Перейти к основному содержанию


6683 просмотра

Какие выгоды сулит Казахстану урановый бунт на Иссык-Куле

Петицию против добычи урана подписали более 30 тыс. кыргызстанцев

Фото: Игорь Коваленко

Кыргызстан вновь бурлит. Причина недовольства граждан – начало разработки уранового месторождения близ озера Иссык-Куль. Во время протестов всплыла и тема законсервированных, но от этого не менее проблемных урановых хвостохранилищ. 

«Мы против урана» – флеш-моб под таким девизом провели около 300 гражданских активистов из общественного фонда «Ак Жолынытмагы» в центре Бишкека в конце апреля. Одновременно в соцсетях был размещен призыв подписать петицию против добычи урана на берегу Иссык-Куля. Это тут же сделали более 30 тыс. жителей Кыргызстана. Следом массовые акции против добычи урана на берегу жемчужины Кыргыз­стана покатились по стране, а к гражданским активистам стали активно присоединяться представители политических партий.

Кыргызстан без добычи урана

На массовые акции протеста власти Кыргызстана отреагировали практически сразу. 22 апреля, на следующий день после флеш-моба в Бишкеке, премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев поручил приостановить разработку уранового месторождения в Тонском районе Иссык-Кульской области (его вела «ЮрАзия», российская компания с канадскими корнями). Разработку приостановили до завершения работы специально созданной межведомственной комиссии, но депутаты Жогорку Кенеша 2 мая приняли постановление о запрете разработки и добычи урана в стране в целом. Более того, пообещали до начала летних парламентских каникул принять закон о запрете разработки урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года. Президент страны Сооронбай Жээнбеков заявил 4 мая на встрече с судьями конституционной палаты, что «в Кыргызстане не будет добычи урана».

Особо опасный аргумент

Один из главных аргументов против разработки месторождения близ Иссык-Куля – хвостохранилища на месте прежних урановых разработок в КР. Руководитель аналитического центра «Стратегия Восток – Запад» Дмитрий Орлов, ссылаясь на МЧС Кыргызстана, приводит такие цифры: в общей сложности в республике насчитывается 92 места захоронения токсичных и радиоактивных веществ.

Наиболее опасными считаются урановые хвостохранилища, расположенные в Мин-Куше, Шекафтаре и Майлуу-Суу. «В одном только Майлуу-Суу 36 захоронений. Из них в 23 хвостохранилищах содержатся элементы урана, а в других – остатки радиоактивных горных пород, тяжелые металлы и цианиды. При этом общий объем ядовитых и опасных веществ составляет около 2,9 млн кубометров. Они опасны, потому что некоторые из них могут обрушиться оползнями, а другие – размыть вода», – рассказал Орлов.

О потенциальной опасности захоронений в Майлуу-Суу не только для населения Кыргыз­стана, но и для других стран Центральной Азии говорит эколог, кандидат геолого-минералогических наук и гендиректор общественного фонда AMAZonA.KG Джамиля Айтматова. «Дело в том, что протекающая там река является трансграничным водото­ком. При попадании в нее радиоактивных отходов загрязнению может подвергнуться достаточно большая территория в первую очередь Ферганской долины», – отметила Джамиля Айтматова. 

Она акцентировала внимание на хвостохранилище №3, которое располагалось рядом с дорогой всего в 30 метрах от реки, было самым большим по объему и отличалось нестабильным состоянием из-за потери устойчивости имеющейся у него дамбы. 

«Кроме того, это хвостохранилище обводнялось грунтовыми водами, которые, просачиваясь у его подножия, выносили радиоактивные элементы и тяжелые металлы на поверхность, создавая опасность местному населению. Ко всему прочему, над ними нависла часть огромного оползня «Тектоник», сход которого мог произойти в любой момент в результате сейсмических подвижек или обильных осадков. Оползень мог выдавить содержимое хвостохранилища в реку и привести к катастрофическим последствиям», – все эти подробности Айтматова рассказывает в прошедшем времени, поскольку в настоящий момент ситуация вокруг Майлуу-Суу уже не столь угрожающая. 

С 2011 года все наиболее опасные урановые хвостохранилища не только в Майлуу-Суу, но и в Мин-Куше, Шекафтаре и Каджи-Сае прошли рекультивацию. Деньги на это выделили Всемирный банк, Европейский союз и Россия. Специалисты немецкой компании WISUTEC вскрыли упомянутое хвостохранилище №3 в Майлуу-Суу и перенесли его содержимое на территорию хвостохранилища №6, расположенного в малодоступном месте в горах. «Сейчас проводится оценка воздействия на окружающую среду для рекультивации хвостохранилищ в Айлямпа-Сае, также находящихся рядом с городом Майлуу-Суу. Они подвергаются размыву рекой, особенно в период весенних и осенних паводков. На эти цели и на ТЭО переноса хвостохранилища №8 Европейский союз выделит около 10 млн евро. Так что работы ведутся. Риски радиоактивного заражения снижаются», – успокоила Джамиля Айтматова. 

Все дело в выборах?

Почему сторонники зеленых движений Кыргызстана требуют прекратить любые работы на месторождении Кызыл-Омпольской группы в Тонском районе Иссык-Кульской области, ссылаясь на проблемы, уже теряющие свою остроту? Да и «ЮрАзия» гарантирует, что станет использовать самые безопасные и современные методы добычи не только выходящего на поверхность урана, но и тория, фосфора, циркония и титаномагнетита. К тому же место, где должна идти разработка крупнейшего в Кыргызстане месторождения, находится скорее ближе к Орто-Токойскому водохранилищу на реке Чу, нежели к курортным зонам озера Иссык-Куль. И ни горных рек, ни даже ручьев там нет.

Опрошенные «Курсивом» эксперты из Кыргызстана заметили: несмотря на все же существующую актуальность проблем с хвостохранилищами, их упоминание сторонниками запрета добычи урана в стране имеет в определенной степени искусственный характер. 

«Больше всего люди пугаются слова «радиация». За этим следует ассоциативный ряд «Чернобыль – «Фукусима» – уран». Затем в уме возникает слово «хвостохранилище» и почти непоколебимое убеждение «Мы все умрем!» При этом мало кто на самом деле понимает, что такое хвостохранилище, какие угрозы и при каких обстоятельствах оно несет. Люди не знают, что хвостохранилища могут содержать не только радиоактивные отходы. Они могут содержать и просто токсичные отходы, как, например, в случае с хвостохранилищами, которые создаются для складирования жидких отходов после переработки золотоносной руды. От недостатка знаний люди легко впадают в панику, и в этом случае до их разума бывает очень сложно достучаться», – объясняет свое видение ситуации Джамиля Айтматова.

Намного откровеннее политологи из Бишкека Дмитрий Орлов и Игорь Шестаков. В беседе с «Курсивом» они предположили, что протесты под лозунгом «Спасем Иссык-Куль» и привязкой к проблемам хвостохранилищ напрямую связаны с предстоящими в 2020 году выборами в Жогорку Кенеш. «Все просто. Национальный вопрос уже не так будоражит население, а у кого-то подобные темы являются единственным способом набрать очки перед выборами. Прежние же опасения настолько много и часто транслировались, что от них у электората пришла усталость», – отметил Дмитрий Орлов. 

Тема разработок урана близ Иссык-Куля не рассмат­ривалась много лет, согласен сопредседатель клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков. В последний раз об «урановом прошлом Кыр­гызстана» в контексте развития иссык-кульских курортов говорилось в 2012 году. 

«Политический бомонд и многочисленная общественность спала крепким сном, не обращая на вопросы развития Иссык-Куля никакого внимания. Ситуация вокруг разработки месторождения урана разбудила общество и политиков, но не думаю, что это надолго. Системные проблемы сохранения экологии Иссык- Куля и других регионов страны требуют системных решений и финансирования, а эти вопросы митингами и постами в соцсетях не решить», – уверен Шестаков. 

Он отмечает, что на самом деле Иссык-Куль давно под угрозой экологической катастрофы – в числе наиболее серьезных проблем главной курортной зоны Кыргызстана отсутствие очистных сооружений в пансионатах, повсеместное наличие свалок мусора, а также неисправность канализации и плохое качество питьевой воды, которые особенно заметны в Караколе. 

Выгодно – невыгодно

Так называемый урановый бунт в Кыргызстане в определенной степени отвечает интересам Казахстана. В случае, если Жогорку Кенеш к концу мая все же примет закон, запрещающий разработку урановых месторождений на территории Кыргызстана до 2070 года, возможен подъем цен на природный уран на мировых рынках. Особенно заметным этот рост станет из-за вероятной остановки специализирующегося на переработке урановых концентратов Кара-Балтинского горнорудного комбината (КБГК). Дело в том, что еще год назад руководство КБГК рассчитывало значительно увеличить объемы производства и выйти на получение прибыли после начала разработки урана на месторождениях «Таш-Булак» и «Кызыл-Омпол» в Иссык-Кульской области. В последнее время стоимость фьючерсов за природный уран несколько упала и составляет $24,75 за фунт, или $54,56 за килограмм. 

Испытывающий финансовые затруднения Кыргызстан регулярно просит на международном уровне средства, в том числе и на рекультивацию урановых хвостохранилищ. Некоторые политики КР уже высказали предположение о причастности ряда иностранных государств к антиурановым акциям протеста. Однако заместитель председателя ГКНБ КР Мирлан Тургунбеков, отвечая 2 мая на вопросы депутатов Жогорку Кенеша, заметил, что подтверждений информации нет. И при этом подчеркнул: несмотря на остроту вопроса о разработке месторождений урана, здоровье граждан Кыргызстана важнее.


2411 просмотров

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Лоукостеры и безвизовый режим увеличили поток туристов в Центральный Казахстан

Стоит ли ехать на отдых в казахстанское село

Чем привлекают иностранцев маленькие казахстанские села, как относятся заграничные гости к отсутствию комфорта, и что нужно для развития туризма в Казахстане рассказал в интервью «Курсиву» заместитель директора ТОО «NomadicTravel Kazakhstan», президент и один из основателей Историко-географического общества и общественного фонда «Авалон» Виталий Шуптар.

– Виталий, наверняка у вас есть свой топ-5 мест в Центральном Казахстане, привлекательных для туристов.

– Однозначно не скажешь, есть места популярные среди иностранных туристов, для которых работаем мы, составляем карты, путеводители. Они стали популярны с начала 2000-х и продолжают развиваться. Это Кызыларай, Улытау, Буйратау, Кент и Бектау-Ата в Прибалхашье. Последний очень популярен сейчас, особенно среди фотографов.

А есть места, которые популярны вне зависимости от нашей работы, потому как у нас народ не умеет отдыхать, кроме как с шашлыком у озера.  Для этой части – Каркаралинск, Топар, Балхаш.

20190629_175925.jpg

– Стало ли туристов больше за последние годы?

– Туристов стало больше во время проведения выставки ЭКСПО-2017 и после нее, но не из-за ЭКСПО-2017.  Ввели безвизовый режим, потом лоукостеры начали летать. Тогда и состав национальный стал очень разнообразным: из Юго-Восточной Азии приезжают, Гонконга, Малазии; потом из Канады, Восточной  Европы – поляки, чехи. Если говорить о возрастной категории, то еще 5 лет назад я бы сказал, что это исключительно пенсионеры 70 лет, сейчас, опять же благодаря лоукостерам и безвизовому режиму, у нас и есть 20-летние туристы, и 80-летние.

– Что именно привлекает туристов в Центральный Казахстан?

– Иностранцев привлекает такая смесь этнографии и природы, и чем первозданнее и первое, и второе, тем более интересно. Поэтому мы работаем в селах, которые располагается вблизи природных или исторических объектов. Пример является  село Шабанбай би в Кызыларайском горном массиве, там есть гостевые дома, которые работают уже около 10 лет и они намного популярнее где-нибудь в Голландии, нежели у нас здесь в Караганде.

В 2014 году Кызыларай и Шабанбайби даже премию получили, вошли в топ-100 общемировых стабильно и устойчиво развивающихся туристических направлений. В Шабанбай би ты можешь остановиться в гостевом доме, ведь иностранцам не нужно такое как бы безличное «нате вам ключи от номера»  и все, им интересно посидеть вместе за чашкой чая, поговорить, вместе с хозяевами в горы сходить. Они не столько туристы, сколько гости. И это работает не только в Шабанбайби, этот тренд по всему Казахстану сейчас заметен: Аксу-Жабаглы, Кольсай, Западный Алтай, Сайрам-Угам.

– Были ли места, где не пошел сельский туризм?

– Да, это Улытау. С точки зрения истории в Казахстане сложно найти более нашпигованный достопримечательностями на квадратный километр район. Их там очень много, причем все разновременное – от неолита, эпохи бронзы, там же и средние века, и тюркское время, вплоть до современности, до 19 века, есть памятники, природные объекты, некоторые из которых на карты поставлены совсем недавно.

Мы несколько раз пытались туда прийти с подобными проектами, чтобы появились сельские гостевые дома, чтобы сельские жители были тоже вовлечены. Попытались работать в самом селе Улытау – это слишком большое село, почти мини-город. А когда появляется мини-город,  заканчивается сельский менталитет, который строится на гостеприимстве. Не получилось.

Село Сарлык пробовали, оно маленькое, чистенькое, жители согласились, мы уже начали туристам контакты давать, потом началось:«А мы не можем принять». На самом деле эта система не от объективных каких-то факторов зависит, а от человеческих. Сельских туризм он такой – нужно слишком с душой подходить, не заставишь людей работать, там даже материальные какие-то бонусы имеют не самое первостепенное значение, здесь человек должен людей любить. 

– Кроме такого сельского, природного туризма, какие виды еще развиваются в Казахстане?

– Постоянно обновляющееся направление «темный туризм». У нас  половина клиентов, которые приезжают именно с такой целью. Из того, что уже существует, это Карлаг, АЛЖИР и Семипалатинский полигон.

Полигон – это вообще экстремально популярный объект за границей. Из  нового можно назватьСарышаганский полигон, площадок там осталось очень много. Они в большей мере заброшены, что прекрасно. В Жезказганском регионе, а также неподалеку от Караганды есть много объектов по индустриальной теме – старых рудников. Это все туризм познавательный и необычный. Его поэтому и считают нишевым продуктом, но некоторые страны этим живут.

– Путешествия по Центральному Казахстану – это дорого?

– Да, дороговато. Потому что группы в основном небольшие, также исходя из качества дорог и, соответственно, проходимости транспорта. До того же Шабанбайби можно добраться на автобусе, но он ходит нерегулярно и неудобно выстроен маршрут,  дальше нужно перемещаться уже на машине. А поездки малыми группами никогда дешевыми не были. Само проживание недорогое. Сейчас в Шабанбайби, даже после того как цены подняли, это 8-8,5 тыс. тенге в сутки. Сюда входит питание, и  кормят как на убой. Это очень хорошая цена, потому что если проехать дальше в сторону Балхаша, там просто за проживание будут брать большие деньги.

Некогда мы хотели работать с поселками на побережье Балхаша, но слишком завышенные ценовые ожидания и переоценка возможностей  Балхаша как рекреационного объекта среди местного населения убедили нас в том, что это не очень хорошая идея.

– Как бизнес-туризм выгоден в Центральном Казахстане?

– У нас сезонность сказывается на бизнесе. Жить можно, но разбогатеть ты сильно не сможешь. По крайней мере, пока не получится решить проблему сезонности.

– С какими проблемами сталкивается здесь туристический бизнес?

– Нехватка специалистов, гидов. Большая транспортная проблема. У нас недостаток нормальных магистральных дорог. Я не сторонник того, чтобы  асфальт был везде, многие дороги должны оставаться степными, грейдерами – этого достаточно. Основная сложность у нас с регулярным транспортным сообщением. Иностранцу нужно, чтобы была железная информация, что автобус номер такой-то отправляется во столько-то, он придет, купит билет и доберется. Практически нигде в Казахстане, включая и Центральный, это неосуществимо. Обычно транспорт отправляется по мере заполнения, с непонятных для туриста «пятаков», а это очень сильно «бьет» по развитию этих мест. Потому что стоимость посещения сразу становится больше, да и мало кто рискнет таким образом ехать. Кроме того, для человека, который не владеет казахским или русским языком, – это очень сложно.  Казахстан в целом – сложная страна в плане ориентации на местности, у нас нет указателей. Мы последние 7 лет сами создаем карты, но понимаем, что их все еще мало.

Часто говорят об отсутствии инфраструктуры, так вот иностранцам она не особо нужна. Гостевые дома, где базовые удобства, туалет может быть на улице, к отсутствию душа они, в общем-то, нормально относятся. А вот казахстанец на такие условия редко согласится. Наш народ не наелся пока комфорта, так, чтобы отсутствие его казалось приключением.

– Что нужно для того, чтобы сфера туризма в Центральном Казахстане развивалась?

– Нужно искоренение практики миграционного контроля – регистрации иностранных граждан. Я себе не представляю, что я приехал в чужую страну и иду в полицию, где никто не говорит по-английски и пытаюсь зарегистрироваться. Такое в мире существует только на территории бывшего Советского Союза и то не везде. А главное, чтобы что-то поменялось, власти должны поверить, что туризм – это серьезная сфера экономики, это деньги, должно прийти понимание, что это работает.

Туризм Центр_Монтажная область 1_0.jpg

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций