс. тонн в год, считает Чингиз Айтмурзаев. Процесс организован максимально просто: груз официально оформляется как присадки к топливу, бензанол или газохол и беспрепятственно следует через границу.

Рауф Гусейнов также указывает на то, что Кыргызстан для Казахстана стал привычным клапаном для сброса избыточного давления. К примеру, когда в начале текущего года производство бензина в Казахстане резко выросло, а спрос на внутреннем рынке упал и стал тянуть за собой цену, именно контрабандные поставки излишков в соседнюю республику уравновесили ситуацию.

Казахстан и Кыргызстан уже скоро год, как обсуждают соглашение, позволяющее  экспортировать отечественный бензин на рынок соседей, но процесс тормозит отсутствие компромисса по вопросу реэкспорта казахстанского топлива из Кыргызстана.

Только профицита мало 

Вывод топливного рынка страны на новый качественный уровень – целиком заслуга государства. Болат Акчулаков, генеральный директор Kazenergy, перечисляет эти достижения: повышение добычи нефти до 90 млн тонн в год, модернизация всех НПЗ, профицит по выпуску высокооктанового бензина, авиакеросина и дизтоплива. Даже идеология рынка законодательно изменена: если раньше производитель был обязан поставлять на внутренний рынок не менее 15% топлива, теперь здесь продается не менее 80%. Благодаря этому внутри страны образовалось равновесие спроса-предложения и ценовая стабильность.

Сатжан Каримов, заместитель директора департамента развития нефтяной промышленности Минэнерго РК, указывает на сложности в организации равномерной нагрузки на все нефтеперерабатывающие заводы страны. Основная нефтедобывающая зона Казахстана – на западе, южные месторождения истощаются. Для создания баланса потребовалась организация реверсивных поставок сырой нефти внутри страны.

От государства же во многом зависят поставки казахстанского топлива на внешний рынок – торговля нефтепродуктами регулируется на межведомственном уровне, и одного только профицита, чтобы начать экспорт, мало.


333 просмотра

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций