Перейти к основному содержанию

4619 просмотров

Как в Туркестанской области развивается солнечная энергетика

И что ей мешает

Фото: Shutterstock

Запуск объектов альтернативной энергетики закроет 30% потребности Туркестанской области в электроэнергии и частично снизит ее дефицит. Использовать солнечный потенциал в полной мере пока не позволяют возможности электросетей.

Солнечные электростанции строятся в Сарыагашском (мощностью 20 МВт), Мактааральском (4,95 МВт) и Сузакском (50 МВт) районах Туркестанской области, а также в городах Арысь (14 МВт) и Кентау (50 МВт). Суммарная мощность пяти солнечных проектов и двух проектов малых ГЭС, которые сейчас тоже на этапе строительства, – 95 МВт. Уже запущенные в Туркестанской области объекты ВИЭ, по данным областного управления энергетики и ЖКХ, дают пока всего около 6,5 МВт. К 2025 году в регионе должно быть 13 ВИЭ-проектов общей мощностью 148,8 МВт.

Строительство солнечных электростанций на юге Казахстана – не только следствие мирового тренда на увеличение доли альтернативной электроэнергетики. И в Туркестанской области, и в Шымкенте остро стоит проблема энергодефицита. Сейчас потребность региона составляет около 500 МВт, и внутренние источники обеспечивают лишь 30% от общего объема энергопотребления. Очевидно, что при трехстах солнечных днях в году интерес к возобновляемым источникам энергии в Туркестанской области продиктован практическими соображениями. 

По данным Минэнерго РК, на юге страны сосредоточена значительная часть потенциала солнечной энергии Казахстана, которая составляет оценочно 2,2–3 тыс. солнечных часов, или 2,5 млрд кВт*ч в год. Ссылаясь на данные карт солнечного ресурса World Bank Group, представители инвестиционной компании Turkistan Invest заявляли, что инсоляция в Туркестанской области в среднем достигает отметки в 1600 кВт*ч на квадратный метр. Эти цифры сравнимы с показателями таких жарких африканских стран, как Эфиопия, Буркина-Фасо, Сенегал и Уганда.

Инфраструктурный тормоз

Одного солнечного потенциала для строительства электростанции мало. «Для успешной реализации в регионе проектов ВИЭ необходимы как минимум хороший земельный участок с хорошей освещаемостью солнцем и наличие точек подключения к электросетям, – говорит управляющий директор по сопровождению инвестиционных проектов Turkistan Invest Эрик Уразаков. – Но если найти земельный участок для СЭС несложно, то точки подключения к электросетям присутствуют не везде». Без точки подключения к электросетям придется строить подстанцию, а это – дополнительные затраты. 

Аналитики Turkistan Invest смотрят на данные действующих подстанций, изучают – есть ли там резерв для подключения. Если такая возможность есть – ищут в радиусе двух-трех километров свободный земельный участок, презентуют его инвестору. И тот уже оценивает: подходит ему эта площадка или нет. У крупных компаний, возводящих солнечные электростанции, есть готовые проекты под строительство СЭС разной мощности – с этим сложностей нет. «Проблемы – именно в коммуникациях, сложностях получения техусловий на подключение и, в первую очередь, недостатке мощностей электросетей, пропускных способностей высоковольтных линий передач, – подчеркивает г-н Уразаков. – Возможно, мы могли бы строить больше солнечных станций. Но электросети не предназначены для прокачки такого объема энергии, а их модернизация требует больших затрат. Эта системная проблема затрудняет реализацию проектов СЭС, решать ее нужно комплексно».

Коммерческий директор ТОО «Онтустик Жарык Транзит» Даулет Ибраев согласен с утверждением, что энергетическая инфраструктура Туркестанской области рассчитана только на существующие нагрузки. «Присоединение мощных солнечных электростанций на наши сети является большой проблемой, так как в отдельно взятой точке присоединения нет возможности распределить 50 МВт и более электроэнергии. Поэтому при проектировании мощных солнечных электростанций необходимо учитывать потребляемую нагрузку региона или предусмотреть выход к системным подстанциям АО «KEGOC» – прокомментировал он.

Дорогое удовольствие

Стоимость солнечной энергии высока – предельные тарифы, установленные государством для солнечных электростанций, составляют 34 тенге 61 тиын за 1 кВт*ч. Для сравнения – тариф для ветровых электростанций – 22 тенге за 1 кВт*ч, малых ГЭС – 16 тенге 71 тиын. Снизить высокие тарифы на электроэнергию, вырабатываемую солнечными электростанциями, должен тендерный подход. В Казахстане сейчас проводятся аукционы на понижение для выбора проектов на размещение. Инвесторы, планирующие строительство СЭС, отталкиваются от предельного тарифа и предлагают покупать у них солнечную энергию по более низкой цене. Побеждает тот, кто предлагает наименьший тариф за 1 кВт*ч – он и получает право построить электростанцию на заранее обозначенных территориях. Такой подход в Казахстане начали использовать, чтобы уменьшить стоимость альтернативной энергии – и он себя оправдал. 

«В аукционе 2018 года по нашей области компании выиграли тендер на 57 МВт, они будут строить еще три проекта. Сами проекты будут реализованы в течение четырех лет. Мы же обязуемся в течение 15 лет покупать произведенную ими электроэнергию по их тарифу по аукционной цене – 18 тенге», – привела пример руководитель отдела электроснабжения управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Туркестанской области Роза Сариева.

От дефицита к профициту

В Сайрамском районе Туркестанской области уже действует СЭС «Акбай» мощностью 1 МВт. Запустило проект ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг». По информации компании, солнечная электростанция полностью покрывает потребности в электроэнергии самого предприятия, а оставшиеся объемы передаются в городские энергосети.

Новые СЭС должны снизить дефицит электроэнергии в Туркестанской области. Зарубежные же эксперты прочат, что природный потенциал позволит региону обеспечивать не только себя, но и других – экспортируя электроэнергию. Такое мнение высказал лауреат Нобелевской премии мира и эксперт мирового масштаба в области изменения климата Рае Квон Чунг. Во время его визитов в РК обсуждалась возможность совместной реализации в Туркестане и Туркестанской области амбициозных зеленых проектов, в том числе – по производству солнечных панелей, ветрогенераторов и созданию экогородов. Концепция генплана по развитию Туркестана уже предусматривает строительство возле города объектов ВИЭ и использование солнечных панелей для освещения улиц.

323 просмотра

Почему риелторы Лондона ожидают отмены налога на наследство

Знает партнер Scot Holland | CBRE в Казахстане и Центральной Азии

Фото: Shutterstock.com

Вложения в недвижимость в Лондоне и Нью-Йорке всегда считались беспроигрышным вариантом: цены в этих городах до недавних пор только росли. 

Первый серьезный «звонок» случился в 2009 году, когда из-за невозможности найти финансирование рынок сильно просел: недвижимость месяцами не находила своих покупателей, скидки и снижение цен стали нормой. 

Спустя несколько лет инвесторы снова поверили в недвижимость – к 2014 году стоимость «квадрата» вернулась к пиковым показателям 2007–2008 годов и продолжила свой рост. 

Однако пять лет назад правительства многих стран, в первую очередь Великобритании и Австралии, стали громко заявлять, что иностранные покупатели задирают цены и выдавливают местное население с рынка недвижимости, покупая все подряд. В первую очередь речь шла о покупателях из Китая, которые активно наращивали вложения в недвижимость в Лондоне, Сиднее, Нью-Йорке. Ответным шагом правительств западных стран стало ужесточение условий приобретения недвижимости для иностранцев.

Во-первых, повысились налоговые ставки для иностранных покупателей. Сейчас в Лондоне при покупке недвижимости иностранец платит до 15% единовременного сбора, и, возможно, в следующем году этот сбор увеличится до 18%, а еще 10 лет назад он составлял 2–3%. Во-вторых, был введен 28%-ный налог на прибыль для нерезидентов, продающих недвижимость. В-третьих, местные банки ужесточили правила или ввели полный запрет (некоторые территории в Австралии) на получение ипотеки для иностранцев. Кроме того, резко ужесточилась проверка покупателей на финансовую прозрачность и коррупционную составляющую. Сегодня практически невозможно купить недвижимость в западных странах при недоказанном происхождении капитала. Более того, в Англии приняли пакет законов, дающих право конфисковать недвижимость и активы у иностранцев, не проживающих в ЕС, при наличии у них аффилированности с политическими фигурами и при невозможности доказать источники финансирования. 

Все эти меры к 2017 году начали приносить свои плоды. Несмотря на феноменальную ликвидность и доступность кредитов и ипотеки, инвесторов, стремящихся вкладывать в недвижимость, сильно поубавилось. Цены на недвижимость пошли вниз, средний срок экспозиции объектов значительно увеличился. Все, кто купил недвижимость в Нью-Йорке после 2016 года, сейчас находятся в отрицательной зоне из-за снижения цен. В Лондоне больше 70% выставленной на продажу недвижимости не может найти покупателя в первые три месяца. 

Эта ситуация выглядит странной из-за потенциально высокого спроса на рынке: в Великобритании наблюдается катастрофическая нехватка жилья; стало нормой, что молодые люди живут с родителями до 25–30 лет. Поэтому популярные предвыборные обещания для электората – это резкое увеличение строительства домов, в первую очередь для молодых семей.

Масла в огонь добавляет неоп­ределенность на политическом рынке: нескончаемые голосования в парламенте по поводу Brexit сильно поубавили оптимизма у европейских покупателей лондонской недвижимости.

В Лондоне первыми жертвами спада спроса стали агентства недвижимости. Одно из крупнейших агентств, Foxtons, впервые за свою историю показало годовые убытки и провело масштабные сокращения. Агентство Knight Frank закрыло офис в центре Лондона, Вестминстере, и перевело текущих клиентов на обслуживание в соседний, более успешный офис в Белгравии. И такая ситуа­ция наблюдается практически у всех игроков на рынке.

Правительства западных стран резко взяли курс на искусственное охлаждение рынков недвижимости, чтобы сделать рынок еще более доступным для местных жителей. Это похоже на искусственное сжатие пружины. Рванет ли пружина вверх или так и продолжит сжиматься под давлением новых законов? Облегчат ли правительства условия приобретения недвижимости для зарубежных покупателей или зарубежные клиенты примут новые правила и вернутся на рынок? 

В этой ситуации неопределенности есть лишь одна потенциально позитивная новость для иностранных инвесторов в британскую недвижимость – если консерваторы выиграют предстоящие выборы, то в следующем году они могут отменить исторический 40%-ный налог на наследство. Это добавит уверенности иностранным покупателям в том, что их вложения в лондонскую недвижимость останутся в семье и последующие поколения продолжат получать выгоду от такой собственности.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance