Миллиардные инвестиции, вкладываемые в нефтегазовые проекты РК, остаются за рубежом

Иностранные недропользователи чаще всего доверяют казахстанским предприятиям лишь поставки недорогих товаров, размещая крупные заказы за рубежом

Фото: Shutterstock.com

За последние 25 лет, с тех пор как были запущены такие крупные нефтегазовые проекты, как Карачаганак, Кашаган и Тенгиз, куда было инвестировано свыше $121 миллиарда, показатели по закупке казахстанских товаров остаются на уровне 5%. Казахстанская нефтесервисная индустрия за этот период значительно расширила спектр своих услуг. Но иностранные недропользователи чаще всего доверяют казахстанским предприятиям лишь поставки недорогих товаров, размещая крупные заказы за рубежом.

Казсодержание – всего 5%

«С тех пор как были запущены проекты на Карачаганаке, Кашагане и Тенгизе, т.е. в течение 20-25 лет, показатели по закупке казахстанских товаров остаются на уровне 5%. И я уверен, что следующие 20 лет так и будет продолжаться, если ничего не менять», – сказал генеральный директор ТОО «PSA» Мурат Журебеков в Атырау 15 марта в ходе выступления на VIII ежегодной конференции «Казнефтегазсервис-2019», организованной  Союзом нефтесервисных компаний Казахстана.

ТОО «PSA» осуществляет функции полномочного органа в Соглашениях о разделе продукции (СРП) по Северо-Каспийскому и Карачаганакскому проектам на основании доверенностей, выданных Министерством энергетики РК.

По мнению эксперта, забота о казахстанском содержании равнозначна заботе о благосостоянии всего населения Казахстана, потому что на этих крупных проектах работают десятки тысяч казахстанцев. 

«Тысячи компаний предоставляют услуги. Если подсчитать с учетом коэффициента семейности, это миллионы людей, и это имеет большое значение не только для экономики региона, но и для страны», – отметил Мурат Журебеков.

По его данным, в 2018 году иностранное содержание в закупках товаров Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В. (КПО) составила 88%, а в Норт Каспиан Оперейтинг Компани (НКОК) – 73%. Львиная доля денежных потоков продолжает уходить за пределы Казахстана.

Напомним, что КПО разрабатывает Карачаганакское нефтегазовое месторождение в Западно-Казахстанской области, а НКОК – оператор Северо-Каспийского проекта, занимающийся разработкой ряда нефтяных месторождений на казахстанской части Каспийского моря, в том числе крупнейшее месторождение Кашаган.

В качестве примера эксперт привел закуп компрессоров обратной закачки газа стоимостью $1 млрд для КПО.

«Если посмотреть с точки зрения платежного баланса страны, то в Казахстан заходят инвестиции на сумму $1 млрд. Но на самом деле этот $1 млрд даже на час не заходит в Казахстан. Он сразу уходит в страну производителя этих компрессоров – в Италию, в город Флоренция, в компанию «Нуово Пиньоне», – поясняет Мурат Журебеков.

И в данном случае, по его мнению, нам остается порадоваться за министра экономики Италии или мэра Флоренции, у кого, благодаря Казахстану и компании ENI, растут поступления в казну и открываются новые рабочие места.

По бумагам этот $1 млрд зашел в Казахстан в виде инвестиций, поэтому инвесторы забирают его обратно еще и нефтью. Продают ее, а вырученный миллиард опять же оставляют у себя на родине. 

«В итоге компрессор строится, привозится в Казахстан. Соответственно, для нас получается чистой воды импорт товара. Мы все знаем, что государство очень широко поддерживает инвестиции в Казахстан, но под этим не подразумевает импорт товара», – подчеркивает гендиректор ТОО «PSA». 

По его словам, 90% всего закупаемого на месторождения Казахстана сложного оборудования импортируется.

Показатели закупа казахстанских товаров растут не во время реализации крупных проектов, а в период их эксплуатации, когда не нужно завозить из заграницы сложное оборудование, приводить крупных подрядчиков. Тогда такие операторы, как НКОК, закупают у местных производителей в основном  щебень, песок и бутилированную воду.

Заложники тендерных процедур

Мурат Журебеков считает, что Атырауская область, «которая занимает лидирующее место по добыче нефти не только среди регионов, но и среди стран в мире», могла бы стать таким же производственным центром, как шотландский Абердин, где построен целый город, состоящий из ангаров, хабов и производственных цехов.

Такая ситуация сложилась, по мнению эксперта, из-за нежелания недропользователей развивать местное производство, и к тому же для иностранных компаний и так созданы все условия для импорта товаров. 

«У тех крупных проектов, которые заключены в конце 90-х годов, есть стабильные преференции, налоговый режим, и импорт товаров у них освобожден от налогов и не облагается таможенными пошлинами», – поясняет Мурат Журебеков.

В то время как казахстанские инвесторы, которые вкладывают средства в развитие производства, не имеют таких преференций и льгот. 
По мнению эксперта, отечественные производители стали заложниками тех тендерных процедур, где технически приемлемый поставщик с наименьшей ценой должен быть победителем.

Поэтому он предлагает операторам нефтегазовых проектов изменить отношение к казахстанскому производителю. Сделать, к примеру, для него условную 20%-ю скидку при закупе товаров, чтобы при прочих равных условиях отдавать предпочтение отечественным, а не иностранным поставщикам.

Еще один способов изменения ситуации – увеличение сроков контрактов с казахстанскими поставщиками с 3 до 10 лет.

«И если мы будем четко следовать установленным тендерным процедурам и выбирать наименьшего по цене поставщика, то через 20 лет мы также будем импортозависимыми», – подчеркивает спикер.

Он предлагает вернуться к кластеризации экономики. Каждому проекту дать задание, поручить развитие того или иного кластера, производства.

Засиделись

Еще один аспект, который надо затронуть в комплексе с вопросами казахстанского содержания – это развитие местных кадров.

По словам Мурата Журебекова, к сожалению, сегодня строительные компании в погоне за контрактом демпингуют, и от этого страдает фонд оплаты труда рабочих. Соответственно, текучесть кадров в строительной отрасли очень высокая, и к тому же наблюдается большая диспропорция в зарплатах иностранных и наших рабочих.

«Я не говорю про опытных инженеров. Я говорю про тех, кто работает на площадках. Привозят рабочих из Индии, Бангладеша, при этом они получают больше казахстанцев. Что касается экспатов, которые работают в офисах, то у нас есть примеры, когда в КПО иностранцы работают аж с 1998 года», –  рассказывает Мурат Журебеков.

Спикер призвал иностранные компании тесно работать с местными акиматами, которые выдают разрешение на ввоз иностранной рабочей силы, открыто и заранее публиковать списки нужных специалистов, чтобы можно было найти их в пределах республики, а не привлекать из зарубежья. Кроме того, можно сотрудничать с высшими и средне-специальными учебными заведениями, помочь им в подготовке необходимых для компании кадров, оснастив соответствующей литературой.

Иными словами,  недропользователи таким образом заботятся о своем будущем. Ведь эти казахстанские производители, казахстанские кадры потом могут быть привлечены для осуществления уже других крупных проектов.

Человеческий капитал

Между тем выступивший следом вице-президент итальянской компании ENI по странам Средней Азии Лука Виньяти, дал понять участникам конференции, что забота о местном содержании – прерогатива исключительно казахстанских властей и компаний.

«Для нас важно, чтобы подрядчики обеспечили непрерывную цепочку поставок. Мы работаем в рамках уже заключенных контрактов», – сказал г-н Виньяти.

Он призвал казахстанские компании вкладывать средства в людей, обучать и повышать их профессиональный уровень, как это сейчас происходит во всем мире, поскольку человеческий капитал является важнейшим фактором и основой устойчивого экономического развития страны.
По мнению президента АО «Интергазстрой» Нурлана Куаншалиева, недропользователям надо брать пример с компании «Тенгизшевройл» (ТШО). В отличие от других операторов, с его слов, ТШО при реализации проектов нанимает генерального подрядчика, который, в свою очередь, детально прорабатывает каждый вид услуг и работ отдельно с каждым подрядчиком.

«Если ТШО покупает у кого-нибудь товар, то представители компании обязательно посетят завод или фабрику, где выпускается этот товар, чтобы своими глазами увидеть, как он производится», – говорит Нурлан Куаншалиев, выполнивший подрядные работы как в ТШО, так и в КПО. Поэтому ему есть с чем сравнивать.

«Отличие работы с ТШО в том, что его генподрядчик не взваливает крупный заказ на одного крупного подрядчика, а разбивает его на несколько видов, которые могут выполнить много маленьких компаний. Например, один подрядчик может доставлять цемент, а другой – готовить бетон», – поясняет спикер. Таким образом, предприятия выполняют те услуги, какие в силе реализовать. А главное представители заказчика не только следят за качеством выполняемых работ, но всегда готовы помочь советом, подсказать, что и как сделать, считает г-н Куаншалиев. Он уверен, что такой подход в распределении заказов содействует росту количества казахстанских производителей работ и услуг.

О чем говорят цифры

Между тем, по данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана, общий объем закупа нефтесервисных услуг по итогам прошедшего года составил свыше 2,8 трлн тенге, что на 22% больше по сравнению с 2017 годом (2,3 трлн тенге). 75% всех заказов приходится на долю ТШО.

Затраты на строительно-монтажные работы в 2018 году увеличились на 47% по сравнению с предыдущим годом и составили более 1,5 трлн тенге.

«Рост обусловлен предварительными работами в рамках Проекта будущего расширения месторождения Тенгиз», - поясняет председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков.

Сейчас в нефтегазовом строительстве и инжиниринге задействовано порядка 70 тысяч человек.

При этом, по данным первого заместителя министра энергетики РК Махамбета Досмухамбетова, в 2018 году нефтегазовыми операторами было закуплено товаров на 550 млрд тенге, в том числе товаров местного содержания – на 120 млрд тенге.

«Совокупная доля закупа по республике трех крупных нефтегазовых проектов: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак составляет порядка 78%», – сообщил Махамбет Досмухамбетов.

Депутат мажилиса парламента РК Бахтияр Макен рассказал, что в целях поддержки местных компаний и установления конкурентной среды в Кодекс РК «О недрах» внесены изменения, согласно которым операторы нефтегазовых проектов должны иметь программу развития казахстанского содержания. «Но, к сожалению, данная норма не выполняется некоторыми операторами и подрядчиками», – отметил депутат.

По его словам, другим актуальным вопросом является усиление контроля полномочным органом над закупками КПО и НКОК.

Заместитель акима Атырауской области Айбек Крамбаев, в свою очередь, отметил, что сейчас в регионе остро стоит вопрос трудоустройства граждан. 

«Поэтому хотелось бы призвать операторов крупных проектов ТШО и НКОК принять участие в реализации программы национализации кадров. Очень много казахстанских специалистов, которые обучились за рубежом и готовы работать на нефтегазовых проектах», – сказал он.

Отметим, что в конференции приняло участие около 300 человек, среди них –  руководители и представители различных нефтегазовых и нефтесервисных компаний, государственных и уполномоченных органов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Вырастут ли цены на бензин в Казахстане

Падение спроса на топливо из-за пандемии коронавируса уже привело к сокращению продаж на казахстанских АЗС на 40%

Фото: Офелия Жакаева

Пандемия коронавируса привела к резкому снижению потребления топлива и спроса на нефтепродукты во всем мире, и Казахстан не стал исключением. В апреле нефтеперерабатывающие заводы страны были переведены на минимальный технологический режим, сообщили в Министерстве энергетики РК.

За первые пять месяцев 2020 года потребление бензина по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом уменьшилось на 15%, до 1,4 млн тонн, а дизельного топлива – на 5%, до почти 1,9 млн тонн. 
В отраслевом ведомстве считают, что автомобильного бензина отечественного производства вполне достаточно для покрытия потребностей всего казахстанского рынка. 

«В настоящее время все три НПЗ работают в штатном режиме, с ежесуточным производством светлых нефтепродуктов с последующей отгрузкой на внутренний рынок. Фактов возникновения дефицита ГСМ не наблюдается», – отметили в ведомстве.

Излишки ГСМ идут на экспорт в страны, не входящие в ЕАЭС, – с января по май из Казахстана было вывезено 206,7 тыс. тонн бензина. 

Продажи просели

Кризис на рынке транспортного топлива задел в первую очередь розничных продавцов нефтепродуктов. Представитель компании-владельца более чем ста автозаправочных станций рассказал «Курсиву», что в этой сети в первом полугодии продажи топлива упали примерно на 40%. Несмотря на уменьшение спроса, оптовые отпускные цены растут почти каждый месяц.

«Если раньше бензин на атырауском заводе (Атырауский НПЗ – «Курсив») стоил 150 тысяч тенге за тонну, то сейчас тонна стоит 160 тысяч тенге. То есть на 10 тысяч тенге выросла цена», – пожаловался бизнесмен.

Такой расклад его удивляет:

«Во время пандемии, когда цена на нефть упала, российский бензин стоил 66 тенге за литр (оптовая цена). Но мы его не могли привезти, потому что запрет был на ввоз. А наш стоил тогда 130 тенге за литр».

По словам представителя сети, розничные цены на автозаправках поднимать не разрешают.

«Курсив» направил запросы в Министерство энергетики и национальную компанию «КазМунайГаз», которая контролирует все три крупные казахстанские НПЗ и является одним из крупных ресурсодержателей, чтобы выяснить, когда и по какой причине были подняты оптовые цены на бензин. На момент подготовки статьи ответы еще не были получены.

Председатель ассоциации «Жанар-Жагармай» (объединение владельцев АЗС) Кайыпбек Камбаров говорит, что сейчас, к примеру, в Туркестанской области мелким розничным продавцам ГСМ стало труднее развиваться. В основном из-за того, что большую часть (около 60%) продукции они закупают через посредников и по повышенной цене. В результате маржа получается очень маленькой. По его словам, из-за пандемии передвижение на транспорте снизилось на 30–40%, соответственно, упали доходы и розничных реализаторов горючего. В регионе на данный момент более 560 действующих АЗС.

В целом по Казахстану, по данным Комитета статистики МНЭ РК, на начало 2020 года работали более 3,9 тыс. автозаправочных станций, свыше 2 тыс. газовых АЗС и 15 автомобильных газонаполнительных компрессорных станций. В 2019 году на них в розницу было продано нефтепродуктов на сумму свыше 1,1 трлн тенге. В том числе бензина – на 706 млрд тенге, дизтоплива – на 357 млрд тенге, пропана-бутана –
на 77 млрд тенге. По талонам нефтепродуктов за прошлый год было реализовано на 334 млрд тенге.

Больше, чем вчера

Несмотря на общее падение спроса на топливо, по данным Комитета по статистике, за первое полугодие выпуск бензина по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 7,1%, до свыше 2,1 млн тонн, сжиженного пропана и бутана – на 5,7%, до 1,3 млн тонн. Но более чем на 30% упало производство керосина.

Чтобы защитить отечественных производителей топлива, правительство недавно продлило до 1 сентября введенный ранее запрет на импорт бензина и дизтоплива из России, где последние два месяца, наоборот, наблюдается рост потребления и, соответственно, цен на нефтепродукты. По данным ценового агентства Argus, российские НПЗ, выполняя рекомендацию Минэнерго РФ, существенно нарастили производство автомобильного бензина в июне. Если 1 июня в сутки выпускалось 80,2 тыс. тонн бензина, то уже к 14 июня этот показатель повысился до 99,6 тыс. тонн, а 28 июня достиг 107,9 тыс. тонн. Хотя общий показатель по-прежнему немного меньше, чем было в аналогичный период прошлого года. Министерство энергетики и

Федеральная антимонопольная служба России предложили своему правительству рассмотреть возможность отмены запрета на импорт бензина и других нефтепродуктов, который был введен на срок до 1 октября этого года. Связано это «с восстановлением спроса на моторное топливо на уровень, близкий к уровню, который был до введения ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией».

Некоторые казахстанские эксперты считают, что рост спроса на топливо и отмена запрета на импорт в России могут привести к росту цен на бензин в Казахстане. Они полагают, что казахстанские ресурсодержатели начнут экспортировать горючее в более выгодный с экономической точки зрения рынок. Однако, как выяснилось, республика не обладает большими возможностями, чтобы удовлетворить потребности соседней страны. В первую очередь это связано с качеством казахстанского бензина.

На вопрос, может ли Россия снять запрет на импорт бензина и начать вывоз топлива из Казахстана, редактор изданий «Argus Рынок Каспия» и «Argus Транспорт Каспия» Рауф Гусейнов ответил, что «да», это возможно.

«Такое раньше происходило, когда казахстанский бензин поставлялся именно на внутренний рынок России. В основном поставлялся бензин пятого класса (К5), с завода «Конденсат» из Западно-Казахстанской области», – сообщил он.

Однако в России возможна реализация топлива не ниже пятого класса.

«Поэтому количество предложений из Казахстана может быть ограниченным. Для казахстанских поставщиков топлива приоритетным направлением являются все же не Россия, а страны Центральной Азии, где они могут конкурировать с российскими производителями», – считает эксперт.

Другое дело, что экспорт неф­тепродуктов из Казахстана регулируется Министерством энергетики, ежемесячными графиками. По мнению Рауфа Гусейнова, казахстанское правительство в первую очередь заинтересовано в протекции внутреннего рынка, в полном обеспечении казахстанского потребителя, особенно дизельным топливом в преддверии уборочной кампании, которая, по сути, в августе уже начинается.

«На основании практики мы знаем, что все большие запасы, которые накапливаются в Казахстане зимой и летом, быстро расходуются в период посевной и уборочной кампаний (весна-осень). Потому что потребление в это время вырастает очень серьезными темпами», – поясняет эксперт.

По его словам, сейчас республика не экспортирует дизтопливо. В преддверии сезона экспорта дизеля не будет вовсе либо он будет очень ограниченным. Правительство не будет рисковать и открывать экспорт на фоне роста внутреннего потребления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg