Как в Туркестанской области развивается солнечная энергетика

И что ей мешает

Фото: Shutterstock

Запуск объектов альтернативной энергетики закроет 30% потребности Туркестанской области в электроэнергии и частично снизит ее дефицит. Использовать солнечный потенциал в полной мере пока не позволяют возможности электросетей.

Солнечные электростанции строятся в Сарыагашском (мощностью 20 МВт), Мактааральском (4,95 МВт) и Сузакском (50 МВт) районах Туркестанской области, а также в городах Арысь (14 МВт) и Кентау (50 МВт). Суммарная мощность пяти солнечных проектов и двух проектов малых ГЭС, которые сейчас тоже на этапе строительства, – 95 МВт. Уже запущенные в Туркестанской области объекты ВИЭ, по данным областного управления энергетики и ЖКХ, дают пока всего около 6,5 МВт. К 2025 году в регионе должно быть 13 ВИЭ-проектов общей мощностью 148,8 МВт.

Строительство солнечных электростанций на юге Казахстана – не только следствие мирового тренда на увеличение доли альтернативной электроэнергетики. И в Туркестанской области, и в Шымкенте остро стоит проблема энергодефицита. Сейчас потребность региона составляет около 500 МВт, и внутренние источники обеспечивают лишь 30% от общего объема энергопотребления. Очевидно, что при трехстах солнечных днях в году интерес к возобновляемым источникам энергии в Туркестанской области продиктован практическими соображениями. 

По данным Минэнерго РК, на юге страны сосредоточена значительная часть потенциала солнечной энергии Казахстана, которая составляет оценочно 2,2–3 тыс. солнечных часов, или 2,5 млрд кВт*ч в год. Ссылаясь на данные карт солнечного ресурса World Bank Group, представители инвестиционной компании Turkistan Invest заявляли, что инсоляция в Туркестанской области в среднем достигает отметки в 1600 кВт*ч на квадратный метр. Эти цифры сравнимы с показателями таких жарких африканских стран, как Эфиопия, Буркина-Фасо, Сенегал и Уганда.

Инфраструктурный тормоз

Одного солнечного потенциала для строительства электростанции мало. «Для успешной реализации в регионе проектов ВИЭ необходимы как минимум хороший земельный участок с хорошей освещаемостью солнцем и наличие точек подключения к электросетям, – говорит управляющий директор по сопровождению инвестиционных проектов Turkistan Invest Эрик Уразаков. – Но если найти земельный участок для СЭС несложно, то точки подключения к электросетям присутствуют не везде». Без точки подключения к электросетям придется строить подстанцию, а это – дополнительные затраты. 

Аналитики Turkistan Invest смотрят на данные действующих подстанций, изучают – есть ли там резерв для подключения. Если такая возможность есть – ищут в радиусе двух-трех километров свободный земельный участок, презентуют его инвестору. И тот уже оценивает: подходит ему эта площадка или нет. У крупных компаний, возводящих солнечные электростанции, есть готовые проекты под строительство СЭС разной мощности – с этим сложностей нет. «Проблемы – именно в коммуникациях, сложностях получения техусловий на подключение и, в первую очередь, недостатке мощностей электросетей, пропускных способностей высоковольтных линий передач, – подчеркивает г-н Уразаков. – Возможно, мы могли бы строить больше солнечных станций. Но электросети не предназначены для прокачки такого объема энергии, а их модернизация требует больших затрат. Эта системная проблема затрудняет реализацию проектов СЭС, решать ее нужно комплексно».

Коммерческий директор ТОО «Онтустик Жарык Транзит» Даулет Ибраев согласен с утверждением, что энергетическая инфраструктура Туркестанской области рассчитана только на существующие нагрузки. «Присоединение мощных солнечных электростанций на наши сети является большой проблемой, так как в отдельно взятой точке присоединения нет возможности распределить 50 МВт и более электроэнергии. Поэтому при проектировании мощных солнечных электростанций необходимо учитывать потребляемую нагрузку региона или предусмотреть выход к системным подстанциям АО «KEGOC» – прокомментировал он.

Дорогое удовольствие

Стоимость солнечной энергии высока – предельные тарифы, установленные государством для солнечных электростанций, составляют 34 тенге 61 тиын за 1 кВт*ч. Для сравнения – тариф для ветровых электростанций – 22 тенге за 1 кВт*ч, малых ГЭС – 16 тенге 71 тиын. Снизить высокие тарифы на электроэнергию, вырабатываемую солнечными электростанциями, должен тендерный подход. В Казахстане сейчас проводятся аукционы на понижение для выбора проектов на размещение. Инвесторы, планирующие строительство СЭС, отталкиваются от предельного тарифа и предлагают покупать у них солнечную энергию по более низкой цене. Побеждает тот, кто предлагает наименьший тариф за 1 кВт*ч – он и получает право построить электростанцию на заранее обозначенных территориях. Такой подход в Казахстане начали использовать, чтобы уменьшить стоимость альтернативной энергии – и он себя оправдал. 

«В аукционе 2018 года по нашей области компании выиграли тендер на 57 МВт, они будут строить еще три проекта. Сами проекты будут реализованы в течение четырех лет. Мы же обязуемся в течение 15 лет покупать произведенную ими электроэнергию по их тарифу по аукционной цене – 18 тенге», – привела пример руководитель отдела электроснабжения управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Туркестанской области Роза Сариева.

От дефицита к профициту

В Сайрамском районе Туркестанской области уже действует СЭС «Акбай» мощностью 1 МВт. Запустило проект ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг». По информации компании, солнечная электростанция полностью покрывает потребности в электроэнергии самого предприятия, а оставшиеся объемы передаются в городские энергосети.

Новые СЭС должны снизить дефицит электроэнергии в Туркестанской области. Зарубежные же эксперты прочат, что природный потенциал позволит региону обеспечивать не только себя, но и других – экспортируя электроэнергию. Такое мнение высказал лауреат Нобелевской премии мира и эксперт мирового масштаба в области изменения климата Рае Квон Чунг. Во время его визитов в РК обсуждалась возможность совместной реализации в Туркестане и Туркестанской области амбициозных зеленых проектов, в том числе – по производству солнечных панелей, ветрогенераторов и созданию экогородов. Концепция генплана по развитию Туркестана уже предусматривает строительство возле города объектов ВИЭ и использование солнечных панелей для освещения улиц.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Цены на медь сигнализируют о глобальном росте мировой экономики

Инвесторы делают ставку на медь и тем самым раскручивают наиболее быстрое за последние годы ралли на рынке промышленных металлов

Фото: Feature China/Barcroft Media/Getty Images

Поскольку инвесторы активно вкладывают средства в активы, демонстрировавшие в последнее время хорошую динамику, фьючерсные контракты на медь ближайшего месяца поставки за 12 последовательных торговых сессий к прошлому понедельнику выросли в цене до $2,94 за фунт – максимальной отметки начиная с апреля 2019 года. Во вторник и среду цена немного упала. Тем не менее победная серия из 12 сессий стала самой длинной с конца 2017 года, когда радужные прогнозы в отношении мировой экономики и общая положительная ситуация также привели к росту цен.

Учитывая, что медь широко применяется в мировом производственном секторе и является критически важным элементом для изготовления практически всего – от смартфонов до жилья, многие аналитики используют стоимость этого металла в качестве экономического индикатора. В частности, цена на медь тесно связана с экономическим ростом Китая. Вторая по величине экономика мира потребляет практически половину добываемой в мире меди. Кроме того, последние данные указывают на то, что экономика Поднебесной восстанавливается намного быстрее, чем это ожидало большинство аналитиков, после того как в начале 2020 года производство в Китае было остановлено из-за коронавируса.

По сути, скачок меди в цене на 35% от минимальной отметки в марте – это часть более широкого роста цен на волатильные активы, что связано с желанием инвесторов и спекулянтов по всему миру использовать момент. Индекс Shanghai Composite недавно побил рекорд последних двух с половиной лет, технологический индекс Nasdaq Composite в последние дни также достиг рекордных отметок.

Прибыль от популярных инвестиций вроде вложений в производителя электромобилей Tesla Inc. в последнее время была особенно высокой, что только подчеркивает масштаб текущего ралли, которое так обескуражило скептиков.

«Это только один из множества рынков», – говорит Уилл Райнд, глава компании GraniteShares, управляющей индексным биржевым фондом стоимостью около $60 млн, в корзину товаров которого входит медь. «Не важно, медь это или акции Tesla, похоже, что в цене растет все», – отмечает он.

Хедж-фонды и другие спекулятивные инвесторы в течение трех недель подряд до 7 июля увеличивали чистые ставки на рост меди в цене, что обеспечило их рост до двухлетнего максимума, показывают данные Комиссии по торговле товарными фьючерсами.

WSJ Мировые запасы меди на биржах-1.jpg

Медь не единственный металл, который сигнализирует экономике о «бычьем» тренде. В последние недели трейдеры также постепенно повышают цены и на другие сырьевые товары, в частности на алюминий и олово.

Этот рост – настоящее благо для таких диверсифицированных добывающих компаний, как Rio Tinto PLC и BHP Group Ltd. Ранее спрос на их ключевые продукты был подорван пандемией коронавируса. Однако за последние три месяца акции этих компаний, как и компаний, добывающих медь, например Freeport-McMoRan Inc. и Southern Copper Corp., значительно выросли в цене.

Впрочем, спрос не единственный фактор, позитивно влияющий на текущий тренд. Аналитики также прогнозируют долгосрочный дефицит меди из-за катастрофически малых объемов инвестиций в новые рудники. Грозят сокращением производства и недавние вызванные коронавирусом сбои в работе шахт и нефтеперерабатывающих заводов в таких ключевых странах-производителях, как Чили. Другой потенциальной угрозой для поставок меди стала забастовка рабочих на чилийском руднике под управлением компании Antofagasta PLC, совладельцем которого является корпорация Barrick Gold. 

По словам Кристофера ЛаФемина, аналитика по металлургии и горнодобывающей промышленности инвестиционного банка Jefferies, с марта мировые запасы меди быстро сокращаются из-за ограниченности объемов добычи на некоторых шахтах и роста спроса. «Без значительного увеличения инвестиций в новые мощности рынок будет испытывать существенный дефицит, поскольку спрос продолжает расти», – сообщил он недавно в аналитической записке.

Тем не менее скептики считают, что цена на медь выросла слишком быстро, учитывая нестабильную перспективу спроса в большинстве западных стран. В текущем месяце по темпам роста медь опередила все другие циклические активы, также напрямую связанные с экономикой, например нефть и акции банков, и это дает некоторым аналитикам повод полагать, что рынок меди не сбалансирован.

Тем временем в Калифорнии, Техасе и Флориде число случаев заболевания коронавирусом продолжает расти, и это омрачает надежды на быстрое восстановление экономики США. Кроме того, совсем недавно президент Дональд Трамп охладил пыл тех, кто ожидает подписания «второй фазы» торгового соглашения между США и Китаем, и это в перспективе может ослабить международные торговые потоки и привести к падению спроса на медь.

И хотя в текущий момент медь растет в цене вопреки всем этим опасениям, некоторые трейдеры скептически относятся к тому, что устойчивый рост сохранится в будущем.

«Эта ситуация застала нас врасплох, – говорит Эдвард Меир, специализирующийся на металлах консультант брокерской фирмы ED&F Man Capital Markets. – И я был бы осторожнее с этим ралли».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg