Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1468 просмотров

Природопользователи Казахстана ждут от государства экостимулов

Бизнес высказывает претензии к проекту нового кодекса не впервые

Фото: Shutterstock.com

ГМК-сектор Казахстана настаивает на изменении проекта нового экологического кодекса, который ужесточает требования и к инвесторам, и к отечественным компаниям.

Претензии к проекту нового экологического кодекса (его разрабатывает Минэнерго РК) бизнес высказывает не впервые. В феврале 2019 кодекс должен был попасть на рассмотрение парламента, а в декабре прошлого года вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай заявил: главным принципом нового законодательства станет принцип «загрязнитель платит». Такой принцип концентрировал постоянный экоконтроль до узкого круга природопользователей – порядка 200 компаний, которые дают львиную долю загрязнений, 70–80% всех эмиссий в окружающую среду.

Узкий круг виноватых

В узкий круг «загрязнителей» автоматически попали почти все представители горно-металлургического сектора. Неудивительно, что именно Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМПК) первой забила тревогу. Главная новелла нового экокодекса касается обязательного требования внедрить на предприятиях-загрязнителях наилучшие из доступных технологий, снижающих вредные выбросы и энергоемкость производства. На все это разработчики кодекса  отводили срок в пять-семь лет. Игнор требования должен был привести к остановке предприятия.

Ограничение круга подконтрольных загрязнителей только теми предприятиями, которые дают наибольший суммарный «выхлоп» по республике, едва ли поможет достичь искомых целей по охране окружающей среды – с таким мнением выступил тогда директор департамента экологии и промышленной безопасности АГМПК Талгат Темирханов. Свою позицию он пояснил на примерах: в Нур-Султане (Астане на тот момент) и в Алматы металлургические гиганты не дымят, однако смог в этих казахстанских мегаполисах является серьезной проблемой для местных властей. 

Поэтому со стороны представителей ГМК поступило предложение: в рамках работы над кодексом смоделировать все возможные варианты развития ситуации, связанные и с расширением или сужением производственных мощностей и с ростом автотранспортных средств и жилого сектора страны.

Недопонимание возникло и по поводу затрат на внедрение наилучших доступных технологий для улучшения экологических показателей. Бизнес заинтересовался: почему в таком случае он должен одновременно продолжать выплачивать экологические платежи в местные бюджеты. 

Изменился только дедлайн

В итоге проект экологического кодекса потребовал более значительной доработки, чем предполагалось, и на рассмотрение в парламент в феврале не попал. В правительство, чье заключение предшествует парламентской оценке, кодекс будет внесен только в сентябре. Однако, как заявил на металлургическом форуме Minex-2019 исполнительный директор АГМПК Николай Радостовец, процесс совершенствования экокодекса пока вовсе стоило бы приостановить. «Сейчас разрабатывается экологический кодекс, разрабатывается второпях, – заявил Радостовец. – Там вообще непонятно, как нам идти дальше, а кодекс может в конце года вступить в действие, поскольку так записано в тех или иных проектных решениях. Может быть, нам вообще затормозить процесс совершенствования? Посмотреть, как будет работать Кодекс о недрах, посмотреть мировую практику. Та версия экологического кодекса, которую мы сейчас видим, вызывает больше вопросов, чем ответов», – добавил он.

Основные пункты, по которым у недропользователей возникали вопросы к разработчикам проекта, не изменились. В новом Экокодексе прописана обязанность загрязнителей разработать программы по внедрению наилучших доступных технологий и в течение 10 лет (в первоначальном варианте, напомним, рассматривался срок от пяти до семи лет) реализовать эти программы на практике. Причем, как пояснил на форуме Minex-2019 Талгат Темирханов, без выполнения этого требования предприятия не смогут получить комплексные экологические разрешения, то есть не смогут осуществлять свою деятельность. Получается, в самой оспариваемой металлургическим бизнесом норме будущего кодекса пока сменился только дедлайн возможного закрытия предприятия. 

«Введение подобной нормы – это значительные риски для ГМК, на наш взгляд. Мы хотели бы предложить предусмотреть добровольный порядок перехода на комплексное экологическое разрешение», – сказал Темирханов. Он также предложил учесть тот факт, что часть предприятий ГМК введена в строй в середине прошлого века, поэтому к ним нужен особый подход. «Если вектор внедрения наилучших доступных технологий предприятием выбран, но для его внедрения десяти лет не хватает, то должен быть механизм, который позволит таким предприятиям путем согласования с уполномоченным органом продлевать программу повышения экологической эффективности на срок не более 20 лет», – уточнил Темирханов.

Бизнес против государственных «посещений»

Еще одна норма, против которой протестует металлургический бизнес, – это инициатива по внедрению механизма «посещения» экологической инспекцией наиболее крупных предприятий-загрязнителей. Подобная форма контроля заложена в Предпринимательском кодексе – по наблюдениям предпринимателей, она не всегда сопровождается наличием веских оснований и часто назначается на основании поручения того или иного государственного органа или должностного лица. Разработчики обосновывают применение нормы необходимостью получения оперативной информации об исполнении природопользователями своих обязательств. Природопользователи опасаются, что эта норма сделает из них дойных коров.

«Мы считаем, что это несет за собой большие коррупционные риски и постоянное отвлечение от основной операционной деятельности специалистов предприятий» – заявляют представители АГМПК.

И наконец, проект будущего кодекса пока не решает вопрос двойной, а то и тройной экологической финансовой нагрузки на предприятия отрасли. В настоящее время представители ГМК платят дважды: помимо экологических платежей за эмиссию они несут нагрузку по выполнению природоохранных мероприятий. А с введением практики получения комплексных экологических разрешений им придется раскошеливаться на внедрение наилучших доступных технологий. Причем по европейским стандартам, что приведет к удорожанию процесса. Мы хотели бы законодательно согласовать позицию в части того, чтобы эти экологические платежи использовались самими предприятиями, при внедрении НДТ, – сказал Темирханов. – Законодатель предусматривает, что в Казахстане будут разработаны стандарты на базе европейских BREF (отраслевых справочников наилучших доступных технологий. – Kursiv).  Но они довольно жесткие, и лимиты по нормативам в них очень сжатые. И при первом приближении становится очевидным, что предприятия ГМК Казахстана пока не готовы переходить одномоментно к европейским стандартам, так как это потребует колоссальных вложений финансовых средств, и большая часть предприятий не сможет соответствовать этим требованиям». По мнению Темирханова, Казахстану следует пойти по стопам России, где разработали собственные национальные стандарты НДТ с одним отлагательным условием: с момента принятия этих нацстандартов они каждые 10 лет они пересматриваются в сторону ужесточения и сближения с европейскими аналогами.

МИИР должно стать третейским судьей

Очевидно, что за четыре месяца с момента первого публичного столкновения точек зрения разработчиков нового экокодекса и ГМК стороны к взаимопониманию по принципиальным для себя вопросам не пришли. В этой ситуации им нужен  посредник, способный учесть интересы и государства, и бизнеса. Таковым вполне могло бы стать Министерство индустрии и инфраструктурного развития, которое, с одной стороны, обязано блюсти государственные интересы, с другой же – развитие ГМК входит в орбиту полномочий и обязанностей этого ведомства. И в ходе форума Minex вице-министр этой структуры Тимур Токтабаев сделал косвенную заявку на эту посредническую роль: «Сейчас в Казахстане продолжается разработка экологического кодекса, он должен помочь в обеспечении перехода страны на международные стандарты. Одновременно мы понимаем, что сейчас в мире идет борьба за инвестиции, поэтому нужно найти золотую середину, которая будет устраивать государство и инвестора», – сказал Токтабаев.


1077 просмотров

В Балхаше снизились объемы производства меди

Как это отразилось на экономике города, выяснил «Курсив»

Фото: Djelen

Стоимость выпущенной здесь продукции по сравнению с девятью месяцами прошлого года уменьшилась на 131 млрд тенге – с 401,5 млрд до 270,5 млрд; индекс физического объема промышленности (ИФО) составил 88,5%. Как это отразилось на экономике города, выяснил «Курсив». 

Балхаш является одним из важнейших центров цветной металлургии Казахстана и классическим примером моногорода – 30% экономически активного населения, или примерно 12 тыс. человек, трудятся на горно-металлургическом комбинате, принадлежащем ТОО «Корпорация «Казахмыс».
 
Несмотря на это, по итогам девяти месяцев 2019 года Балхаш оказался среди шести регионов Карагандинской области со сниженными объемами производства, уступив позицию в самом конце списка лишь Темиртау, где относительный показатель, характеризующий изменение массы произведенной продукции в сравниваемых периодах (ИФО), составил 87,4%.

Причины в обоих случаях разные. В первом снижение объема добычи медных руд на 16,1% и объема производства рафинированной меди на 16,1%, золота на 5,2%, серебра на 4,4% и серной кислоты на 20,3% было заложено в производственной программе ТОО «Корпорация «Казахмыс» и ТОО «Казахмыс Смэлтинг» (дочерняя компания с долей владения 73,19%. – «Курсив»). Во втором случае снижение объема производства стали на 2,9% и плоского проката на 26% произошло из-за крупной аварии на АО «АрселорМиттал Темиртау», случившейся осенью 2018 года. На восстановление производства ушло несколько месяцев. 

План есть план 

Как пояснили в ТОО «Казахмыс Смэлтинг», сложившаяся ситуация обусловлена текущим ремонтом двух печей Ванюкова на Балхашском медеплавильном заводе. Производство рафинированной меди (металл, содержащий по весу не менее 99,85% меди) и аффинированного серебра останется на прежнем уровне. Наряду с этим планируется увеличение по аффинированному золоту за счет привлечения в переработку покупного золотосодержащего сырья.

Между тем, говоря о ремонте печи, аким Балхаша Ораз Таурбеков отмечает, что наблюдающееся снижение объемов производства меди вполне закономерно.

«90% экономики города – это промышленность. Поэтому экономика очень чувствительна к любым колебаниям в этой отрасли. Сегодня, к сожалению, мы имеем снижение. Но это снижение запланированное. Двухмесячный ремонт одной из печей корпорации «Казахмыс» сократил объемы производства меди на 20 тыс. тонн. Однако капитальный ремонт позволит в 2020 году увеличить объем выпуска товарной продукции на 20 млрд тенге, или на 5% в целом за год», – говорит Ораз Таурбеков.

Между тем в Министерстве индустрии и инфраструктурного развития РК текущую обстановку связывают с сокращением добычи руды на руднике Конырат, а также с запуском второй рудотермической печи Жезказаганского медеплавильного завода в декабре 2018 года.

«В целом добыча руды ТОО «Корпорация «Казахмыс» за девять месяцев 2019 года увеличена на 0,7% к аналогичному периоду 2018 года. При этом 26,33% от общего объема были направлены на Балхашский медеплавильный завод (корпорация владеет двумя медеплавильными производственными комплексами. – «Курсив»). Выпуск рафинированной меди показал рост на 5,3%», – привели цифры в ведомстве. 

Согласно представленным министерством данным, на долю ТОО «KAZ Minerals» по итогам девяти месяцев 2019 года приходится 82,8 тыс. тонн меди, 1,6 тыс. тонн золота, 53,5 тыс. тонн серебра; на долю ТОО «Корпорация «Казахмыс» – 47,7 тыс. тонн меди, 2,6 тыс. тонн золота, 30,4 тыс. тонн серебра. 

9841948.jpg

Кто хозяин медной горы?

Стоит отметить, что концентрат на Балхашский медеплавильный завод поступает с четырех обогатительных фабрик: Балхашской, Нурказганской, Карагайлинской и Николаевской. Последняя принадлежит ТОО «KAZ Minerals», которое образовалось в 2014 году вследствие реорганизации группы Kazakhmys PLC – конечной контролирующей стороны ТОО «Корпорация «Казахмыс».

Таким образом, операции Восточного региона были выделены в отдельное юридическое лицо, контролируемое теми же акционерами – Владимиром Кимом и Эдуардом Огаем. В компании остались операции Карагандинского, Балхашского и Жезказганского регионов. В результате реорганизации ее конечной контролирующей стороной стала East Cooper Holdings Limited, зарегистрированная в Сингапуре.

Как следует из консолидированной аудиторской отчетности, в 2018 году выручка по договорам с покупателями ТОО «Корпорация «Казахмыс» составила 690,2 млрд тенге, себестоимость реализованной продукции – 385,8 млрд тенге, валовой доход – 304,4 млрд тенге, прибыль – 81 млрд тенге. Вместе с тем большую часть доходов компании принесла катодная медь – 502,5 млрд тенге, которая была произведена в объеме 234,9 тыс. тонн. Указанный металл ТОО «Корпорация «Казахмыс» реализовало преимущественно одной организации – Advaita Trade DMCC, зарегистрированной в Объединенных Арабских Эмиратах, золото – Национальному банку РК.

Без паники 

В ТОО «Казахмыс Смэлтинг» заверяют: снижение объемов производства не скажется на зарплатах и численности сотрудников.

Обнадеживающие прогнозы строит и г-н Таурбеков. «Образовавшаяся тенденция не повлияла на доходную часть бюджета по той причине, что основным источником доходов являются налоги с фонда заработной платы и имущественные налоги. Они не связаны с динамикой объемов производства. Более того, в рамках выполнения социальных обязательств фонд заработной платы не снижен, а, наоборот, увеличен. Рост доходной части составил 108% по итогам девяти месяцев текущего года. На следующий год также прогнозируется рост», – поделился аким Балхаша. 

К слову, бюджет Балхаша – около 10 млрд тенге. Примерно столько же составляют ежегодные налоговые отчисления ТОО «Казахмыс Смэлтинг». Городские власти запрашивают общий объем инвестиций, но не вмешиваются в коммерческую деятельность компании. 

Вместе с тем не совсем ясными представляются планы ТОО «Корпорация «Казахмыс» по усовершенствованию производства Балхашского медеплавильного завода, который в прошлом году отметил 80 лет с момента запуска. Самым памятным в его истории остается 1967 год, когда Лондонская биржа металлов признала балхашскую медь мировым эталоном. 

Согласно ответу МИИР на запрос «Курсива», сегодня определен основной вектор модернизации предприятия, просчитаны предварительные затраты, прорабатываются детали развития и альтернативные варианты. Ее целями являются увеличение производственных мощностей, создание гибкого производства, повышение комплексности переработки сырья, улучшение экологической обстановки. Кстати, по итогам первого полугодия 2019 года Балхаш снова вошел в список городов с высоким уровнем загрязнения атмосферного воздуха. Посты РГП «Казгидромет» фиксировали превышение ПДК диоксида серы, сероводорода, взвешенных частиц (пыль), оксида углерода и озона.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций