Какие выгоды сулит Казахстану урановый бунт на Иссык-Куле

Петицию против добычи урана подписали более 30 тыс. кыргызстанцев

Фото: Игорь Коваленко

Кыргызстан вновь бурлит. Причина недовольства граждан – начало разработки уранового месторождения близ озера Иссык-Куль. Во время протестов всплыла и тема законсервированных, но от этого не менее проблемных урановых хвостохранилищ. 

«Мы против урана» – флеш-моб под таким девизом провели около 300 гражданских активистов из общественного фонда «Ак Жолынытмагы» в центре Бишкека в конце апреля. Одновременно в соцсетях был размещен призыв подписать петицию против добычи урана на берегу Иссык-Куля. Это тут же сделали более 30 тыс. жителей Кыргызстана. Следом массовые акции против добычи урана на берегу жемчужины Кыргыз­стана покатились по стране, а к гражданским активистам стали активно присоединяться представители политических партий.

Кыргызстан без добычи урана

На массовые акции протеста власти Кыргызстана отреагировали практически сразу. 22 апреля, на следующий день после флеш-моба в Бишкеке, премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев поручил приостановить разработку уранового месторождения в Тонском районе Иссык-Кульской области (его вела «ЮрАзия», российская компания с канадскими корнями). Разработку приостановили до завершения работы специально созданной межведомственной комиссии, но депутаты Жогорку Кенеша 2 мая приняли постановление о запрете разработки и добычи урана в стране в целом. Более того, пообещали до начала летних парламентских каникул принять закон о запрете разработки урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года. Президент страны Сооронбай Жээнбеков заявил 4 мая на встрече с судьями конституционной палаты, что «в Кыргызстане не будет добычи урана».

Особо опасный аргумент

Один из главных аргументов против разработки месторождения близ Иссык-Куля – хвостохранилища на месте прежних урановых разработок в КР. Руководитель аналитического центра «Стратегия Восток – Запад» Дмитрий Орлов, ссылаясь на МЧС Кыргызстана, приводит такие цифры: в общей сложности в республике насчитывается 92 места захоронения токсичных и радиоактивных веществ.

Наиболее опасными считаются урановые хвостохранилища, расположенные в Мин-Куше, Шекафтаре и Майлуу-Суу. «В одном только Майлуу-Суу 36 захоронений. Из них в 23 хвостохранилищах содержатся элементы урана, а в других – остатки радиоактивных горных пород, тяжелые металлы и цианиды. При этом общий объем ядовитых и опасных веществ составляет около 2,9 млн кубометров. Они опасны, потому что некоторые из них могут обрушиться оползнями, а другие – размыть вода», – рассказал Орлов.

О потенциальной опасности захоронений в Майлуу-Суу не только для населения Кыргыз­стана, но и для других стран Центральной Азии говорит эколог, кандидат геолого-минералогических наук и гендиректор общественного фонда AMAZonA.KG Джамиля Айтматова. «Дело в том, что протекающая там река является трансграничным водото­ком. При попадании в нее радиоактивных отходов загрязнению может подвергнуться достаточно большая территория в первую очередь Ферганской долины», – отметила Джамиля Айтматова. 

Она акцентировала внимание на хвостохранилище №3, которое располагалось рядом с дорогой всего в 30 метрах от реки, было самым большим по объему и отличалось нестабильным состоянием из-за потери устойчивости имеющейся у него дамбы. 

«Кроме того, это хвостохранилище обводнялось грунтовыми водами, которые, просачиваясь у его подножия, выносили радиоактивные элементы и тяжелые металлы на поверхность, создавая опасность местному населению. Ко всему прочему, над ними нависла часть огромного оползня «Тектоник», сход которого мог произойти в любой момент в результате сейсмических подвижек или обильных осадков. Оползень мог выдавить содержимое хвостохранилища в реку и привести к катастрофическим последствиям», – все эти подробности Айтматова рассказывает в прошедшем времени, поскольку в настоящий момент ситуация вокруг Майлуу-Суу уже не столь угрожающая. 

С 2011 года все наиболее опасные урановые хвостохранилища не только в Майлуу-Суу, но и в Мин-Куше, Шекафтаре и Каджи-Сае прошли рекультивацию. Деньги на это выделили Всемирный банк, Европейский союз и Россия. Специалисты немецкой компании WISUTEC вскрыли упомянутое хвостохранилище №3 в Майлуу-Суу и перенесли его содержимое на территорию хвостохранилища №6, расположенного в малодоступном месте в горах. «Сейчас проводится оценка воздействия на окружающую среду для рекультивации хвостохранилищ в Айлямпа-Сае, также находящихся рядом с городом Майлуу-Суу. Они подвергаются размыву рекой, особенно в период весенних и осенних паводков. На эти цели и на ТЭО переноса хвостохранилища №8 Европейский союз выделит около 10 млн евро. Так что работы ведутся. Риски радиоактивного заражения снижаются», – успокоила Джамиля Айтматова. 

Все дело в выборах?

Почему сторонники зеленых движений Кыргызстана требуют прекратить любые работы на месторождении Кызыл-Омпольской группы в Тонском районе Иссык-Кульской области, ссылаясь на проблемы, уже теряющие свою остроту? Да и «ЮрАзия» гарантирует, что станет использовать самые безопасные и современные методы добычи не только выходящего на поверхность урана, но и тория, фосфора, циркония и титаномагнетита. К тому же место, где должна идти разработка крупнейшего в Кыргызстане месторождения, находится скорее ближе к Орто-Токойскому водохранилищу на реке Чу, нежели к курортным зонам озера Иссык-Куль. И ни горных рек, ни даже ручьев там нет.

Опрошенные «Курсивом» эксперты из Кыргызстана заметили: несмотря на все же существующую актуальность проблем с хвостохранилищами, их упоминание сторонниками запрета добычи урана в стране имеет в определенной степени искусственный характер. 

«Больше всего люди пугаются слова «радиация». За этим следует ассоциативный ряд «Чернобыль – «Фукусима» – уран». Затем в уме возникает слово «хвостохранилище» и почти непоколебимое убеждение «Мы все умрем!» При этом мало кто на самом деле понимает, что такое хвостохранилище, какие угрозы и при каких обстоятельствах оно несет. Люди не знают, что хвостохранилища могут содержать не только радиоактивные отходы. Они могут содержать и просто токсичные отходы, как, например, в случае с хвостохранилищами, которые создаются для складирования жидких отходов после переработки золотоносной руды. От недостатка знаний люди легко впадают в панику, и в этом случае до их разума бывает очень сложно достучаться», – объясняет свое видение ситуации Джамиля Айтматова.

Намного откровеннее политологи из Бишкека Дмитрий Орлов и Игорь Шестаков. В беседе с «Курсивом» они предположили, что протесты под лозунгом «Спасем Иссык-Куль» и привязкой к проблемам хвостохранилищ напрямую связаны с предстоящими в 2020 году выборами в Жогорку Кенеш. «Все просто. Национальный вопрос уже не так будоражит население, а у кого-то подобные темы являются единственным способом набрать очки перед выборами. Прежние же опасения настолько много и часто транслировались, что от них у электората пришла усталость», – отметил Дмитрий Орлов. 

Тема разработок урана близ Иссык-Куля не рассмат­ривалась много лет, согласен сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков. В последний раз об «урановом прошлом Кыр­гызстана» в контексте развития иссык-кульских курортов говорилось в 2012 году. 

«Политический бомонд и многочисленная общественность спала крепким сном, не обращая на вопросы развития Иссык-Куля никакого внимания. Ситуация вокруг разработки месторождения урана разбудила общество и политиков, но не думаю, что это надолго. Системные проблемы сохранения экологии Иссык- Куля и других регионов страны требуют системных решений и финансирования, а эти вопросы митингами и постами в соцсетях не решить», – уверен Шестаков. 

Он отмечает, что на самом деле Иссык-Куль давно под угрозой экологической катастрофы – в числе наиболее серьезных проблем главной курортной зоны Кыргызстана отсутствие очистных сооружений в пансионатах, повсеместное наличие свалок мусора, а также неисправность канализации и плохое качество питьевой воды, которые особенно заметны в Караколе. 

Выгодно – невыгодно

Так называемый урановый бунт в Кыргызстане в определенной степени отвечает интересам Казахстана. В случае, если Жогорку Кенеш к концу мая все же примет закон, запрещающий разработку урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года, возможен подъем цен на природный уран на мировых рынках. Особенно заметным этот рост станет из-за вероятной остановки специализирующегося на переработке урановых концентратов Кара-Балтинского горнорудного комбината (КБГК). Дело в том, что еще год назад руководство КБГК рассчитывало значительно увеличить объемы производства и выйти на получение прибыли после начала разработки урана на месторождениях «Таш-Булак» и «Кызыл-Омпол» в Иссык-Кульской области. В последнее время стоимость фьючерсов за природный уран несколько упала и составляет $24,75 за фунт, или $54,56 за килограмм. 

Испытывающий финансовые затруднения Кыргызстан регулярно просит на международном уровне средства, в том числе и на рекультивацию урановых хвостохранилищ. Некоторые политики КР уже высказали предположение о причастности ряда иностранных государств к антиурановым акциям протеста. Однако заместитель председателя ГКНБ КР Мирлан Тургунбеков, отвечая 2 мая на вопросы депутатов Жогорку Кенеша, заметил, что подтверждений информации нет. И при этом подчеркнул: несмотря на остроту вопроса о разработке месторождений урана, здоровье граждан Кыргызстана важнее.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Цены на медь сигнализируют о глобальном росте мировой экономики

Инвесторы делают ставку на медь и тем самым раскручивают наиболее быстрое за последние годы ралли на рынке промышленных металлов

Фото: Feature China/Barcroft Media/Getty Images

Поскольку инвесторы активно вкладывают средства в активы, демонстрировавшие в последнее время хорошую динамику, фьючерсные контракты на медь ближайшего месяца поставки за 12 последовательных торговых сессий к прошлому понедельнику выросли в цене до $2,94 за фунт – максимальной отметки начиная с апреля 2019 года. Во вторник и среду цена немного упала. Тем не менее победная серия из 12 сессий стала самой длинной с конца 2017 года, когда радужные прогнозы в отношении мировой экономики и общая положительная ситуация также привели к росту цен.

Учитывая, что медь широко применяется в мировом производственном секторе и является критически важным элементом для изготовления практически всего – от смартфонов до жилья, многие аналитики используют стоимость этого металла в качестве экономического индикатора. В частности, цена на медь тесно связана с экономическим ростом Китая. Вторая по величине экономика мира потребляет практически половину добываемой в мире меди. Кроме того, последние данные указывают на то, что экономика Поднебесной восстанавливается намного быстрее, чем это ожидало большинство аналитиков, после того как в начале 2020 года производство в Китае было остановлено из-за коронавируса.

По сути, скачок меди в цене на 35% от минимальной отметки в марте – это часть более широкого роста цен на волатильные активы, что связано с желанием инвесторов и спекулянтов по всему миру использовать момент. Индекс Shanghai Composite недавно побил рекорд последних двух с половиной лет, технологический индекс Nasdaq Composite в последние дни также достиг рекордных отметок.

Прибыль от популярных инвестиций вроде вложений в производителя электромобилей Tesla Inc. в последнее время была особенно высокой, что только подчеркивает масштаб текущего ралли, которое так обескуражило скептиков.

«Это только один из множества рынков», – говорит Уилл Райнд, глава компании GraniteShares, управляющей индексным биржевым фондом стоимостью около $60 млн, в корзину товаров которого входит медь. «Не важно, медь это или акции Tesla, похоже, что в цене растет все», – отмечает он.

Хедж-фонды и другие спекулятивные инвесторы в течение трех недель подряд до 7 июля увеличивали чистые ставки на рост меди в цене, что обеспечило их рост до двухлетнего максимума, показывают данные Комиссии по торговле товарными фьючерсами.

WSJ Мировые запасы меди на биржах-1.jpg

Медь не единственный металл, который сигнализирует экономике о «бычьем» тренде. В последние недели трейдеры также постепенно повышают цены и на другие сырьевые товары, в частности на алюминий и олово.

Этот рост – настоящее благо для таких диверсифицированных добывающих компаний, как Rio Tinto PLC и BHP Group Ltd. Ранее спрос на их ключевые продукты был подорван пандемией коронавируса. Однако за последние три месяца акции этих компаний, как и компаний, добывающих медь, например Freeport-McMoRan Inc. и Southern Copper Corp., значительно выросли в цене.

Впрочем, спрос не единственный фактор, позитивно влияющий на текущий тренд. Аналитики также прогнозируют долгосрочный дефицит меди из-за катастрофически малых объемов инвестиций в новые рудники. Грозят сокращением производства и недавние вызванные коронавирусом сбои в работе шахт и нефтеперерабатывающих заводов в таких ключевых странах-производителях, как Чили. Другой потенциальной угрозой для поставок меди стала забастовка рабочих на чилийском руднике под управлением компании Antofagasta PLC, совладельцем которого является корпорация Barrick Gold. 

По словам Кристофера ЛаФемина, аналитика по металлургии и горнодобывающей промышленности инвестиционного банка Jefferies, с марта мировые запасы меди быстро сокращаются из-за ограниченности объемов добычи на некоторых шахтах и роста спроса. «Без значительного увеличения инвестиций в новые мощности рынок будет испытывать существенный дефицит, поскольку спрос продолжает расти», – сообщил он недавно в аналитической записке.

Тем не менее скептики считают, что цена на медь выросла слишком быстро, учитывая нестабильную перспективу спроса в большинстве западных стран. В текущем месяце по темпам роста медь опередила все другие циклические активы, также напрямую связанные с экономикой, например нефть и акции банков, и это дает некоторым аналитикам повод полагать, что рынок меди не сбалансирован.

Тем временем в Калифорнии, Техасе и Флориде число случаев заболевания коронавирусом продолжает расти, и это омрачает надежды на быстрое восстановление экономики США. Кроме того, совсем недавно президент Дональд Трамп охладил пыл тех, кто ожидает подписания «второй фазы» торгового соглашения между США и Китаем, и это в перспективе может ослабить международные торговые потоки и привести к падению спроса на медь.

И хотя в текущий момент медь растет в цене вопреки всем этим опасениям, некоторые трейдеры скептически относятся к тому, что устойчивый рост сохранится в будущем.

«Эта ситуация застала нас врасплох, – говорит Эдвард Меир, специализирующийся на металлах консультант брокерской фирмы ED&F Man Capital Markets. – И я был бы осторожнее с этим ралли».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg