Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2083 просмотра

Растущее количество скважин угрожает росту добычи нефти в США

Поскольку отдача нефти и газа на новых скважинах значительно меньше, чем на старых, рядом с которыми они пробурены, и это может негативно отразиться на общих объемах добычи, нефтяные компании начали сокращать количество разрабатываемых площадок и снизили свои прогнозы по количеству извлекаемой нефти, пишет The Wall Street Journal

Фото: Shutterstock

Стратегия производителей сланцевой нефти, направленная на интенсификацию добычи нефти и газа путем уплотнения сетки скважин, терпит самый настоящий крах. Более того, этот подход негативно влияет на производительность уже действующих скважин, ставя под угрозу дальнейший рост нефтедобычи в США и вынуждая представителей индустрии корректировать свои планы на будущее.

Чтобы сохранить за США статус энергетической супердержавы, компании по добыче сланцевой нефти в последние годы настойчиво продвигали идею бурения в одном перспективном нефтеносном пласте множества скважин в непосредственной близости друг от друга. Нефтедобытчики полагали, что каждая новая скважина обеспечит такой же объем добычи, как и старые. Ожидалось, что в итоге это позволит значительно увеличить общие показатели, сохраняя стабильно высокую отдачу от каждой из скважин.

Такие оптимистичные прогнозы вызвали большой интерес у инвесторов. По данным Dealogic, даже в 2016 году, когда цены на нефть были меньше $30, производители сланцевой нефти сумели привлечь $57 млрд в виде долевого и долгового финансирования. Для сравнения – пятью годами ранее, когда нефть стоила больше $110 за баррель, инвестиции составили почти $34 млрд.

Однако теперь наступило время подводить первые итоги и они весьма неутешительные.

По данным последних корпоративных отчетов, новые скважины, пробуренные в сланце рядом со старыми, обеспечивают меньшую отдачу нефти и газа, чем давно действующие основные скважины. По мнению ряда инженеров, при определенных обстоятельствах объемы добычи на новых скважинах могут быть вдвое ниже показателей старых скважин.

Зачастую новые скважины в сланцевом пласте снижают производительность старых скважин, поскольку активное бурение в плотных скальных образованиях может повредить близлежащие скважины и затруднить прохождение нефти из-за падения внутрипластового давления. Кроме того, эти действия могут привести к необратимому повреждению скважины, и, в конечном счете, повлиять на снижение общего объема извлекаемой из пласта нефти.

FireShot Capture 007 - 21-статья-США нефть_перевод_05.03.19_ТК_рисунки.docx - docviewer.yandex.ru_.png

Проблема взаимовлияния основной и рабочих скважин давно известна в нефтедобывающей отрасли и по мере наращивания объемов добычи сланцевой нефти она проявляется на всей территории США. При этом большая часть из десятков тысяч запланированных новых скважин будут рабочими, т.е. пробуренными рядом с уже действующей основной скважиной.

Изучив данные по бурению, The Wall Street Journal выяснила, что именно явилось одной из главных причин, по которой тысячи сланцевых скважин, пробуренных за последние пять лет, производят меньше нефти и газа, чем прогнозировали инвесторы.

Еще в прошлом году в своем интервью изданию основатель компании по добыче сланцевой нефти Continental Resources Inc. миллиардер Гарольд Хамм рассказал, что участники отрасли один за одним по всей стране сталкиваются с тем, что «две скважины рядом создают помехи друг для друга». При этом говоря не о Continental, а про другие компании, он отметил, что «бурение множества скважин может привести к серьезным неприятностям».

Многие крупные производители сланцевой нефти, включая Devon Energy Corp., EOG Resources Inc. и Concho Resources Inc., подтвердили, что столкнулись с такой проблемой. В качестве решения некоторые компании начали бурение скважин на большем расстоянии друг от друга, однако это означает, что в итоге на их участке скважин будет меньше.

Учитывая, что инвесторам демонстрировались оптимистичные данные, необходимость переоценки разрабатываемых сланцевых месторождений в меньшую сторону, может стать причиной кризисных явлений в отрасли. Тем более ряд компаний утверждали, что скважины будут приносить доход десятилетиями. В свою очередь это поднимает вопросы по поводу затрат, которые несут производители сланцевой нефти, обеспечивая работу буровых площадок на территории от Техаса до Северной Дакоты, и реальной стоимости месторождений, поскольку соотношение между двумя этими факторами является одним из основных способов оценки самих компаний.

Пока нефтедобытчики продолжают изучать преимущества обоих схем – использование только одной, но продуктивной скважины либо целого ряда скважин с целью получить максимально возможную отдачу. Некоторые эксперты считают, что во многих случаях имеет смысл уплотнять сетку скважин, чтобы интенсифицировать добычу нефти из сланцевого пласта и получать максимальную отдачу с каждого акра участка. Другие полагают, что скважины нужно бурить на большем расстоянии друг от друга.

Два года назад компания Laredo Petroleum Inc. с капитализацией более $3 млрд считалась обладателем лучшего участка в центре нефтедобычи в США, в пермском нефтегазоносном бассейне в Западном Техасе и Нью-Мексико. Компания была активным сторонником практики размещения скважин плотно друг к другу, намереваясь увеличить добычу на своем участке, упростить логистику и сократить издержки. 

Год назад основатель и генеральный директор компании Рэнди Фуч говорил о том, что на каждую бурильную установку в Laredo могут пробурить 32 скважины, что в среднем образует площадь не менее двух квадратных миль. Каждая такая скважина могла бы обеспечить добычу 1,3 млн баррелей нефти и газа. При этом Laredo стала первой добывающей компанией, применившей такую стратегию в этом регионе. По словам Рэнди Фуча, Laredo могла продолжать бурить и сохранять уровень добычи порядка 25 лет.

Однако уже в ноябре компания сообщила, что объемы добычи нефти на разведанных скважинах на 11% меньше запланированных, отчасти из-за проблем между основными и рабочими скважинами. Теперь компания планирует бурить скважины на достаточном расстоянии друг от друга, в объеме от 16 до 24 скважин на установку. В феврале один из крупнейших инвесторов Laredo инвестиционная компания Sailing Stone Capital Partners LLC заявила, что решение Laredo бурить скважины слишком близко друг к другу, среди прочего, «привело к значительным затратам для акционеров».

В итоге с конца 2016 года рыночная стоимость Laredo упала более чем на 75% и составила $800 млн.

«В 2017 и 2018 годах с целью увеличить объем запасов на месторождении и обеспечить восстановление ресурсов в пластах с наибольшей доходностью мы ужесточили требования к расстоянию между скважинами и достигли своей цели», - заявил представитель компании Laredo Рон Хагуд. По его словам, чтобы увеличить коэффициент отдачи от каждой отдельной скважины, компания начала бурить скважины на большем удалении друг от друга.

Пробурив за короткое время тысячи скважин с применением технологий гидравлического разрыва пласта и горизонтального бурения, которые стали широко использоваться в последнее десятилетие, компании, добывающие сланцевую нефть, все еще учатся. По данным Министерства энергетики США, благодаря этим технологиям в стране случился настоящий бум, а добыча нефти выросла до рекордного уровня – почти 12 млн баррелей в день.

Однако выявленные проблемы указывают на то, что некоторые наиболее оптимистичные прогнозы по добыче нефти в сланцевых регионах придется пересмотреть в меньшую сторону. Согласно исследованию энергетической консалтинговой компании Wood Mackenzie, проведенному в 2018 году, в Пермском бассейне проблемы основной и рабочих скважин могут привести к уменьшению добычи на 1,5 млн баррелей в день по сравнению с прогнозом. Это больше, чем ежедневный объем нефти, производимой в Ливии, а в долларовом эквиваленте потери составят более $30,55 млрд в год в текущих ценах.

«Если не произойдет масштабного технологического прорыва, значение дополнительных скважин будет все меньше», - считает Роберт Кларк, директор исследовательского отдела в Wood Mackenzie.

При этом, по данным крупнейшей в мире нефтяной сервисной компании Schlumberger Ltd., количество дополнительных скважин в Пермском бассейне в настоящее время составляет 50% от общего числа всех скважин и будет стабильно расти. В других нефтегазоносных бассейнах количество дополнительных скважин уже превышает количество основных, утверждает Schlumberger Ltd.

В январе 2018 года Общество инженеров-нефтяников опубликовало результаты исследования, в ходе которого было выявлено, что вероятность того, что дополнительная скважина будет производить меньше нефти на каждый пробуренный фут, в сравнении с родительской основной скважиной, составляет от 70% до 80%. В сентябре того же года результаты исследования были пересмотрены, теперь эксперты полагают, что дополнительные скважины будут производить на 15-50% меньше нефти в Пермском бассейне, в зависимости от того, насколько близко друг к другу расположены скважины, а также с учетом других факторов.

Зачастую дополнительные скважины оказывают негативное влияние на основные, поскольку конкурируют с ними за одни и те же ресурсы, и вызывают быстрое падение пластового давления. Исследование 2018 года, проведенное консалтинговой фирмой Rystad Energy AS, показало, что основные скважины в Пермском бассейне будут производить в среднем на 10-12% меньше нефти и газа, если поблизости будет пробурена дополнительная скважина.

Когда сланцевый бум только начинался, добывающие компании, чтобы проверить потенциал различных областей и подтвердить свои права на арендованную землю повсеместно бурили одиночные скважины. После того как компании определяли лучшие места, они зачастую сообщали инвесторам, что при помощи современных технологий могут пробурить еще много таких скважин с аналогично высоким результатом.

Более пяти лет назад Chesapeake Energy Corp. начала интенсивную разведку сланцевых месторождений в регионе Eagle Ford в Южном Техасе. В 2013 году, пытаясь привлечь инвесторов, Chesapeake заявила, что начала бурить скважины на расстоянии не 500, а 350 футов друг от друга, применяя технологию уплотнения сетки скважин.

К 2015 году свыше десяти крупных нефтедобытчиков в регионе Eagle Ford сократили расстояние между скважинами до 350 футов и даже меньше. По данным Schlumberger, в том же году в районе Eagle Ford количество дополнительных скважин превысило количество материнских, и согласно федеральным данным, добыча нефти там достигла рекордно высокого уровня, превысив 1,7 млн баррелей в день.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


2617 просмотров

Казахстанские угольщики просят помощи государства

Они ссылаются на опыт соседней России

Фото: Vyacheslav Svetlichnyy

Казахстан входит в первую десятку стран по запасам угля. Согласно официальным данным, этот показатель составляет 33,9 млрд тонн. При этом угольная отрасль нуждается в поддержке правительства. О проблемах казахстанских шахтеров «Курсиву» рассказал председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Согласно официальной статистике, угольная отрасль обеспечивает выработку порядка 70% электроэнергии, 100%-ную загрузку коксохимического производства, полностью удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения. Только в прошлом году компании этого сектора добыли 113,7 млн тонн угля (без учета концентрата), что на 5,4% больше по сравнению с 2017 годом.

Доля угля в энергобалансе планеты снижается, однако энергии в мире требуется все больше, поэтому в будущем общий объем потребления угля, как минимум, останется на сегодняшнем уровне, а в абсолютном выражении, возможно, увеличится, считают аналитики. 

«Вот почему, к примеру, в России президент поручил правительству принять кардинальные шаги по улучшению состояния отрасли. Так, в соседней стране синхронизируют планы развития международных пунктов пропуска, а также автомобильных и железнодорожных подъездов к ним с планами экспорта угля», – рассказал подробности председатель ОО «Отраслевой профессиональный союз работников угольной промышленности» Михаил Никифоров. 

Казахстанский товар последнее десятилетие экспортируется в страны ЕС, но в Северо-Западной Европе с начала года стоимость угля упала на 33%, поэтому поиск новых рынков сбыта и диверсификация маршрутов поставок становятся одной из задач отрасли.

«Новыми направлениями могли бы стать страны Юго-Восточной Азии и Индийского субконтинента, Япония, Южная Корея», – говорит заместитель исполнительного директора Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов.

Поэтому ассоциация обратилась к правительству с просьбой помочь проработать с китайской стороной возможности экспорта казахстанского угля на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона. 

«Необходимо решить вопросы по тарифам, технические и технологические вопросы для организации перевозок угля из Казахстана через порт Ляньюнган. Также ощутимое влияние на отрасль оказывают железнодорожные тарифы, поскольку для нас железные дороги – это практически безальтернативный вид транспорта. Однако в 2019 году в стране увеличились тарифы на пользование магистральными железнодорожными сетями и услугами железной дороги», – сообщил заместитель исполнительного директора АГМП. 

В связи с этим ассоциация выступает за пересмотр тарифной политики КТЖ, чтобы избежать дальнейшего повышения тарифов. Другой путь снижения затрат на транспортировку и сдерживания цен для конечных потребителей на внутреннем рынке страны – развитие частных железнодорожных перевозчиков. Кстати, с 1 ноября прошлого года такие начали работать. 

«За короткий срок они уже успели продемонстрировать большую эффективность, достигнув снижения затрат на перевозки до 10% по сравнению с тарифами КТЖ», – привел статистику Максим Кононов.

Большие перспективы развития отрасли связаны с глубокой переработкой угля и развитием углехимии (производством жидкого топлива, коксового газа, каменноугольной смолы и других продуктов). 

«В общей сложности путем переработки угля можно получить более 400 различных продуктов, стоимость которых в 20–25 раз выше стоимости самого угля, а побочные продукты, получаемые на коксохимических заводах, превосходят по стоимости сам кокс. Между тем в 2018 году в Казахстане из угля было произведено 2796 тыс. тонн кокса и полукокса, что составляет лишь 0,2% от общего объема добычи угля», – рассказал подробности заместитель исполнительного директора АГМП.

По его словам, отрасль до сих пор не включена в перечень приоритетных видов деятельности для реализации инвестиционных проектов, утвержденный правительством страны. К примеру, в соседней РФ разработана специальная программа развития угольной отрасли до 2030 года.

В ней прописаны такие инструменты, как стимулирование создания необходимой для развития рынков российского угля транспортной и портовой инфраструктуры, стимулирование потребления высококачественных энергетических углей в электро- и теплоэнергетике.

«Проводя параллель, следует отметить, что и для отечественной угольной отрасли необходима разработка долгосрочной программы развития. Мы предлагаем разработать долгосрочную Стратегию развития угольной промышленности до 2040 года», – рассказали в пресс-службе АГМП.

Ассоциация также инициировала внесение ряда дополнений и изменений в проект «Дорожной карты по развитию угольной отрасли РК на 2019–2021 годы». К примеру, в числе первоочередных мер предложено включить пункт об определении прогноза потребления угля энергопроизводящими предприятиями и коммунально-бытовым сектором, что позволит более точно планировать горные работы, обновлять основное горнотехническое оборудование на долгосрочные периоды.

Вместе с тем ассоциация разрабатывает профессиональные стандарты в угольной промышленности. В рамках проведенного анализа горно-металлургической отрасли республики определены востребованные виды деятельности, по которым разрабатываются профессиональные стандарты.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций