Перейти к основному содержанию

2129 просмотров

Максим Кононов: «АГМП готова представить правительству план развития горно-металлургического сектора»

Заместитель исполнительного директора АГМП рассказал Kursiv.kz о том, каким видят развитие горно-металлургической отрасли международные эксперты

Фото: Жанна Мананбаева

В Казахстане в этом году впервые за много лет был проведен комплексный анализ горно-металлургической промышленности, определивший текущее состояние и тенденции развития отрасли, прогнозные данные и рекомендации на перспективу. Результаты всестороннего исследования нашли отражение в докладе горно-металлургического сектора Казахстана, презентованном в ходе прошедшего в июне текущего года в Астане Всемирного горного конгресса. О том, каким видят развитие отрасли международные эксперты, рассказал заместитель исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Максим Кононов.

- Максим Сергеевич, кем и с какой целью разработан доклад ГМК и какие основные его выводы?

- Доклад разработан авторитетной международной компанией Wood Mackenzie Ltd, что обеспечило независимый, объективный взгляд на вопросы развития горно-металлургического комплекса республики. Подготовка документа была приурочена к проведению Всемирного горного конгресса для формирования комплексного представления о текущей ситуации и перспективах развития одного из базовых секторов казахстанской экономики. Целью было создание систематизированного материала, четко характеризующего положение дел в отечественном ГМК. В результате в документе, наряду с сегодняшним положением в отрасли, обозначены основные проблемы, определены приоритетные мероприятия для их решения и составлены долгосрочные прогнозы развития. Коротко говоря, эксперты отметили высокий инвестиционный потенциал горно-металлургического сектора страны, прогресс в реформировании отраслевого и налогового законодательства и в то же время необходимость внедрения гибкости в налогообложении и регулировании, а также в более активной цифровизации отрасли.

- Почему для подобного анализа международными экспертами был выбран именно ГМК? Понятно, что в Казахстане это – один из столпов экономики, но сохраняет ли он свою привлекательность для международных инвесторов?

- В докладе отмечено, что по итогам 2017 года на этот стратегический сектор экономики приходилось 28,4% общего объема промышленного производства. О значительном вкладе горно-металлургического сектора в развитие национальной экономики и его огромной социальной роли свидетельствует то, что в республике действует более 350 горнодобывающих и 270 металлургических компаний, в отрасли занято 198,5 тыс. человек. За прошлый год объем производства горнодобывающей промышленности составил 996 млрд тенге, металлургической промышленности – 3,3 трлн тенге.

Что касается причин интереса инвесторов, то, как полагают эксперты, спрос на ряд полезных ископаемых, перспективными геологическими запасами которых обладает Казахстан, будет расти. Поэтому горно-металлургический комплекс продолжит играть важную роль в диверсификации и росте экономики, а также в вопросах привлечения инвестиций, в том числе и иностранных.

- Какие выводы были сделаны в части наиболее перспективных полезных ископаемых для Казахстана?

- Авторы доклада подчеркивают, что Казахстан лидирует не только по запасам хрома, цинка, свинца, но и в мировых рейтингах производства таких полезных ископаемых, как хром, золото, цинк, алюминий, свинец и марганец; по некоторым из них республика входит в первую мировую десятку. Наибольшие же перспективы для дальнейшего наращивания объемов добычи и производства конечной продукции имеют проекты по добыче меди, цинка, золота, никеля и железной руды. Эти проекты в будущем могут внести существенный вклад в ВВП страны.

Эксперты сделали прогнозы до 2025 года по основным видам продукции, выпускаемой в ГМК Казахстана. Согласно их данным, в среднесрочной перспективе наибольшим потенциалом для роста цены обладает никель, второй востребованный в этом отношении металл – медь, и сдержанный рост цен ожидается на алюминий. В соответствии с составленным экспертами рейтингом металлов, которые имеются в Казахстане, установлено, что такие полезные ископаемые, как хром, медь, золото, железная руда, свинец и цинк имеют лучший потенциал для роста. А из тех, которые пока не добываются, но являются перспективными – это, безусловно, такие металлы, как никель, кобальт и олово. Их разработка имеет коммерческое и промышленное значение. К примеру, популярность никеля и кобальта расширяется с производством литиево-ионных аккумуляторов, спрос на олово увеличивается с ростом потребления электронных товаров в Китае.

Отдельное место в исследовании было уделено переработке техногенных минеральных образований – скоплений отходов горнодобывающих, горно-перерабатывающих и энергетических производств, содержащих полезные компоненты. Техногенные образования имеют хороший потенциал для переработки. Самое главное – это позволит улучшить экологическую ситуацию в регионах, тем более что объемы накопившихся с 30-х годов прошлого века в хвостохранилищах и шлакоотвалах ТМО на сегодня достигают 11 млрд тонн.

IMG_3308.JPG

- О том, что переработка ТМО в Казахстане могла бы стать отдельным бизнесом, говорится давно, однако в этой отрасли существует целый ряд системных проблем…

-Да, именно так: отмечая большой потенциал для переработки техногенных минеральных образований, эксперты высказали мнение о том, что инвесторам необходимы дополнительные стимулы. Они должны касаться как экологического, так и налогового законодательств: согласно действующему законодательству ТМО облагаются полноценными ставками налога на добычу полезных ископаемых, с ТМО взимается плата за повторное размещение при осуществлении переработки, что, безусловно, по мнению экспертов, снижает потенциал для полноценного вовлечения ТМО в переработку. В связи с этим необходимо внести поправки в действующие Экологический и Налоговый кодексы, которые позволили бы классифицировать ТМО как вторичное сырье, поскольку налицо серьезная коллизия: не может одна и та же база рассматриваться и как отходы, и как недра. Техногенным образованиям вообще следует отвести отдельную главу в Экологическом кодексе, это позволило бы как-то систематизировать подход и разночтения, которые имеются в налоговом и отраслевом законодательстве. Нужно ввести понижающие ставки налога на добычу полезных ископаемых на ТМО, поскольку их переработка – это совершенно другая экономика, чем при переработке руды или концентратов.

Ну и, наконец, надо освобождать предприятия от платы за повторное размещение ТМО, потому что здесь нет абсолютно никакой логики: за одну и ту же базу взимаются платежи бесконечное количество раз. Учитывая, что ТМО у нас могут быть признаны отходом, в соответствии с законодательством необходимо будет определять уровень их опасности. В этом случае есть риск увеличения ставок в десятки раз. Потому что для размещения ТМО у нас одни ставки, а для размещения отходов с уровнем опасности совершенно другие. То есть здесь этот риск однозначно присутствует. Поэтому компаниям сложно браться за переработку техногенных образований.

- К каким выводам пришли эксперты по вопросу соответствия в технической оснащенности и в организации работы отечественных горнодобывающих компаний подобным зарубежным предприятиям?

- Специалисты проанализировали деятельность ведущих компаний отрасли, при этом уделив наиболее пристальное внимание крупнейшим предприятиям ГМК – ERG, «АрселорМиттал Темиртау», KAZ Minerals, «Казцинк» и «Казахмыс». И пришли к заключению, что экологические и технические показатели деятельности крупнейших горнодобывающих предприятий Казахстана выше среднемирового уровня. Однако главной сферой, требующей усовершенствования, является цифровизация производственных процессов. Здесь, безусловно, достигнут определенный прогресс, но есть ряд сфер, где экспертами отмечен потенциал для улучшения, для внедрения современных технологий, в частности в процессы планирования горных работ, в сферу технического обслуживания оборудования.

- Вы сказали, что экологические показатели казахстанского ГМК выше среднемирового уровня – неужели здесь не было совсем никаких замечаний?

- Были, причем они были выработаны по итогам анализа законодательства. Эти рекомендации касаются тех сфер, в которых не самая лучшая, с точки зрения инвесторов, ситуация, и одна из основных таких сфер – экология. Экспертами отмечена важность внедрения в Казахстане передовой мировой практики использования «зеленых» технологий. При этом они рекомендовали совершенствовать систему экологического мониторинга и экологических сборов, которые, по их мнению, должны быть направлены в первую очередь на содействие природопользователю в восстановлении соответствия нормам, то есть прежде всего должны устраняться загрязнения на источниках, а не их последствия.

Также зарубежные эксперты считают целесообразным использовать вместо существующего в настоящее время в Казахстане косвенного метода оценки ущерба окружающей среде прямой метод, построенный на основе измеримых показателей степени причиненного ущерба. Помимо этого, изучив экологическое законодательство и экологическую ситуацию в Казахстане, эксперты пришли к выводу, что необходимо стимулировать производство газовой генерации электроэнергии.

На сегодня в Казахстане ощущается дефицит регулирующих мощностей. Поэтому правительству Казахстана было предложено создать соответствующие условия и гарантии для инвесторов, скажем, принять гарантированные среднесрочные тарифы на газ, чтобы компании ГМК при необходимости могли перейти на газ, построив собственные газовые электростанции.

- Взаимоотношения отрасли с фискальными органами вызвали вопросы у представителей Wood Mackenzie?

- В качестве одного из недостатков налоговой системы, с точки зрения инвесторов, было отмечено отсутствие возможности распространения налоговых льгот на деятельность, связанную с недропользованием. Были даны рекомендации по переходу от действующего на сегодня налога на добычу полезных ископаемых к роялти, поскольку, по мнению консультантов, это позволит упростить налоговое администрирование и внедрить более экономически обоснованные механизмы налогообложения. Действующая система взимания налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), с точки зрения экспертов, является неоднозначной и создает для инвесторов определенные риски, поскольку НДПИ не учитывает типы месторождений, глубину залегания полезных ископаемых, степень выработки месторождений, качество руды и способы извлечения металла, сложность руд и т. д. Иными словами, единые ставки налога, которые взимаются за факт добычи, не учитывают все эти факторы и тем самым создают неопределенность для инвесторов.

Также, по мнению экспертов, правила трансфертного ценообразования должны позволять применение периода ценообразования и фиксации цен в рамках, предусмотренных торговыми контрактами сторон сделок. В нормативно-правовой базе должна быть четко описана методика расчета скидок от публикуемых индексов. Правила применения скидок, периода ценообразования и фиксации цен не должны отличаться от правил, применяемых между невзаимосвязанными (третьими) сторонами. Другими словами, консультанты предложили приблизить законодательную практику республики в сфере трансфертного ценообразования к стандартам, применяемым в странах ОЭСР.

По местному содержанию были сделаны выводы о том, что действующая система контроля закупок недропользователей снижает конкурентоспособность, усиливает бюрократию и увеличивает накладные административные расходы предприятий.  Было предложено в качестве рекомендации реализовать более гибкую политику, которая повысит эффективность деятельности средних и малых предприятий, и отказаться от государственного регулирования в сфере закупок недропользователей твердых полезных ископаемых.

- Если подытожить выводы экспертов, то какие основные плюсы и минусы отрасли в Казахстане они видят?

- К одному из ключевых положительных факторов, сказывающихся на инвестиционной привлекательности, эксперты отнесли высокое качество нормативно-правовой базы Казахстана. Такое заключение они сделали, проведя анализ последних изменений в законодательстве республики – недавно принятых Кодекса о недрах и Налогового кодекса.

Кроме того, эксперты составили индексы инвестиционного риска для основных стран – лидеров ГМК. Казахстан в этом рейтинге опередил такие страны, как Монголия, Китай, Бразилия, Россия. А лидерами выступили Канада, Австралия и Чили. Таким образом, усилия Казахстана в сфере улучшения инвестиционной привлекательности дают свои плоды. Страна занимает более высокую позицию, чем некоторые ее региональные партнеры.

В то же время к ключевым недостаткам, негативно влияющим на инвестиционную привлекательность ГМК Казахстана, отнесены: институциональная прозрачность, доступ к финансированию, экологическое регулирование, исполнение законодательства и производительность труда.

- Будут ли приниматься во внимание эти выводы экспертов в практической деятельности?

- Учитывая значимость всех наработок и рекомендаций, изложенных в докладе для повышении инвестиционного потенциала отрасли, АГМП считает необходимым вынести обсуждение этого документа на уровень правительства.

Необходимо понимать, что данная мера может послужить своеобразным практическим руководством к действию для крупных международных предприятий и юниорских компаний, задумывающихся о вхождении на рынок Казахстана. Потенциальные инвесторы могут получить из этой исследовательской работы полную и объективную информацию, которая поможет им принять выверенное решение о перспективах работы на отечественном рынке. В целом он позволит оценивать горно-металлургический сектор страны всем заинтересованным сторонам – компаниям, инвесторам, госорганам и общественности. Поэтому есть планы осуществлять подготовку доклада ГМК Республики Казахстан на системной основе.

Напомню, документ был презентован на Всемирном горном конгрессе, участники которого проявили к нему большой интерес и оставили положительные отзывы, особо отметив прогресс Казахстана в реформировании отраслевого и налогового законодательства и улучшении инвестиционного климата в горно-металлургическом секторе. Они признали, что законодательные трансформации делают Казахстан более открытым и прозрачным для мирового сообщества, позволяют нашей стране значительно продвинуться в вопросах внедрения международных стандартов. Так что регулярная подготовка подобных документов будет только способствовать привлечению в страну новых инвесторов.

banner_wsj.gif

6126 просмотров

Почему более половины услуг в нефтегазовой отрасли оказывают иностранные подрядчики

Доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой

Фото: Shutterstock/Alexey Rezvykh

Нефтегазовые компании Казахстана увеличили объем закупки товаров, работ и услуг в прошлом году на 15%, до $18,4 млрд. При этом больше половины из этой суммы освоили иностранные поставщики.

В Казахстане третий год подряд растет объем закупки товаров, работ и услуг (ТРУ) в нефтегазовой отрасли. В 2019 году, по сравнению с предыдущим, данный показатель вырос на 15%, достигнув 7 трлн тенге (около $18,4 млрд). Увеличение рынка происходит в основном за счет капитальных инвестиционных проектов, которые реализуют три крупных недропользователя: ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО) и North Caspian Operating Company (NCOC).

На их долю приходится более 80% от всех прошлогодних затрат на ТРУ. К примеру, ТШО в 2016 году начал реализацию проектов будущего расширения и управления устьевым давлением, стоимость которых изначально оценивалась в $36,8 млрд. Однако доля отечественных нефтесервисных компаний в общем объеме поставок ТРУ продолжает оставаться низкой. По данным Союза нефтесервисных компаний Казахстана (Kazservice), в прошлом году она так и не смогла вырасти до 50%. 

5-01.png

Бурильщики и ремонтники 

Казахстанские предприятия пока что преуспели в оказании услуг по бурению, особенно в строительстве и ремонте нефтегазовых скважин – 66% от общего объема рынка, оцениваемого в 403 млрд тенге. Более половины буровых работ заказали три нефтяные компании: «Мангистаумунайгаз», «Озенмунайгаз» и ТШО. А самыми крупными поставщиками услуг в этой сфере оказались два казахстанских – Oil Services Company и «Бургылау» – и одно совместное предприятие – KMG Nabors Drilling (США – Казахстан). 

Также хорошие позиции на рынке бурения республики имеют китайские компании – они освоили 23% всех заказов отрасли. Еще одним рынком, где доля местных нефтесервисных компаний стала преобладающей, является сфера технического обслуживания и ремонта нефтегазового оборудования. Здесь показатель казахстанского содержания достиг 57% от общего объема рынка стоимостью 470 млрд тенге. Более половины работ заказал ТШО, на долю NCOC пришлись свыше 22% заказов, КПО – 13,6%. В тройке крупных подрядчиков, освоивших почти треть всех тендеров: итало казахстанская компания Er Sai Caspian Contractor, казахстанская – «НефтеСтройСервис Лтд» и британская – Denholm-Zholdas. Успех отечественных компаний в бурении и техобслуживании объясняется большим опытом местных предприятий, нередко основанным на практике еще советских времен – особенно если речь идет о работе на суше. 

К примеру, ТОО «Бургылау» организовано на базе государственного бурового предприятия, созданного в 1964 году, а ТОО «НефтеСтройСервис Лтд» имеет 20-летнюю историю сотрудничества с ТШО – почти с первых дней работы оператора на Тенгизе. 

Инжиниринг – британцам 

Самое низкое участие на сегодняшний день, по данным Kazservice, казахстанские компании принимают в сфере проектирования и инжиниринга – всего 9% от общего объема рынка, который был оценен в 2019 году в 389 млрд тенге. Львиную долю из этой суммы – 82%, или свыше 321 млрд тенге – заработали две британские компании – KPJV и Mustang Engineering Limited, а самым крупным заказчиком таких работ выступила «Тенгизшевройл» – 340,7 млрд тенге. Легко догадаться, что речь идет об услугах, оказанных в рамках проекта будущего расширения на Тенгизе.

В таких предприятиях, как ТШО, капитальные проекты утверждают акционеры, а не сами операторы месторождений. В ТШО 80% доли принадлежит иностранцам и, по мнению экспертов, чаще всего они предпочитают проводить тендеры за рубежом и выбирать в качестве подрядчиков «проверенные» западные компании. Хотя правительство РК выступает за то, чтобы как минимум 50% инжиниринговых работ отдавали казахстанским предприятиям.

«Если бы инжиниринг проводили у нас в республике, то это намного упростило бы задачу для казахстанских поставщиков. Наши заводы могли бы напрямую общаться с заказчиками, презентовать свою продукцию», – считает генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов. 

Кроме того, в 2019 году наименьший заказ отечественные компании получили по строительно-монтажным работам, а также в сфере геологии и геофизики – 26% и 28% соответственно. В сегменте «нефтегазовое строительство» основной объем услуг на сумму свыше 600 млрд тенге выполнила южнокорейская компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering (DSME), изготовившая модули для нового завода ТШО. У идущей за ней Er Sai Caspian Contractor объем выполненных работ в три раза меньше – 179,6 млрд тенге. В целом оператор Тенгизского месторождения разместил заказов на строительство более чем на 1,5 трлн тенге. Почти 55% геофизических и геологических услуг в 2019 году оказали компании из США, в том числе такие, как Schlumberger, Baker Hughes и Halliburton. В общей сложности ими было освоено около 140 млрд тенге. Основной объем работ предоставила «Тенгизшевройл» – 105,3 тенге, следующая за ней КПО разместила заказов на 39,3 млрд тенге. 

Как в Норвегии 

Совместные казахстанско-иностранные предприятия освоили 20% всех заказов. В то же время, по оценке экспертов, статусом казахстанской компании могут обладать предприятия, зарегистрированные в Казахстане, но имеющие иностранных учредителей. Достаточно, чтобы штат местных сотрудников составлял не менее 95%. Но на деле основная прибыль таких предприятий выводится из страны. Избежать такого расклада, по мнению Kazservice, поможет норма, требующая, чтобы не менее 50% акционерного и учредительного капитала предприятия принадлежали гражданину РК. В последние годы государство стало уделять большое внимание увеличению доли местного содержания в подрядах недропользователей – власти считают, что нефтесервис может стать одним из драйверов роста и диверсификации экономики страны. 

«Увеличивая добычу нефти и газа, мы должны создавать современный нефтесервисный кластер по примеру Норвегии, где доходы от нефтесервиса превысили доходы от экспорта углеводородов», – заявил прошлой осенью президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на совещании по развитию нефтегазовой отрасли.

Сегодня основной объем услуг по-прежнему выполняется иностранными поставщиками, соответственно, большая часть выручки уходит за рубеж. Если показатели и растут, то очень незначительно. К примеру, в 2018 году доля местного содержания в закупках ТШО, КПО и NCOC составила 34%, а по итогам прошлого года этот показатель вырос всего на 4%. По закупке товаров казахстанского производства показатели еще ниже – с прошлогодних 7% они выросли всего лишь до 9,9% от общего объема затрат трех вышеназванных недропользователей.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif