Перейти к основному содержанию

b0_lexus_left.jpg

b0_lexus_right.jpg


1 просмотр

Максим Кононов: «АГПМ готова представить правительству план развития горно-металлургического сектора»

Заместитель исполнительного директора АГПМ рассказал Kursiv.kz о том, каким видят развитие горно-металлургической отрасли международные эксперты

Фото: Жанна Мананбаева

В Казахстане в этом году впервые за много лет был проведен комплексный анализ горно-металлургической промышленности, определивший текущее состояние и тенденции развития отрасли, прогнозные данные и рекомендации на перспективу. Результаты всестороннего исследования нашли отражение в докладе горно-металлургического сектора Казахстана, презентованном в ходе прошедшего в июне текущего года в Астане Всемирного горного конгресса. О том, каким видят развитие отрасли международные эксперты, рассказал заместитель исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов.

- Максим Сергеевич, кем и с какой целью разработан доклад ГМК и какие основные его выводы?

- Доклад разработан авторитетной международной компанией Wood Mackenzie Ltd, что обеспечило независимый, объективный взгляд на вопросы развития горно-металлургического комплекса республики. Подготовка документа была приурочена к проведению Всемирного горного конгресса для формирования комплексного представления о текущей ситуации и перспективах развития одного из базовых секторов казахстанской экономики. Целью было создание систематизированного материала, четко характеризующего положение дел в отечественном ГМК. В результате в документе, наряду с сегодняшним положением в отрасли, обозначены основные проблемы, определены приоритетные мероприятия для их решения и составлены долгосрочные прогнозы развития. Коротко говоря, эксперты отметили высокий инвестиционный потенциал горно-металлургического сектора страны, прогресс в реформировании отраслевого и налогового законодательства и в то же время необходимость внедрения гибкости в налогообложении и регулировании, а также в более активной цифровизации отрасли.

- Почему для подобного анализа международными экспертами был выбран именно ГМК? Понятно, что в Казахстане это – один из столпов экономики, но сохраняет ли он свою привлекательность для международных инвесторов?

- В докладе отмечено, что по итогам 2017 года на этот стратегический сектор экономики приходилось 28,4% общего объема промышленного производства. О значительном вкладе горно-металлургического сектора в развитие национальной экономики и его огромной социальной роли свидетельствует то, что в республике действует более 350 горнодобывающих и 270 металлургических компаний, в отрасли занято 198,5 тыс. человек. За прошлый год объем производства горнодобывающей промышленности составил 996 млрд тенге, металлургической промышленности – 3,3 трлн тенге.

Что касается причин интереса инвесторов, то, как полагают эксперты, спрос на ряд полезных ископаемых, перспективными геологическими запасами которых обладает Казахстан, будет расти. Поэтому горно-металлургический комплекс продолжит играть важную роль в диверсификации и росте экономики, а также в вопросах привлечения инвестиций, в том числе и иностранных.

- Какие выводы были сделаны в части наиболее перспективных полезных ископаемых для Казахстана?

- Авторы доклада подчеркивают, что Казахстан лидирует не только по запасам хрома, цинка, свинца, но и в мировых рейтингах производства таких полезных ископаемых, как хром, золото, цинк, алюминий, свинец и марганец; по некоторым из них республика входит в первую мировую десятку. Наибольшие же перспективы для дальнейшего наращивания объемов добычи и производства конечной продукции имеют проекты по добыче меди, цинка, золота, никеля и железной руды. Эти проекты в будущем могут внести существенный вклад в ВВП страны.

Эксперты сделали прогнозы до 2025 года по основным видам продукции, выпускаемой в ГМК Казахстана. Согласно их данным, в среднесрочной перспективе наибольшим потенциалом для роста цены обладает никель, второй востребованный в этом отношении металл – медь, и сдержанный рост цен ожидается на алюминий. В соответствии с составленным экспертами рейтингом металлов, которые имеются в Казахстане, установлено, что такие полезные ископаемые, как хром, медь, золото, железная руда, свинец и цинк имеют лучший потенциал для роста. А из тех, которые пока не добываются, но являются перспективными – это, безусловно, такие металлы, как никель, кобальт и олово. Их разработка имеет коммерческое и промышленное значение. К примеру, популярность никеля и кобальта расширяется с производством литиево-ионных аккумуляторов, спрос на олово увеличивается с ростом потребления электронных товаров в Китае.

Отдельное место в исследовании было уделено переработке техногенных минеральных образований – скоплений отходов горнодобывающих, горно-перерабатывающих и энергетических производств, содержащих полезные компоненты. Техногенные образования имеют хороший потенциал для переработки. Самое главное – это позволит улучшить экологическую ситуацию в регионах, тем более что объемы накопившихся с 30-х годов прошлого века в хвостохранилищах и шлакоотвалах ТМО на сегодня достигают 11 млрд тонн.

IMG_3308.JPG

- О том, что переработка ТМО в Казахстане могла бы стать отдельным бизнесом, говорится давно, однако в этой отрасли существует целый ряд системных проблем…

-Да, именно так: отмечая большой потенциал для переработки техногенных минеральных образований, эксперты высказали мнение о том, что инвесторам необходимы дополнительные стимулы. Они должны касаться как экологического, так и налогового законодательств: согласно действующему законодательству ТМО облагаются полноценными ставками налога на добычу полезных ископаемых, с ТМО взимается плата за повторное размещение при осуществлении переработки, что, безусловно, по мнению экспертов, снижает потенциал для полноценного вовлечения ТМО в переработку. В связи с этим необходимо внести поправки в действующие Экологический и Налоговый кодексы, которые позволили бы классифицировать ТМО как вторичное сырье, поскольку налицо серьезная коллизия: не может одна и та же база рассматриваться и как отходы, и как недра. Техногенным образованиям вообще следует отвести отдельную главу в Экологическом кодексе, это позволило бы как-то систематизировать подход и разночтения, которые имеются в налоговом и отраслевом законодательстве. Нужно ввести понижающие ставки налога на добычу полезных ископаемых на ТМО, поскольку их переработка – это совершенно другая экономика, чем при переработке руды или концентратов.

Ну и, наконец, надо освобождать предприятия от платы за повторное размещение ТМО, потому что здесь нет абсолютно никакой логики: за одну и ту же базу взимаются платежи бесконечное количество раз. Учитывая, что ТМО у нас могут быть признаны отходом, в соответствии с законодательством необходимо будет определять уровень их опасности. В этом случае есть риск увеличения ставок в десятки раз. Потому что для размещения ТМО у нас одни ставки, а для размещения отходов с уровнем опасности совершенно другие. То есть здесь этот риск однозначно присутствует. Поэтому компаниям сложно браться за переработку техногенных образований.

- К каким выводам пришли эксперты по вопросу соответствия в технической оснащенности и в организации работы отечественных горнодобывающих компаний подобным зарубежным предприятиям?

- Специалисты проанализировали деятельность ведущих компаний отрасли, при этом уделив наиболее пристальное внимание крупнейшим предприятиям ГМК – ERG, «АрселорМиттал Темиртау», KAZ Minerals, «Казцинк» и «Казахмыс». И пришли к заключению, что экологические и технические показатели деятельности крупнейших горнодобывающих предприятий Казахстана выше среднемирового уровня. Однако главной сферой, требующей усовершенствования, является цифровизация производственных процессов. Здесь, безусловно, достигнут определенный прогресс, но есть ряд сфер, где экспертами отмечен потенциал для улучшения, для внедрения современных технологий, в частности в процессы планирования горных работ, в сферу технического обслуживания оборудования.

- Вы сказали, что экологические показатели казахстанского ГМК выше среднемирового уровня – неужели здесь не было совсем никаких замечаний?

- Были, причем они были выработаны по итогам анализа законодательства. Эти рекомендации касаются тех сфер, в которых не самая лучшая, с точки зрения инвесторов, ситуация, и одна из основных таких сфер – экология. Экспертами отмечена важность внедрения в Казахстане передовой мировой практики использования «зеленых» технологий. При этом они рекомендовали совершенствовать систему экологического мониторинга и экологических сборов, которые, по их мнению, должны быть направлены в первую очередь на содействие природопользователю в восстановлении соответствия нормам, то есть прежде всего должны устраняться загрязнения на источниках, а не их последствия.

Также зарубежные эксперты считают целесообразным использовать вместо существующего в настоящее время в Казахстане косвенного метода оценки ущерба окружающей среде прямой метод, построенный на основе измеримых показателей степени причиненного ущерба. Помимо этого, изучив экологическое законодательство и экологическую ситуацию в Казахстане, эксперты пришли к выводу, что необходимо стимулировать производство газовой генерации электроэнергии.

На сегодня в Казахстане ощущается дефицит регулирующих мощностей. Поэтому правительству Казахстана было предложено создать соответствующие условия и гарантии для инвесторов, скажем, принять гарантированные среднесрочные тарифы на газ, чтобы компании ГМК при необходимости могли перейти на газ, построив собственные газовые электростанции.

- Взаимоотношения отрасли с фискальными органами вызвали вопросы у представителей Wood Mackenzie?

- В качестве одного из недостатков налоговой системы, с точки зрения инвесторов, было отмечено отсутствие возможности распространения налоговых льгот на деятельность, связанную с недропользованием. Были даны рекомендации по переходу от действующего на сегодня налога на добычу полезных ископаемых к роялти, поскольку, по мнению консультантов, это позволит упростить налоговое администрирование и внедрить более экономически обоснованные механизмы налогообложения. Действующая система взимания налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), с точки зрения экспертов, является неоднозначной и создает для инвесторов определенные риски, поскольку НДПИ не учитывает типы месторождений, глубину залегания полезных ископаемых, степень выработки месторождений, качество руды и способы извлечения металла, сложность руд и т. д. Иными словами, единые ставки налога, которые взимаются за факт добычи, не учитывают все эти факторы и тем самым создают неопределенность для инвесторов.

Также, по мнению экспертов, правила трансфертного ценообразования должны позволять применение периода ценообразования и фиксации цен в рамках, предусмотренных торговыми контрактами сторон сделок. В нормативно-правовой базе должна быть четко описана методика расчета скидок от публикуемых индексов. Правила применения скидок, периода ценообразования и фиксации цен не должны отличаться от правил, применяемых между невзаимосвязанными (третьими) сторонами. Другими словами, консультанты предложили приблизить законодательную практику республики в сфере трансфертного ценообразования к стандартам, применяемым в странах ОЭСР.

По местному содержанию были сделаны выводы о том, что действующая система контроля закупок недропользователей снижает конкурентоспособность, усиливает бюрократию и увеличивает накладные административные расходы предприятий.  Было предложено в качестве рекомендации реализовать более гибкую политику, которая повысит эффективность деятельности средних и малых предприятий, и отказаться от государственного регулирования в сфере закупок недропользователей твердых полезных ископаемых.

- Если подытожить выводы экспертов, то какие основные плюсы и минусы отрасли в Казахстане они видят?

- К одному из ключевых положительных факторов, сказывающихся на инвестиционной привлекательности, эксперты отнесли высокое качество нормативно-правовой базы Казахстана. Такое заключение они сделали, проведя анализ последних изменений в законодательстве республики – недавно принятых Кодекса о недрах и Налогового кодекса.

Кроме того, эксперты составили индексы инвестиционного риска для основных стран – лидеров ГМК. Казахстан в этом рейтинге опередил такие страны, как Монголия, Китай, Бразилия, Россия. А лидерами выступили Канада, Австралия и Чили. Таким образом, усилия Казахстана в сфере улучшения инвестиционной привлекательности дают свои плоды. Страна занимает более высокую позицию, чем некоторые ее региональные партнеры.

В то же время к ключевым недостаткам, негативно влияющим на инвестиционную привлекательность ГМК Казахстана, отнесены: институциональная прозрачность, доступ к финансированию, экологическое регулирование, исполнение законодательства и производительность труда.

- Будут ли приниматься во внимание эти выводы экспертов в практической деятельности?

- Учитывая значимость всех наработок и рекомендаций, изложенных в докладе для повышении инвестиционного потенциала отрасли, АГМП считает необходимым вынести обсуждение этого документа на уровень правительства.

Необходимо понимать, что данная мера может послужить своеобразным практическим руководством к действию для крупных международных предприятий и юниорских компаний, задумывающихся о вхождении на рынок Казахстана. Потенциальные инвесторы могут получить из этой исследовательской работы полную и объективную информацию, которая поможет им принять выверенное решение о перспективах работы на отечественном рынке. В целом он позволит оценивать горно-металлургический сектор страны всем заинтересованным сторонам – компаниям, инвесторам, госорганам и общественности. Поэтому есть планы осуществлять подготовку доклада ГМК Республики Казахстан на системной основе.

Напомню, документ был презентован на Всемирном горном конгрессе, участники которого проявили к нему большой интерес и оставили положительные отзывы, особо отметив прогресс Казахстана в реформировании отраслевого и налогового законодательства и улучшении инвестиционного климата в горно-металлургическом секторе. Они признали, что законодательные трансформации делают Казахстан более открытым и прозрачным для мирового сообщества, позволяют нашей стране значительно продвинуться в вопросах внедрения международных стандартов. Так что регулярная подготовка подобных документов будет только способствовать привлечению в страну новых инвесторов.


912 просмотров

Когда нефть по $30 не проблема: геотермальная энергетика вместо нефтянки

Ассоциация Kazenergy не исключает частичного ухода нефтедобытчиков в геотермальную энергетику

Фото: Shutterstock.com

Нефтяной сектор Казахстана готов перейти на альтернативное энергоснабжение и заложить базу для диверсификации своих доходов на случай падения нефтяных цен. Однако реализация подобного проекта проблематична из-за отсутствия соответствующего законодательства.

Естественное тепло земли, выделяющееся через пробуренные в ней скважины, может стать как энергоносителем для нефте- и газодобывающих проектов, так и возможностью диверсификации для нефтяных компаний на случай падения цен на нефть, считает советник председателя ассоциации Kazenergy Арман Сатимов. По его оценке, до 40% территории страны имеют потенциал использования геотермальной энергии, при этом запад Казахстана, где еще с советского времени пробурено несколько тысяч глубоких скважин и где ведется основная добыча углеводородов, наиболее подготовлен к разворачиванию геотермальной генерации с точки зрения инфраструктуры. Проблема в том, что нормативное сопровождение таких проектов в стране пока «хромает»: геотермальная энергетика не имеет ни преференций, ни утвержденных тарифов.

Геотермальная энергия – это энергия, получаемая из природного тепла Земли: по различным подсчетам, температура в центре нашей планеты составляет как минимум 6650°C. Тепловой поток, текущий из недр Земли через ее поверхность, по оценкам ученых, в 17 раз превышает выработку всей мировой генерации, но использовать данный источник энергии достаточно сложно, поскольку тепло, идущее наверх под давлением, ближе к поверхности рассеивается, поэтому «извлекать» эту энергию необходимо с помощью скважин. Такое тепло может использоваться как непосредственно для обогрева домов и зданий, так и для производства электроэнергии – и в мире уже достаточно распространены геотермальные станции. Часть из них напрямую направляет пар к турбинам для выработки электроэнергии, некоторые очищают его от газов для того, чтобы уменьшить износ труб и получить дополнительную химическую продукцию – однако, вне зависимости от схемы, вырабатываемая таким образом электроэнергия дешевле угольной генерации и надежнее процесса получения энергии за счет ветра и солнца.

Нефтяникам, хотят они того или нет, уже сейчас приходится присматриваться к таким наработкам по двум причинам: во-первых, нефте- и газодобыча нуждаются в своих надежных энергоисточниках, а, во-вторых, волатильность цен на углеводороды заставляет недропользователей все чаще задумываться о диверсификации своей деятельности, чтобы побочные ее виды могли как-то компенсировать периоды падения стоимости основного производимого ими продукта. И, по мнению Сатимова, недропользователи, работающие на территории нашей страны, имеют большие возможности в части использования этого вида энергии.

«В Казахстане очень большой, абсолютно новый потенциал геотермальной энергии, – говорит г-н Сатимов. – В стране 40% территории имеют потенциал для развития геотермальной комплементарной энергии, большинство из них расположено в нефтегазовых регионах, где мы сегодня работаем. Во времена СССР и за годы независимости в Казахстане было пробурено примерно 10 тыс. скважин, в паре сотен скважин из них были обнаружены высокие температурные градиенты воды, которые дают практически бесконечную энергию. Эта энергия не зависит от солнечного цикла и ветра, она в пять раз более эффективна, чем солнечная панель, и сегодня уже можно эту энергию получать», – подчеркивает эксперт.

По его словам, в настоящее время в Минэнерго РК формируется рабочая группа, которая будет заниматься вопросами возможностей развития геотермальной энергии в стране. Более того, это направление получило поддержку и со стороны международных организаций: эксперты Всемирного банка готовят к декабрю общий доклад по потенциалу Казахстана в геотермальной энергетике, в котором будет приведен и международный опыт. Впрочем, по словам советника главы энергетической ассоциации Казахстана, за международным опытом в этой сфере далеко ходить не придется:

«Я буквально этой осенью был на турецком энергетическом саммите, они уже построили 21 такую геотермальную станцию с помощью частного капитала, и производят 1 гигаватт такой энергии, так что потенциал очень большой, – утверждает г-н Сатимов.

Причем этот потенциал, замечает он, может быть использован не только для теплоснабжения жилых объектов, но и для бесперебойного энергоснабжения самих месторождений, большинство из которых находится в удалении от основной сетки линий электропередач. В повседневной деятельности казахстанских нефтяников, по неофициальным данным, ежегодно теряется около 2–3% от общей страновой добычи нефти только из-за того, что до сих пор происходят перебои с электричеством в отдаленных районах страны. Так что к геотермической энергии нефтедобытчики могут обратиться в силу производственной необходимости, а вот станет ли она для них таким же товаром, как нефть, который они смогут сбывать на внутренний рынок – пока большой вопрос.

Дело в том, что казахстанские ученые заинтересовались потенциалом геотермальной энергии гораздо раньше нефтяников – год назад «Къ» писал о разработке казахстанского НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии» в этой сфере –тепловом насосе для обогрева и охлаждения бытовых и производственных объектов. Под который, кстати, не требуется бурить скважины – он может использовать энергию самоизливающихся природных скважин, которые есть в Казахстане, к примеру, в Павлодарской и в Карагандинской областях. Однако практической реализации этих проектов мешает то, что, по словам директора НИИ «Энергосбережение и энергоэффективные технологии», доктора технических наук, профессора кафедры «Теплоэнергетика» Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева Алтая Алимгазина, в стране нет до сих пор государственной официальной программы поддержки работы в геотермальной энергетике.

Разработка практически всех видов возобновляемых источников энергии получает государственную поддержку, вплоть до установления тарифов, а геотермальная энергетика по-прежнему остается в стороне, из-за чего в нее не вливаются частные средства. Ситуацию может изменить заинтересованность в реализации таких проектов как со стороны Всемирного банка, так и нефтяных компаний: если последние докажут эффективность использования тепла земли на своих производственных объектах рабочей группе, создаваемой сейчас Kazenergy и Минэнерго, легче будет пробивать создание отдельной нормативной базы под разворачивание в стране сети геотермальных станций. Но для этого, во-первых, нужны пионеры, которые рискнут задействовать такие технологии в своем производстве. А, во-вторых, необходим некий мозговой центр, обобщающий информацию об использовании нефтяниками в Казахстане тех или иных технологий и помогающий тиражировать их на других месторождениях страны.

«Одна из наших основных проблем в том, что в республике отсутствует центр компетенций нефтегазовых дел, – говорит по этому поводу г-н Сатимов. – У нас есть исследовательский институт при «КазМунайГазе», но он занимается только месторождениями КМГ, а кто видит в целом все проблемы нефтегазовой индустрии? В прошлом году на ЭКСПО мы открыли центр зеленых технологий при поддержке ООН и государства, но он станет заниматься зеленой энергетикой, там не будет решения для нефтегаза. Майнинговые и горнорудные компании открыли центр компетенций горного дела – у нас такого центра нет. С точки зрения долгосрочных перспектив такой центр в стране нужен, нам необходимо объединяться и вовлекать все компании в его создание», – заключает он.
 

photo5431836884780296994.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Замглавы Мангистауской области Максат Скаков предложил проводить беседы с женами госслужащих, поскольку из-за их желания иметь разные материальные блага мужья-госслужащие занимаются коррупцией. Как Вы думаете, что еще можно было бы сделать?

Варианты

acb-deposit-kursive20-400.jpg

Miyagi_kursiv_240x400.png

Цифра дня

18 242
сообщения о коррупции
поступило антикоррупционщикам с начала 2018 года

Цитата дня

Сегодня мы задержали его (наркоторговца), изъяли наркотик, дилеры узнали об этом, быстро меняют формулу. В следующий раз привозят – его уже нет в списках, поэтому мы его не можем задержать. 86 человек отпустили мы, хотя они реально завезли нам наркотики

Калмуханбет Касымов.
министр внутренних дел РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank