Перейти к основному содержанию

b1_lexus.jpg


1319 просмотров

Когда нефть по $30 не проблема: геотермальная энергетика вместо нефтянки

Ассоциация Kazenergy не исключает частичного ухода нефтедобытчиков в геотермальную энергетику

Фото: Shutterstock.com

Нефтяной сектор Казахстана готов перейти на альтернативное энергоснабжение и заложить базу для диверсификации своих доходов на случай падения нефтяных цен. Однако реализация подобного проекта проблематична из-за отсутствия соответствующего законодательства.

Естественное тепло земли, выделяющееся через пробуренные в ней скважины, может стать как энергоносителем для нефте- и газодобывающих проектов, так и возможностью диверсификации для нефтяных компаний на случай падения цен на нефть, считает советник председателя ассоциации Kazenergy Арман Сатимов. По его оценке, до 40% территории страны имеют потенциал использования геотермальной энергии, при этом запад Казахстана, где еще с советского времени пробурено несколько тысяч глубоких скважин и где ведется основная добыча углеводородов, наиболее подготовлен к разворачиванию геотермальной генерации с точки зрения инфраструктуры. Проблема в том, что нормативное сопровождение таких проектов в стране пока «хромает»: геотермальная энергетика не имеет ни преференций, ни утвержденных тарифов.

Геотермальная энергия – это энергия, получаемая из природного тепла Земли: по различным подсчетам, температура в центре нашей планеты составляет как минимум 6650°C. Тепловой поток, текущий из недр Земли через ее поверхность, по оценкам ученых, в 17 раз превышает выработку всей мировой генерации, но использовать данный источник энергии достаточно сложно, поскольку тепло, идущее наверх под давлением, ближе к поверхности рассеивается, поэтому «извлекать» эту энергию необходимо с помощью скважин. Такое тепло может использоваться как непосредственно для обогрева домов и зданий, так и для производства электроэнергии – и в мире уже достаточно распространены геотермальные станции. Часть из них напрямую направляет пар к турбинам для выработки электроэнергии, некоторые очищают его от газов для того, чтобы уменьшить износ труб и получить дополнительную химическую продукцию – однако, вне зависимости от схемы, вырабатываемая таким образом электроэнергия дешевле угольной генерации и надежнее процесса получения энергии за счет ветра и солнца.

Нефтяникам, хотят они того или нет, уже сейчас приходится присматриваться к таким наработкам по двум причинам: во-первых, нефте- и газодобыча нуждаются в своих надежных энергоисточниках, а, во-вторых, волатильность цен на углеводороды заставляет недропользователей все чаще задумываться о диверсификации своей деятельности, чтобы побочные ее виды могли как-то компенсировать периоды падения стоимости основного производимого ими продукта. И, по мнению Сатимова, недропользователи, работающие на территории нашей страны, имеют большие возможности в части использования этого вида энергии.

«В Казахстане очень большой, абсолютно новый потенциал геотермальной энергии, – говорит г-н Сатимов. – В стране 40% территории имеют потенциал для развития геотермальной комплементарной энергии, большинство из них расположено в нефтегазовых регионах, где мы сегодня работаем. Во времена СССР и за годы независимости в Казахстане было пробурено примерно 10 тыс. скважин, в паре сотен скважин из них были обнаружены высокие температурные градиенты воды, которые дают практически бесконечную энергию. Эта энергия не зависит от солнечного цикла и ветра, она в пять раз более эффективна, чем солнечная панель, и сегодня уже можно эту энергию получать», – подчеркивает эксперт.

По его словам, в настоящее время в Минэнерго РК формируется рабочая группа, которая будет заниматься вопросами возможностей развития геотермальной энергии в стране. Более того, это направление получило поддержку и со стороны международных организаций: эксперты Всемирного банка готовят к декабрю общий доклад по потенциалу Казахстана в геотермальной энергетике, в котором будет приведен и международный опыт. Впрочем, по словам советника главы энергетической ассоциации Казахстана, за международным опытом в этой сфере далеко ходить не придется:

«Я буквально этой осенью был на турецком энергетическом саммите, они уже построили 21 такую геотермальную станцию с помощью частного капитала, и производят 1 гигаватт такой энергии, так что потенциал очень большой, – утверждает г-н Сатимов.

Причем этот потенциал, замечает он, может быть использован не только для теплоснабжения жилых объектов, но и для бесперебойного энергоснабжения самих месторождений, большинство из которых находится в удалении от основной сетки линий электропередач. В повседневной деятельности казахстанских нефтяников, по неофициальным данным, ежегодно теряется около 2–3% от общей страновой добычи нефти только из-за того, что до сих пор происходят перебои с электричеством в отдаленных районах страны. Так что к геотермической энергии нефтедобытчики могут обратиться в силу производственной необходимости, а вот станет ли она для них таким же товаром, как нефть, который они смогут сбывать на внутренний рынок – пока большой вопрос.

Дело в том, что казахстанские ученые заинтересовались потенциалом геотермальной энергии гораздо раньше нефтяников – год назад «Къ» писал о разработке казахстанского НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии» в этой сфере –тепловом насосе для обогрева и охлаждения бытовых и производственных объектов. Под который, кстати, не требуется бурить скважины – он может использовать энергию самоизливающихся природных скважин, которые есть в Казахстане, к примеру, в Павлодарской и в Карагандинской областях. Однако практической реализации этих проектов мешает то, что, по словам директора НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии», доктора технических наук, профессора кафедры «Теплоэнергетика» Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева Алтая Алимгазина, в стране нет до сих пор государственной официальной программы поддержки работы в геотермальной энергетике.

Разработка практически всех видов возобновляемых источников энергии получает государственную поддержку, вплоть до установления тарифов, а геотермальная энергетика по-прежнему остается в стороне, из-за чего в нее не вливаются частные средства. Ситуацию может изменить заинтересованность в реализации таких проектов как со стороны Всемирного банка, так и нефтяных компаний: если последние докажут эффективность использования тепла земли на своих производственных объектах рабочей группе, создаваемой сейчас Kazenergy и Минэнерго, легче будет пробивать создание отдельной нормативной базы под разворачивание в стране сети геотермальных станций. Но для этого, во-первых, нужны пионеры, которые рискнут задействовать такие технологии в своем производстве. А, во-вторых, необходим некий мозговой центр, обобщающий информацию об использовании нефтяниками в Казахстане тех или иных технологий и помогающий тиражировать их на других месторождениях страны.

«Одна из наших основных проблем в том, что в республике отсутствует центр компетенций нефтегазовых дел, – говорит по этому поводу г-н Сатимов. – У нас есть исследовательский институт при «КазМунайГазе», но он занимается только месторождениями КМГ, а кто видит в целом все проблемы нефтегазовой индустрии? В прошлом году на ЭКСПО мы открыли центр зеленых технологий при поддержке ООН и государства, но он станет заниматься зеленой энергетикой, там не будет решения для нефтегаза. Майнинговые и горнорудные компании открыли центр компетенций горного дела – у нас такого центра нет. С точки зрения долгосрочных перспектив такой центр в стране нужен, нам необходимо объединяться и вовлекать все компании в его создание», – заключает он.
 


810 просмотров

Бозумбаев: «Цены на бензин упали из-за профицита ГСМ»

В январе Минэнерго Казахстана разработало проект приказа о запрете на ввоз российского бензина железнодорожным транспортом сроком на три месяца

Фото: Аскар Ахметуллин

На Шымкентском НПЗ возникла угроза затоваривания, сообщил 22 января министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев.

«Сейчас в Казахстане наблюдается профицит бензина, он с начала января идет. Уже на Шымкентском НПЗ возникла угроза затоваривания, заполнения всех резервуаров и в стране в целом, поэтому мы снизили загрузку НПЗ», - сказал Бозумбаев журналистам в кулуарах правительства.

Он не исключил, что снижение стоимости бензина марки АИ-92 в Алматы до 149 тенге за литр против прежних 156 является первой реакцией рынка на профицит ГСМ.

«Цены не регулируются в настоящее время на бензин, мы ожидаем, что цена будет находится на уровне примерно 150 тенге», - сказал министр.

Ранее стало известно, что во второй декаде января министерство энергетики разработало приказ о введении запрета на три месяца на ввоз бензина железнодорожным транспортом из России.

Аналогичный запрет на ввоз бензина из РФ вводился Астаной 25 августа 2018 года с той же целью – не допустить затоваривания на трех крупных казахстанских НПЗ. Еще одним выходом из сложившейся ситуации может стать экспорт казахстанских нефтепродуктов в страны Центральной Азии.

По данным заместителя председателя правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти национальной компании «КазМунайГаз» Данияра Тиесова, казахстанские производители могут экспортировать до 1,2 млн тонн топлива в 2019 году.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Из Казахстана продолжает уезжать большое количество людей. Как Вы думаете, в чем главная причина?

Варианты

Цифра дня

Более 14 тысяч
ДТП
зарегистрировано в Казахстане за 2018 год, в них пострадало более 20,2 тысяч человек

Цитата дня

Судьями хотят многие (стать - ред.), кто в правоохранительных органах не нашел себе достойного места. Вот какая плохая тенденция. Поэтому я уверен, что придут достойные. Пусть меньше – зато качество будет гораздо выше и будут люди, которые будут в состоянии нести это высокое звание судьи...

Жакип Асанов
председатель Верховного суда РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank