Перейти к основному содержанию

bavaria_x6_1200x120.gif


1623 просмотра

Когда нефть по $30 не проблема: геотермальная энергетика вместо нефтянки

Ассоциация Kazenergy не исключает частичного ухода нефтедобытчиков в геотермальную энергетику

Фото: Shutterstock.com

Нефтяной сектор Казахстана готов перейти на альтернативное энергоснабжение и заложить базу для диверсификации своих доходов на случай падения нефтяных цен. Однако реализация подобного проекта проблематична из-за отсутствия соответствующего законодательства.

Естественное тепло земли, выделяющееся через пробуренные в ней скважины, может стать как энергоносителем для нефте- и газодобывающих проектов, так и возможностью диверсификации для нефтяных компаний на случай падения цен на нефть, считает советник председателя ассоциации Kazenergy Арман Сатимов. По его оценке, до 40% территории страны имеют потенциал использования геотермальной энергии, при этом запад Казахстана, где еще с советского времени пробурено несколько тысяч глубоких скважин и где ведется основная добыча углеводородов, наиболее подготовлен к разворачиванию геотермальной генерации с точки зрения инфраструктуры. Проблема в том, что нормативное сопровождение таких проектов в стране пока «хромает»: геотермальная энергетика не имеет ни преференций, ни утвержденных тарифов.

Геотермальная энергия – это энергия, получаемая из природного тепла Земли: по различным подсчетам, температура в центре нашей планеты составляет как минимум 6650°C. Тепловой поток, текущий из недр Земли через ее поверхность, по оценкам ученых, в 17 раз превышает выработку всей мировой генерации, но использовать данный источник энергии достаточно сложно, поскольку тепло, идущее наверх под давлением, ближе к поверхности рассеивается, поэтому «извлекать» эту энергию необходимо с помощью скважин. Такое тепло может использоваться как непосредственно для обогрева домов и зданий, так и для производства электроэнергии – и в мире уже достаточно распространены геотермальные станции. Часть из них напрямую направляет пар к турбинам для выработки электроэнергии, некоторые очищают его от газов для того, чтобы уменьшить износ труб и получить дополнительную химическую продукцию – однако, вне зависимости от схемы, вырабатываемая таким образом электроэнергия дешевле угольной генерации и надежнее процесса получения энергии за счет ветра и солнца.

Нефтяникам, хотят они того или нет, уже сейчас приходится присматриваться к таким наработкам по двум причинам: во-первых, нефте- и газодобыча нуждаются в своих надежных энергоисточниках, а, во-вторых, волатильность цен на углеводороды заставляет недропользователей все чаще задумываться о диверсификации своей деятельности, чтобы побочные ее виды могли как-то компенсировать периоды падения стоимости основного производимого ими продукта. И, по мнению Сатимова, недропользователи, работающие на территории нашей страны, имеют большие возможности в части использования этого вида энергии.

«В Казахстане очень большой, абсолютно новый потенциал геотермальной энергии, – говорит г-н Сатимов. – В стране 40% территории имеют потенциал для развития геотермальной комплементарной энергии, большинство из них расположено в нефтегазовых регионах, где мы сегодня работаем. Во времена СССР и за годы независимости в Казахстане было пробурено примерно 10 тыс. скважин, в паре сотен скважин из них были обнаружены высокие температурные градиенты воды, которые дают практически бесконечную энергию. Эта энергия не зависит от солнечного цикла и ветра, она в пять раз более эффективна, чем солнечная панель, и сегодня уже можно эту энергию получать», – подчеркивает эксперт.

По его словам, в настоящее время в Минэнерго РК формируется рабочая группа, которая будет заниматься вопросами возможностей развития геотермальной энергии в стране. Более того, это направление получило поддержку и со стороны международных организаций: эксперты Всемирного банка готовят к декабрю общий доклад по потенциалу Казахстана в геотермальной энергетике, в котором будет приведен и международный опыт. Впрочем, по словам советника главы энергетической ассоциации Казахстана, за международным опытом в этой сфере далеко ходить не придется:

«Я буквально этой осенью был на турецком энергетическом саммите, они уже построили 21 такую геотермальную станцию с помощью частного капитала, и производят 1 гигаватт такой энергии, так что потенциал очень большой, – утверждает г-н Сатимов.

Причем этот потенциал, замечает он, может быть использован не только для теплоснабжения жилых объектов, но и для бесперебойного энергоснабжения самих месторождений, большинство из которых находится в удалении от основной сетки линий электропередач. В повседневной деятельности казахстанских нефтяников, по неофициальным данным, ежегодно теряется около 2–3% от общей страновой добычи нефти только из-за того, что до сих пор происходят перебои с электричеством в отдаленных районах страны. Так что к геотермической энергии нефтедобытчики могут обратиться в силу производственной необходимости, а вот станет ли она для них таким же товаром, как нефть, который они смогут сбывать на внутренний рынок – пока большой вопрос.

Дело в том, что казахстанские ученые заинтересовались потенциалом геотермальной энергии гораздо раньше нефтяников – год назад «Къ» писал о разработке казахстанского НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии» в этой сфере –тепловом насосе для обогрева и охлаждения бытовых и производственных объектов. Под который, кстати, не требуется бурить скважины – он может использовать энергию самоизливающихся природных скважин, которые есть в Казахстане, к примеру, в Павлодарской и в Карагандинской областях. Однако практической реализации этих проектов мешает то, что, по словам директора НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии», доктора технических наук, профессора кафедры «Теплоэнергетика» Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева Алтая Алимгазина, в стране нет до сих пор государственной официальной программы поддержки работы в геотермальной энергетике.

Разработка практически всех видов возобновляемых источников энергии получает государственную поддержку, вплоть до установления тарифов, а геотермальная энергетика по-прежнему остается в стороне, из-за чего в нее не вливаются частные средства. Ситуацию может изменить заинтересованность в реализации таких проектов как со стороны Всемирного банка, так и нефтяных компаний: если последние докажут эффективность использования тепла земли на своих производственных объектах рабочей группе, создаваемой сейчас Kazenergy и Минэнерго, легче будет пробивать создание отдельной нормативной базы под разворачивание в стране сети геотермальных станций. Но для этого, во-первых, нужны пионеры, которые рискнут задействовать такие технологии в своем производстве. А, во-вторых, необходим некий мозговой центр, обобщающий информацию об использовании нефтяниками в Казахстане тех или иных технологий и помогающий тиражировать их на других месторождениях страны.

«Одна из наших основных проблем в том, что в республике отсутствует центр компетенций нефтегазовых дел, – говорит по этому поводу г-н Сатимов. – У нас есть исследовательский институт при «КазМунайГазе», но он занимается только месторождениями КМГ, а кто видит в целом все проблемы нефтегазовой индустрии? В прошлом году на ЭКСПО мы открыли центр зеленых технологий при поддержке ООН и государства, но он станет заниматься зеленой энергетикой, там не будет решения для нефтегаза. Майнинговые и горнорудные компании открыли центр компетенций горного дела – у нас такого центра нет. С точки зрения долгосрочных перспектив такой центр в стране нужен, нам необходимо объединяться и вовлекать все компании в его создание», – заключает он.
 


977 просмотров

Природопользователи Казахстана ждут от государства экостимулов

Бизнес высказывает претензии к проекту нового кодекса не впервые

Фото: Shutterstock.com

ГМК-сектор Казахстана настаивает на изменении проекта нового экологического кодекса, который ужесточает требования и к инвесторам, и к отечественным компаниям.

Претензии к проекту нового экологического кодекса (его разрабатывает Минэнерго РК) бизнес высказывает не впервые. В феврале 2019 кодекс должен был попасть на рассмотрение парламента, а в декабре прошлого года вице-министр энергетики Сабит Нурлыбай заявил: главным принципом нового законодательства станет принцип «загрязнитель платит». Такой принцип концентрировал постоянный экоконтроль до узкого круга природопользователей – порядка 200 компаний, которые дают львиную долю загрязнений, 70–80% всех эмиссий в окружающую среду.

Узкий круг виноватых

В узкий круг «загрязнителей» автоматически попали почти все представители горно-металлургического сектора. Неудивительно, что именно Республиканская ассоциация горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМПК) первой забила тревогу. Главная новелла нового экокодекса касается обязательного требования внедрить на предприятиях-загрязнителях наилучшие из доступных технологий, снижающих вредные выбросы и энергоемкость производства. На все это разработчики кодекса  отводили срок в пять-семь лет. Игнор требования должен был привести к остановке предприятия.

Ограничение круга подконтрольных загрязнителей только теми предприятиями, которые дают наибольший суммарный «выхлоп» по республике, едва ли поможет достичь искомых целей по охране окружающей среды – с таким мнением выступил тогда директор департамента экологии и промышленной безопасности АГМПК Талгат Темирханов. Свою позицию он пояснил на примерах: в Нур-Султане (Астане на тот момент) и в Алматы металлургические гиганты не дымят, однако смог в этих казахстанских мегаполисах является серьезной проблемой для местных властей. 

Поэтому со стороны представителей ГМК поступило предложение: в рамках работы над кодексом смоделировать все возможные варианты развития ситуации, связанные и с расширением или сужением производственных мощностей и с ростом автотранспортных средств и жилого сектора страны.

Недопонимание возникло и по поводу затрат на внедрение наилучших доступных технологий для улучшения экологических показателей. Бизнес заинтересовался: почему в таком случае он должен одновременно продолжать выплачивать экологические платежи в местные бюджеты. 

Изменился только дедлайн

В итоге проект экологического кодекса потребовал более значительной доработки, чем предполагалось, и на рассмотрение в парламент в феврале не попал. В правительство, чье заключение предшествует парламентской оценке, кодекс будет внесен только в сентябре. Однако, как заявил на металлургическом форуме Minex-2019 исполнительный директор АГМПК Николай Радостовец, процесс совершенствования экокодекса пока вовсе стоило бы приостановить. «Сейчас разрабатывается экологический кодекс, разрабатывается второпях, – заявил Радостовец. – Там вообще непонятно, как нам идти дальше, а кодекс может в конце года вступить в действие, поскольку так записано в тех или иных проектных решениях. Может быть, нам вообще затормозить процесс совершенствования? Посмотреть, как будет работать Кодекс о недрах, посмотреть мировую практику. Та версия экологического кодекса, которую мы сейчас видим, вызывает больше вопросов, чем ответов», – добавил он.

Основные пункты, по которым у недропользователей возникали вопросы к разработчикам проекта, не изменились. В новом Экокодексе прописана обязанность загрязнителей разработать программы по внедрению наилучших доступных технологий и в течение 10 лет (в первоначальном варианте, напомним, рассматривался срок от пяти до семи лет) реализовать эти программы на практике. Причем, как пояснил на форуме Minex-2019 Талгат Темирханов, без выполнения этого требования предприятия не смогут получить комплексные экологические разрешения, то есть не смогут осуществлять свою деятельность. Получается, в самой оспариваемой металлургическим бизнесом норме будущего кодекса пока сменился только дедлайн возможного закрытия предприятия. 

«Введение подобной нормы – это значительные риски для ГМК, на наш взгляд. Мы хотели бы предложить предусмотреть добровольный порядок перехода на комплексное экологическое разрешение», – сказал Темирханов. Он также предложил учесть тот факт, что часть предприятий ГМК введена в строй в середине прошлого века, поэтому к ним нужен особый подход. «Если вектор внедрения наилучших доступных технологий предприятием выбран, но для его внедрения десяти лет не хватает, то должен быть механизм, который позволит таким предприятиям путем согласования с уполномоченным органом продлевать программу повышения экологической эффективности на срок не более 20 лет», – уточнил Темирханов.

Бизнес против государственных «посещений»

Еще одна норма, против которой протестует металлургический бизнес, – это инициатива по внедрению механизма «посещения» экологической инспекцией наиболее крупных предприятий-загрязнителей. Подобная форма контроля заложена в Предпринимательском кодексе – по наблюдениям предпринимателей, она не всегда сопровождается наличием веских оснований и часто назначается на основании поручения того или иного государственного органа или должностного лица. Разработчики обосновывают применение нормы необходимостью получения оперативной информации об исполнении природопользователями своих обязательств. Природопользователи опасаются, что эта норма сделает из них дойных коров.

«Мы считаем, что это несет за собой большие коррупционные риски и постоянное отвлечение от основной операционной деятельности специалистов предприятий» – заявляют представители АГМПК.

И наконец, проект будущего кодекса пока не решает вопрос двойной, а то и тройной экологической финансовой нагрузки на предприятия отрасли. В настоящее время представители ГМК платят дважды: помимо экологических платежей за эмиссию они несут нагрузку по выполнению природоохранных мероприятий. А с введением практики получения комплексных экологических разрешений им придется раскошеливаться на внедрение наилучших доступных технологий. Причем по европейским стандартам, что приведет к удорожанию процесса. Мы хотели бы законодательно согласовать позицию в части того, чтобы эти экологические платежи использовались самими предприятиями, при внедрении НДТ, – сказал Темирханов. – Законодатель предусматривает, что в Казахстане будут разработаны стандарты на базе европейских BREF (отраслевых справочников наилучших доступных технологий. – Kursiv).  Но они довольно жесткие, и лимиты по нормативам в них очень сжатые. И при первом приближении становится очевидным, что предприятия ГМК Казахстана пока не готовы переходить одномоментно к европейским стандартам, так как это потребует колоссальных вложений финансовых средств, и большая часть предприятий не сможет соответствовать этим требованиям». По мнению Темирханова, Казахстану следует пойти по стопам России, где разработали собственные национальные стандарты НДТ с одним отлагательным условием: с момента принятия этих нацстандартов они каждые 10 лет они пересматриваются в сторону ужесточения и сближения с европейскими аналогами.

МИИР должно стать третейским судьей

Очевидно, что за четыре месяца с момента первого публичного столкновения точек зрения разработчиков нового экокодекса и ГМК стороны к взаимопониманию по принципиальным для себя вопросам не пришли. В этой ситуации им нужен  посредник, способный учесть интересы и государства, и бизнеса. Таковым вполне могло бы стать Министерство индустрии и инфраструктурного развития, которое, с одной стороны, обязано блюсти государственные интересы, с другой же – развитие ГМК входит в орбиту полномочий и обязанностей этого ведомства. И в ходе форума Minex вице-министр этой структуры Тимур Токтабаев сделал косвенную заявку на эту посредническую роль: «Сейчас в Казахстане продолжается разработка экологического кодекса, он должен помочь в обеспечении перехода страны на международные стандарты. Одновременно мы понимаем, что сейчас в мире идет борьба за инвестиции, поэтому нужно найти золотую середину, которая будет устраивать государство и инвестора», – сказал Токтабаев.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Министр образования и науки Куляш Шамшидинова считает, что выпускные вечера школьников не должны выходить за территории школ и уж тем более, превращаться в состязания дорогих нарядов и пышных застолий. Согласны ли вы с ее мнением?

Варианты

Цифра дня

900 000
тенге
примерная сумма каждого потребительского кредита казахстанцев

Цитата дня

В эти дни я получаю много писем от наших граждан, для которых оказалось неожиданным мое решение остановить свои полномочия. Некоторые сожалеют о моем решении. Даже получаю письма с предложением идти на новые выборы. Я благодарю за такое отношение и благодарен за доброе ко мне отношение, хочу низко поклониться и поблагодарить всех сограждан за такую любовь и такое отношение!

Нурсултан Назарбаев
экс-президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank