Перейти к основному содержанию

b0_lexus_left.jpg

b0_lexus_right.jpg


3093 просмотра

«Один путь» казахстанской нефти – в Китай

Казахстан намеревается постоянно наращивать объемы нефтедобычи, а Китай может стать основным потребителем казахстанских углеводородов

Фото: shutterstock.com

Увеличение нефтедобычи в Казахстане уже в ближайшей перспективе приведет к тому, что основным потребителем казахстанских углеводородов станет Китай, при этом Россия останется крупнейшим транзитером казахстанской нефти. Такая диверсификация, продиктованная экономическими соображениями, способна еще и повысить безопасность поставок нефти на зарубежные рынки в условиях нарастающих антироссийских санкций со стороны США.

Свою готовность наращивать транспортировку нефти в китайском направлении еще на прошлой неделе подтвердили два основных участника этого процесса – национальная компания «КазМунайГаз» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация CNPC. В ходе казахстанско-китайского бизнес-форума в столице Казахстана управляющий директор по транспортировке нефти АО «Национальная компания «КазМунайГаз» Нуртас Шманов напомнил, что вся необходимая базовая инфраструктура для обеспечения экспорта нефти в направлении Китая уже построена: нефтепровод Атасу – Алашанькоу сегодня имеет мощность 20 млн тонн в год, с момента его пуска в 2006 году нефтепровод экспортировал в сторону КНР более 100 млн тонн нефти.

«Также имеются определенные политические договоренности по увеличению этих объемов, вместе с тем реализация этих поручений глав государств требует дополнительных инвестиций в транспортную инфраструктуру для поставки западно-казахстанской нефти в Китай, – сказал г-н Шманов. – Почему я говорю «западно-казахстанской» нефти? Поскольку на сегодня в Китай экспортируется нефть только из Актюбинского и Кумкольского регионов, а западно-казахстанская нефть – понятие более широкое, охватывающее все западные регионы республики», – добавил он.

нефть_0.jpg

Отметим, что в настоящее время основная часть «западно-казахстанской нефти» транспортируется по российским маршрутам. Скажем, основная часть жидких углеводородов, добываемых на месторождении Карачаганак, поставляется на экспорт через трубопроводную систему КТК «Тенгиз – Новороссийск», также небольшие объемы карачаганакской нефти реализуются через трубопровод «Атырау – Самара». А нефть месторождения Кашаган, которое, по расчетам Астаны, со временем станет флагманом казахстанской нефтедобычи, идет в трубу Каспийского трубопроводного консорциума. Никто не говорит о том, что часть этих потоков будет одномоментно повернута в сторону КНР (да и физически сделать это сиюминутно просто невозможно), однако есть как минимум две причины для разворота на Восток.

Первая причина очевидна и никак не привязана к текущей геополитической ситуации: Казахстан намеревается постоянно наращивать объемы нефтедобычи, и возможности российского направления будут исчерпаны очень скоро. Напомним, что в 2010 году Министерство нефти и газа Казахстана, возглавляемое тогда Сауатом Мынбаевым, заявляло о планах добывать к 2020 году 130 млн т нефти, связывая это в первую очередь с добычей на Кашагане.

С тех пор немало воды утекло – капризный Кашаган запустился и дважды вставал на «ремонт», однако же в настоящее время потихоньку начинает вживаться в отведенную ему роль лидера отрасли. В итоге уже в этом году Минэнерго планирует добыть более 86 млн т нефти с ростом до 104 млн т к 2025 году. При этом через Россию транзитируется в среднем порядка 64–65 млн т нефти в год с перспективой увеличения этого показателя до 69 млн т – и о намерениях расширять прокачку сверх этого объема никто пока не заявлял.

То есть в скором времени настанет пора, когда придется искать альтернативные российским пути экспорта нефти – и китайское направление здесь подходит идеально: при существующей мощности трубы Атасу – Алашанькоу в 20 млн т в прошлом году объем перевалки углеводородов по этой нитке составил всего 12,3 млн т, что на 2,2 млн т больше результатов 2016 года. Имеющийся профицит мощностей можно заполнять постепенно, пропорционально увеличению нефтедобычи – но это если не сработает вторая, геополитическая причина поворота нефтепотоков.

Антироссийские санкции со стороны Штатов транзита казахстанской нефти по территории России пока не касаются, и вряд ли коснутся, учитывая участие западных, в том числе и американских, компаний в нефтедобыче на территории Казахстана. Тут риск связан больше с ответными мерами, предпринимаемыми Кремлем в отношении западных компаний – сценарий, когда Москва за заморозку счетов своих банков увеличит тариф на прокачку нефти с месторождений, в которых сидят американские ExxonMobil (Кашаган и Тенгиз) или Chevron (Тенгиз), сбрасывать со счетов не стоит.

Торговые и санкционные войны только начинают набирать обороты, и какие формы они примут в итоге, предсказать сложно. Так что разворот нефтепрокачки в сторону Китая будет не то что не опротестован, а вполне может получить молчаливое одобрение Кремля, который в этом случае получит дополнительные висты для переговоров с тем же Евросоюзом по поставкам нефти и дружбе против Штатов. Тот же г-н Шманов, комментируя на бизнес-форуме потенциальные возможности увеличения поставок казахстанской нефти в Китай, заявил, что «с точки зрения политической координации вопросы в случае с нашими странами уже решены, и нам остается только реализовывать имеющийся потенциал, конкретные проекты». И, судя по его словам, дело остается только за техническим исполнением этих проектов.

«Надо сказать, что в рамках программы «Один пояс – Один путь» в мае прошлого года КМГ и CNPC договорились о конкретных шагах, это по реверсу нефтепровода Кенкияк – Атырау, – уточнил представитель КМГ. – Там проектные возможности и сам проект уже согласованы, будет реверсирован нефтепровод с направления Кенкияк – Атырау в обратном направлении Атырау – Кенкияк, что позволит транспортировать западно-казахстанскую нефть в направлении КНР», – пояснил он.

Есть, правда, еще коммерческие вопросы ценообразования нефти на границе, в Алашанькоу и тарифов на транспортировку, которые должны быть согласованы обеими сторонами и от решения которых зависит конкурентоспособность этого маршрута, с запада Казахстана до границы с КНР.

«И здесь надо сказать, что обе стороны – и китайская, и КМГ –  проявляют гибкость в решении этих вопросов, уверен, что в дальнейшем они будут решаться на обоюдовыгодной основе, – подчеркнул г-н Шманов. – Также построенная нефтепроводная система позволяет транзитировать нефть в КНР из Российской Федерации. Мы несколько лет назад начали транзит нефти российского происхождения с 7 млн т, сегодня достигнут уже объем в 10 млн т на китайском направлении. Я думаю, там еще имеются возможности и потенциал», – добавил он.

В свою очередь, заместитель директора Китайской национальной нефтегазовой корпорации CNPC Цинь Вэйчжун, структура которого является участником разработки Кашагана, в разговоре с «Къ» отметил, что в числе приоритетов компании – та самая диверсификация экспорта нефти.


912 просмотров

Когда нефть по $30 не проблема: геотермальная энергетика вместо нефтянки

Ассоциация Kazenergy не исключает частичного ухода нефтедобытчиков в геотермальную энергетику

Фото: Shutterstock.com

Нефтяной сектор Казахстана готов перейти на альтернативное энергоснабжение и заложить базу для диверсификации своих доходов на случай падения нефтяных цен. Однако реализация подобного проекта проблематична из-за отсутствия соответствующего законодательства.

Естественное тепло земли, выделяющееся через пробуренные в ней скважины, может стать как энергоносителем для нефте- и газодобывающих проектов, так и возможностью диверсификации для нефтяных компаний на случай падения цен на нефть, считает советник председателя ассоциации Kazenergy Арман Сатимов. По его оценке, до 40% территории страны имеют потенциал использования геотермальной энергии, при этом запад Казахстана, где еще с советского времени пробурено несколько тысяч глубоких скважин и где ведется основная добыча углеводородов, наиболее подготовлен к разворачиванию геотермальной генерации с точки зрения инфраструктуры. Проблема в том, что нормативное сопровождение таких проектов в стране пока «хромает»: геотермальная энергетика не имеет ни преференций, ни утвержденных тарифов.

Геотермальная энергия – это энергия, получаемая из природного тепла Земли: по различным подсчетам, температура в центре нашей планеты составляет как минимум 6650°C. Тепловой поток, текущий из недр Земли через ее поверхность, по оценкам ученых, в 17 раз превышает выработку всей мировой генерации, но использовать данный источник энергии достаточно сложно, поскольку тепло, идущее наверх под давлением, ближе к поверхности рассеивается, поэтому «извлекать» эту энергию необходимо с помощью скважин. Такое тепло может использоваться как непосредственно для обогрева домов и зданий, так и для производства электроэнергии – и в мире уже достаточно распространены геотермальные станции. Часть из них напрямую направляет пар к турбинам для выработки электроэнергии, некоторые очищают его от газов для того, чтобы уменьшить износ труб и получить дополнительную химическую продукцию – однако, вне зависимости от схемы, вырабатываемая таким образом электроэнергия дешевле угольной генерации и надежнее процесса получения энергии за счет ветра и солнца.

Нефтяникам, хотят они того или нет, уже сейчас приходится присматриваться к таким наработкам по двум причинам: во-первых, нефте- и газодобыча нуждаются в своих надежных энергоисточниках, а, во-вторых, волатильность цен на углеводороды заставляет недропользователей все чаще задумываться о диверсификации своей деятельности, чтобы побочные ее виды могли как-то компенсировать периоды падения стоимости основного производимого ими продукта. И, по мнению Сатимова, недропользователи, работающие на территории нашей страны, имеют большие возможности в части использования этого вида энергии.

«В Казахстане очень большой, абсолютно новый потенциал геотермальной энергии, – говорит г-н Сатимов. – В стране 40% территории имеют потенциал для развития геотермальной комплементарной энергии, большинство из них расположено в нефтегазовых регионах, где мы сегодня работаем. Во времена СССР и за годы независимости в Казахстане было пробурено примерно 10 тыс. скважин, в паре сотен скважин из них были обнаружены высокие температурные градиенты воды, которые дают практически бесконечную энергию. Эта энергия не зависит от солнечного цикла и ветра, она в пять раз более эффективна, чем солнечная панель, и сегодня уже можно эту энергию получать», – подчеркивает эксперт.

По его словам, в настоящее время в Минэнерго РК формируется рабочая группа, которая будет заниматься вопросами возможностей развития геотермальной энергии в стране. Более того, это направление получило поддержку и со стороны международных организаций: эксперты Всемирного банка готовят к декабрю общий доклад по потенциалу Казахстана в геотермальной энергетике, в котором будет приведен и международный опыт. Впрочем, по словам советника главы энергетической ассоциации Казахстана, за международным опытом в этой сфере далеко ходить не придется:

«Я буквально этой осенью был на турецком энергетическом саммите, они уже построили 21 такую геотермальную станцию с помощью частного капитала, и производят 1 гигаватт такой энергии, так что потенциал очень большой, – утверждает г-н Сатимов.

Причем этот потенциал, замечает он, может быть использован не только для теплоснабжения жилых объектов, но и для бесперебойного энергоснабжения самих месторождений, большинство из которых находится в удалении от основной сетки линий электропередач. В повседневной деятельности казахстанских нефтяников, по неофициальным данным, ежегодно теряется около 2–3% от общей страновой добычи нефти только из-за того, что до сих пор происходят перебои с электричеством в отдаленных районах страны. Так что к геотермической энергии нефтедобытчики могут обратиться в силу производственной необходимости, а вот станет ли она для них таким же товаром, как нефть, который они смогут сбывать на внутренний рынок – пока большой вопрос.

Дело в том, что казахстанские ученые заинтересовались потенциалом геотермальной энергии гораздо раньше нефтяников – год назад «Къ» писал о разработке казахстанского НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии» в этой сфере –тепловом насосе для обогрева и охлаждения бытовых и производственных объектов. Под который, кстати, не требуется бурить скважины – он может использовать энергию самоизливающихся природных скважин, которые есть в Казахстане, к примеру, в Павлодарской и в Карагандинской областях. Однако практической реализации этих проектов мешает то, что, по словам директора НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии», доктора технических наук, профессора кафедры «Теплоэнергетика» Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева Алтая Алимгазина, в стране нет до сих пор государственной официальной программы поддержки работы в геотермальной энергетике.

Разработка практически всех видов возобновляемых источников энергии получает государственную поддержку, вплоть до установления тарифов, а геотермальная энергетика по-прежнему остается в стороне, из-за чего в нее не вливаются частные средства. Ситуацию может изменить заинтересованность в реализации таких проектов как со стороны Всемирного банка, так и нефтяных компаний: если последние докажут эффективность использования тепла земли на своих производственных объектах рабочей группе, создаваемой сейчас Kazenergy и Минэнерго, легче будет пробивать создание отдельной нормативной базы под разворачивание в стране сети геотермальных станций. Но для этого, во-первых, нужны пионеры, которые рискнут задействовать такие технологии в своем производстве. А, во-вторых, необходим некий мозговой центр, обобщающий информацию об использовании нефтяниками в Казахстане тех или иных технологий и помогающий тиражировать их на других месторождениях страны.

«Одна из наших основных проблем в том, что в республике отсутствует центр компетенций нефтегазовых дел, – говорит по этому поводу г-н Сатимов. – У нас есть исследовательский институт при «КазМунайГазе», но он занимается только месторождениями КМГ, а кто видит в целом все проблемы нефтегазовой индустрии? В прошлом году на ЭКСПО мы открыли центр зеленых технологий при поддержке ООН и государства, но он станет заниматься зеленой энергетикой, там не будет решения для нефтегаза. Майнинговые и горнорудные компании открыли центр компетенций горного дела – у нас такого центра нет. С точки зрения долгосрочных перспектив такой центр в стране нужен, нам необходимо объединяться и вовлекать все компании в его создание», – заключает он.
 

photo5431836884780296994.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Замглавы Мангистауской области Максат Скаков предложил проводить беседы с женами госслужащих, поскольку из-за их желания иметь разные материальные блага мужья-госслужащие занимаются коррупцией. Как Вы думаете, что еще можно было бы сделать?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

Miyagi_kursiv_240x400.png

Цифра дня

18 242
сообщения о коррупции
поступило антикоррупционщикам с начала 2018 года

Цитата дня

Сегодня мы задержали его (наркоторговца), изъяли наркотик, дилеры узнали об этом, быстро меняют формулу. В следующий раз привозят – его уже нет в списках, поэтому мы его не можем задержать. 86 человек отпустили мы, хотя они реально завезли нам наркотики

Калмуханбет Касымов.
министр внутренних дел РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank