Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1399 просмотров

Почему «зеленая» энергетика в Карагандинской области развивается небыстрыми темпами?

Доля выработки альтернативной энергии в области в 2018 году составила 0,04%

Фото: Shutterstock

Доля выработки альтернативной энергии в Карагандинской области в 2018 году составила 0,04%. Более серьезное увеличение прогнозируется в конце 2019 года, с выходом на полную мощность промышленной солнечной электростанции «Сарань». Однако это событие вряд ли заметно приблизит регион к 3%, достигнуть которых президент поручил к 2020 году. 

$500 млн на «альтернативку»

В начале 2019 года была запущена одна из крупнейших в Центральной Азии солнечных электростанций ТОО «СЭС Сарань» мощностью 100 МВт. «Сколько процентов даст новая солнечная электростанция, сейчас сложно сказать: выработка электроэнергии зависит от продолжительности солнечных дней. Пока станция только настраивается, на полную мощность выйдет в течение года», – говорит руководитель управления энергетики и ЖКХ Карагандинской области Улантай Усенов

Чешские и словацкие инвесторы три года строили солнечную электростанцию в Сарани. Такую нерасторопность заместитель акима Карагандинской области Алмас Айдаров главным образом связывает с опасениями иностранцев по поводу того, что выработанную электроэнергию у них впоследствии не купят. Поэтому потребовалось время на разработку соответствующих гарантий. С другой стороны, процесс строительства тормозило не всегда ясное понимание зарубежными партнерами казахстанского законодательства. Однако с учетом преодоленных барьеров и полученного опыта они уже готовы заняться реализацией новых «зеленых» проектов. 

«При реализации СЭС «Сарань» за $137 млн инвесторы ни одно правило ЕБРР не нарушили. Плюс есть третья компания, которую нанимают для финансово-технического надзора. Ее задача – следить за безусловным исполнением договоренностей. В результате банк заявил о готовности выделить на развитие «альтернативки» в Карагандинской области еще $500 млн. Это порядка 400 МВт. Тут другая ситуация возникает: деньги есть, теперь нужны квоты правительства», – сказал «Курсиву» г-н Айдаров. 

По его словам, на аукционных торгах разыгрываются ограниченные объемы электрической энергии. Таким образом происходит отбор наиболее эффективных проектов и формирование рыночных конкурентных цен на электрическую энергию, производимую объектами ВИЭ. 

«По старым квотам нужный объем мы, скорее всего, не получим. Поэтому нам придется его «выбивать». На аукционах выигрывают компании, которые не имеют ни подтвержденных средств, ни опыта, ни возможности реализации таких проектов», – комментирует замакима. 

Угля на 300 лет хватит 

Согласно концепции по переходу к «зеленой» экономике доля возобновляемых источников энергии должна составить 3% к 2020 году. Однако, по мнению Алмаса Айдарова, такой сценарий малореалистичен для Карагандинской области. 

«Наша область очень энергоемкая: и потребляем много, и производим много. Вряд ли мы добьемся показателя 3%. Сначала нам нужно достигнуть хотя бы 1–1,5%. АМТ и «Казахмыс» – очень энергоемкие производства, и «альтернативка» не сможет удовлетворить их потребностей с учетом того, что объемы промышленности с каждым годом наращиваются. В этом году мы запустим ряд производств, которые в сумме будут потреблять порядка 300–400 МВт. Например, для функционирования ферросплавного завода в Караганде необходимо свыше 200 МВт. При этом сам областной центр потребляет 350 МВт», – полагает г-н Айдаров. 

Будущее за ВИЭ

«Если ждать момента, когда «альтернативка» экономически вытеснит уголь, мы не будем ею заниматься еще 50–100 лет, пока реально КПД не поднимется. Поэтому традиционные ТЭЦ платят за развитие «зеленой» энергетики. Министерство энергетики делает льготный тариф, чтобы соблюсти баланс», – дополнил Алмас Айдаров. 

Исходя из его слов, один киловатт электроэнергии, вырабатываемой на СЭС «Сарань», сейчас стоит 34 тенге. Чтобы карагандинские потребители не ощутили больших затрат, она распределяется на все базовые источники энергии. Это значит, что электростанции, сжигающие органическое топливо, продают эту энергию как свою. Вместе с тем ту же единицу электроэнергии главная распределительная энергостанция «Топар» и ТОО «Казахмыс Энерджи» (ЖТЭЦ, БТЭЦ) продают за 4,8 тенге, ТОО «Караганда Энергоцентр» – за 5,88 тенге, АО «АрселорМиттал Темиртау» (ТЭЦ-2, ТЭЦ-ПВС) – за 6,3 тенге. 

Между тем, как удалось узнать «Курсиву», на 2019 год намечен ввод в эксплуатацию солнечных электростанций с иностранным участием в районе поселка Гульшат Актогайского района мощностью 40 МВт и Агадырь Шетского района мощностью 50 МВт. Их суммарная стоимость составляет порядка $130 млн. 

Ветер перемен 

На открытии солнечной электростанции «Сарань» министр энергетики РК Канат Бозумбаев попросил зарубежных инвесторов не ограничиваться строительством солнечной электростанции, поскольку в пасмурную погоду ее КПД заметно снижается. В первую очередь он призвал строить ветряные электростанции, эксплуатация которых характеризуется устойчивым электроснабжением и выработкой более дешевой электроэнергии. 

По словам Улантая Усенова, в Карагандинской области в настоящее время реализуется только один подобный проект. Вместе с тем Алмас Айдаров называет его замороженным, поскольку за четыре года финансирование от иностранного инвестора так и не поступило. 

Однако, как отметил в комментариях «Курсиву» директор ТОО «Шанырак-21» Мурат Доштаев, занимающийся строительством в Каркаралинском районе ветряной электростанции мощностью 60 МВт, реализация проекта началась еще в 2015 году.

«Изначально проект стоил 128 млн евро. Деньги в него готова была вложить немецкая компания «UNITED ENERGIES MTOI WIND TURBINES S.L.» Однако в итоге она отказалась от своих планов, из-за чего я потерял восемь месяцев. Теперь моим партнером выступает шведский инвестор. Кто это, я пока не хочу говорить. Стоимость проекта уменьшилась до 100 млн евро, поскольку подешевело оборудование, которое я собираюсь завозить из Дании. Первый транш в размере 27 млн евро должен поступить к концу мая. В июне начнем установку первых пяти ветряных турбин. Всего планируем установить 20», – рассказал г-н Доштаев.

Оказалось, что участие в аукционе возобновляемых источников энергии он до сих пор не принимал. 

«В апреле собираюсь принять участие в аукционе. Рассчитываю на тариф 22,06 тенге. Раньше я не решался заключать договор с расчетным финансовым центром, поскольку в качестве гарантии необходимо было внести $2 млн. При успешной реализации проекта за два года данная сумма возвращается обратно», – признался Мурат Доштаев. 

Согласно его расчетам, срок окупаемости ветряной электростанции составляет 10 лет, в то время как фирма-изготовитель дает гарантию 20 лет на ветряные турбины.

1234556165.jpg


487 просмотров

Восточный Казахстан нуждается в поддержке и развитии рыбного хозяйства

Смогут ли помочь рыбопитомники?

Фото: Сымбат Ануарбеков

Богатый водными ресурсами Восточный Казахстан нуждается в поддержке и развитии рыбного хозяйства. Гидроэнергетика, браконьерский вылов и низкая естественная продуктивность рыб в существующих озерах и реках требуют более продуманного рыбовоспроизводства. «Курсив» узнал у эксперта, что нужно сделать, чтобы на рынках области вновь начали продавать живую рыбу ценных пород.

Богатые, но не совсем

Восточно-Казахстанскую область можно было бы назвать самым рыбным регионом страны, если бы не несколько сдерживающих факторов. Каскад гидроэлектростанций на некогда богатых на ихтиофауну реках не дает рыбе подниматься на нерестилища. Отсюда – необходимость обязательного зарыбления искусственных водохранилищ.

Именно поэтому в советское время в Восточном Казахстане, в устье реки Курчум, было построено второе в СССР по площади прудов Бухтарминское нересто-вырастное хозяйство (БНВХ). В РК оно самое крупное. Маленькое село, где выращивали мальков, так и назвали – Мальковое. Огромный рыбопитомник, состоящий из 56 прудов и трех тысяч дамб, мог выдавать в сезон до 10 млн мальков сазана. К слову, это единственное рыбоводческое хозяйство в регионе, где проводится сложный процесс инкубации.

Еще в начале 2000-х для посетителей ярмарок в Усть-Каменогорске было привычным покупать сазана в живом виде, прямо из цистерны. Теперь же как таковая выращенная товарная рыба продается только в частных садковых рыбных хозяйствах – и то в штучном варианте. Главные покупатели – переработчики.

В течение нескольких лет, пока у БНВХ менялись собственники, долги и отсутствие госзаказа едва не довели крупнейший рыбопитомник до банкротства. В 2014 году на предприятии впервые не провели инкубацию, что дало год финансового простоя.

«В 2016–2017 годы было приложено немало усилий, чтобы реабилитировать БНВХ, удалось привлечь инвесторов из Астаны – инвестиционно-холдинговую компанию Akmol Holding. Они работают здесь уже третий год, и в 2018 году БНВХ дал первую молодь. Конечно, чтобы выйти на проектную мощность, еще нужны годы, но мы видим, что они стараются», – рассказывает заместитель руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования ВКО Арман Есентаев.

От науки – к производству

В ближайшее время в БНВХ вновь грядут перемены в списке учредителей. По словам директора ТОО «Бухтарминское нерестово-вырастное хозяйство» Сымбата Ануарбекова, руководство Akmol Holding намеревается передать учредительную долю предприятия ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства» (бывший Казахский институт рыбного хозяйства). В настоящее время обговариваются детали сделки.

«Работы у нас теперь много. Сейчас мы полноценно отрабатываем технологию воспроизводства карпа, затем хотим перейти на инкубацию белого амура. Размножение в рыбопитомнике именно этого вида рыбы в течение двух последних лет на базе БНВХ внедрили специалисты Научно-производственного центра рыбного хозяйства (НПЦ). Наша задача – коммерциализировать проект по белому амуру, выращивать до 200 тонн этой товарной рыбы», – рассказывает Сымбат Ануарбеков.

Новый директор рыбопитомника – не новичок в рыбоводстве. Долгое время он является старшим научным сотрудником центра рыбного хозяйства, руководителем Алтайского филиала НПЦ. О проблемах рыбовоспроизводства в озере Зайсан, Бухтарминском водохранилище знает не понаслышке, сам много лет занимался изучением этой темы.

«К сожалению, большую часть рыбы, которую вылавливают в наших крупных озерах и водохранилищах, сами восточноказахстанцы не видят. Самая ценная рыба – судак – уходит на экспорт в Европу, на внутренний рынок она не попадает. А оттуда мы закупаем вторичный сорт морской рыбы – селедку, минтай, горбушу. Хотя она не идет ни в какое сравнение с нашим судаком, карпом, белым амуром», – отмечает Сымбат Ануарбеков.

По мнению руководителя БНВХ, рыбопитомники должны стать основой для воспроизводства рыбы ценных пород именно для нужд жителей ВКО, ближайших Павлодарской, Северо-Казахстанской областей. Для этого должна быть полностью отработана научная часть проекта, налажена цепочка нерестовое хозяйство – садковые рыбофермы. И рыбопитомники должны стать не только «детским садом» для молоди, которую затем продают рыбоводам-частникам, но и самостоятельно выращивать товарную рыбу. Ведь это еще один шаг к независимости предприятия от госзаказа, к финансовой устойчивости.

«НПЦ рыбного хозяйства со своей стороны хотят «зайти» с софинансированием и получить грант от Комитета науки МОН на дальнейшие исследования. Оттуда выделяется ежегодно до 600 млн тенге на одно предприятие», – продолжает разговор руководитель БНВХ.

Но чтобы продолжить двигаться вперед, к товарному воспроизводству, требуется восстановить зимовальный комплекс (бассейны в теплом помещении). Согласно ПСД, на эти цели необходимо около 270 млн тенге. Деньги тоже будут выделены учредителями. По плану, до конца года ремонтные работы должны быть уже закончены. Тогда в марте рыбоводы начнут еще один свой проект – выращивание форели из импортного польского посадочного материала.

«Этой зимой в обновленном зимовальном комплексе мы намерены выращивать сеголеток сиговых пород и судака. Думаю, через три года уже начнем товарную рыбу предоставлять», – делится планами Сымбат Ануарбеков.

Единственное, что нужно решить – это кадровый вопрос. Дипломированный рыбовод – специалист штучный, его недостаточно просто пригласить на работу. Так же, как и в ситуации с врачами, дефицитные кадры в рыбном хозяйстве нужно «приманивать» дополнительными льготами, улучшением жилищных условий. Поэтому необходимо решать кадровый вопрос для рыбоводов Малькового.

Сымбат Ануарбеков – ученый, ставший производственником, уверен, что восстановить товарное воспроизводство рыбы ценных пород в Восточном Казахстане можно. Притом на коммерческой основе, а не только за счет вливаний частных инвесторов и грантов.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

d1fHAmG5BPI.jpg

almaty2019_kursiv_240×400.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций