Узбекистан ведет переговоры с Тotal о совместных проектах

Об этом объявил глава компании «Узбекнефтегаз» Баходиржон Сидиков

Шуртанский ГХК, фото: «Узбекнефтегаз»

Компания «Узбекнефтегаз» планирует увеличить производство топлива и привлечь к отрасли новых зарубежных партнеров. Начата реализация проекта по созданию производства синтетического жидкого топлива на базе очищенного метана в Шуртанском газохимическом комплексе (ШГК) на юге страны.

Наряду с этим разработана концепция по  расширению производства в ШГК, которая предусматривает увеличение производства с нынешних 125 тыс. тонн до 500 тыс. тонн в год.

Также компания ведет работы по налаживанию производства олефина из угля совместно с китайскими компаниями и сложных катализаторов в Узбекистане.

Об этом объявил сегодня председатель правления компании Баходиржон Сидиков, выступая на открытии ежегодной международной конференции «Нефть и газ Узбекистана – OGU 2019».

«Хотелось бы отметить, что сегодня подписали по основным условиям соглашения по проведению геологоразведочных работ с компанией "Татнефть", также подготовлены к подписанию такие же документы с Государственной нефтяной компанией Азербайджана SOCAR, которая идет совместно с британской British Petroleum», – отметил также глава «Узбекнефтегаз».

По его словам, на сегодняшний день также ведутся работы по привлечению французской компании Total в нефтегазовые проекты в Узбекистане.

«"Узбекнетегаз" находится в процессе большой трансформации, в частности, до конца текущего года компания перейдет на международные стандарты отчетности», – резюмировал г-н Сидиков.

Напомним, что на АО «Узбекнефтегаз» является одним из системообразующих предприятий в экономике Узбекистана. На сегодняшний день доля компании в внутреннем валовом продукте (ВВП) страны составляет более 15% и одна пятая часть доходов государственного бюджета страны формируется за счет деятельности компании.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как золото может заменить нефть в экспорте Казахстана

И что для этого нужно сделать

Фото: Shutterstock

Доходы от экспорта золота в России впервые с 1994 года превысили выручку от экспорта газа, достигнув в апреле – мае $3,58 млрд, сообщает РБК.

«Ведомости» цитируют руководителя группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максима Худалова, который приводит цифры: в апреле – мае 2019 года Россия экспортировала золота на $247 млн, а в I квартале 2020 года – на $1,4 млрд. За год продажи выросли более чем в 14 раз, а по сравнению с январем – мартом – в 2,5 раза.

В апреле 2020 года было опубликовано постановление правительства РФ за подписью премьера, согласно которому производителям разрешили вывозить золото за пределы России при наличии генеральной лицензии. По мнению экспертов, это было правильное решение. Ведь если экономика страны зависит от цен на энергоносители и от их экспорта, если цены на нефть обваливаются, что приводит к снижению поступлений в бюджет, почему бы бюджету не предложить альтернативу? И эта альтернатива – драгоценные металлы.

Положения законодательства России и Казахстана в части регулирования добычи и реализации драгоценных металлов не сильно отличаются друг от друга: везде присутствует обязательство по продаже всего добываемого золота государству. Закон РК «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» предусматривает механизм, согласно которому у государства есть преимущественное право выкупа производимого золота. 

Если сильно упростить, то процесс добычи и продажи золота выглядит следующим образом: добыли породу, раздробили и измельчили, переместили на завод (обычно расположенный прямо на месторождении) и на выходе получили сплав Доре. Это сплав из золота и серебра. Далее этот бесформенный кусок драгоценных металлов отправляется на аффинажный завод, на котором происходит разделение металлов и переплавка их в слитки с пробой 999. После чего добывающей компании перечисляется на счета их фактическая стоимость по ценам Лондонской биржи на день расчета за вычетом 10%. Через месяц доплачивают и оставшиеся 10%, но уже по средневзвешенной стоимости за месяц по ценам той же Лондонской биржи. В общем, все просто и понятно. Обмана нет, цена по бирже, сбыт гарантирован государством, и не надо искать на рынке, куда пристроить свою продукцию. Мечта бизнесмена: сколько бы ты ни произвел, все будет продано. За исключением одного момента. Казахстанские золотодобывающие компании лишены такого важного инструмента, как фьючерс. Свободного рынка нет, значит, и рыночных инструментов тоже нет.

Возможность продажи драгметаллов за рубеж дает доступ казахстанским производителям к рыночным инструментам и продаже фьючерсов или по простому получению предоплаты от оффтейкеров (агенты покупателей или продавцов). Причем продать таким образом можно объем за несколько лет. Но тут уже необходимо считать, что выгоднее: получить все деньги сейчас или в расчете на рост цен на золото продавать по факту. Так, 17 июля 2018 года цена за тройскую унцию была $1232,80, на сегодняшний день это более $1700. 

Покупка в будущем добытого золота по сути является инвестициями, которые могут быть направлены на расширение производства и увеличение объема продаж и выручки. Например, месторождение добывает в год 500 килограммов золота, это чуть более 16 тыс. тройских унций. Теперь умножаем на $1700 и получаем годовую выручку в $27 млн (расчет приблизительный, с сильным округлением). 

Что в минусе? Государство, скупая золото у производителей, полностью контролирует рынок и наращивает золотой запас. Есть мнение, что контроль никуда не денется и оборот золота как был, так и останется жестко регламентируемым и контролируемым.

Пример России показал, что временные послабления способны давать серьезный экономический эффект.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg