Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1136 просмотров

FT: Саудовская Аравия выходит на охоту за мировыми газом и нефтью

Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих подтвердил, что Aramco будет соперничать с Shell и Exxon

Фото: Shutterstock.com

Нефтегазовые амбиции Саудовской Аравии никуда не делись: королевство планирует развивать международный бизнес по разведке и добыче источников углеводородов, что сводит на нет его попытки обуздать свою углеводородную зависимость, передает Financial Times.

Министр энергетики и председатель национальной нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Aramco Халид аль-Фалих рассказал изданию, что экспансия за рубежом станет критическим шагом для будущего компании.

«Отныне мы не будем изоляционистами и не будем сосредотачиваться только на том, как монетизировать ресурсы королевства», – сказал аль-Фалих. - В будущем весь мир будет открыт для Aramco».

Хотя Aramco является крупнейшей нефтедобывающей компанией мира, она никогда не отваживалась на сколько-нибудь значимые предприятия по извлечению ресурсов за рубежом. Вместо этого Aramco полагалась лишь на огромные запасы углеводородов в Саудовской Аравии.

По словам министра, то, что Aramco планирует стать международным игроком на энергетическом рынке подобно Royal Dutch Shell или ExxonMobil, соответствует истине. За рубежом компания будет добывать не только нефть, но и газ.

Аль-Фалих наметил планы Саудовской Аравии по инвестициям в сектор, на котором зиждется традиционная экономика страны. И это невзирая на амбициозные реформы наследного принца Мухаммеда бен Салмана по снижению «пагубного пристрастия к нефти» королевства. 

Этот шаг подчеркивает, что доходы Саудовской Аравии по-прежнему будут зависеть от мощи ее нефтегазовой индустрии, поскольку у королевства не слишком получается диверсифицировать экономику за счет других секторов – технологий, туризма, здравоохранения, горной промышленности.

Саудовская Аравия и Россия – крупнейшие добытчики нефти, снизившие добычу черного золота, чтобы поддержать цены. Цена на нефть сейчас колеблется на уровне $60 за баррель, однако бюджет Саудовской Аравии требует цен на уровне $80.

Аль-Фалих заявил, что в марте 2019 года королевство снизит нефтедобычу почти до 9,8 млн баррелей в день (далее – мбд), тогда как в ноябре 2018 года она превышала 11 мбд. Экспорт предполагается снизить до 6,9 мбд (с 8,2 мбд тремя месяцами ранее).

После заявления министра цена на нефть марки Brent ненадолго выросла на $1,82 до $63,34 за баррель.

Нефтегазовый сектор, десятилетиями доминирующий в саудовской экономике, даже в случае успешной реализации реформ, будет занимать в доходах королевства по меньшей мере 40-50%, по словам аль-Фалиха.

Хотя у Саудовской Аравии есть инвестиции в зарубежные НПЗ и нефтехимическое производство, слова министра лучше всего сигнализируют о намерениях королевства развивать добычу нефти и газа за рубежом.

Аль-Фалих дал понять, что первоначальные усилия будут в основном направлены на создание международного газового бизнеса. Крупнейшие игроки на мировом энергетическом рынке все больше инвестируют в газовые активы, так как спрос на газ превышает спрос на нефть.

Саудовская Аравия обратила внимание на российские инвестиции в сектор сжиженного природного газа и сейчас ведет переговоры о получении доли в экспортных объектах США, а также присматривается к Австралии.

Аль-Фалих считает, что Aramco по возможностям разведки и добычи ни в чем не уступает другим мировым компаниям, а то и превосходит их.

Саудовская нацкомпания привлекла внимание международного финансового сообщества, когда принц Мухаммед раскрыл планы провести IPO Aramco.

Лица, знакомые с планами размещения, сообщили, что IPO было отложено на неопределенный срок. Однако аль-Фалих твердо уверен, что планы по экспансии Aramco отражают необходимость угодить потенциальным акционерам извне.

«Если у меня есть инвесторы из Нью-Йорка, или Лондона, или Токио, которые вкладывают в Saudi Aramco, захотят, чтобы Aramco соперничала с лучшими международными нефтяными компаниями мира», – сказал министр.

Крупнейшее в мире IPO до сих пор не состоялось в том числе и потому, что Aramco не удалось получить оценку в $2 трлн, как того хотел принц Мухаммед. Другие причины – опасения регуляции и правовых последствий.

Суверенный фонд Саудовской Аравии должен был стать главным получателем $100 млрд, которые Эр-Рияд ожидал заработать на IPO. После того, как размещение не состоялось, Aramco было поручено выкупить долю фонда в 70% в саудовском производителе нефтепродуктов Sabic.

Aramco выпустит облигации, чтобы частично покрыть затраты на сделку по Sabic стоимостью в $70 млрд. По словам аль-Фалиха, роуд-шоу для инвесторов начнется в ближайшее время.

Эта мера позволит Фонду государственных инвестиций (PIF) быстро получить наличные деньги в то время, когда резко сократились поступления из Министерства финансов Саудовской Аравии, а экономика саудитов пошатнулась после падения цен на нефть.

Помимо экономических затруднений, после убийства журналиста Джамаля Хашкаджи, королевство столкнулось с крупнейшим дипломатическим кризисом в отношениях со странами Запада со времени террористических атак в США в сентябре 2001 года.

Аль-Фалих уверяет, что, несмотря на тень, отброшенную трагедией с Хашкаджи, инвесторы все еще заинтересованы в Саудовской Аравии. И в то же время должностные лица страны обеспокоены за способность королевства привлечь зарубежный капитал и опыт для того, чтобы претворить реформы в жизнь.

В краткосрочной перспективе королевство может столкнуться с другими испытаниями, включая отношения с США, его наиболее старинным и важным союзником, где законопроект, известный как НОПЕК, имеет все шансы стать законом. Тогда правительство США сможет преследовать по закону страны-участницы ОПЕК за манипулирование ценами на нефть.

Аль-Фалих заявил, что верит: США «поступят правильно». Он предупредил, что принятие законопроекта может навредить мировой экономике.

По словам министра, мир «необратимо» пострадает в случае утраты способности Саудовской Аравии быстро повысить или снизить нефтедобычу, чтобы сбалансировать рынок.


419 просмотров

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций