Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


2787 просмотров

Какие выгоды сулит Казахстану урановый бунт на Иссык-Куле

Петицию против добычи урана подписали более 30 тыс. кыргызстанцев

Фото: Игорь Коваленко

Кыргызстан вновь бурлит. Причина недовольства граждан – начало разработки уранового месторождения близ озера Иссык-Куль. Во время протестов всплыла и тема законсервированных, но от этого не менее проблемных урановых хвостохранилищ. 

«Мы против урана» – флеш-моб под таким девизом провели около 300 гражданских активистов из общественного фонда «Ак Жолынытмагы» в центре Бишкека в конце апреля. Одновременно в соцсетях был размещен призыв подписать петицию против добычи урана на берегу Иссык-Куля. Это тут же сделали более 30 тыс. жителей Кыргызстана. Следом массовые акции против добычи урана на берегу жемчужины Кыргыз­стана покатились по стране, а к гражданским активистам стали активно присоединяться представители политических партий.

Кыргызстан без добычи урана

На массовые акции протеста власти Кыргызстана отреагировали практически сразу. 22 апреля, на следующий день после флеш-моба в Бишкеке, премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев поручил приостановить разработку уранового месторождения в Тонском районе Иссык-Кульской области (его вела «ЮрАзия», российская компания с канадскими корнями). Разработку приостановили до завершения работы специально созданной межведомственной комиссии, но депутаты Жогорку Кенеша 2 мая приняли постановление о запрете разработки и добычи урана в стране в целом. Более того, пообещали до начала летних парламентских каникул принять закон о запрете разработки урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года. Президент страны Сооронбай Жээнбеков заявил 4 мая на встрече с судьями конституционной палаты, что «в Кыргызстане не будет добычи урана».

Особо опасный аргумент

Один из главных аргументов против разработки месторождения близ Иссык-Куля – хвостохранилища на месте прежних урановых разработок в КР. Руководитель аналитического центра «Стратегия Восток – Запад» Дмитрий Орлов, ссылаясь на МЧС Кыргызстана, приводит такие цифры: в общей сложности в республике насчитывается 92 места захоронения токсичных и радиоактивных веществ.

Наиболее опасными считаются урановые хвостохранилища, расположенные в Мин-Куше, Шекафтаре и Майлуу-Суу. «В одном только Майлуу-Суу 36 захоронений. Из них в 23 хвостохранилищах содержатся элементы урана, а в других – остатки радиоактивных горных пород, тяжелые металлы и цианиды. При этом общий объем ядовитых и опасных веществ составляет около 2,9 млн кубометров. Они опасны, потому что некоторые из них могут обрушиться оползнями, а другие – размыть вода», – рассказал Орлов.

О потенциальной опасности захоронений в Майлуу-Суу не только для населения Кыргыз­стана, но и для других стран Центральной Азии говорит эколог, кандидат геолого-минералогических наук и гендиректор общественного фонда AMAZonA.KG Джамиля Айтматова. «Дело в том, что протекающая там река является трансграничным водото­ком. При попадании в нее радиоактивных отходов загрязнению может подвергнуться достаточно большая территория в первую очередь Ферганской долины», – отметила Джамиля Айтматова. 

Она акцентировала внимание на хвостохранилище №3, которое располагалось рядом с дорогой всего в 30 метрах от реки, было самым большим по объему и отличалось нестабильным состоянием из-за потери устойчивости имеющейся у него дамбы. 

«Кроме того, это хвостохранилище обводнялось грунтовыми водами, которые, просачиваясь у его подножия, выносили радиоактивные элементы и тяжелые металлы на поверхность, создавая опасность местному населению. Ко всему прочему, над ними нависла часть огромного оползня «Тектоник», сход которого мог произойти в любой момент в результате сейсмических подвижек или обильных осадков. Оползень мог выдавить содержимое хвостохранилища в реку и привести к катастрофическим последствиям», – все эти подробности Айтматова рассказывает в прошедшем времени, поскольку в настоящий момент ситуация вокруг Майлуу-Суу уже не столь угрожающая. 

С 2011 года все наиболее опасные урановые хвостохранилища не только в Майлуу-Суу, но и в Мин-Куше, Шекафтаре и Каджи-Сае прошли рекультивацию. Деньги на это выделили Всемирный банк, Европейский союз и Россия. Специалисты немецкой компании WISUTEC вскрыли упомянутое хвостохранилище №3 в Майлуу-Суу и перенесли его содержимое на территорию хвостохранилища №6, расположенного в малодоступном месте в горах. «Сейчас проводится оценка воздействия на окружающую среду для рекультивации хвостохранилищ в Айлямпа-Сае, также находящихся рядом с городом Майлуу-Суу. Они подвергаются размыву рекой, особенно в период весенних и осенних паводков. На эти цели и на ТЭО переноса хвостохранилища №8 Европейский союз выделит около 10 млн евро. Так что работы ведутся. Риски радиоактивного заражения снижаются», – успокоила Джамиля Айтматова. 

Все дело в выборах?

Почему сторонники зеленых движений Кыргызстана требуют прекратить любые работы на месторождении Кызыл-Омпольской группы в Тонском районе Иссык-Кульской области, ссылаясь на проблемы, уже теряющие свою остроту? Да и «ЮрАзия» гарантирует, что станет использовать самые безопасные и современные методы добычи не только выходящего на поверхность урана, но и тория, фосфора, циркония и титаномагнетита. К тому же место, где должна идти разработка крупнейшего в Кыргызстане месторождения, находится скорее ближе к Орто-Токойскому водохранилищу на реке Чу, нежели к курортным зонам озера Иссык-Куль. И ни горных рек, ни даже ручьев там нет.

Опрошенные «Курсивом» эксперты из Кыргызстана заметили: несмотря на все же существующую актуальность проблем с хвостохранилищами, их упоминание сторонниками запрета добычи урана в стране имеет в определенной степени искусственный характер. 

«Больше всего люди пугаются слова «радиация». За этим следует ассоциативный ряд «Чернобыль – «Фукусима» – уран». Затем в уме возникает слово «хвостохранилище» и почти непоколебимое убеждение «Мы все умрем!» При этом мало кто на самом деле понимает, что такое хвостохранилище, какие угрозы и при каких обстоятельствах оно несет. Люди не знают, что хвостохранилища могут содержать не только радиоактивные отходы. Они могут содержать и просто токсичные отходы, как, например, в случае с хвостохранилищами, которые создаются для складирования жидких отходов после переработки золотоносной руды. От недостатка знаний люди легко впадают в панику, и в этом случае до их разума бывает очень сложно достучаться», – объясняет свое видение ситуации Джамиля Айтматова.

Намного откровеннее политологи из Бишкека Дмитрий Орлов и Игорь Шестаков. В беседе с «Курсивом» они предположили, что протесты под лозунгом «Спасем Иссык-Куль» и привязкой к проблемам хвостохранилищ напрямую связаны с предстоящими в 2020 году выборами в Жогорку Кенеш. «Все просто. Национальный вопрос уже не так будоражит население, а у кого-то подобные темы являются единственным способом набрать очки перед выборами. Прежние же опасения настолько много и часто транслировались, что от них у электората пришла усталость», – отметил Дмитрий Орлов. 

Тема разработок урана близ Иссык-Куля не рассмат­ривалась много лет, согласен сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков. В последний раз об «урановом прошлом Кыр­гызстана» в контексте развития иссык-кульских курортов говорилось в 2012 году. 

«Политический бомонд и многочисленная общественность спала крепким сном, не обращая на вопросы развития Иссык-Куля никакого внимания. Ситуация вокруг разработки месторождения урана разбудила общество и политиков, но не думаю, что это надолго. Системные проблемы сохранения экологии Иссык- Куля и других регионов страны требуют системных решений и финансирования, а эти вопросы митингами и постами в соцсетях не решить», – уверен Шестаков. 

Он отмечает, что на самом деле Иссык-Куль давно под угрозой экологической катастрофы – в числе наиболее серьезных проблем главной курортной зоны Кыргызстана отсутствие очистных сооружений в пансионатах, повсеместное наличие свалок мусора, а также неисправность канализации и плохое качество питьевой воды, которые особенно заметны в Караколе. 

Выгодно – невыгодно

Так называемый урановый бунт в Кыргызстане в определенной степени отвечает интересам Казахстана. В случае, если Жогорку Кенеш к концу мая все же примет закон, запрещающий разработку урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года, возможен подъем цен на природный уран на мировых рынках. Особенно заметным этот рост станет из-за вероятной остановки специализирующегося на переработке урановых концентратов Кара-Балтинского горнорудного комбината (КБГК). Дело в том, что еще год назад руководство КБГК рассчитывало значительно увеличить объемы производства и выйти на получение прибыли после начала разработки урана на месторождениях «Таш-Булак» и «Кызыл-Омпол» в Иссык-Кульской области. В последнее время стоимость фьючерсов за природный уран несколько упала и составляет $24,75 за фунт, или $54,56 за килограмм. 

Испытывающий финансовые затруднения Кыргызстан регулярно просит на международном уровне средства, в том числе и на рекультивацию урановых хвостохранилищ. Некоторые политики КР уже высказали предположение о причастности ряда иностранных государств к антиурановым акциям протеста. Однако заместитель председателя ГКНБ КР Мирлан Тургунбеков, отвечая 2 мая на вопросы депутатов Жогорку Кенеша, заметил, что подтверждений информации нет. И при этом подчеркнул: несмотря на остроту вопроса о разработке месторождений урана, здоровье граждан Кыргызстана важнее.


1 просмотр

Как в Туркестанской области развивается солнечная энергетика

И что ей мешает

Фото: Shutterstock

Запуск объектов альтернативной энергетики закроет 30% потребности Туркестанской области в электроэнергии и частично снизит ее дефицит. Использовать солнечный потенциал в полной мере пока не позволяют возможности электросетей.

Солнечные электростанции строятся в Сарыагашском (мощностью 20 МВт), Мактааральском (4,95 МВт) и Сузакском (50 МВт) районах Туркестанской области, а также в городах Арысь (14 МВт) и Кентау (50 МВт). Суммарная мощность пяти солнечных проектов и двух проектов малых ГЭС, которые сейчас тоже на этапе строительства, – 95 МВт. Уже запущенные в Туркестанской области объекты ВИЭ, по данным областного управления энергетики и ЖКХ, дают пока всего около 6,5 МВт. К 2025 году в регионе должно быть 13 ВИЭ-проектов общей мощностью 148,8 МВт.

Строительство солнечных электростанций на юге Казахстана – не только следствие мирового тренда на увеличение доли альтернативной электроэнергетики. И в Туркестанской области, и в Шымкенте остро стоит проблема энергодефицита. Сейчас потребность региона составляет около 500 МВт, и внутренние источники обеспечивают лишь 30% от общего объема энергопотребления. Очевидно, что при трехстах солнечных днях в году интерес к возобновляемым источникам энергии в Туркестанской области продиктован практическими соображениями. 

По данным Минэнерго РК, на юге страны сосредоточена значительная часть потенциала солнечной энергии Казахстана, которая составляет оценочно 2,2–3 тыс. солнечных часов, или 2,5 млрд кВт*ч в год. Ссылаясь на данные карт солнечного ресурса World Bank Group, представители инвестиционной компании Turkistan Invest заявляли, что инсоляция в Туркестанской области в среднем достигает отметки в 1600 кВт*ч на квадратный метр. Эти цифры сравнимы с показателями таких жарких африканских стран, как Эфиопия, Буркина-Фасо, Сенегал и Уганда.

Инфраструктурный тормоз

Одного солнечного потенциала для строительства электростанции мало. «Для успешной реализации в регионе проектов ВИЭ необходимы как минимум хороший земельный участок с хорошей освещаемостью солнцем и наличие точек подключения к электросетям, – говорит управляющий директор по сопровождению инвестиционных проектов Turkistan Invest Эрик Уразаков. – Но если найти земельный участок для СЭС несложно, то точки подключения к электросетям присутствуют не везде». Без точки подключения к электросетям придется строить подстанцию, а это – дополнительные затраты. 

Аналитики Turkistan Invest смотрят на данные действующих подстанций, изучают – есть ли там резерв для подключения. Если такая возможность есть – ищут в радиусе двух-трех километров свободный земельный участок, презентуют его инвестору. И тот уже оценивает: подходит ему эта площадка или нет. У крупных компаний, возводящих солнечные электростанции, есть готовые проекты под строительство СЭС разной мощности – с этим сложностей нет. «Проблемы – именно в коммуникациях, сложностях получения техусловий на подключение и, в первую очередь, недостатке мощностей электросетей, пропускных способностей высоковольтных линий передач, – подчеркивает г-н Уразаков. – Возможно, мы могли бы строить больше солнечных станций. Но электросети не предназначены для прокачки такого объема энергии, а их модернизация требует больших затрат. Эта системная проблема затрудняет реализацию проектов СЭС, решать ее нужно комплексно».

Коммерческий директор ТОО «Онтустик Жарык Транзит» Даулет Ибраев согласен с утверждением, что энергетическая инфраструктура Туркестанской области рассчитана только на существующие нагрузки. «Присоединение мощных солнечных электростанций на наши сети является большой проблемой, так как в отдельно взятой точке присоединения нет возможности распределить 50 МВт и более электроэнергии. Поэтому при проектировании мощных солнечных электростанций необходимо учитывать потребляемую нагрузку региона или предусмотреть выход к системным подстанциям АО «KEGOC» – прокомментировал он.

Дорогое удовольствие

Стоимость солнечной энергии высока – предельные тарифы, установленные государством для солнечных электростанций, составляют 34 тенге 61 тиын за 1 кВт*ч. Для сравнения – тариф для ветровых электростанций – 22 тенге за 1 кВт*ч, малых ГЭС – 16 тенге 71 тиын. Снизить высокие тарифы на электроэнергию, вырабатываемую солнечными электростанциями, должен тендерный подход. В Казахстане сейчас проводятся аукционы на понижение для выбора проектов на размещение. Инвесторы, планирующие строительство СЭС, отталкиваются от предельного тарифа и предлагают покупать у них солнечную энергию по более низкой цене. Побеждает тот, кто предлагает наименьший тариф за 1 кВт*ч – он и получает право построить электростанцию на заранее обозначенных территориях. Такой подход в Казахстане начали использовать, чтобы уменьшить стоимость альтернативной энергии – и он себя оправдал. 

«В аукционе 2018 года по нашей области компании выиграли тендер на 57 МВт, они будут строить еще три проекта. Сами проекты будут реализованы в течение четырех лет. Мы же обязуемся в течение 15 лет покупать произведенную ими электроэнергию по их тарифу по аукционной цене – 18 тенге», – привела пример руководитель отдела электроснабжения управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Туркестанской области Роза Сариева.

От дефицита к профициту

В Сайрамском районе Туркестанской области уже действует СЭС «Акбай» мощностью 1 МВт. Запустило проект ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг». По информации компании, солнечная электростанция полностью покрывает потребности в электроэнергии самого предприятия, а оставшиеся объемы передаются в городские энергосети.

Новые СЭС должны снизить дефицит электроэнергии в Туркестанской области. Зарубежные же эксперты прочат, что природный потенциал позволит региону обеспечивать не только себя, но и других – экспортируя электроэнергию. Такое мнение высказал лауреат Нобелевской премии мира и эксперт мирового масштаба в области изменения климата Рае Квон Чунг. Во время его визитов в РК обсуждалась возможность совместной реализации в Туркестане и Туркестанской области амбициозных зеленых проектов, в том числе – по производству солнечных панелей, ветрогенераторов и созданию экогородов. Концепция генплана по развитию Туркестана уже предусматривает строительство возле города объектов ВИЭ и использование солнечных панелей для освещения улиц.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

Цифра дня

Более 7 млн
тенге
получит из бюджета каждый кандидат в президенты РК на агитацию

Цитата дня

Сегодня я выступаю перед вами не в качестве президента страны: ради интересов страны и народа я принял непростое, но продуманное решение о прекращении своих президентских полномочий… Вся моя работа будет заключена в том, чтобы поддержать деятельность нового президента и обеспечить транзит в спокойной обстановке и продолжать ту работу, которую мы начали

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank