Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


22633 просмотра

Минсельхоз: «перезагрузка»

Новое руководство МСХ намерено вернуть экспортные рынки и навести порядок в ветеринарии

Минсельхоз: «перезагрузка»

Минсельхоз: «перезагрузка»

Новое руководство МСХ намерено вернуть экспортные рынки и навести порядок в ветеринарии

На глобальном конкурентном рынке любая страна и ее производители с трудом завоевывают себе место под солнцем. Одна и та же продукция поставляется десятками стран мира и транснациональными компаниями. И если это не нефть или газ, текущие по раз и навсегда построенным трубопроводам, очень легко потерять рынки сбыта и надолго оказаться у обочины мировой торговли. Потенциал сельского хозяйства Казахстана колоссален — мы способны, если захотим, кормить целые регионы за рубежом, не говоря уже о наполнении внутреннего рынка. Однако чтобы наш аграрный сектор получил мощный импульс, требуются правильные шаги и реформы.

Наука должна быть полезной

На недавней коллегии в Минсельхозе, глава ведомства — вице-премьер правительства Умирзак Шукеев обрисовал основные контуры, вдоль которых предстоит двигаться МСХ в ближайший год. Это, прежде всего, увеличение производства и экспорта мяса, техническое перевооружение фермерских хозяйств и коммерциализация аграрной науки, когда научные и инновационные достижения не должны «пылиться на полке», а внедряться в повседневную работу фермеров.

Аграрную науку ждут большие перемены. Первый вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев заметил по этому поводу, что в системе МСХ имеются 3 университета и 23 НИИ. И сейчас принято решение вдвое сократить их количество за счет укрупнения.

«Предстоит преодолеть оторванность науки от реального производства. Руководящие и научные кадры будут подбираться строго по принципу прогрессивности мышления и ориентированности на потребности производителей», - заявил господин Евниев.

По замыслу Минсельхоза, аграрные ВУЗы должны получить статус исследовательских, имея в своем составе НИИ и опытные хозяйства. Так, Казахскому агротехническому университету им. Сакена Сейфуллина в Астане предстоит стать центром цифровизации АПК для всех регионов. Исследовательский центр на базе Казахского национального аграрного университета в Алматы теперь будет специализироваться на повышении эффективности орошаемых земель, плодоводства и картофелеводства, сельхозкооперации и развитии молочного скотоводства. Тогда как развитие животноводства станет основной задачей для Западно-Казахстанского аграрно-технического университета.
К тому же, по мнению Евниева, следует увеличить долю обучающихся по сельхозспециальностям в рамках госзаказа. Сельская квота должна быть повышена с 30 % до 70 %. При этом 70 % образовательных грантов по этим специальностям предлагается размещать в аграрных ВУЗах.

«Мы должны пересмотреть госзаказы акиматов по среднеспециальному образованию. Запланировано введение обязательной трехлетней отработки в сельской местности выпускников-грантников, отучившихся по сельхозспециальностям», - подчеркнул Арман Евниев.

Техническое обновление и перевооружение фермерских хозяйств Минсельхоз планирует осуществить достаточно простым способом. Субсидии, которые ранее отправлялись на неэффективные виды деятельности или откровенно провальные проекты, теперь «развернут» в другую сторону, направив на субсидирование процентной ставки по лизингу. В общей сложности, ставку банковского вознаграждания по лизингу сельхозтехники предполагается просубсидировать на 5,5 млрд. тенге. К тому же, Минсельхоз прибегнет и к увеличению субсидирования инвестиций на 20 млрд. тенге. По замыслу авторов изменений, эти шаги приведут к тому, что к 2021 году объем инвестиций казахстанского бизнеса в новую технику вырастет до 240 млрд. тенге. Таким образом, за три ближайшие года отечественные аграрии смогут достичь оптимального уровня обновления сельхозтехники.

На плечах крупных агрохолдингов

Что же касается экспорта мяса, то по словам главы МСХ Умирзака Шукеева, будет пересмотрен подход к развитию кооперации. Начнет поощряться развитие мелких и средних фермеров в кооперации с крупными откормочными площадками, которые обеспечивают им сбыт продукции, а также распространение технологий, знаний и доступ к финансированию.

Вице-министр сельского хозяйства Рустем Курманов дополнил главу ведомства, отметив, что правильным будет отойти от практики установления индикативов для акиматов по созданию кооперативов, ведь сама по себе кооперация не самоцель.

«Это всего лишь инструмент для повышения эффективности разрозненных мелких хозяйств и мы должны правильно этот инструмент использовать. Поэтому министерством предлагается применить модели создания якорной сельхозкооперации вокруг крупных предприятий», - сказал Курманов.
Между тем, Умирзак Шукеев привел в пример такие мясные кооперативы как «Актеп» в Актюбинской области, «Север Агро» в Костанае, «KazBeef» и «SC Food» в Акмолинской области, «Атамекен Агро» в СКО и «Архарлы Майбурек» под Алматы.
«Встреча с руководством компании «Cremonini» из Италии показала, что продолжение программы по экспортному потенциалу мяса является непременным условием строительства мясокомбинатов международного уровня. Поэтому мы планируем возродить эту программу, отработать типовые модели животноводческих ферм и кооперативов, снять ветеринарные вопросы по экспорту в Китай, подготовить расчеты по инвестициям», - рассказал Умирзак Шукеев.

Вице-премьер напомнил, что недавно он посетил образцовый мясной кластер «Актеп» в Актюбинской области. Таких профессиональных хозяйств, по его мнению, в стране должно быть больше. Казахстан должен ориентироваться на опыт Австралии и Канады, где экспортная программа продукции животноводства доведена до уровня национальной идеи.

«Мы должны поступить также — воспользоваться, чтобы и у нас возникло целое экспортоориентированное животноводческое движение. Когда только начиналась эта программа, я помню, как уговаривал бизнесменов из сферы строительства и финансового сектора придти в мясную отрасль. Они пошли. Да, вначале они боялись, вначале им все было в диковинку. Но сейчас это состоявшиеся крупные животноводы, на чьих плечах, мы сможем сдвинуть программу и повести нашу продукцию на экспорт», - заверил Шукеев.

Диверсификация экспорта

Говоря об экспортном потенциале Казахстана в части поставок сельхозпродукции, вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева сообщила, что в течении года наша республика планирует согласовать с Китаем протокола по говядине, овцам, верблюдам, льну, фасоли, гороху, сафлору, семенам бахчевым, люцерне и жмыху. Кроме того, мы завершаем согласование с Ираном требований по мясу говядине и живому скоту, с Саудовской Аравией по экспорту скота для убоя и разведения. Также запланированы переговоры с Израилем, Кувейтом, Малайзией, Японией, Южной Кореей и Евросоюзом.

«Мы инициировали введение в штат посольств Республики Казахстан представителей — советников или атташе по вопросам сельского хозяйства в таких приоритетных странах как Китай, Иран, Франция, Италия, Австралия и Канада. Это будет в пределах имеющейся штатной численности и мы уже готовы передать единицы финансирования в МИД», - поделилась новостью Гульмира Исаева.

По словам Исаевой, сегодня в животноводстве стратегическим фактором развития должны стать отрасли мясного скотоводства и овцеводства. Первые необходимые шаги для освоения экспортного потенциала уже были сделаны. Имеются конкретные результаты программы развития экспортного потенциала по мясу КРС. И в нынешнем году у страны появляется уникальный шанс в три раза увеличить объем экспорта мяса по сравнению с прошлым 2017 годом.

Гульмира Исаева повторила, что для достижения этой цели необходимо продолжить программу развития экспортного потенциала, но уже с новыми подходами. Так, пересматривается идеология развития кооперации: наступает поддержка формата, когда в региональных сельскохозяйственных комплексах — мелкие и средние фермеры кооперируются с крупными откормочными площадками. Такие комплексы по производству мяса создаются сейчас в Костанайской, Акмолинской, Алматинской, Жамбылской областях и СКО. В других регионах, где уже созданы хозяйства, репродукторы и откормплощадки, строятся мясокомбинаты.

«Нашим фермерам необходимо более широко внедрять технологии, которые влияют на себестоимость производства мяса. В мире все давно максимально используют пастбища и не строят капитальные помещения для животных. Так поступали наши предки, только не понимаю, почему мы об этом забыли. Сейчас в ЮКО климат позволяет круглогодично использовать пастбища, тем не менее, строятся дорогостоящие откормочные площадки. Между тем, не только на юге, но и на севере страны, можно и нужно использовать для мясного скота круглогодичное пастбищное содержание. Это позволит нам производить более дешевое и одновременно качественное мясо. Нужно только научиться правильно его перерабатывать. Поэтому нам необходимы современные мясокомбинаты», - объяснила позицию Минсельхоза Гульмира Исаева.

Она привела в пример компанию с мировым именем «Иналка», входящую в Gruppo Cremonini. которая получает непосредственно от мяса на своих комбинатах только 40 % прибыли. В то время как 60 % дохода корпорация консолидирует за счет переработки вторичного сырья. Это субпродукты, шкура, кровь, содержимое желудочно-кишечного тракта, вплоть до рогов и копыт — все уходит на переработку. Более того, это компания является эксклюзивным поставщиком около 80 % мясных полуфабрикатов для брендовых сетей быстрого питания «Макдональдс» и «Биг бургер» по всему миру. В эти дни «Иналка» приступает к строительству большого мясоперерабатывающего завода в Алматинской области.

Другой инвестор — «Cedar Meats Australia» возводит современный мясокомбинат в Восточно-Казахстанской области. Это известная поставщик ассортиментного мяса для супермаркетов США, Китая и стран Юго-Восточной Азии.

Вакцинация SOS!

Впрочем, фундаментом развития животноводства в Минсельхозе назвали вакцинацию. Хотя ситуация с вакцинацией скота в стране оставляет желать лучшего. В МСХ признают наличие проблемы. Ее причины видят в том, что местные ветеринарные службы были переданы в ведение акиматов. Те, в свою очередь, весьма протокольно подошли к обеспечению ветеринарной безопасности. Положение нужно срочно исправлять.

Гульмира Исаева констатировала, что в прошлом году было запланировано 179 млн. вакцинаций по всему поголовью скота. А врачи внесли в базу данных отчеты только по 63 млн. вакцинаций или 37 %. Аналогичная ситуация и с отчетами по отбору крови для диагностических исследований. Ветврачи внесли в базу лишь отчеты по отбору крови у 48 % поголовья КРС и всего у 18 % мелкого рогатого скота.

«Что мешает занести все цифры в базу данных?! А может врачи только от одного животного отбирают несколько пробирок?! Предлагаю акиматам до 1 апреля 2018 года внести все необходимые отчеты в базу по идентификации, а если это не будет сделано, то передать результаты проверок в правоохранительные органы», - пригрозила Исаева.

Показательна статистика и по количеству выданных ветеринарными специалистами акиматов предписаний. Причем, по всем видам нарушений. За прошлый год акиматами выдано всего 157 предписаний. И то, только в пяти областях. Тогда как большинство местных органов власти не выдали за весь год ни одного предписания. Получается, 1 тыс. 285 специалистов в управлениях ветеринарии, которые были обязаны проводить контрольно-надзорные проверки, в среднем составили лишь 0,12 предписаний за весь год. Если брать количество штрафов, то на одного ветеринара приходится 0,9 выписанных штрафов в год.

«Что это за надзор такой?! И это выявил только камеральный контроль, который мы провели не выходя из кабинета. Выезжая же на места, мы выявили ряд системных нарушений в работе ветеринарных служб. Например, в 15-ти пунктах ЮКО и 7-ми пунктах в Мангыстауской области вообще нет никаких условий хранения вакцин. Они просто отсутствуют. В ЗКО и Акмолинской области отсутствуют термометры, гидрометры, аварийный холодильник, а вакцины хранятся в страшных подвалах», - живописала картину Гульмира Исаева.

Она напомнила, что еще в 2013-2014 годах были специально созданы государственные ветеринарии в районах и селах вместо частно-практикующих врачей. По сути, вместо ветеринара-чиновника мы вернулись к государственному практикующему врачу. Была закуплена специальная техника, а местные власти обязались предоставить помещения. Прошло 5 лет и только 45 % ветеринаров размещены в специализированных помещениях, тогда как 55 % или 1 тыс. 462 ветстанций расположены в одной комнате зданий акиматов, превратившись в обычную единицу чиновничьего аппарата.

По наболевшему вопросу высказался и сам министр Умирзак Шукеев. Он признал, что буквально все представители животноводческой отрасли просят об одном: “наведите порядок с ветеринарией!»

«Это очень опасно для них, для их бизнеса. Я предлагаю очень строго подойти. Всех кто допустил нарушения — наказать надо. Не дай бог вакцины продали в другие страны или пустые вакцины поставили сюда: если имеется предмет, состав преступления, значит нужно передавать в правоохранительные органы. Ведь если железной рукой мы не наведем порядок, одна-единственная вспышка ящура или нодулярного дерматита способна будет перечеркнуть весь наш экспорт на три года. Тогда о чем мы говорим?! Такие усилия, такие деньги на эти программы, надежда президента и одна вспышка — может все похоронить. Поэтому вопрос ветеринарии сейчас — это вопрос национальной безопасности. Прямолинейно и дотошно нужно вести дело», - заключил Умирзак Шукеев.

При этом, на коллегии заявили, что зарубежный опыт стран с развитой системой прослеживаемости «от фермы до прилавка» или «от поля до стола», свидетельствует о целесообразности создания единственного государственного органа в сфере ветеринарной, фитосанитарной и пищевой безопасности.

«В этой связи актуально и необходимо закрепить за нашим министерством все функции по обеспечению пищевой безопасности по принципу «от поля до стола». Это реальная поддержка отечественного производителя. К сожалению, у нас внутренний рынок завален дешевыми фальсификатами, некачественной пищевой продукцией. И я надеюсь что казахстанский бизнес сегодня поддержит такое предложение», - добавила Гульмира Исаева.

Единые и неделимые правила игры

Квинтэссенцией коллегии стали слова вице-спикера Мажилиса Парламента Владимира Божко, который не преминул заметить, что Минсельхоз в эти дни стал проводить более аккуратную политику по отношению к аграрному бизнесу, нежели чем это было раньше.

«Здесь мы готовы вас поддержать, потому что очень отрадно слышать, как аккуратно Минсельхоз обходится с изменением правил игры. Президент говорил в свое время — возврат инвестиционных вложений — это главный инструмент привлечения иностранного бизнеса и бизнеса наших граждан в аграрный сектор. Но простите, когда вначале года — одни условия, а затем возникает непонятно с какого бугра упавшая идея... Мол, мы не будем возвращать 30 % инвестиций, будем возвращать только затраты на оборудование. И кто-то ведь воспаленными мозгами определяет, что элеватор если построен, то вернут только за оборудование, а сами резервуары, куда складываются зерно, не подлежат частичному возврату вложенных инвестиций. Слушайте, ну куда это годится?!», - возмутился Владимир Божко.

Вице-спикер Мажилиса убежден, что резкие изменение правил игры в сельском хозяйстве, как и любой другой отрасли, недопустимы. Нужна последовательность действий и доверие между уполномоченным органом и бизнесом.

«Сейчас наметился активный диалог Минсельхоза с производителями. Ведь умение слышать землепользователей, услышать конкретного производителя, узнать, что его волнует, это, по-моему, главная задача», - резюмировал Владимир Божко.


1916 просмотров

Может ли казахстанская нефть быть прозрачной

Что такое инициатива прозрачности добывающих отраслей и почему общество должно задавать правительству неудобные вопросы

Фото: Shutterstock/PhotoStock10

26 сентября в Нур-Султане прошла 10-я Нацио­нальная конференция Инициативы прозрачности добывающих отраслей (ИПДО). ИПДО – это общемировой стандарт надлежащего управления нефтяными, газовыми и минеральными ресурсами. Мария Лобачева, модератор диалоговой площадки объединений НПО по ИПДО, в интервью «Курсиву» рассказывает, что дает Казахстану участие в этой инициативе.

– Казахстан заявил о присо­единении к глобальной Инициативе прозрачности в добывающих отраслях в июне 2005 года, спустя всего три года после ее учреждения. Чем продиктован был, на Ваш взгляд, этот шаг: искренним стремлением искоренить коррупцию в сфере недропользования, данью моде или чем-то другим?

– Присоединению Казахстана предшествовала почти годовая кампания НПО. В 2004 году НПО объединились в коалицию «Нефтяные доходы – под контроль общества!». Мы писали письма парламентариям, убеждая их в необходимости присоединения Казахстана к инициативе. Кампания сработала. Почему Казахстан присоединился? Скорее всего, была совокупность причин. Конечно, мы, как гражданское общество, ставили своей целью в первую очередь искоренение коррупции. Что касается правительства, вероятнее всего, это было стремление улучшить имидж в глазах международного сообщества, подчеркивающее стремление страны к прозрачности. 

Кроме того, это было и намерением привлечь инвестиции – инвесторы ценят, когда страна устанавливает одинаковые правила для всех участников рынка. 

– Какую информацию обязаны раскрывать государства и компании, присоединившиеся к ИПДО? Если, допустим, какая-то нефтегазовая компания сделала по просьбе правительства некие выплаты во внебюджетные фонды, эти цифры будут обнародованы?

– Изначально суть ИПДО состояла в том, чтобы раскрывать платежи недропользователей стране обеими сторонами – и плательщиками, и получателями – и проводить независимую сверку этих платежей. Сейчас помимо этого инициатива требует раскрывать гораздо больший объем информации. Например, доходы государства от транспортировки полезных ископаемых, дивиденды от компаний, в которых у государства есть доли собственности, информацию об объемах экспорта, о правилах и итогах распределения лицензий, о бартерных сделках, о доходах в натуральной форме, о социальных и квазифискальных расходах, о вкладе добывающего сектора в экономику государства. Все требования перечислены в стандарте ИПДО, в котором восемь разделов посвящено описанию требований. 

Насчет внебюджетных фондов: еще с 2015 года в отчеты ИПДО включена форма отчетности по расходам на социальное развитие и местную инфраструктуру, за исключением средств, перечисленных на КБК 206114. Кстати, появление кода платежа 206114 «Отчисления недропользователей на социально-экономическое развитие региона и развитие его инфраструктуры» стало результатом работы по ИПДО, когда НПО обратили внимание представителей правительства, что серьезные суммы идут не в бюджет, а во внебюджетные фонды, непрозрачные и неподотчетные. 

Согласно контрактным обязательствам недропользователи выделяют средства на социальное и инфраструктурное развитие регионов, в которых они ведут добычу. И теперь они могут перечислять эти средства в местный бюджет, а местное население может участвовать в бюджетном процессе.

Если вернуться к вопросу о внебюджетных фондах, то компании по-прежнему вправе перечислять деньги на инфраструктурное развитие не в бюджет, а напрямую подрядчику, например для строительства школы, а уже готовый объект передается местной власти. Эта информация раскрывается в отчетах ИПДО и недропользователями, и акиматами. Кроме отчетов ИПДО, информацию по каждой компании в отдельности можно посмотреть на портале Единой государственной системы управления недропользованием РК.

К сожалению, в некоторых областях по-прежнему используются фонды-посредники, например фонд «Парыз» в Восточно-Казахстанской области. И хотя в отчетах ИПДО указаны цели перечисления средств в этот фонд, сам фонд не отчитывается. 

– Основным документом инициативы является ежегодный национальный отчет. Кто его составляет? Кто аудирует? Как на сегодняшний день оценивается исполнение Казахстаном своих обязательств по ИПДО?

– Национальный отчет по ИПДО составляется так называемым независимым администратором. Это аудиторская компания, которая выбирается в ходе конкурса при проведении государственных закупок. Кодекс о недрах требует от компаний, чтобы они предоставляли отчетность, предусмотренную стандартом Инициативы прозрачности добывающих отраслей, подтвержденную аудитором. Данные получателей – государственных органов, получающих платежи от недропользователей, должны подтверждаться проверкой, проведенной в Министерстве финансов РК Счетным комитетом по каждому плательщику. 

К сожалению, это еще одна проблема, так как мы не каждый год имеем такое заключение Счетного комитета, и вопрос, проводил ли Счетный комитет проверку данных по каждому недропользователю, остается открытым.

13 августа началась повторная валидация Казахстана – оценка прогресса исполнения обязательств по ИПДО. Полтора года назад наш прогресс был назван значимым (meaningful), тогда как высшей оценкой является удовлетворительный прогресс (satisfactory). Прогресс по 13 требованиям был признан удовлетворительным, еще по 7 требованиям прогресс превышал необходимый, то есть по ним мы, можно сказать, добровольно взяли на себя повышенные обязательства. Но 9 требований не выполнили в достаточной мере, а по одному – квазифискальным расходам – прогресс назвали неудовлетворительным.

Казахстану дали рекомендации по 10 исправительным мерам, и сейчас оценивается, насколько мы их выполнили. 
Достаточно серьезной проблемой было раскрытие информации по требованиям, связанным с деятельностью государственных компаний – квазифискальных. Стандарт требует раскрытия не просто суммы дивидендов, а любых политик, правил и практик денежных отношений между государством и его дочерними компаниями. Учитывая, что между «дочками» «КазМунайГаза» и правительством имеются два посредника – сам «КазМунайГаз» и «Самрук-Казына», такие отношения очень сложны для понимания денежных потоков. А что касается квазифискальных расходов, похоже, здесь нет единого понимания таких расходов у правительства, компаний, НПО и независимого администратора. Такие расходы могут включать участие компаний в строительстве социальных объектов, как в свое время КМГ строил государственный музей. Они также включают недополученные компанией доходы, если она продает сырье по сниженным ценам на внутреннем рынке. Это очень важная для казахстанцев статья расходов компаний, ясность которой помогла бы нам понять, уходят ли деньги на сегодняшние имиджевые мероприятия или же способствуют развитию и оставляют какие-либо блага будущим поколениям.

Другие вопросы касаются поставок сырой нефти, доходов от транспортировки полезных ископаемых компанией КТЖ. Также валидатора волнует вопрос, может ли участвовать гражданское общество в процессе, насколько свободно мы можем обсуждать вопросы, связанные с процессом ИПДО, имеются ли какие-либо препятствия. Именно на этом вопросе мы заостряем внимание на национальной конференции по ИПДО.

– 17 июня 2019 года на Глобальной конференции ИПДО в Париже был утвержден новый стандарт ИПДО-2019, согласно которому страны-участницы (в число которых входит и Казахстан) обязаны полностью раскрывать положения контрактов на недропользование, заключенных с 1 января 2021 года. Как отреагировала казахстанская сторона на эту новацию? Будет ли это правило иметь, что называется, «обратную силу», то есть будут ли раскрыты положения контрактов, заключенных в 1990-х – начале 2000-х годов?

– Надо сразу сказать, что директор департамента недропользования МИИР, который также является национальным координатором по ИПДО в Казахстане, Руслан Баймишев входит в состав международного правления ИПДО. Он участвовал в обсуждении этого новшества и в принятии нового стандарта. Наше правительство было информировано о предполагаемых изменениях еще зимой, но заявлений с категорическим несогласием не последовало.

Вопрос раскрытия контрактов несколько раз поднимался представителями гражданского общества на заседаниях НСЗС, но каждый раз встречал отказ со стороны в первую очередь представителей «Казэнерджи». Поэтому есть опасения, что «обратной силы» не будет, хотя конечно, это вопрос активного обсуждения, и надеюсь, что на конференции участники уделят ему внимание. 

На конференции в Париже старший советник президента компании Total Стивен Дуглас отметил, что положение о конфиденциальности в контрактах осталось со старых времен и уже является неким анахронизмом. Необходимо задать себе вопрос, зачем до сих пор нужно это положение, чаще всего оно абсурдно. 

Хотелось бы надеяться, что нам удастся убедить и правительство, и компании раскрыть информацию об уже заключенных контрактах.
 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций