Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


5155 просмотров

Как фермер в Павлодарской области развивает собственную альтернативную энергетику

Один ветрогенератор покрывает половину потребности хозяйства в электроэнергии

Фото: Shutterstock.com

Чем дальше от нас выставка EXPO 2017, посвященная зеленым технологиям, тем меньше на эту тему говорят чиновники в энергоизбыточном регионе страны. 

Кому надо, тот и занимается

Популярную после EXPO 2017 тему зеленых технологий сегодня в акимате Павлодарской области актуальной не называют. Причина, говорят чиновники, в решении, которое приняло министерство энергетики. Утверждая план размещения возобновляемых источников энергии, ведомство обделило регион. 

«Нас нет в программе размещения возобновляемых источников энергии. Зачем тогда этим заниматься? Создание крупных зеленых проектов – это не про наш регион. Здесь наблюдается профицит производства электроэнергии традиционными источниками», – рассказал «Курсиву» руководитель отдела энергосбережения павлодарского управления энергетики и ЖКХ Азат Сыздыков

В области реализуются лишь единичные проекты. Так, сотрудники Павлодарского госуниверситета им. С. Торайгырова привезли с выставки EXPO 2017 две разработки. Первая – технология использования пешеходных плит для выработки электроэнергии. Вторая – автономные светильники на солнечных батареях. Павлодарцы решили изобретения усовершенствовать. Как сообщил «Курсиву» старший преподаватель энергофака ПГУ Александр Нефтесов, в свою модель светильника группа студентов, работавшая над проектом, внесла ноу-хау: «Если у индийцев светильник используется по прямому назначению, то у нас устройство можно задействовать и как розетку. Ну и, конечно, цена. Если зарубежный прототип стоит $100–150, то наш – $80». 

Оба проекта успешно работают, но только на аллее вуза. 

К слову, сегодня два высших учебных заведения в Павлодаре пользуются энергией собственных ветряков и солнечных панелей. Например, в Инновационном Евразийском университете солнечные панели, расположенные на уличной площадке учебного заведения, используются для питания компьютерных серверов в аварийных ситуациях. Что касается производства тепла, солнечные коллекторы в летнее время при отключении центрального теплоснабжения подают горячую воду в столовую университета. Кроме этого энергия, получаемая при работе солнечных панелей, используется при проведении лабораторных работ и экспериментов студентов. 

Использование ВИЭ вузами скорее из области прикладных наук. Что касается выгоды от использования энергии ветра, никто ее специально не рассчитывал. Задача такая не стояла. 

«Развитие возобновляемых источников подразумевает исследования и новые изобретения, которые будут нацелены на модернизацию и снижение стоимости конечного продукта – электроэнергии. Это естественный этап прогресса. Во всем мире сейчас идет трансформация энергетики, и поэтому особенно важно двигаться вперед, чтобы не увеличивать отставание от мирового уровня развития в области ВИЭ, а, наоборот, сокращать», – считает Александр Нефтесов. 

По его мнению, несмотря на нынешний профицит электроэнергии в регионе, государству нельзя пренебрегать мировыми тенденциями: «Считаю, что наш регион является достаточно компетентным в области энергетики, и поэтому нельзя не использовать этот потенциал для развития возобновляемой энергии в республике».

На собственном опыте

Директор крупного сельскохозяйственного комплекса ТОО «Галицкое» Александр Касицин давно голосует за альтернативную энергетику. На отгонных участках хозяйства три небольших ветряка давно качают воду из скважины. А вот на выставке EXPO фермера привлекли настоящие ветряки. Но поскольку новые – дорогие, приобрел в Германии две бывшие в употреблении установки за 340 млн тенге, о чем не жалеет. 

«Я бы еще с десяток купил, если б позволяли средства. Сейчас второй заработает, и мы в летний период будем производить больше, чем нам необходимо», – признался «Курсиву» предприниматель.

По расчетам Александра Касицина, его вложения окупятся через несколько лет, и это хороший показатель. 

«Например, на нужды нашего хозяйства необходимо порядка 500 тыс. кВт в год. Почти 300 тыс. кВт производит один ветряк. В среднем он закрывает потребность хозяйства в электроэнергии на 50%. Через пять лет установки себя окупят, будут работать только на прибыль. И это хороший бизнес», – рассказал фермер. 

Конечно, чтобы ветряк давал 100% от номинальной мощности, надо, чтобы 24 часа в сутки дул ветер не менее 8 м/с. Такого в Павлодарской области нет. 

«В той же Европе, где стоят ветряки, если они дают 30–40%, считается хорошо», – отметил Александр Касицын.
 
Чтобы запустить добытую ветром энергию в сети, предприятию пришлось приобретать у АО «Павлодарская распределительная электросетевая компания», в чьем ведении находятся сети, ячейку на подстанции. Была проведена полная модернизация объекта согласно требованиям энергетиков, и вложения составили порядка 20 млн тенге. Учет электроэнергии идет в онлайн-режиме. 

ТОО «Галицкое» как производитель альтернативной электроэнергии намеревалось участвовать в аукционе по ее продаже, проводимом АО «Казахстанский оператор рынка электрической энергии и мощности» (АО «KOREM»).

«3 октября прошлого годы мы приняли участие в торгах, но они не состоялись по причине отсутствия необходимого количества участников. А 6 октября Министерство энергетики вводит новое правило, согласно которому в торгах могут участвовать только производители зеленой энергетики, имеющие в эксплуатации новое оборудование. Такие, как мы, с оборудованием, бывшим в употреблении, теряем возможность участвовать и, следовательно, продавать излишки электроэнергии. Но ведь речь идет не об УЗИ-аппарате, а об обычном ветряке. К чему такие требования?» – недоумевает г-н Касицин.

Точка зрения

Петр Своик, политический деятель, энергетик: 

– Безусловно, лучше получать электроэнергию от солнечных батарей, ветра или биогаза, чем коптящего угля. Но возобновляемая энергетика доступна только богатым странам по причине дороговизны.
 
Согласно данным АО «KOREM», себестоимость самой дорогой угольной энергии – 7–8 тенге за киловатт-час, солнечной – в районе 30 тенге, ветровой – 25 тенге. 

Но потребитель будет платить больше по ряду причин. Например, необходимо учесть, что кроме солнечных панелей или ветряка необходимо приобрести аккумулирующую установку. Во-вторых, провести инверсию: вырабатываемую энергию из постоянного тока перевести в переменный. 
И еще один момент. Минэнерго заставляет угольные станции покупать возобновляемую электроэнергию. Пока те растворяют ее стоимость в своих тарифах, 1,5–2% незаметны. Но когда эту цифру доведут до 20–30%, тогда тариф увеличится раз в пять. 

Страны, серьезно занимающиеся ВИЭ, субсидируют это направление из бюджета. Казахстан, погнавшись за модой, ни копейки не вкладывая, косвенно перекладывал затраты на потребителя. Поэтому все планы относительно зеленых технологий несерьезны, поскольку государство опирается только на возможности платежеспособности населения и бизнеса. А они весьма невелики.


877 просмотров

Что может помешать введению онлайн-учета нефти

Действующее законодательство не всегда соответствует новым реалиям

Фото: Konstantin Baidin

В Казахстане с января следующего года начнется поэтапное внедрение информационной системы учета сырой нефти и газового конденсата. Однако цифровые технологии развиваются так стремительно, что действующее законодательство не всегда соответствует новым реалиям.

Зарегулированные?

«Я согласен с вами, что сейчас много информации в бумажном виде и что все должно быть в цифровом формате. Но разные министерства дают разные инструкции по цифровизации. При этом технологии движутся вперед, и законодательство не успевает за ними. Например, когда мы говорим об облачной системе, то законодательство у нас не разрешает использовать эти технологии», – сказал генеральный менеджер по информационным технологиям и управлению информацией «Норт Каспиан Оперейтинг Компани» (НКОК) Иво Алберс, выступая в Атырау в ходе круглого стола по цифровизации нефтегазовой отрасли, организованного Советом по развитию стратегических партнерств в нефтегазовой отрасли Petrocouncil. 

Впрочем, с такой трактовкой не согласна директор департамента цифровизации Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК Мейргуль Куандыкова, которая отмечает, что никаких запретительных норм об использовании облачных технологий коммерческими предприятиями нет и касаются они только хранения государственных и персональных данных.

«Я бы не сказала, что эта сфера зарегулирована. Мы можем регулировать данные госорганов и все, что касается персональных данных. Серверы, совершающие операции с персональными данными, должны находиться на территории РК. Да, такое требование есть», – парировала она.

По словам г-жи Куандыковой, сейчас министерством прорабатывается возможность присвоения уровня «чувствительности» в отношении государственных данных. При этом в республике есть закон о персональных данных и об их защите, но нет определенного уполномоченного органа, который бы защищал эти данные.

В этой связи, по словам Мейргуль Куандыковой, был разработан соответствующий законопроект, который в настоящее время находится на рассмотрении в канцелярии премьер-министра. Данный документ предусматривает вопрос создания уполномоченного органа в сфере защиты персональных данных, нововведения по блокчейну и по цифровым активам.

Готовность & опасения

С 1 января 2020 года в республике начнется поэтапное внедрение информационной системы автоматического учета сырой нефти и газового конденсата, которая в том числе призвана снизить теневой оборот нефти и нефтепродуктов. 

Как рассказал в ходе круглого стола директор департамента цифровизации и информатизации Министерства энергетики РК (МЭ РК) Алан Аралбаев, сейчас большинство недропользователей предоставляют отчетность в единую систему управления недропользованием в ручном режиме. Также компании могут предоставлять отчетность по телефону, по факсу и по e-mail. Все данные стекаются в информационно-аналитический центр нефти и газа МЭ РК.
 
Чиновник подчеркнул, что большинство крупных добывающих компаний давно ввели у себя электронную систему учета нефти. Остается только интегрировать системы компаний с системой уполномоченного органа. Опасения вызывают небольшие казахстанские нефтяные компании, которые до сих пор не ведут электронный учет нефти.

Он напомнил, что предыдущий срок (с 1 января 2017 года) введения информационной системы учета нефти был перенесен, в том числе из-за неготовности недропользователей к тратам на установку контрольно-измерительных приборов учета. 
Но дороговизна приборов не была единственной причиной переноса сроков. Например, были требования об установке КПУ на каждой скважине и о передаче данных в министерство ежесекундно в онлайн-режиме, что практически невозможно. Принимая во внимание все эти аспекты, Минэнерго в рамках Кодекса о недрах и недропользовании установило новые сроки.

Теперь, согласно статье 144 действующего Кодекса «О недрах и недропользовании», с 1 января 2020 года приборы учета на объектах должны быть установлены и раз в сутки в режиме онлайн передавать данные транспортирующих предприятий. Например, таких как «КазТрансОйл», «Каспийский трубопроводный консорциум». 

С 1 января 2021 года аналогичные требования вступают в силу в отношении нефтедобывающих компаний и перерабатывающих заводов. А с 1 января 2022 года коммерческий учет нефти будет введен в цехах подготовки и перекачки нефти, нефтяных резервуарах. 

За чей счет?

Представители нефтяных операторов, участвовавшие в заседании круглого стола, поинтересовались, как будет проходить процесс интеграции существующих систем и кто будет платить за разработку веб-программ.

Алан Аралбаев ответил, что есть правила формирования и функционирования информационной системы, утвержденные приказом министра энергетики. В частности, со стороны Минэнерго будет создана рабочая группа, куда войдут представители Министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК, отраслевых ассоциаций, где будут рассматривать заявки субъектов на интеграцию систем и утвержден ее график. В рамках этой группы будет проводиться тестирование интеграции. Техническая часть интеграции уже прописана в Законе РК «Об информатизации», где поясняется процесс интеграции государственной информационной системы с негосударственной. 
Кроме того, пересматривается перечень видов отчетов, которые должны будут передаваться в онлайн-режиме. Действующий список из 18 видов отчетов будет сокращен.

Новый план

В Казахстане по итогам 2019 года ожидается рекордный объем производства нефти. «С учетом роста темпов добычи министерством повышен прогноз годовой добычи по стране до 90,5 млн тонн. Это превысит факт 2018 года, который был в объеме 90,4 млн тонн», – цитирует Интерфакс руководителя пресс-службы Министерства энергетики Нурлыбека Женисбека.

Таким образом, нетедобывающие компании республики перевыполнят план по производству нефти, установленный на текущий год на уровне 89 млн тон. Аналогичная ситуация сложилась и в 2018 году: при прогнозе 87 млн тонн по итогам года было добыто 90,4 млн тонн нефти, 70 млн тонн из которых было экспортировано.

Ожидается, что основной объем производства нефти дадут три крупнейших месторождения: Тенгиз, Кашаган и Карачаганак – 29,6 млн, 14,5 млн и 11,2 млн тонн соответственно.

Ранее Минэнерго сообщило «Курсиву», что всего в Казахстане добычей нефти занимаются 97 недропользователей.

 

0001_7.jpg

21_11_240.gif

 
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций