Перейти к основному содержанию

8626 просмотров

Куда пойдет профицит «вечно дефицитного» казахстанского авиакеросина после запуска НПЗ?

Отечественные НПЗ традиционно выпускали авиатопливо по принятым еще в СССР стандартам ТС-1 и РТ, но на мировом рынке доминирует международный стандарт Jet A1

Куда пойдет профицит «вечно дефицитного» казахстанского авиакеросина после запуска НПЗ?

Куда пойдет профицит «вечно дефицитного» казахстанского авиакеросина после запуска НПЗ?

Завершение модернизации трех казахстанских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) может привести к тому, что тотальный дефицит авиакеросина и зависимость от импорта сменится тотальным профицитом. Это произойдет уже в следующем году, когда объем производства трех НПЗ может превысить внутренний спрос на 350 тысяч тонн и АО «НК «КазМунайГаз» придется искать покупателей авиатоплива за рубежом.

Отечественные НПЗ традиционно выпускали авиатопливо по принятым еще в СССР стандартам ТС-1 и РТ, но на мировом рынке доминирует международный стандарт Jet A1. По словам заместителя председателя правления по транспортировке, переработке и маркетингу нефти АО «НК «КазМунайГаз» (КМГ) Данияра Тиесова, в настоящее время завершается сертификация и подготовка трех казахстанских НПЗ к выпуску топлива международного стандарта.

«Весь мир летает по международным стандартам, и мы тоже хотим соответствовать им, поэтому хотим перейти на Jet A1. Объективно у нас производство авиакеросина в год уже в 2019 году может достигнуть 950 тысяч тонн. Вся суммарная потребность страны с учетом увеличения трафика, потребности аэропортов, авиакомпаний, военных не превышает 600 тысяч тонн в год», – заявил он.

Таким образом, уже в следующем году Казахстан столкнется с профицитом вечно дефицитного авиакеросина и должен заранее планировать, куда его можно продать. Поскольку исторически республика импортировала большие объемы российского авиатоплива, то теоретически экспорт будет возможен в страны Центральной Азии.

На Атырауском НПЗ запущены все новые установки, что позволит резко нарастить производство авиакеросина с менее чем 20 тыс. тонн в 2017 году до 240 тыс. тонн в 2019 году. Что касается Павлодарского нефтехимического завода, то отгрузка авиатоплива потребителям начинается с середины июля. В связи с изменением физико-химического состава нефти, которая поставлялась на ПНХЗ, в 2015 году выработка авиатоплива прекратилась. Завершение модернизации Шымкентского НПЗ намечено на сентябрь, однако КМГ планирует провести в июле испытания на установке каталитического крекинга и уже в августе полностью завершить модернизацию завода. То есть в сентябре КМГ будет готов ежемесячно покрывать внутреннюю потребность в авиатопливе.

Производство авиатоплива – достаточно прибыльный процесс, но его объемы будут зависеть от быстроты перехода к Jet A1, поскольку традиционная продукция имеет ограниченный круг потребителей. «Переход на международные стандарты – процедура достаточно длительная и связанная не только с нашими желаниями, но и с тем, чтобы нас признали и IATA, и основные производители авиатехники, двигателей», – считает зампред КМГ.

Представитель IATA (Международная ассоциация воздушного транспорта) в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане и Кыргызстане Джордан Карамалаков считает более важным вопрос готовности казахстанских аэропортов к работе с новым видом топлива.

«После сертификации топлива оно может быть использовано, но дело в том, что его негде хранить. Вот это и проблема. Нужны по новому стандарту емкости, перекачивающие насосы, трубопроводы, лаборатории, в которых будет оборудование для проверки на соответствие стандартам. Это новая аппаратура и новые лаборатории», – сказал он «Къ».

По его словам, ТС-1 или РТ нельзя смешивать с Jet А1 ни в местах хранения, ни в системах закачки, поэтому они должны быть отдельными для одного и другого вида топлива. «Это очень сложный проект – многомиллионные инвестиции должны быть», – полагает он.

Пока в казахстанских аэропортах используется керосин ТС-1 и РТ, поэтому, если условия для приема и перевалки Jet A1 в аэропортах не будут созданы, то произведенный в Казахстане авиакеросин можно будет поставлять только на экспорт.

Еще одним важным аспектом экспортного потенциала отечественного авиакеросина является его стоимость. В случае более высокой стоимости по сравнению с российским керосином Джордан Карамалаков полагает, что Казахстан может пойти на ограничительные меры в отношении продукции из РФ, чтобы обеспечить продажи отечественной продукции даже на собственном рынке.

«Тогда казахстанские потребители опять будут оплачивать самые высокие тарифы на авиаперевозки», – говорит эксперт.

При этом он отмечает, что в настоящее время иностранные авиакомпании заправляются керосином по цене выше на 20–30%, чем казахстанские, в то время как в РФ и Европе все авиакомпании, независимо от юрисдикции, покупают топливо по рыночной цене.

Джордан Карамалаков привел в пример одну неназванную им иностранную авиакомпанию, которой пришлось заправлять свои самолеты топливом под завязку, чтобы долететь до Астаны и отправиться дальше без дозаправки дорогим столичным керосином. По его данным, тонна авиакеросина обходится иностранным авиакомпаниям в столичном аэропорту в $900 по сравнению с порядка $700 в Европе или 45–46 тыс. рублей в московских аэропортах (около $725), а местным авиакомпаниям – в 305 тыс. тенге.

В АО «Международный аэропорт Нурсултан Назарбаев» «Къ» сообщили, что пока не проводили расчетов по возможной стоимости необходимых изменений в инфраструктуре и технике в связи с переходом на новый стандарт авиатоплива, ожидая соответствующих решений со стороны министерства энергетики и министерства по инвестициям и развитию РК.

В АО «Air Astana» отметили, что по причине высокой стоимости авиатоплива в аэропортах Казахстана национальный перевозчик самостоятельно обеспечивает воздушные суда авиатопливом и выразили готовность к переходу на Jet A1.

«Воздушные суда авиакомпании сертифицированы для использования авиатоплива марки Jet A-1 и производят заправку на международных станциях. Тем самым, переход на использование Jet A-1 в аэропортах Казахстана зависит от готовности инфраструктуры топливозаправочных комплексов аэропортов и приведения действующих нормативных документов в соответствие требованиям международных стандартов», – сообщили «Къ».

В авиакомпании также выразили мнение, что в условиях свободного рыночного ценообразования на топливном рынке переход на новый вид авиатоплива марки Jet A1 будет зависеть от конкурентоспособности предложения.

839 просмотров

Должна ли индустрия ископаемого топлива возмещать климатический ущерб

Зависит от того, насколько оправданно сравнение топливной отрасли с табачной промышленностью

Иллюстрация: Mitch Blunt

В последнее время можно наблюдать нескончаемый поток судебных исков против индустрии ископаемого топлива от городов, округов и штатов США. Истцы пытаются взыскать ущерб, который они, по их словам, понесли в результате изменения климата.

Некоторые юристы обвиняют крупные нефтяные компании в мошенничестве с ценными бумагами. По их заявлениям, компании десятилетиями знали, что изменение климата представляет существенный риск для их бизнеса, но скрывали это от инвесторов. Другие юристы мотивируют иски тем, что добыча и продажа нефти и газа – это источник общественного вреда, так как эта деятельность ведет к выбросам парниковых газов и в итоге выливается в пагубные последствия изменения климата.

Пока что ни один из этих исков не увенчался успехом, а какие-то из них федеральный суд вовсе отказался рассматривать. Но все же некоторым таким делам был дан ход.

Те, кто считают, что нефтегазовая индустрия несет какую-то финансовую ответственность за ущерб, нанесенный изменением климата, приводят аналогию с табачными компаниями. Так же, как табачники долгое время тщательно скрывали вред курения от потребителей, топливные компании предвидели ущерб от использования их продуктов. Однако они не приняли никаких мер для предотвращения вреда и не предупредили о нем общественность.

Их оппоненты отвергают сравнение с табачной промышленностью: по их словам, ископаемое топливо, в отличие от табачных изделий, является насущной необходимостью для всех без исключения. Они утверждают, что сокращение выбросов парниковых газов – это не тот вопрос, который должен решаться в суде. Это вопрос государственной политики.

Джастин Гундлах, адвокат Института добросовестной политики в Школе юридических наук Нью-Йоркского университета, считает, что компании, добывающие ископаемое топливо, должны нести ответственность за свой разрушительный вклад в климатический кризис.

Линда Келли, старший вице-президент, главный советник и корпоративный секретарь в Национальной ассоциации производителей США, приводит аргументы против.

ДА: Эти компании знали об ущербе, который наносит использование ископаемого топлива

Автор: Джастин Гундлах

Когда компании производят и продают вредные продукты, то даже если вся опасность изначально неизвестна, они обязаны платить, чтобы исправить нанесенный ущерб.

Пример этого принципа в действии: Генеральное соглашение об урегулировании претензий 1998 года, согласно которому производители сигарет обязались бессрочно выплатить в государственную казну миллиарды долларов – чтобы помочь покрыть расходы на общественное здравоохранение, которые повлекло курение табака.

Другой пример: в 1980 году вступил в действие так называемый закон «О суперфонде», вводящий ответственность за неправильную утилизацию опасных веществ – даже если утилизация произошла до 1980 года.

Топливные компании вовсе не особенные, не является какой-то особенной и их продукция, так что ничто не освобождает их от действия этого принципа и не снимает с них ответственности за разрушительное влияние на климат. Даже наоборот. Крупнейшие компании топливной промышленности еще в начале 1980-х гг. предвидели с пугающей точностью, насколько их продукты увеличат содержание углекислого газа в атмосфере. Они также предвидели, что растущие выбросы парниковых газов приведут к опасному повышению средней температуры и уровня моря, а также другим серьезным последствиям. Согласно недавним судебным заключениям федеральных судов, эти компании предвидели вред и в то же время не сделали ничего для его предотвращения. Вместо этого они принялись за маркетинг и лоббистские кампании, чтобы потребители и власти не могли добраться до истины – связи между потреблением ископаемого топлива, выбросами парниковых газов и изменением климата.

Некоторые будут спорить, что несправедливо возлагать на одну отрасль ответственность за поставки товара, который весь мир жадно требовал и широко использовал. В конце концов, по их словам, в настоящее время мы полагаемся на ископаемое топливо по мириадам причин, а еще оно буквально послужило топливом для экономического развития.

Однако экономические выгоды от сжигания угля, газа и нефти необходимо соотносить с целым рядом расходов, включая наводящую ужас цену возможной дестабилизации климата. А в этом отношении вклад корпораций и частных лиц был далеко не одинаковым, если уж решать, кто должен нести финансовую ответственность.

Учтите, что физические лица, полагающиеся на ископаемое топливо для получения электроэнергии и передвижения, обычно не имеют выбора. Их потребление угля, газа или нефтепродуктов обусловлено решениями по устройству электроэнергетических и дорожных систем, которые за годы и даже десятилетия до этого сделали другие люди. Да, у отдельных людей есть выбор, но в нашем обществе этот выбор структурирован.

Есть несколько способов, которыми можно заставить компании платить за вклад в изменение климата: какие-то с участием судов, другие – с участием законодательных и регулирующих органов.

Например, суд может сослаться на нарушение закона о ценных бумагах в связи с сокрытием от инвесторов рисков, которые для активов и доходов представляет изменение климата: по требованию суда топливным компаниям придется платить штрафы и раскрывать информацию. Или, ссылаясь на принципы общего права, суд может постановить, чтобы одна или несколько компаний возместили истцам причиненный им ущерб.

Между тем власти штатов или федеральные власти могут ввести пошлины, чтобы перенаправить прибыли от продаж угля, нефти и газа на климатические инициативы или на поддержку зарождающихся отраслей экономики, которые, возможно, заменят отрасли, зависимые от ископаемого топлива. Эти и другие методы не являются взаимоисключающими.

И то, что сегодня мы повсеместно используем ископаемое топливо в различных секторах экономики, не освобождает топливные компании от необходимости платить за климатический ущерб. Однако потенциально это усложняет вопрос о том, как и до какой степени они должны этот ущерб возмещать. Например, самые явные осложнения включают вопрос о том, что делать с прошлыми или существующими государственными лицензиями и присутствием других компаний в цепочках поставок, через которые проходит ископаемое топливо. Но и в этом случае табачное соглашение 1998 года и закон о суперфонде доказывают, что общество и раньше сталкивалось с подобными проблемами.

Решения здесь необходимо принимать тщательно, чтобы общество могло признать их последствия законными. И какие бы при этом ни возникли проблемы, они не должны служить оправданием для топливных компаний.

dolzhna-li-industriya-iskopaemogo-topliva-vozmeshchat-klimaticheskij-ushcherb.png

НЕТ: Изменение климата – вопрос государственной политики, а не судебных тяжб

Автор: Линда Келли

В течение 150 лет нефть, газ и другие источники энергии давали нам электричество, питали наши заводы, транспортные системы, охлаждали и согревали наши дома, наращивали экономическую независимость Америки и улучшали уровень жизни по всему миру.

Так что, оценивая, должны ли производители энергии теперь отвечать за изменение климата, федеральный судья в Калифорнии недавно задал ключевой вопрос: «После получения всех выгод от данного исторического прогресса будет ли справедливо теперь игнорировать нашу собственную ответственность за использование ископаемого топлива и обвинять в глобальном потеплении тех, кто поставлял продукт, который мы требовали?».

Ответ – нет, решил федеральный судья Уильям Элсап, когда отклонил иск, касающийся изменения климата.

Использование ископаемого топлива законно, строго регламентировано и, хочется некоторым это признавать или нет, все еще необходимо для нашего существования. Города США, которые подают эти климатические иски вместе с самыми упорными активистами, выступающими против угля, газа и нефти, не смогли бы выжить и дня без использования этих видов топлива. Как и все остальные, они полагаются на эти источники энергии, и при этом они пытаются взыскать компенсацию с их поставщиков.

Делать одну-единственную отрасль козлом отпущения – не только несправедливо, но и непродуктивно, особенно если указанная отрасль уже работает над инновационными решениями климатического кризиса. Так же, как все мы внесли свой вклад в этот кризис, наша общая обязанность теперь – выяснить, как и дальше добиваться экономического и общественного прогресса при снижении выбросов парниковых газов.

Федеральные суды неоднократно отклоняли попытки навесить на компании ответственность за изменение климата. Там поняли, что решение этой проблемы не может быть найдено через судебные тяжбы о материальной ответственности, что это – общественный вопрос, который должны решать Конгресс и исполнительная власть. Правовая система США не предусматривает ответственности за производство законных продуктов, которые работают именно так, как предполагалось. А нет никаких сомнений, что уголь, газ и нефть питают семьи и предприятия Америки так, как предполагалось.

Чтобы обойти этот факт стороной, изобретательные юристы истцов и эко-активисты придумали новый вид судебного разбирательства. Они предъявляют иски местным властям и иным лицам, утверждая, что несмотря на то, что топливо необходимо и выгодно в современном мире, тем не менее реклама и продажа топлива юридически является «источником общественного вреда». То есть необоснованным вмешательством в права широкой общественности. Однако теория общественного вреда не имеет ничего общего с регулированием глобального энергоснабжения. А представление о том, что эти сообщества имеют право требовать финансовой компенсации и в то же время использовать те самые продукты, которые они злостно очерняют в своих исках, просто лишено смысла.

Пришло время прекратить попытки этих деятелей нашуметь в СМИ, которые ничего не меняют. В том числе пора прекратить делать не относящиеся к делу заявления, что энергетические компании каким-то образом устраивали кампании, вводящие общественность в заблуждение касательно изменения климата. Эти аргументы служат для того, чтобы отвлекать СМИ и общественность от бессмысленности этих судебных исков. Дела об общественном вреде не имеют ничего общего с чьей-то публичной или политической повесткой.

Вместо того, чтобы играть в эту лицемерную игру «Найди виноватого» и позволять юристам истцов, гонящихся за наживой, определять федеральную энергетическую политику США, мы должны предпринять шаги для введения политики, которая поспособствует внедрению инноваций для решения этого общего глобального кризиса.

Изменение климата – самое важное испытание современности, и производители стремятся проложить путь через него благодаря инновациям. Мы также осознаем сложность причин и последствий изменения климата, поэтому Национальная ассоциация производителей США призвала представителей власти принять ;законодательство, касающееся изменения климата, а также возобновить присутствие США на международной арене, чтобы достичь справедливого климатического соглашения.

Производители уже работают над решением проблемы и сотрудничают с лидерами как демократов, так и республиканцев. А кто за этим не замечен, так это адвокаты истцов-стяжателей и активисты, которые стремятся превратить глобальную проблему в предмет судебных разбирательств.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций