Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3926 просмотров

Как в Казахстане удешевили энергию солнца и ветра

Благодаря зональным аукционам ВИЭ удалось снизить тарифы на солнечную и ветровую энергию, а также на электроэнергию гидроэлектростанций

фото: shutterstock.com

Осенью в Казахстане впервые пройдет проектный аукцион в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Это новая форма размещения проектов ВИЭ, когда государство впервые привяжет дислокацию генерирующей станции к конкретному региону. Развитие ВИЭ – один из действенных механизмов внедрения зеленой экономики.

Зональные аукционы ВИЭ – механизм, который уже апробирован в Казахстане. Благодаря ему удалось существенно снизить тарифы на солнечную и ветровую энергию, а также на электроэнергию гидроэлектростанций. В случае зональных аукционов инвесторы сами выбирали регионы, где они намерены работать. С помощью нового, проектного, аукционного механизма Министерство энергетики РК намерено решать не только ценовой вопрос, но и проблему насыщения электроэнергией именно тех сегментов внутреннего рынка, где в ближайшие годы ожидается энергодефицит.

Энергия аукциона

Аукционные торги по отбору проектов ВИЭ начались в республике в прошлом году и сразу продемонстрировали свою эффективность. За две сессии 2018 года – весеннюю и осеннюю – зональный метод аукциона позволил отобрать более 30 проектов ВИЭ суммарной мощностью 858 МВт при выставленной мощности в 1 гигаватт. Напомним, что схема была следующей: государство озвучивало мощности генерации, которые общая энергосистема готова принять от возобновляемых источников, а инвесторы, в свою очередь, озвучивали размер тарифа, при котором проект мог нормально развиваться, и желательную дислокацию своих проектов. Основным критерием для победы в таком аукционе становилась наименьшая цена, по которой инвестор готов был поставлять в общую систему вырабатываемую на своих мощностях электроэнергию.

Отбор через аукцион ВИЭ-объектов, которым позволят влиться в единую энергосистему страны, позволил решить острый вопрос стоимости киловатт-часа – зеленый тариф в разы (а по некоторым объектам – в десятки раз) превышал тарифы на традиционных источниках. Директор департамента по возобновляемым источникам энергии Министерства энергетики Казахстана Айнур Соспанова при подведении итогов зональных аукционов отметила, что стоимость возобновляемой энергетики в стране распределяется на каждого потребителя электроэнергии, и при планировании выработки объемов энергии от ВИЭ одна из ключевых задач – несильно нагрузить конечного потребителя. «У нас и так достаточно энергоемкая экономика, поэтому мы стремимся не нагружать конечного потребителя – как крупные компании, так и физлиц.

Аукционный механизм позволил снизить тарифы возобновляемой энергетики – так же, как и в других странах, которые внедрили этот механизм», – пояснила г-жа Соспанова. Она призналась, что в Минэнерго накануне первых аукционов не ожидали сильного снижения, предполагая лишь небольшой сдвиг цен вниз в связи с уменьшением стоимости технологий в ВИЭ. Однако в ходе проведения аукционов средневзвешенное снижение тарифов по ветро- и гидроэлектростанциям составило 12%, по солнечным – 35%, при этом были проекты по ветро- и гидроэлектростанциям, которые снизили тариф на 23%, а по «солнцу» – почти вполовину.

«Аукционный механизм также позволил отбирать те проекты, которые готовы к подписанию долгосрочных 15-летних контрактов. Эти проекты имеют четкие обязательства: в определенный срок ввести объект в эксплуатацию и ответить своими деньгами, если не будут исполняться обязательства», – заявила г-жа Соспанова, подводя итоги торгов 2018 года.

Министр энергетики Канат Бозумбаев на одной из последних отчетных встреч с населением еще раз подчеркнул возможности аукционного отбора по снижению стоимости электроэнергии. Глава Минэнерго заметил: если раньше инвесторы, готовые открывать солнечные электростанции, говорили о необходимости фиксации тарифов на уровне 34 тенге за киловатт-час, то при проведении аукционов эти же самые участники рынка снизили свой тариф до 18 тенге.

«Куда девалась эта разница – всем же понятно, поэтому ничего лучше и понятнее для установления справедливой рыночной цены, чем онлайн-аукцион, не придумано – никто никому не позвонит, не надавит, – заявил министр энергетики. – Тариф в 18 тенге – это, грубо говоря, 4 цента. А самая эффективная цена на солнечную энергию сейчас в Саудовской Аравии, в ОАЭ – около 2 центов, в Чили – 3 цента. Мы уже рядом с этими ценами, нам нужно улучшать свое законодательство, повышать инвестпривлекательность, риски снижать, волатильность курса снижать. Наверное, тоже до 2,5 центов дойдем в ближайшие годы», – предположил он.

Честная игра

Противники аукционного метода есть – например, начальник юридического управления ТОО «Astana Solar» Асия Нурабаева напоминает, что это предприятие открывалось под постановление правительства от 2014 года.

Постановление предусматривало: те производители солнечной энергии, которые купят кремниевые батареи Astana Solar, получат гарантированный тариф на производство 37 МВт на 15 лет вперед.

«Однако этот объем в силу долгих процедурных вопросов не был в полной мере реализован. А при внесении в закон изменений, связанных с введением аукционных торгов, была предусмотрена норма, которая фактически приостановила действие этого постановления, – говорит г-жа Нурабаева. – Между тем во многих странах государство оказывает существенную поддержку именно местным производителям в секторе возобновляемой энергетики. В США и в Германии введены импортные пошлины на продукцию китайских производителей, в России установлен высокий уровень локализации – свыше 70%. Для Казахстана это новая отрасль, и здесь тоже нужна аналогичная поддержка», – убеждена она.

В Минэнерго этой убежденности не разделяют: Канат Бозумбаев напоминает, что упомянутый гарантированный для потребителей продукции Astana Solar тариф был закреплен постановлением правительства на уровне 70 тенге за киловатт-час – и такой тариф экономика страны просто не потянет. Более того, г-н Бозумбаев отметил, что в Казахстане аукционный механизм внедрен в том числе для того, чтобы не было возможности «продавливать» постановления правительства под ту или иную компанию. Что касается защиты рынка комплектующих ВИЭ от иностранных производителей, то министр также не видит в этом необходимости, поскольку собственного производства, в отличие от той же России, в Казахстане пока просто нет.

«Пусть участвуют в аукционах, дают конкурентную цену. Вот тогда может встать другой вопрос: если те производители солнечной энергии, которые работают с продукцией Astana Solar, смогут давать конкурентную цену, мы можем в правилах проведения аукционов по типу госзакупок сделать какие-нибудь преференции для отечественного производителя», – говорит глава Минэнерго. Это возможно, чтобы проводить поэтапную локализацию производства солнечной электроэнергии. Но если мы будем пытаться таким топорным методом казахстанское содержание увеличивать, поддерживая один завод, это будет достаточно сложно», – подчеркнул он.

Не только цена, но и место

Сейчас государство задумалось над вопросом, как с помощью развития аукционной системы ВИЭ насытить отдельные энергодефицитные регионы. Специалисты Минэнерго отмечают, что сейчас дефицита электроэнергии в стране нет. По долгосрочным прогнозам, в Казахстане будет наблюдаться профицит электроэнергии до 2025–2027 годов – если поддерживать традиционные мощности и вводить новые угольные станции. Однако такой путь развития противоречит задаче по доведению доли ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии до 3% к 2020 году, 6% – к 2025 году и до 10% – к 2030 году. Поэтому уже сейчас Минэнерго нужно заботиться не только о снижении цен на продукцию ВИЭ-станций, но и об их дислокации.

По мнению Каната Бозумбаева, строить дополнительные мощности необходимо на юге и в центре страны. Сейчас в республике работают 74 объекта ВИЭ суммарной мощностью 679 МВт, до конца года планируется ввести в эксплуатацию еще 10 объектов ВИЭ. С учетом новых станций суммарная мощность объектов ВИЭ по итогам 2019 года составит 967 МВт, в 2020 году количество ВИЭ планируется довести до 95 станций (1483 МВт), в 2021 году – до 119 (это 2100 МВт). В сентябре этого года планируется провести аукцион на 255 МВт, в том числе: солнечные электростанции – 80 МВт, ветровые электростанции – 100 МВт, гидроэлектростанции – 65 МВт и биоэлектростанции – 10 МВт.

При этом мощность 50 МВт в рамках аукциона будет отведена станции в Туркестанской области, которую построят в рамках первого проектного аукциона. В этом случае государство уже само определило, где строить ВИЭ, а участники проектного аукциона соревнуются в предложении меньшего тарифа на определенном им участке.


1035 просмотров

Что мешает газификации некоторых регионов Казахстана

Лишь половина жителей страны имеет доступ к «голубому» топливу

Фото: Sander van der Werf

В 2018 году в РК было добыто более 55 миллиардов кубометров «голубого» топлива. Однако лишь половина населения страны имеет доступ к газопроводам, несколько регионов до сих пор остаются негазифицированными. На карте присутствия нац­оператора «КазТрансГаз» не обозначены сети в Павлодаре, Петропавловске, Усть-Каменогорске, Семее, Караганде и других городах.

Надежды нет?

По самому реалистичному сценарию, рассчитанному в генеральной схеме газификации Казахстана до 2030 года, экологически неблагоприятные северные и восточные регионы страны могут быть обеспечены газом только благодаря объектам автономного газоснабжения. То есть через создание хранилищ сжиженного природного газа. Тянуть газопровод с запада или юга слишком затратно. Еще одна несбывшаяся мечта – подключение к будущему российскому газопроводу Барнаул – Рубцовск – Усть-Каменогорск. Оба проекта до сих пор так и остаются лишь на бумаге. 

Пять лет назад, когда составлялась данная схема, в правительстве сделали ставку на продолжение газификации запада, юга и центральной части страны. И если для Карагандинской и Акмолинской областей проблема почти решена благодаря революционному проекту строительства газопровода «Сарыарка», то для восточной части Казахстана вопрос газификации из-за нарастающих экологических проблем стоит все так же остро.

Малыми шагами

Например, в Восточном Казахстане из 15 районов четырех городов областного подчинения только Зайсанский район может похвастаться собственной сетью газопровода. Да и то лишь с прошлого года. В 2018 году власти наконец достроили внутрипоселковые сети, доставляющие газ от зайсанского газового месторождения Сарыбулак. По данным акима Зайсанского района Серика Актанова, в самом городе Зайсане газифицировано 90% зданий, еще в восьми селах к газопроводу подключили лишь 50% жителей. В этом году на строительство сетей в этих восьми аулах было выделено около 200 млн тенге. В ближайшее время необходимо еще 800 млн тенге.

Месторождение Сарыбулак было разведано и разработано силами и средствами иностранного инвестора ТОО «Тарбагатай Мунай» в рамках межправительственного казахстанско-китайского соглашения. Конечной контролирующей стороной является миллиардер из Урумчи Сан Гуансинь. 

Согласно меморандуму, заключенному в марте 2012 года, казахстанская сторона может оставлять на свои нужды 50% добытого в Зайсане газа (а это в перспективе более 2 млрд куб. м), остальную часть будут экспортировать в Китай. Однако, по данным из аудиторского отчета ТОО «Тарбагатай Мунай», 99% доходов компании приходились на одного покупателя. Практически весь добытый газ отправляется в КНР. Казахстан забирает только ту часть газа, которую готов доставить до потребителей.

Первоначально согласно планам зайсанский газ должны были подвести к 60 населенным пунктам Тарбагатайского, Зайсанского, Курчумского и Урджарского районов. В этих самых отдаленных от городов уголках цена на уголь достигает запредельных высот – 18–20 тыс. тенге за тонну. Самая главная причина, по которой казахстанская сторона не забирает свою долю газа, – отсутствие сетей. Третий год власти Восточного Казахстана не могут объявить конкурс на разработку проект­но-сметной документации для обеспечения газом нескольких районов области. Власти уверены: причина кроется в «Тарбагатай Мунай».

«Для того чтобы начать разработку ПСД для газификации Тарбагатайского района, нужны технические условия от «Тарбатагай Мунай». В управлении ЖКХ неоднократно писали им запросы – никакого ответа. Теперь направили запрос в прокуратуру, чтобы через надзорные органы заставить их дать техусловия. Без этого никакой разработки ПСД не может быть. До сих пор ни ответа ни привета. Я не знаю, как воздействовать на «Тарбагатай Мунай», – сообщила руководитель управления экономики и бюджетного планирования ВКО Сауле Улакова.

Безымянный_74.png

Свое сделали?

В свою очередь в ответе на запрос «Курсива» генеральный директор «Тарбагатай Мунай» Ван Дашань сообщил, что согласно межправительственному соглашению ТОО взяло на себя обязательство по строительству отводов до границы населенных пунктов, находящихся вдоль трассы газопровода Сарыбулак – Зимунай. 

В 2013 году компания построила автоматическую газораспределительную станцию близ Зайсана, подводящий газопровод до самого города и до девяти ближайших сел. Цена строительства превысила 1,3 млрд тенге. По данным Ван Дашаня, с 2015 года компания пыталась передать построенные объекты в госсобственность. Теперь АГРС и все газопроводы находятся на балансе районного отдела экономики и финансов и эксплуатируются «дочкой» нацоператора – АО «Интергаз Центральная Азия».

«Поэтому «Тарбагатай Мунай» не является компанией, ответственной за выдачу техусловий. По закону «О газе и газоснабжении» техусловия должны выдаваться газотранспортной либо газораспределительной организацией, эксплуатирующей сети. В данном случае такой организацией выступает «Интергаз Центральная Азия», – комментирует Ван Дашань.

Что касается того малого объема добытого метана, который остается казахстанской стороне, то, согласно информации гендиректора, на экспорт поставляется только та часть газа, которая не была реализована на внутреннем рынке. Такое положение регламентировано в том самом неправительственном соглашении. По условиям договора купли-продажи природного газа вопрос об увеличении объемов поставок является прерогативой казахстанской стороны.

Чтобы узнать, каковы результаты работы по газификации районов области, «Курсив» направил запрос в областное управление энергетики и ЖКХ. Однако пока ответа получить не удалось.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций