Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


613 просмотров

Как будет развиваться АПК в Павлодарской области?

В Павлодарской области 156 хозяйств имеют статус племенного, из них в 138 разводят племенной крупный рогатый скот, а это - 13,4% из общей численности в 410 тыс. голов

фото: shutterstock.com

Государственная программа развития АПК на 2017–2021 годы призвана обеспечить производство востребованной на рынке конкурентоспособной продукции. Как ее решают в Павлодарской области, «Курсив» выяснял у заместителя руководителя областного управления сельского хозяйства по животноводству Марата Шугаева.

- Государственной программой развития АПК на 2017–2021 годы определены индикаторы по отраслям аграрного сектора, например, поставлена задача – добиться повышения эффективности животноводства на 40%. Что делается в Павлодарской области для этого?

- Начнем с того, что поголовье КРС в области насчитывает 410,4 тыс. голов, на 65 тысяч больше овец, лошадей – 165,6 тыс. голов, их поголовье, кстати, выросла на 10,2%. В принципе, есть рост поголовья по всем видам животных – крупного рогатого скота, мелкого рогатого, свиней, птиц, пчел. Но не так важно количество, как качество. 13,4% поголовья крупного рогатого скота, а это около 55 тыс. голов, на сегодня можно отнести к племенным, из них 62% мясного направления. При этом предпочтения отданы породам КРС – «казахская белоголовая», «аулиекольская», «абердин ангус» и «герефорд». В племстадах молочного направления преобладают породы – «черная пестрая», «красная степная», «голштинская» и «симментальская». То есть крупные хозяйства области нацелены на увеличение производства качественной, экспортоориентированной продукции - мяса и молока от племенных животных.

Требования к породности распространяются и на мелкий рогатый скот: племенных овец в области содержится более 5,6 тыс. голов, почти 98% которых относятся к «казахской курдючной грубошерстной» породе, есть «эдильбаевские» овцы. В ТОО «Акжар-Ондирис» разводят около 3,7 тыс. «пуховых горно-алтайских» коз.  Еще 14 племенных хозяйств держат около 10,5 тыс. голов лошадей породы «джабе». Столько же голов свиней породы «крупная белая» содержатся в одном из хозяйств области. В целом, удельный вес племенных животных составляет: КРС - 13,4%, овцы – 1,2%, козы – 6,1%, лошади – 6,3%, свиньи – 14,9%. 

- И как это достигается? При поддержке государства?

- И с помощью государственной поддержки, и собственными усилиями крепких хозяйств-инвесторов. Есть много программ, например, «Сыбага», цель программы - завоз импортного племенного и чистопородного маточного поголовья КРС мясного направления, а также закуп мелкого рогатого скота (МРС). В 2018 году в Павлодарскую область завезено сельским бизнесом более 2,6 тыс. голов КРС, в том числе по программе «Сыбага» свыше 1,8 тыс. голов. В текущем 2019 году отрасль уже пополнила племенное поголовье на 328 единиц «абердин ангусской» породы из Российской Федерации, до конца года планируется завезти еще порядка 10 тыс. По МРС - одобрено и выдано кредитов на приобретение более 12,3 тыс. голов овец, или 103% от плана.  Напомню, суть поддержки через программу «Сыбага» в том, что ставка банковского вознаграждения при получении кредита на приобретение животных выдается под 14% годовых, из них 10% субсидируется государством, то есть в договоре с крестьянским хозяйством указывается только 4%. Кроме того, при приобретении импортного племенного или чистопородного маточного поголовья КРС выдаются субсидии по нормативу 225 тыс. тенге за 1 голову.

К слову, качество поголовья улучшается и путем породного преобразования, в 2019 году эта работа будет продолжена с помощью закупа около 2 тыс. племенных быков. Всего за последние три года в область доставлено 3,6 тыс. голов племенного скота, половина из них - в 2018 году. На этот год запланирован закуп около 10 тыс. голов.

- Каков общий объем поддержки через госпрограммы?

- В 2018 году выделено и просубсидировано 3,4 млрд тенге, в планах на текущий предусмотрено около 6 млрд тенге на эти цели. Структурными подразделениями АО «КазАгро» - «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства», АО «Аграрная кредитная корпорация», АО «КазАгроФинанс» - выдано кредитов на сельхозтехнику по лизингу на сумму более 9,7 млрд тенге, на три млрд больше по сравнению с 2017 годом.

- В программе особое внимание уделяется экспорту мяса. Мы конкурентоспособны на международном рынке? Например, исполнительный директор ОЮЛ «Национальный союз сельскохозяйственных кооперативов РК» Толеутай Ракымбеков считает, что для увеличения экспорта мяса нужно отдать предпочтение овцеводству, который дает быстрый рост поголовья, а не уповать на КРС, на говядину.

- В прошлом году крестьяне Павлодарской области экспортировали 1348 тонн мяса и мясопродуктов, план на этот год – 2300 тонн. Павлодарская говядина в основном поставляется в Росиию, баранина - в арабские страны. На сегодня МСХ ведет соответствующие переговоры с Китаем, возможно, впредь будем экспортировать мясо и в Поднебесную с огромным рынком. Однако такая возможность есть только у крупных хозяйств, зарегистрированных в специальном реестре Таможенного Союза, продукция которых соответствует международным ветеринарным требованиям. Поэтому мы сейчас ведем работу со средними и мелкими хозяйствами региона по сдаче скота на откормплощадки, например, ТОО «Абай» на 10 тыс. голов, ТОО «Жайма» на 1,5 тыс. голов.  Особо хотелось бы отметить большой экспортный потенциал ТОО «Рубиком». Всего на сегодня в Павлодарской области действуют 10 откормочных площадок общей мощностью 13,4 тыс. скотомест. В 2018 году хозяйствами сдано на откормочные площадки более 10 тыс. голов КРС, планом на текущий год определен объем в 16,2 тыс. голов, и на сегодня он выполнен на 10%. В целом благодаря господдержке экспорт животноводческой продукции возрос на 35%.

Кроме того, в области действует 27 крупных и средних молочных товарных ферм, общей мощностью – 9244 голов. Наблюдается положительная динамика производства продукции животноводства. Так, по итогам 2018 года, во всех категориях хозяйств произведено 96,5 тыс. тонн мяса в живом весе (103,9% к аналогичному периоду прошлого года), молока – 382,1 тыс. тонн (103,3%), яиц – 214,4 млн. штук (125,9%).

- Считается, что в Казахстане слабо используется огромный ресурс личного подсобного хозяйства, которым производится очень большая доля сельхозпродукции, чуть ли не до 70%. Как решается эта проблема?

- Да, стоит такая задача - вовлечь их в товарное производство, и мы этот момент без внимания не оставляем. Так, по итогам 2018 года создано 97 новых фермерских хозяйств, в том числе по разведению КРС 77, по МРС – 20 единиц.  Планом на 2019 год предусмотрено создание 150 фермерских хозяйств, выращивающих крупный рогатый скот, 100 хозяйств по разведению мелкого рогатого скота.

- Марат Рашитович, каков объем переработки сельскохозяйственной продукции?  

- Из 266 объектов переработки введены и модернизированы в 2018 году 18. Произведено продуктов питания на 74,1 млрд. тенге (102,9% к аналогичному периоду 2017 года). Всего переработано свыше 200 тысяч тонн продукции, и это -  консервированные и готовые продукты из мяса, молока и молочные продукты, мука и мучные изделия, крупы и прочее.

- Существуют проблемы с кормопроизводством, с комбикормами? Как они решаются?

- В области имеется 381,5 тыс. га пастбищных угодий, обводнено 2,1 тыс. га. Ведется работа над тем, чтобы обеспечить животноводство полноценными кормами, обеспечить сытную зимовку. Стоит задача – увеличить орошаемые площади, их на сегодня 86,6 тыс. га, они используется на 67%, однако рост к 2017 году в пределах 15,7%. К слову, на сегодня 3,2 млн га земель переведено в электронный формат, то есть процесс цифровизации активно внедряется в агропромышленный комплекс. Есть возможность решать земельные вопросы онлайн.

– А сколько инвестируют крестьяне в отрасль, в новые проекты? И какие они?

– В 2018 году аграриями региона реализовано 55 инвестиционных проектов на сумму 15,3 миллиарда тенге. Из них крупные  - это строительство 6 молочно-товарных ферм на 3106 голов, 6 животноводческих скотопомещений, свинокомплекс на 1128 голов, модернизация птицефабрики ТОО «Павлодар-Кус», из объектов растениеводства - элеватор на 37 тыс. тонн (ТОО  «Group KSM»), 4 овощехранилища емкостью 16,5 тыс.  тонн (КХ «Андас»), 9 зернохранилищ. При этом все новые проекты реализуются с созданием рабочих мест на селе. В этом году мы приступили к реализации региональной программы развиятия агарарного сектора. Определены основные приоритеты и индикаторы на следующие 5 лет. В целом, развитие АПК, как и в реальном секторе региональной экономики, ведется по таким приоритетным направлениям - это привлечение инвестиций, увеличение объемов переработки, а также ассортимента экспортоориентированных товаров.


935 просмотров

Природопользователи Казахстана ждут от государства экостимулов

Бизнес высказывает претензии к проекту нового кодекса не впервые

Фото: Shutterstock.com

ГМК-сектор Казахстана настаивает на изменении проекта нового экологического кодекса, который ужесточает требования и к инвесторам, и к отечественным компаниям.

Претензии к проекту нового экологического кодекса (его разрабатывает Минэнерго РК) бизнес высказывает не впервые. В феврале 2019 кодекс должен был попасть на рассмотрение парламента, а в декабре прошлого года вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай заявил: главным принципом нового законодательства станет принцип «загрязнитель платит». Такой принцип концентрировал постоянный экоконтроль до узкого круга природопользователей – порядка 200 компаний, которые дают львиную долю загрязнений, 70–80% всех эмиссий в окружающую среду.

Узкий круг виноватых

В узкий круг «загрязнителей» автоматически попали почти все представители горно-металлургического сектора. Неудивительно, что именно Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМПК) первой забила тревогу. Главная новелла нового экокодекса касается обязательного требования внедрить на предприятиях-загрязнителях наилучшие из доступных технологий, снижающих вредные выбросы и энергоемкость производства. На все это разработчики кодекса  отводили срок в пять-семь лет. Игнор требования должен был привести к остановке предприятия.

Ограничение круга подконтрольных загрязнителей только теми предприятиями, которые дают наибольший суммарный «выхлоп» по республике, едва ли поможет достичь искомых целей по охране окружающей среды – с таким мнением выступил тогда директор департамента экологии и промышленной безопасности АГМПК Талгат Темирханов. Свою позицию он пояснил на примерах: в Нур-Султане (Астане на тот момент) и в Алматы металлургические гиганты не дымят, однако смог в этих казахстанских мегаполисах является серьезной проблемой для местных властей. 

Поэтому со стороны представителей ГМК поступило предложение: в рамках работы над кодексом смоделировать все возможные варианты развития ситуации, связанные и с расширением или сужением производственных мощностей и с ростом автотранспортных средств и жилого сектора страны.

Недопонимание возникло и по поводу затрат на внедрение наилучших доступных технологий для улучшения экологических показателей. Бизнес заинтересовался: почему в таком случае он должен одновременно продолжать выплачивать экологические платежи в местные бюджеты. 

Изменился только дедлайн

В итоге проект экологического кодекса потребовал более значительной доработки, чем предполагалось, и на рассмотрение в парламент в феврале не попал. В правительство, чье заключение предшествует парламентской оценке, кодекс будет внесен только в сентябре. Однако, как заявил на металлургическом форуме Minex-2019 исполнительный директор АГМПК Николай Радостовец, процесс совершенствования экокодекса пока вовсе стоило бы приостановить. «Сейчас разрабатывается экологический кодекс, разрабатывается второпях, – заявил Радостовец. – Там вообще непонятно, как нам идти дальше, а кодекс может в конце года вступить в действие, поскольку так записано в тех или иных проектных решениях. Может быть, нам вообще затормозить процесс совершенствования? Посмотреть, как будет работать Кодекс о недрах, посмотреть мировую практику. Та версия экологического кодекса, которую мы сейчас видим, вызывает больше вопросов, чем ответов», – добавил он.

Основные пункты, по которым у недропользователей возникали вопросы к разработчикам проекта, не изменились. В новом Экокодексе прописана обязанность загрязнителей разработать программы по внедрению наилучших доступных технологий и в течение 10 лет (в первоначальном варианте, напомним, рассматривался срок от пяти до семи лет) реализовать эти программы на практике. Причем, как пояснил на форуме Minex-2019 Талгат Темирханов, без выполнения этого требования предприятия не смогут получить комплексные экологические разрешения, то есть не смогут осуществлять свою деятельность. Получается, в самой оспариваемой металлургическим бизнесом норме будущего кодекса пока сменился только дедлайн возможного закрытия предприятия. 

«Введение подобной нормы – это значительные риски для ГМК, на наш взгляд. Мы хотели бы предложить предусмотреть добровольный порядок перехода на комплексное экологическое разрешение», – сказал Темирханов. Он также предложил учесть тот факт, что часть предприятий ГМК введена в строй в середине прошлого века, поэтому к ним нужен особый подход. «Если вектор внедрения наилучших доступных технологий предприятием выбран, но для его внедрения десяти лет не хватает, то должен быть механизм, который позволит таким предприятиям путем согласования с уполномоченным органом продлевать программу повышения экологической эффективности на срок не более 20 лет», – уточнил Темирханов.

Бизнес против государственных «посещений»

Еще одна норма, против которой протестует металлургический бизнес, – это инициатива по внедрению механизма «посещения» экологической инспекцией наиболее крупных предприятий-загрязнителей. Подобная форма контроля заложена в Предпринимательском кодексе – по наблюдениям предпринимателей, она не всегда сопровождается наличием веских оснований и часто назначается на основании поручения того или иного государственного органа или должностного лица. Разработчики обосновывают применение нормы необходимостью получения оперативной информации об исполнении природопользователями своих обязательств. Природопользователи опасаются, что эта норма сделает из них дойных коров.

«Мы считаем, что это несет за собой большие коррупционные риски и постоянное отвлечение от основной операционной деятельности специалистов предприятий» – заявляют представители АГМПК.

И наконец, проект будущего кодекса пока не решает вопрос двойной, а то и тройной экологической финансовой нагрузки на предприятия отрасли. В настоящее время представители ГМК платят дважды: помимо экологических платежей за эмиссию они несут нагрузку по выполнению природоохранных мероприятий. А с введением практики получения комплексных экологических разрешений им придется раскошеливаться на внедрение наилучших доступных технологий. Причем по европейским стандартам, что приведет к удорожанию процесса. Мы хотели бы законодательно согласовать позицию в части того, чтобы эти экологические платежи использовались самими предприятиями, при внедрении НДТ, – сказал Темирханов. – Законодатель предусматривает, что в Казахстане будут разработаны стандарты на базе европейских BREF (отраслевых справочников наилучших доступных технологий. – Kursiv).  Но они довольно жесткие, и лимиты по нормативам в них очень сжатые. И при первом приближении становится очевидным, что предприятия ГМК Казахстана пока не готовы переходить одномоментно к европейским стандартам, так как это потребует колоссальных вложений финансовых средств, и большая часть предприятий не сможет соответствовать этим требованиям». По мнению Темирханова, Казахстану следует пойти по стопам России, где разработали собственные национальные стандарты НДТ с одним отлагательным условием: с момента принятия этих нацстандартов они каждые 10 лет они пересматриваются в сторону ужесточения и сближения с европейскими аналогами.

МИИР должно стать третейским судьей

Очевидно, что за четыре месяца с момента первого публичного столкновения точек зрения разработчиков нового экокодекса и ГМК стороны к взаимопониманию по принципиальным для себя вопросам не пришли. В этой ситуации им нужен  посредник, способный учесть интересы и государства, и бизнеса. Таковым вполне могло бы стать Министерство индустрии и инфраструктурного развития, которое, с одной стороны, обязано блюсти государственные интересы, с другой же – развитие ГМК входит в орбиту полномочий и обязанностей этого ведомства. И в ходе форума Minex вице-министр этой структуры Тимур Токтабаев сделал косвенную заявку на эту посредническую роль: «Сейчас в Казахстане продолжается разработка экологического кодекса, он должен помочь в обеспечении перехода страны на международные стандарты. Одновременно мы понимаем, что сейчас в мире идет борьба за инвестиции, поэтому нужно найти золотую середину, которая будет устраивать государство и инвестора», – сказал Токтабаев.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

158-е
место
занял Казахстан в рейтинге свободы прессы из возможных 180

Цитата дня

Мой вывод – мы идем правильным курсом. Наш мудрый народ един, государство, как высшая ценность нашей независимости, незыблемо. Поэтому твердо считаю, что досрочные выборы главы государства абсолютно необходимы. Для того, чтобы обеспечить общественно-политическое согласие, уверенно двигаться вперед, решать задачи социально-экономического развития, необходимо снять любую неопределенность.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank