Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1 просмотр

Природопользователи Казахстана ждут от государства экостимулов

Бизнес высказывает претензии к проекту нового кодекса не впервые

Фото: Shutterstock.com

ГМК-сектор Казахстана настаивает на изменении проекта нового экологического кодекса, который ужесточает требования и к инвесторам, и к отечественным компаниям.

Претензии к проекту нового экологического кодекса (его разрабатывает Минэнерго РК) бизнес высказывает не впервые. В феврале 2019 кодекс должен был попасть на рассмотрение парламента, а в декабре прошлого года вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай заявил: главным принципом нового законодательства станет принцип «загрязнитель платит». Такой принцип концентрировал постоянный экоконтроль до узкого круга природопользователей – порядка 200 компаний, которые дают львиную долю загрязнений, 70–80% всех эмиссий в окружающую среду.

Узкий круг виноватых

В узкий круг «загрязнителей» автоматически попали почти все представители горно-металлургического сектора. Неудивительно, что именно Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМПК) первой забила тревогу. Главная новелла нового экокодекса касается обязательного требования внедрить на предприятиях-загрязнителях наилучшие из доступных технологий, снижающих вредные выбросы и энергоемкость производства. На все это разработчики кодекса  отводили срок в пять-семь лет. Игнор требования должен был привести к остановке предприятия.

Ограничение круга подконтрольных загрязнителей только теми предприятиями, которые дают наибольший суммарный «выхлоп» по республике, едва ли поможет достичь искомых целей по охране окружающей среды – с таким мнением выступил тогда директор департамента экологии и промышленной безопасности АГМПК Талгат Темирханов. Свою позицию он пояснил на примерах: в Нур-Султане (Астане на тот момент) и в Алматы металлургические гиганты не дымят, однако смог в этих казахстанских мегаполисах является серьезной проблемой для местных властей. 

Поэтому со стороны представителей ГМК поступило предложение: в рамках работы над кодексом смоделировать все возможные варианты развития ситуации, связанные и с расширением или сужением производственных мощностей и с ростом автотранспортных средств и жилого сектора страны.

Недопонимание возникло и по поводу затрат на внедрение наилучших доступных технологий для улучшения экологических показателей. Бизнес заинтересовался: почему в таком случае он должен одновременно продолжать выплачивать экологические платежи в местные бюджеты. 

Изменился только дедлайн

В итоге проект экологического кодекса потребовал более значительной доработки, чем предполагалось, и на рассмотрение в парламент в феврале не попал. В правительство, чье заключение предшествует парламентской оценке, кодекс будет внесен только в сентябре. Однако, как заявил на металлургическом форуме Minex-2019 исполнительный директор АГМПК Николай Радостовец, процесс совершенствования экокодекса пока вовсе стоило бы приостановить. «Сейчас разрабатывается экологический кодекс, разрабатывается второпях, – заявил Радостовец. – Там вообще непонятно, как нам идти дальше, а кодекс может в конце года вступить в действие, поскольку так записано в тех или иных проектных решениях. Может быть, нам вообще затормозить процесс совершенствования? Посмотреть, как будет работать Кодекс о недрах, посмотреть мировую практику. Та версия экологического кодекса, которую мы сейчас видим, вызывает больше вопросов, чем ответов», – добавил он.

Основные пункты, по которым у недропользователей возникали вопросы к разработчикам проекта, не изменились. В новом Экокодексе прописана обязанность загрязнителей разработать программы по внедрению наилучших доступных технологий и в течение 10 лет (в первоначальном варианте, напомним, рассматривался срок от пяти до семи лет) реализовать эти программы на практике. Причем, как пояснил на форуме Minex-2019 Талгат Темирханов, без выполнения этого требования предприятия не смогут получить комплексные экологические разрешения, то есть не смогут осуществлять свою деятельность. Получается, в самой оспариваемой металлургическим бизнесом норме будущего кодекса пока сменился только дедлайн возможного закрытия предприятия. 

«Введение подобной нормы – это значительные риски для ГМК, на наш взгляд. Мы хотели бы предложить предусмотреть добровольный порядок перехода на комплексное экологическое разрешение», – сказал Темирханов. Он также предложил учесть тот факт, что часть предприятий ГМК введена в строй в середине прошлого века, поэтому к ним нужен особый подход. «Если вектор внедрения наилучших доступных технологий предприятием выбран, но для его внедрения десяти лет не хватает, то должен быть механизм, который позволит таким предприятиям путем согласования с уполномоченным органом продлевать программу повышения экологической эффективности на срок не более 20 лет», – уточнил Темирханов.

Бизнес против государственных «посещений»

Еще одна норма, против которой протестует металлургический бизнес, – это инициатива по внедрению механизма «посещения» экологической инспекцией наиболее крупных предприятий-загрязнителей. Подобная форма контроля заложена в Предпринимательском кодексе – по наблюдениям предпринимателей, она не всегда сопровождается наличием веских оснований и часто назначается на основании поручения того или иного государственного органа или должностного лица. Разработчики обосновывают применение нормы необходимостью получения оперативной информации об исполнении природопользователями своих обязательств. Природопользователи опасаются, что эта норма сделает из них дойных коров.

«Мы считаем, что это несет за собой большие коррупционные риски и постоянное отвлечение от основной операционной деятельности специалистов предприятий» – заявляют представители АГМПК.

И наконец, проект будущего кодекса пока не решает вопрос двойной, а то и тройной экологической финансовой нагрузки на предприятия отрасли. В настоящее время представители ГМК платят дважды: помимо экологических платежей за эмиссию они несут нагрузку по выполнению природоохранных мероприятий. А с введением практики получения комплексных экологических разрешений им придется раскошеливаться на внедрение наилучших доступных технологий. Причем по европейским стандартам, что приведет к удорожанию процесса. Мы хотели бы законодательно согласовать позицию в части того, чтобы эти экологические платежи использовались самими предприятиями, при внедрении НДТ, – сказал Темирханов. – Законодатель предусматривает, что в Казахстане будут разработаны стандарты на базе европейских BREF (отраслевых справочников наилучших доступных технологий. – Kursiv).  Но они довольно жесткие, и лимиты по нормативам в них очень сжатые. И при первом приближении становится очевидным, что предприятия ГМК Казахстана пока не готовы переходить одномоментно к европейским стандартам, так как это потребует колоссальных вложений финансовых средств, и большая часть предприятий не сможет соответствовать этим требованиям». По мнению Темирханова, Казахстану следует пойти по стопам России, где разработали собственные национальные стандарты НДТ с одним отлагательным условием: с момента принятия этих нацстандартов они каждые 10 лет они пересматриваются в сторону ужесточения и сближения с европейскими аналогами.

МИИР должно стать третейским судьей

Очевидно, что за четыре месяца с момента первого публичного столкновения точек зрения разработчиков нового экокодекса и ГМК стороны к взаимопониманию по принципиальным для себя вопросам не пришли. В этой ситуации им нужен  посредник, способный учесть интересы и государства, и бизнеса. Таковым вполне могло бы стать Министерство индустрии и инфраструктурного развития, которое, с одной стороны, обязано блюсти государственные интересы, с другой же – развитие ГМК входит в орбиту полномочий и обязанностей этого ведомства. И в ходе форума Minex вице-министр этой структуры Тимур Токтабаев сделал косвенную заявку на эту посредническую роль: «Сейчас в Казахстане продолжается разработка экологического кодекса, он должен помочь в обеспечении перехода страны на международные стандарты. Одновременно мы понимаем, что сейчас в мире идет борьба за инвестиции, поэтому нужно найти золотую середину, которая будет устраивать государство и инвестора», – сказал Токтабаев.


15130 просмотров

Миллиардные инвестиции, вкладываемые в нефтегазовые проекты РК, остаются за рубежом

Иностранные недропользователи чаще всего доверяют казахстанским предприятиям лишь поставки недорогих товаров, размещая крупные заказы за рубежом

Фото: Shutterstock.com

За последние 25 лет, с тех пор как были запущены такие крупные нефтегазовые проекты, как Карачаганак, Кашаган и Тенгиз, куда было инвестировано свыше $121 миллиарда, показатели по закупке казахстанских товаров остаются на уровне 5%. Казахстанская нефтесервисная индустрия за этот период значительно расширила спектр своих услуг. Но иностранные недропользователи чаще всего доверяют казахстанским предприятиям лишь поставки недорогих товаров, размещая крупные заказы за рубежом.

Казсодержание – всего 5%

«С тех пор как были запущены проекты на Карачаганаке, Кашагане и Тенгизе, т.е. в течение 20-25 лет, показатели по закупке казахстанских товаров остаются на уровне 5%. И я уверен, что следующие 20 лет так и будет продолжаться, если ничего не менять», – сказал генеральный директор ТОО «PSA» Мурат Журебеков в Атырау 15 марта в ходе выступления на VIII ежегодной конференции «Казнефтегазсервис-2019», организованной  Союзом нефтесервисных компаний Казахстана.

ТОО «PSA» осуществляет функции полномочного органа в Соглашениях о разделе продукции (СРП) по Северо-Каспийскому и Карачаганакскому проектам на основании доверенностей, выданных Министерством энергетики РК.

По мнению эксперта, забота о казахстанском содержании равнозначна заботе о благосостоянии всего населения Казахстана, потому что на этих крупных проектах работают десятки тысяч казахстанцев. 

«Тысячи компаний предоставляют услуги. Если подсчитать с учетом коэффициента семейности, это миллионы людей, и это имеет большое значение не только для экономики региона, но и для страны», – отметил Мурат Журебеков.

По его данным, в 2018 году иностранное содержание в закупках товаров Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В. (КПО) составила 88%, а в Норт Каспиан Оперейтинг Компани (НКОК) – 73%. Львиная доля денежных потоков продолжает уходить за пределы Казахстана.

Напомним, что КПО разрабатывает Карачаганакское нефтегазовое месторождение в Западно-Казахстанской области, а НКОК – оператор Северо-Каспийского проекта, занимающийся разработкой ряда нефтяных месторождений на казахстанской части Каспийского моря, в том числе крупнейшее месторождение Кашаган.

В качестве примера эксперт привел закуп компрессоров обратной закачки газа стоимостью $1 млрд для КПО.

«Если посмотреть с точки зрения платежного баланса страны, то в Казахстан заходят инвестиции на сумму $1 млрд. Но на самом деле этот $1 млрд даже на час не заходит в Казахстан. Он сразу уходит в страну производителя этих компрессоров – в Италию, в город Флоренция, в компанию «Нуово Пиньоне», – поясняет Мурат Журебеков.

И в данном случае, по его мнению, нам остается порадоваться за министра экономики Италии или мэра Флоренции, у кого, благодаря Казахстану и компании ENI, растут поступления в казну и открываются новые рабочие места.

По бумагам этот $1 млрд зашел в Казахстан в виде инвестиций, поэтому инвесторы забирают его обратно еще и нефтью. Продают ее, а вырученный миллиард опять же оставляют у себя на родине. 

«В итоге компрессор строится, привозится в Казахстан. Соответственно, для нас получается чистой воды импорт товара. Мы все знаем, что государство очень широко поддерживает инвестиции в Казахстан, но под этим не подразумевает импорт товара», – подчеркивает гендиректор ТОО «PSA». 

По его словам, 90% всего закупаемого на месторождения Казахстана сложного оборудования импортируется.

Показатели закупа казахстанских товаров растут не во время реализации крупных проектов, а в период их эксплуатации, когда не нужно завозить из заграницы сложное оборудование, приводить крупных подрядчиков. Тогда такие операторы, как НКОК, закупают у местных производителей в основном  щебень, песок и бутилированную воду.

Заложники тендерных процедур

Мурат Журебеков считает, что Атырауская область, «которая занимает лидирующее место по добыче нефти не только среди регионов, но и среди стран в мире», могла бы стать таким же производственным центром, как шотландский Абердин, где построен целый город, состоящий из ангаров, хабов и производственных цехов.

Такая ситуация сложилась, по мнению эксперта, из-за нежелания недропользователей развивать местное производство, и к тому же для иностранных компаний и так созданы все условия для импорта товаров. 

«У тех крупных проектов, которые заключены в конце 90-х годов, есть стабильные преференции, налоговый режим, и импорт товаров у них освобожден от налогов и не облагается таможенными пошлинами», – поясняет Мурат Журебеков.

В то время как казахстанские инвесторы, которые вкладывают средства в развитие производства, не имеют таких преференций и льгот. 
По мнению эксперта, отечественные производители стали заложниками тех тендерных процедур, где технически приемлемый поставщик с наименьшей ценой должен быть победителем.

Поэтому он предлагает операторам нефтегазовых проектов изменить отношение к казахстанскому производителю. Сделать, к примеру, для него условную 20%-ю скидку при закупе товаров, чтобы при прочих равных условиях отдавать предпочтение отечественным, а не иностранным поставщикам.

Еще один способов изменения ситуации – увеличение сроков контрактов с казахстанскими поставщиками с 3 до 10 лет.

«И если мы будем четко следовать установленным тендерным процедурам и выбирать наименьшего по цене поставщика, то через 20 лет мы также будем импортозависимыми», – подчеркивает спикер.

Он предлагает вернуться к кластеризации экономики. Каждому проекту дать задание, поручить развитие того или иного кластера, производства.

Засиделись

Еще один аспект, который надо затронуть в комплексе с вопросами казахстанского содержания – это развитие местных кадров.

По словам Мурата Журебекова, к сожалению, сегодня строительные компании в погоне за контрактом демпингуют, и от этого страдает фонд оплаты труда рабочих. Соответственно, текучесть кадров в строительной отрасли очень высокая, и к тому же наблюдается большая диспропорция в зарплатах иностранных и наших рабочих.

«Я не говорю про опытных инженеров. Я говорю про тех, кто работает на площадках. Привозят рабочих из Индии, Бангладеша, при этом они получают больше казахстанцев. Что касается экспатов, которые работают в офисах, то у нас есть примеры, когда в КПО иностранцы работают аж с 1998 года», –  рассказывает Мурат Журебеков.

Спикер призвал иностранные компании тесно работать с местными акиматами, которые выдают разрешение на ввоз иностранной рабочей силы, открыто и заранее публиковать списки нужных специалистов, чтобы можно было найти их в пределах республики, а не привлекать из зарубежья. Кроме того, можно сотрудничать с высшими и средне-специальными учебными заведениями, помочь им в подготовке необходимых для компании кадров, оснастив соответствующей литературой.

Иными словами,  недропользователи таким образом заботятся о своем будущем. Ведь эти казахстанские производители, казахстанские кадры потом могут быть привлечены для осуществления уже других крупных проектов.

Человеческий капитал

Между тем выступивший следом вице-президент итальянской компании ENI по странам Средней Азии Лука Виньяти, дал понять участникам конференции, что забота о местном содержании – прерогатива исключительно казахстанских властей и компаний.

«Для нас важно, чтобы подрядчики обеспечили непрерывную цепочку поставок. Мы работаем в рамках уже заключенных контрактов», – сказал г-н Виньяти.

Он призвал казахстанские компании вкладывать средства в людей, обучать и повышать их профессиональный уровень, как это сейчас происходит во всем мире, поскольку человеческий капитал является важнейшим фактором и основой устойчивого экономического развития страны.
По мнению президента АО «Интергазстрой» Нурлана Куаншалиева, недропользователям надо брать пример с компании «Тенгизшевройл» (ТШО). В отличие от других операторов, с его слов, ТШО при реализации проектов нанимает генерального подрядчика, который, в свою очередь, детально прорабатывает каждый вид услуг и работ отдельно с каждым подрядчиком.

«Если ТШО покупает у кого-нибудь товар, то представители компании обязательно посетят завод или фабрику, где выпускается этот товар, чтобы своими глазами увидеть, как он производится», – говорит Нурлан Куаншалиев, выполнивший подрядные работы как в ТШО, так и в КПО. Поэтому ему есть с чем сравнивать.

«Отличие работы с ТШО в том, что его генподрядчик не взваливает крупный заказ на одного крупного подрядчика, а разбивает его на несколько видов, которые могут выполнить много маленьких компаний. Например, один подрядчик может доставлять цемент, а другой – готовить бетон», – поясняет спикер. Таким образом, предприятия выполняют те услуги, какие в силе реализовать. А главное представители заказчика не только следят за качеством выполняемых работ, но всегда готовы помочь советом, подсказать, что и как сделать, считает г-н Куаншалиев. Он уверен, что такой подход в распределении заказов содействует росту количества казахстанских производителей работ и услуг.

О чем говорят цифры

Между тем, по данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана, общий объем закупа нефтесервисных услуг по итогам прошедшего года составил свыше 2,8 трлн тенге, что на 22% больше по сравнению с 2017 годом (2,3 трлн тенге). 75% всех заказов приходится на долю ТШО.

Затраты на строительно-монтажные работы в 2018 году увеличились на 47% по сравнению с предыдущим годом и составили более 1,5 трлн тенге.

«Рост обусловлен предварительными работами в рамках Проекта будущего расширения месторождения Тенгиз», - поясняет председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков.

Сейчас в нефтегазовом строительстве и инжиниринге задействовано порядка 70 тысяч человек.

При этом, по данным первого заместителя министра энергетики РК Махамбета Досмухамбетова, в 2018 году нефтегазовыми операторами было закуплено товаров на 550 млрд тенге, в том числе товаров местного содержания – на 120 млрд тенге.

«Совокупная доля закупа по республике трех крупных нефтегазовых проектов: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак составляет порядка 78%», – сообщил Махамбет Досмухамбетов.

Депутат мажилиса парламента РК Бахтияр Макен рассказал, что в целях поддержки местных компаний и установления конкурентной среды в Кодекс РК «О недрах» внесены изменения, согласно которым операторы нефтегазовых проектов должны иметь программу развития казахстанского содержания. «Но, к сожалению, данная норма не выполняется некоторыми операторами и подрядчиками», – отметил депутат.

По его словам, другим актуальным вопросом является усиление контроля полномочным органом над закупками КПО и НКОК.

Заместитель акима Атырауской области Айбек Крамбаев, в свою очередь, отметил, что сейчас в регионе остро стоит вопрос трудоустройства граждан. 

«Поэтому хотелось бы призвать операторов крупных проектов ТШО и НКОК принять участие в реализации программы национализации кадров. Очень много казахстанских специалистов, которые обучились за рубежом и готовы работать на нефтегазовых проектах», – сказал он.

Отметим, что в конференции приняло участие около 300 человек, среди них –  руководители и представители различных нефтегазовых и нефтесервисных компаний, государственных и уполномоченных органов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank