Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1346 просмотров

Восточный Казахстан нуждается в поддержке и развитии рыбного хозяйства

Смогут ли помочь рыбопитомники?

Фото: Сымбат Ануарбеков

Богатый водными ресурсами Восточный Казахстан нуждается в поддержке и развитии рыбного хозяйства. Гидроэнергетика, браконьерский вылов и низкая естественная продуктивность рыб в существующих озерах и реках требуют более продуманного рыбовоспроизводства. «Курсив» узнал у эксперта, что нужно сделать, чтобы на рынках области вновь начали продавать живую рыбу ценных пород.

Богатые, но не совсем

Восточно-Казахстанскую область можно было бы назвать самым рыбным регионом страны, если бы не несколько сдерживающих факторов. Каскад гидроэлектростанций на некогда богатых на ихтиофауну реках не дает рыбе подниматься на нерестилища. Отсюда – необходимость обязательного зарыбления искусственных водохранилищ.

Именно поэтому в советское время в Восточном Казахстане, в устье реки Курчум, было построено второе в СССР по площади прудов Бухтарминское нересто-вырастное хозяйство (БНВХ). В РК оно самое крупное. Маленькое село, где выращивали мальков, так и назвали – Мальковое. Огромный рыбопитомник, состоящий из 56 прудов и трех тысяч дамб, мог выдавать в сезон до 10 млн мальков сазана. К слову, это единственное рыбоводческое хозяйство в регионе, где проводится сложный процесс инкубации.

Еще в начале 2000-х для посетителей ярмарок в Усть-Каменогорске было привычным покупать сазана в живом виде, прямо из цистерны. Теперь же как таковая выращенная товарная рыба продается только в частных садковых рыбных хозяйствах – и то в штучном варианте. Главные покупатели – переработчики.

В течение нескольких лет, пока у БНВХ менялись собственники, долги и отсутствие госзаказа едва не довели крупнейший рыбопитомник до банкротства. В 2014 году на предприятии впервые не провели инкубацию, что дало год финансового простоя.

«В 2016–2017 годы было приложено немало усилий, чтобы реабилитировать БНВХ, удалось привлечь инвесторов из Астаны – инвестиционно-холдинговую компанию Akmol Holding. Они работают здесь уже третий год, и в 2018 году БНВХ дал первую молодь. Конечно, чтобы выйти на проектную мощность, еще нужны годы, но мы видим, что они стараются», – рассказывает заместитель руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Арман Есентаев.

От науки – к производству

В ближайшее время в БНВХ вновь грядут перемены в списке учредителей. По словам директора ТОО «Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство» Сымбата Ануарбекова, руководство Akmol Holding намеревается передать учредительную долю предприятия ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства» (бывший Казахский институт рыбного хозяйства). В настоящее время обговариваются детали сделки.

«Работы у нас теперь много. Сейчас мы полноценно отрабатываем технологию воспроизводства карпа, затем хотим перейти на инкубацию белого амура. Размножение в рыбопитомнике именно этого вида рыбы в течение двух последних лет на базе БНВХ внедрили специалисты Научно-производственного центра рыбного хозяйства (НПЦ). Наша задача – коммерциализировать проект по белому амуру, выращивать до 200 тонн этой товарной рыбы», – рассказывает Сымбат Ануарбеков.

Новый директор рыбопитомника – не новичок в рыбоводстве. Долгое время он является старшим научным сотрудником центра рыбного хозяйства, руководителем Алтайского филиала НПЦ. О проблемах рыбовоспроизводства в озере Зайсан, Бухтарминском водохранилище знает не понаслышке, сам много лет занимался изучением этой темы.

«К сожалению, большую часть рыбы, которую вылавливают в наших крупных озерах и водохранилищах, сами восточноказахстанцы не видят. Самая ценная рыба – судак – уходит на экспорт в Европу, на внутренний рынок она не попадает. А оттуда мы закупаем вторичный сорт морской рыбы – селедку, минтай, горбушу. Хотя она не идет ни в какое сравнение с нашим судаком, карпом, белым амуром», – отмечает Сымбат Ануарбеков.

По мнению руководителя БНВХ, рыбопитомники должны стать основой для воспроизводства рыбы ценных пород именно для нужд жителей ВКО, ближайших Павлодарской, Северо-Казахстанской областей. Для этого должна быть полностью отработана научная часть проекта, налажена цепочка нерестовое хозяйство – садковые рыбофермы. И рыбопитомники должны стать не только «детским садом» для молоди, которую затем продают рыбоводам-частникам, но и самостоятельно выращивать товарную рыбу. Ведь это еще один шаг к независимости предприятия от госзаказа, к финансовой устойчивости.

«НПЦ рыбного хозяйства со своей стороны хотят «зайти» с софинансированием и получить грант от Комитета науки МОН на дальнейшие исследования. Оттуда выделяется ежегодно до 600 млн тенге на одно предприятие», – продолжает разговор руководитель БНВХ.

Но чтобы продолжить двигаться вперед, к товарному воспроизводству, требуется восстановить зимовальный комплекс (бассейны в теплом помещении). Согласно ПСД, на эти цели необходимо около 270 млн тенге. Деньги тоже будут выделены учредителями. По плану, до конца года ремонтные работы должны быть уже закончены. Тогда в марте рыбоводы начнут еще один свой проект – выращивание форели из импортного польского посадочного материала.

«Этой зимой в обновленном зимовальном комплексе мы намерены выращивать сеголеток сиговых пород и судака. Думаю, через три года уже начнем товарную рыбу предоставлять», – делится планами Сымбат Ануарбеков.

Единственное, что нужно решить – это кадровый вопрос. Дипломированный рыбовод – специалист штучный, его недостаточно просто пригласить на работу. Так же, как и в ситуации с врачами, дефицитные кадры в рыбном хозяйстве нужно «приманивать» дополнительными льготами, улучшением жилищных условий. Поэтому необходимо решать кадровый вопрос для рыбоводов Малькового.

Сымбат Ануарбеков – ученый, ставший производственником, уверен, что восстановить товарное воспроизводство рыбы ценных пород в Восточном Казахстане можно. Притом на коммерческой основе, а не только за счет вливаний частных инвесторов и грантов.


7045 просмотров

Черешня стала новым экспортным брендом Узбекистана

«Курсив» разбирался в тонкостях успеха аграриев соседней страны

Фото: Shutterstock.com

За несколько лет Узбекистану удалось войти в четверку крупнейших экспортеров черешни в мире.

От Сеула до Лондона

В мае текущего года в лондонских магазинах впервые появилась черешня из Узбекистана. На самом крупном оптовом рынке Лондона пятикилограммовую коробку узбекской черешни можно было купить за £35 (около 3,3 тыс. тенге за килограмм). Розничная цена заморского продукта в столице Туманного Альбиона составила £9,99 за килограмм (4,8 тыс. тенге). Незадолго до этого узбекскую черешню начали продавать в Шанхае, а также в магазинах Южной Кореи. В прошлом году география поставок расширилась на страны Ближнего Востока – Египет, ОАЭ. До конца года Узбекистан планирует получить добро на экспорт черешни от карантинных служб Японии, Вьетнама, Таиланда, Иордании и Марокко.

По оценкам отраслевых экспертов, гектар хлопка приносит $25–50 прибыли, гектар пшеницы – $150, а продукты садоводства – от $600 до $3500 с гектара в зависимости от вида. Именно поэтому в стране было решено стимулировать выращивание абрикосов, персиков, винограда, черешни, дынь – в общем, всего того, чем издревле славится узбекская земля. И значительная часть продукции должна уйти на экспорт.

Есть еще ягоды в столицах

Прилавки стран СНГ узбекская черешня завоевала давным-давно. В советские годы главным поставщиком черешни были предприимчивые жители Ферганской долины: там ягода поспевает раньше, чем в других районах Узбекистана.

Экспорт в страны дальнего зарубежья начался только в 2012 году. Объем экспорта тогда составил 5 тыс. тонн. Первую партию узбекской ягоды закупила Южная Корея, с тех пор поставки не прерываются и к списку импортеров добавляются все новые страны. Согласно данным ресурса EastFruit.com, только в 2016 году было экспортировано узбекской черешни на сумму более $50 млн. В 2017 году страна экспортировала 32 тыс. тонн черешни, а в 2018 году – 34 тыс. тонн.

Официальные данные не слишком разнятся с оценками независимых экспертов. По данным компании «Узбекозиковкатхолдинг», с конца апреля по начало июня 2017 года на экспорт ушло 18,9 тыс. тонн черешни на сумму $44,23 млн, а за тот же период прошлого года – 24,5 тыс. тонн черешни на сумму более $103,96 млн. С учетом того, что поставки ведутся и в другое время года, к тому же есть и «серый» вывоз, всего в прошлом году Узбекистан отправил за рубеж около 45–50 тыс. тонн черешни. Для сравнения: ближайший конкурент – Турция – стабильно отгружает на экспорт от 65 до 80 тыс. тонн черешни ежегодно.

По оценкам аналитического портала EastFruits.com, в 2019 году объемы экспорта черешни из Узбекистана могут вырасти приблизительно на 10%, достигнув 50–55 тыс. тонн. Для сравнения: по данным на 1 июля 2019 года из Узбекистана было экспортировано 17 тыс. тонн черешни, 8,3 тыс. тонн персиков, 50 тыс. тонн абрикосов и 15 тыс. тонн сливы. Ожидается, что по-прежнему как минимум две трети экспортируемой черешни будет попадать на рынок России, преимущественно не напрямую, а через Казахстан и Кыргызстан.

Впрочем, на самом деле экспорт может и упасть: как сообщал в интервью Кun.uz начальник управления по переработке сельскохозяйственных продуктов и развития инфраструктуры Минсельхоза РУз Саидкарим Махмудов, неблагоприятные погодные условия (лето выдалось дождливым) могут сократить урожай до 50%. Но все равно планы у чиновников амбициозные. Только в Китай должно быть поставлено 20 тыс. тонн черешни. Пробная партия черешни была доставлена в Поднебесную в мае текущего года. В частности, китайцы планируют реализовать узбекскую черешню на площадке популярного китайского интернет-магазина Tmall.

Рахмат господину Трампу

Стоит отметить, что поставки узбекской черешни в Китай начались на фоне торговой войны КНР с США. Буквально пару лет назад американцы полностью доминировали на рынке Поднебесной. В 2018 году, по данным Reuters, их доля упала до 80%, а в этом году – до 38%. Их место постепенно занимают поставщики из Узбекистана, доля которого, по прогнозам, к концу года может составить 50% (стартовав с нуля).

По словам эксперта агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхона Олимхонова, первое место в мире по объему экспорта черешни занимает Чили, на втором – США, а на третьем – Турция. Узбекистан по итогам 2018 года оказался четвертым.

«Конкурентных преимуществ у узбекской продукции несколько. У нас она поспевает быстрее, и мы можем поставить раньше, чем другие. Это с середины мая до конца июня. Турецкая и американская черешня поспевает через 15–20 дней», – отмечает Олимхонов.

Эксперты полагают, что ягода из Узбекистана выигрывает также и по вкусовым качествам, и по цене, в том числе за счет низкой стоимости рабочей силы. На китайском рынке продукция из Узбекистана в мае – июне 2019 года продавалась вдвое дешевле американской: около 70–80 юаней за килограмм, а американская – около 160 ($22,6).

Как и у конкурентов, узбекская черешня доставляется покупателям автотраспортом – в страны СНГ, самолетами – в дальнее зарубежье. Минусом является отсутствие доступа к морским коммуникациям. Но черешня – продукт нежный, и ее все экспортеры стараются доставлять побыстрее.

Главное – подготовить почву

Как рассказал «Курсиву» эксперт агропромышленного портала Agromart.uz Акмалхон Олимхонов, в стране созданы благоприятные условия для экспортеров сельскохозяйственной продукции. В частности, предельно упрощены экспортные процедуры. Все данные по экспорту можно занести в режиме онлайн, отменено требование регистрации экспортных контрактов в банке.

«Сейчас за один час можно отправить продукцию на экспорт, нет никаких проблем», – отмечает он.

Далеко не вся черешня продается за рубеж. Сейчас в садах страны выращивается около 200 тыс. тонн черешни, в прошлом году этот показатель составлял 170 тыс. тонн. Планируется, что к 2021 году в республике будет собрано 250 тыс. тонн черешни, из них на экспорт пойдет 100 тыс. тонн. То есть по мере увеличения производства доля экспорта должна вырасти с примерно 25% до одной трети от урожая.

За ростом экспорта стоят инвестиции в сектор. За последние три года в агропромышленный сектор было вложено $750 млн. Например, в Наманганской области осуществляется проект Uzbek cherry стоимостью $45 млн, где до конца текущего года общая площадь интенсивных садов черешни достигнет 1 тыс. гектаров. Всего в Узбекистане площадь, выделенная под садоводство, составляет 269,5 тыс. гектаров. Из них 118 тыс. гектаров (44%) – яблоневые сады.

Отлетай, подорожало

Быстрое наращивание интенсивных садовых полей, развитие агрокластеров и упрощение экспортных процедур позволили нарастить экспорт черешни в десятки раз в течение 5–6 лет. Но весной 2018 года правительство решило пойти на новую меру поддержки отрасли и ограничило минимальную экспортную цену черешни $4. Чиновники опасались, что иначе фермеры будут вынуждены отдавать ягоду посредникам за бесценок. В результате цена у производителей для торговых компаний на внутреннем рынке составила около 50–60 центов за килограмм.

Независимые экономисты и бизнесмены раскритиковали введение пороговой цены. Основатель крупнейшей в стране сети супермаркетов Korzinka.uz Зафар Хашимов на своей странице в Facebook подчеркнул, что частные компании имеют право продавать свою продукцию по своим ценам.

«Разумеется, государство вправе устанавливать общие правила процедуры экспорта, назначать и устанавливать правила валютного, тарифного и налогового регулирования, все это уже имеется. Но почему-то опять государство рвется устанавливать цены… Приведу один пример. В прошлом году (в 2018 году. – «Курсив») был очень хороший урожай черешни. Садоводы были в восторге, предвкушая щед­рый сезон. Но тогда государство запретило экспорт черешни по цене ниже чем $4 за килограмм. Но внешняя конъюнктура цен на черешню была совсем другой. Я лично купил черешню в российском супермаркете по цене 190 рублей за килограмм, или $3. То есть черешня в Москве в рознице стоила $3, а наши чиновники не разрешали экспортировать ее по цене ниже $4», – заметил Зафар Хашимов.

В результате из-за того, что черешня после созревания не может храниться долго, узбекским фермерам пришлось реализовывать большую часть свежего урожая на внутреннем рынке по 5–7 тыс. сумов, то есть меньше чем $1. Более того, по словам бизнесмена, сложившейся ситуацией воспользовались перекупщики из кавказских стран, которые скупали черешню по $0,5–0,8 и организовывали перевозку продукции в соседние страны окольными путями, вывозили товар в Кыргызстан и Казахстан, а оттуда везли товар в Россию или перепродавали там же, но уже по ценам на порядок выше.

В конце лета государство отменило порядок регулирования экспортных цен.

Маржинальный плод

Экономист из Ташкента на условиях анонимности в беседе с «Курсивом» отметил, что некоторые чиновники в правительстве все еще не оставляют попытки контролировать экспортные потоки и прошлогодний случай с установлением порога экспортных цен – яркое тому подтверждение.

«Это приводит к падению цен на рынке до минимума, а компании, имеющие связи в нужных местах, скупают товар по дешевке и вывозят его на экспорт, получая сверхприбыли! Доходило до того, что разрешение на экспорт тех или иных плодоовощных продуктов получали только определенные компании», – отмечает эксперт.

По его словам, все, что требуется сейчас от государства, – это не мешать частному сектору, тем же фермерам самостоятельно принимать решения, что выращивать, куда, кому и по каким ценам продавать свой товар.

«Только таким образом мы можем создать по-настоящему рыночную экономику, к которой должны прийти в конечном итоге», – резюмирует экономист из Ташкента.

Сохранение мер господдержки аграрного сектора и реализованные правительством меры по либерализации доступа на внешние рынки плюс невмешательство в ценовую политику стали оптимальным рецептом стимулирования экспорта. По крайней мере, на рынке черешни. Если этот тренд сохранится, то ягода будет приносить все большую прибыль стране. По данным Госкомстата РУз, в прошлом году Узбекистан отправил на экспорт 1,23 млн тонн плодоовощной продукции, выручив за нее $874,5 млн. Экспорт 50 тыс. тонн черешни может принести Узбекистану более $200 млн.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций