Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


22685 просмотров

Минсельхоз: «перезагрузка»

Новое руководство МСХ намерено вернуть экспортные рынки и навести порядок в ветеринарии

Минсельхоз: «перезагрузка»

Минсельхоз: «перезагрузка»

Новое руководство МСХ намерено вернуть экспортные рынки и навести порядок в ветеринарии

На глобальном конкурентном рынке любая страна и ее производители с трудом завоевывают себе место под солнцем. Одна и та же продукция поставляется десятками стран мира и транснациональными компаниями. И если это не нефть или газ, текущие по раз и навсегда построенным трубопроводам, очень легко потерять рынки сбыта и надолго оказаться у обочины мировой торговли. Потенциал сельского хозяйства Казахстана колоссален — мы способны, если захотим, кормить целые регионы за рубежом, не говоря уже о наполнении внутреннего рынка. Однако чтобы наш аграрный сектор получил мощный импульс, требуются правильные шаги и реформы.

Наука должна быть полезной

На недавней коллегии в Минсельхозе, глава ведомства — вице-премьер правительства Умирзак Шукеев обрисовал основные контуры, вдоль которых предстоит двигаться МСХ в ближайший год. Это, прежде всего, увеличение производства и экспорта мяса, техническое перевооружение фермерских хозяйств и коммерциализация аграрной науки, когда научные и инновационные достижения не должны «пылиться на полке», а внедряться в повседневную работу фермеров.

Аграрную науку ждут большие перемены. Первый вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев заметил по этому поводу, что в системе МСХ имеются 3 университета и 23 НИИ. И сейчас принято решение вдвое сократить их количество за счет укрупнения.

«Предстоит преодолеть оторванность науки от реального производства. Руководящие и научные кадры будут подбираться строго по принципу прогрессивности мышления и ориентированности на потребности производителей», - заявил господин Евниев.

По замыслу Минсельхоза, аграрные ВУЗы должны получить статус исследовательских, имея в своем составе НИИ и опытные хозяйства. Так, Казахскому агротехническому университету им. Сакена Сейфуллина в Астане предстоит стать центром цифровизации АПК для всех регионов. Исследовательский центр на базе Казахского национального аграрного университета в Алматы теперь будет специализироваться на повышении эффективности орошаемых земель, плодоводства и картофелеводства, сельхозкооперации и развитии молочного скотоводства. Тогда как развитие животноводства станет основной задачей для Западно-Казахстанского аграрно-технического университета.
К тому же, по мнению Евниева, следует увеличить долю обучающихся по сельхозспециальностям в рамках госзаказа. Сельская квота должна быть повышена с 30 % до 70 %. При этом 70 % образовательных грантов по этим специальностям предлагается размещать в аграрных ВУЗах.

«Мы должны пересмотреть госзаказы акиматов по среднеспециальному образованию. Запланировано введение обязательной трехлетней отработки в сельской местности выпускников-грантников, отучившихся по сельхозспециальностям», - подчеркнул Арман Евниев.

Техническое обновление и перевооружение фермерских хозяйств Минсельхоз планирует осуществить достаточно простым способом. Субсидии, которые ранее отправлялись на неэффективные виды деятельности или откровенно провальные проекты, теперь «развернут» в другую сторону, направив на субсидирование процентной ставки по лизингу. В общей сложности, ставку банковского вознаграждания по лизингу сельхозтехники предполагается просубсидировать на 5,5 млрд. тенге. К тому же, Минсельхоз прибегнет и к увеличению субсидирования инвестиций на 20 млрд. тенге. По замыслу авторов изменений, эти шаги приведут к тому, что к 2021 году объем инвестиций казахстанского бизнеса в новую технику вырастет до 240 млрд. тенге. Таким образом, за три ближайшие года отечественные аграрии смогут достичь оптимального уровня обновления сельхозтехники.

На плечах крупных агрохолдингов

Что же касается экспорта мяса, то по словам главы МСХ Умирзака Шукеева, будет пересмотрен подход к развитию кооперации. Начнет поощряться развитие мелких и средних фермеров в кооперации с крупными откормочными площадками, которые обеспечивают им сбыт продукции, а также распространение технологий, знаний и доступ к финансированию.

Вице-министр сельского хозяйства Рустем Курманов дополнил главу ведомства, отметив, что правильным будет отойти от практики установления индикативов для акиматов по созданию кооперативов, ведь сама по себе кооперация не самоцель.

«Это всего лишь инструмент для повышения эффективности разрозненных мелких хозяйств и мы должны правильно этот инструмент использовать. Поэтому министерством предлагается применить модели создания якорной сельхозкооперации вокруг крупных предприятий», - сказал Курманов.
Между тем, Умирзак Шукеев привел в пример такие мясные кооперативы как «Актеп» в Актюбинской области, «Север Агро» в Костанае, «KazBeef» и «SC Food» в Акмолинской области, «Атамекен Агро» в СКО и «Архарлы Майбурек» под Алматы.
«Встреча с руководством компании «Cremonini» из Италии показала, что продолжение программы по экспортному потенциалу мяса является непременным условием строительства мясокомбинатов международного уровня. Поэтому мы планируем возродить эту программу, отработать типовые модели животноводческих ферм и кооперативов, снять ветеринарные вопросы по экспорту в Китай, подготовить расчеты по инвестициям», - рассказал Умирзак Шукеев.

Вице-премьер напомнил, что недавно он посетил образцовый мясной кластер «Актеп» в Актюбинской области. Таких профессиональных хозяйств, по его мнению, в стране должно быть больше. Казахстан должен ориентироваться на опыт Австралии и Канады, где экспортная программа продукции животноводства доведена до уровня национальной идеи.

«Мы должны поступить также — воспользоваться, чтобы и у нас возникло целое экспортоориентированное животноводческое движение. Когда только начиналась эта программа, я помню, как уговаривал бизнесменов из сферы строительства и финансового сектора придти в мясную отрасль. Они пошли. Да, вначале они боялись, вначале им все было в диковинку. Но сейчас это состоявшиеся крупные животноводы, на чьих плечах, мы сможем сдвинуть программу и повести нашу продукцию на экспорт», - заверил Шукеев.

Диверсификация экспорта

Говоря об экспортном потенциале Казахстана в части поставок сельхозпродукции, вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева сообщила, что в течении года наша республика планирует согласовать с Китаем протокола по говядине, овцам, верблюдам, льну, фасоли, гороху, сафлору, семенам бахчевым, люцерне и жмыху. Кроме того, мы завершаем согласование с Ираном требований по мясу говядине и живому скоту, с Саудовской Аравией по экспорту скота для убоя и разведения. Также запланированы переговоры с Израилем, Кувейтом, Малайзией, Японией, Южной Кореей и Евросоюзом.

«Мы инициировали введение в штат посольств Республики Казахстан представителей — советников или атташе по вопросам сельского хозяйства в таких приоритетных странах как Китай, Иран, Франция, Италия, Австралия и Канада. Это будет в пределах имеющейся штатной численности и мы уже готовы передать единицы финансирования в МИД», - поделилась новостью Гульмира Исаева.

По словам Исаевой, сегодня в животноводстве стратегическим фактором развития должны стать отрасли мясного скотоводства и овцеводства. Первые необходимые шаги для освоения экспортного потенциала уже были сделаны. Имеются конкретные результаты программы развития экспортного потенциала по мясу КРС. И в нынешнем году у страны появляется уникальный шанс в три раза увеличить объем экспорта мяса по сравнению с прошлым 2017 годом.

Гульмира Исаева повторила, что для достижения этой цели необходимо продолжить программу развития экспортного потенциала, но уже с новыми подходами. Так, пересматривается идеология развития кооперации: наступает поддержка формата, когда в региональных сельскохозяйственных комплексах — мелкие и средние фермеры кооперируются с крупными откормочными площадками. Такие комплексы по производству мяса создаются сейчас в Костанайской, Акмолинской, Алматинской, Жамбылской областях и СКО. В других регионах, где уже созданы хозяйства, репродукторы и откормплощадки, строятся мясокомбинаты.

«Нашим фермерам необходимо более широко внедрять технологии, которые влияют на себестоимость производства мяса. В мире все давно максимально используют пастбища и не строят капитальные помещения для животных. Так поступали наши предки, только не понимаю, почему мы об этом забыли. Сейчас в ЮКО климат позволяет круглогодично использовать пастбища, тем не менее, строятся дорогостоящие откормочные площадки. Между тем, не только на юге, но и на севере страны, можно и нужно использовать для мясного скота круглогодичное пастбищное содержание. Это позволит нам производить более дешевое и одновременно качественное мясо. Нужно только научиться правильно его перерабатывать. Поэтому нам необходимы современные мясокомбинаты», - объяснила позицию Минсельхоза Гульмира Исаева.

Она привела в пример компанию с мировым именем «Иналка», входящую в Gruppo Cremonini. которая получает непосредственно от мяса на своих комбинатах только 40 % прибыли. В то время как 60 % дохода корпорация консолидирует за счет переработки вторичного сырья. Это субпродукты, шкура, кровь, содержимое желудочно-кишечного тракта, вплоть до рогов и копыт — все уходит на переработку. Более того, это компания является эксклюзивным поставщиком около 80 % мясных полуфабрикатов для брендовых сетей быстрого питания «Макдональдс» и «Биг бургер» по всему миру. В эти дни «Иналка» приступает к строительству большого мясоперерабатывающего завода в Алматинской области.

Другой инвестор — «Cedar Meats Australia» возводит современный мясокомбинат в Восточно-Казахстанской области. Это известная поставщик ассортиментного мяса для супермаркетов США, Китая и стран Юго-Восточной Азии.

Вакцинация SOS!

Впрочем, фундаментом развития животноводства в Минсельхозе назвали вакцинацию. Хотя ситуация с вакцинацией скота в стране оставляет желать лучшего. В МСХ признают наличие проблемы. Ее причины видят в том, что местные ветеринарные службы были переданы в ведение акиматов. Те, в свою очередь, весьма протокольно подошли к обеспечению ветеринарной безопасности. Положение нужно срочно исправлять.

Гульмира Исаева констатировала, что в прошлом году было запланировано 179 млн. вакцинаций по всему поголовью скота. А врачи внесли в базу данных отчеты только по 63 млн. вакцинаций или 37 %. Аналогичная ситуация и с отчетами по отбору крови для диагностических исследований. Ветврачи внесли в базу лишь отчеты по отбору крови у 48 % поголовья КРС и всего у 18 % мелкого рогатого скота.

«Что мешает занести все цифры в базу данных?! А может врачи только от одного животного отбирают несколько пробирок?! Предлагаю акиматам до 1 апреля 2018 года внести все необходимые отчеты в базу по идентификации, а если это не будет сделано, то передать результаты проверок в правоохранительные органы», - пригрозила Исаева.

Показательна статистика и по количеству выданных ветеринарными специалистами акиматов предписаний. Причем, по всем видам нарушений. За прошлый год акиматами выдано всего 157 предписаний. И то, только в пяти областях. Тогда как большинство местных органов власти не выдали за весь год ни одного предписания. Получается, 1 тыс. 285 специалистов в управлениях ветеринарии, которые были обязаны проводить контрольно-надзорные проверки, в среднем составили лишь 0,12 предписаний за весь год. Если брать количество штрафов, то на одного ветеринара приходится 0,9 выписанных штрафов в год.

«Что это за надзор такой?! И это выявил только камеральный контроль, который мы провели не выходя из кабинета. Выезжая же на места, мы выявили ряд системных нарушений в работе ветеринарных служб. Например, в 15-ти пунктах ЮКО и 7-ми пунктах в Мангыстауской области вообще нет никаких условий хранения вакцин. Они просто отсутствуют. В ЗКО и Акмолинской области отсутствуют термометры, гидрометры, аварийный холодильник, а вакцины хранятся в страшных подвалах», - живописала картину Гульмира Исаева.

Она напомнила, что еще в 2013-2014 годах были специально созданы государственные ветеринарии в районах и селах вместо частно-практикующих врачей. По сути, вместо ветеринара-чиновника мы вернулись к государственному практикующему врачу. Была закуплена специальная техника, а местные власти обязались предоставить помещения. Прошло 5 лет и только 45 % ветеринаров размещены в специализированных помещениях, тогда как 55 % или 1 тыс. 462 ветстанций расположены в одной комнате зданий акиматов, превратившись в обычную единицу чиновничьего аппарата.

По наболевшему вопросу высказался и сам министр Умирзак Шукеев. Он признал, что буквально все представители животноводческой отрасли просят об одном: “наведите порядок с ветеринарией!»

«Это очень опасно для них, для их бизнеса. Я предлагаю очень строго подойти. Всех кто допустил нарушения — наказать надо. Не дай бог вакцины продали в другие страны или пустые вакцины поставили сюда: если имеется предмет, состав преступления, значит нужно передавать в правоохранительные органы. Ведь если железной рукой мы не наведем порядок, одна-единственная вспышка ящура или нодулярного дерматита способна будет перечеркнуть весь наш экспорт на три года. Тогда о чем мы говорим?! Такие усилия, такие деньги на эти программы, надежда президента и одна вспышка — может все похоронить. Поэтому вопрос ветеринарии сейчас — это вопрос национальной безопасности. Прямолинейно и дотошно нужно вести дело», - заключил Умирзак Шукеев.

При этом, на коллегии заявили, что зарубежный опыт стран с развитой системой прослеживаемости «от фермы до прилавка» или «от поля до стола», свидетельствует о целесообразности создания единственного государственного органа в сфере ветеринарной, фитосанитарной и пищевой безопасности.

«В этой связи актуально и необходимо закрепить за нашим министерством все функции по обеспечению пищевой безопасности по принципу «от поля до стола». Это реальная поддержка отечественного производителя. К сожалению, у нас внутренний рынок завален дешевыми фальсификатами, некачественной пищевой продукцией. И я надеюсь что казахстанский бизнес сегодня поддержит такое предложение», - добавила Гульмира Исаева.

Единые и неделимые правила игры

Квинтэссенцией коллегии стали слова вице-спикера Мажилиса Парламента Владимира Божко, который не преминул заметить, что Минсельхоз в эти дни стал проводить более аккуратную политику по отношению к аграрному бизнесу, нежели чем это было раньше.

«Здесь мы готовы вас поддержать, потому что очень отрадно слышать, как аккуратно Минсельхоз обходится с изменением правил игры. Президент говорил в свое время — возврат инвестиционных вложений — это главный инструмент привлечения иностранного бизнеса и бизнеса наших граждан в аграрный сектор. Но простите, когда вначале года — одни условия, а затем возникает непонятно с какого бугра упавшая идея... Мол, мы не будем возвращать 30 % инвестиций, будем возвращать только затраты на оборудование. И кто-то ведь воспаленными мозгами определяет, что элеватор если построен, то вернут только за оборудование, а сами резервуары, куда складываются зерно, не подлежат частичному возврату вложенных инвестиций. Слушайте, ну куда это годится?!», - возмутился Владимир Божко.

Вице-спикер Мажилиса убежден, что резкие изменение правил игры в сельском хозяйстве, как и любой другой отрасли, недопустимы. Нужна последовательность действий и доверие между уполномоченным органом и бизнесом.

«Сейчас наметился активный диалог Минсельхоза с производителями. Ведь умение слышать землепользователей, услышать конкретного производителя, узнать, что его волнует, это, по-моему, главная задача», - резюмировал Владимир Божко.


1537 просмотров

Что происходит с ювелирной отраслью Казахстана

И как она устроена в регионах страны

Фото: Sofia Zhuravetc

Рост цены на золото – мировая тенденция, считают эксперты. И кардинально повлиять на стоимость драгоценного металла на уровне одного государства, даже если оно входит в десятку стран по производству золота, невозможно.

По мнению ювелиров, себестоимость изделий made in Kazakhstan правительство могло бы регулировать. Впрочем, проблем в данной отрасли действительно немало, например жесткая конкуренция и контрабанда золотых изделий. По словам экспертов рынка, для того чтобы быть уверенным в качестве золотого ювелирного изделия, можно обратиться в Пробирную палату, а при покупке обращать внимание на наличие пробы. Но и здесь, как отмечают спикеры «Курсива», есть свои подводные камни. 

В соседнем с РК государстве ювелиры получили право самостоятельно ставить пробы на производимые изделия. Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 17 мая подписал указ о мерах по ускоренному развитию ювелирной отрасли. Пойдет ли на такой шаг казахстанское правительство, отечественным ювелирам неизвестно. Пока, говорят они, Казахстан, занимающий 15-е место в мире по запасам золота, не принимает мер по развитию ювелирной отрасли, которая находится в зачаточном состоянии.

Ювелирные украшения становятся дорогим удовольствием для казахстанцев

Менеджеры павлодарских салонов говорят о стабильном подорожании золотых изделий. При этом они не советуют рассматривать цепочки, серьги и часы из драгоценного металла в качестве инструмента для инвестирования.

На фоне роста стоимости драгоценного металла на мировом рынке и нестабильности национальной валюты происходит удорожание ювелирных изделий в Казахстане. За год цена по стране увеличилась в среднем на 5,8%, или до 16,9 тыс. тенге/гр. По данным портала Energyprom.kz, по сравнению с другими регионами наибольший рост цен на золотые украшения наблюдается в Павлодаре (+26,5%, до 17,5 тыс. тенге/гр), Алматы (+19,6%, до 15,2 тыс. тенге/гр) и Шымкенте (+17,3%, до 15,7 тыс. тенге/гр). По данным этого рэнкингового агентства, в Павлодаре цена за грамм золота на начало 2017 года  составляла 11,6 тыс. тенге, 2018 года – 12,5 тыс. тенге.

Представители ювелирных магазинов Павлодара отмечают, что во многом она зависит от ситуации на российском рынке, так как в основном украшения поставляются с заводов РФ. Однако они не считают, что в этом году произошло резкое и максимальное по стране подорожание ювелирных изделий из драгметаллов.

«Дело в том, что по всему Казахстану поставщики золотых изделий практически одни и те же. Маржинальность у нас невысокая. Мы ищем другие способы ее сохранить или нарастить. Например, отказались от расчетов по картам Kaspi Red, чтобы не накручивать цену еще на 15% и не терять покупателя», – рассказала «Курсиву» менеджер салона «Успех» Наталья Ковалева.

В настоящее время золотые изделия реализуются в салоне за 22 тыс. тенге за грамм. Но с учетом постоянно действующих скидок окончательная цена составляет 17 тыс. тенге за грамм. 

«В целом золото дорожает в течение многих лет и постепенно переходит в категорию роскоши для населения. Таким оно было в советское время», – считает собеседница издания.

В свою очередь менеджер ТОО «Золотой мир» рассказала «Курсиву», что свои ценники здесь не меняли год. 

«Средняя цена за грамм золота остается в пределах 20-22 тыс. тенге. Изменения коснулись лишь скидок – они сократились на 5%. В итоге покупатели платят 18 тыс. тенге», – говорит собеседница издания. 

В ювелирном салоне «Скирда» сообщили, что в настоящее время ценовой диапазон на грамм золота в изделии составляет от 15 до 30 тыс. тенге. 

«Учитываются такие факторы, как страна производства украшения, репутация предприятия, сложность работы, качество, популярность модели», – отметила менеджер Елена.

В этом торговом доме продают продукцию российских заводов и собственного изготовления. 

Впрочем, как подчеркивает сотрудница салона, несмотря на стабильное повышение цены на украшения, они не являются предметом для инвестиций. В торговых точках реализуется, как правило, товар массовый. И далеко не каждое ювелирное украшение при реализации оправдывает вложения. 

«Конечно, не последнюю роль играет вес изделия, если говорить о долгосрочной перспективе. Но надо учитывать, что если вы решите сдать в ломбард украшение с бриллиантом, то ценность камня учитываться не будет», – говорит Елена.

Она добавила, что стоимость ценного украшения формируется за счет эксклюзивности, имени его создателя. Но в Павлодаре не торгуют Cartier или BVLGARI. «Даже если вы обладатель уникального экземпляра, то на него еще необходимо найти покупателя, который оценит его по достоинству», – отметила менеджер. 

В то же время сотрудники салонов отмечают, что представители молодого поколения нашли замену золоту, которое так ценили их мамы и бабушки. Девушки уже не носят семейные украшения, предпочитая менее дорогие варианты. Например, бижутерию из необычных материалов, которую можно чаще обновлять и приобретать в больших количествах. 

Автор StockImageFactory.com_.jpg

Автор StockImageFactory.com

Золотой бизнес

Наблюдавшийся после подорожания золота в Шымкенте ажиотаж, когда горожане активно скупали золотые изделия на базарах, спал. Повышенный интерес к драгоценным изделиям быстро сменился застоем в торговле ювелирными изделиями. По утверждению реализаторов, они начали терять доходы.

«Золотых» базаров в Шымкенте шесть. На одном из них уже много лет торгует ювелиркой Амина Торгаутова. По словам продавца, после подорожания золота она начала терять доходы.

«Раньше я продавала в день хотя бы одно золотое украшение, а сейчас могу по три-четыре дня сидеть без продаж, – рассказала «Курсиву» Амина Торгаутова. – В месяц мой оборот составляет примерно 200 тыс. тенге. На эту сумму я покупаю у поставщика золотые изделия, но не сразу, а постепенно».

Поставщики работают по-разному. Есть такие, кто привозит драгметалл и торгует сам. Но в основном предпочитают продавать. Если отдают сразу за наличку, то грамм такого золота будет стоить дешевле на 200–300 тенге. Под реализацию – дороже на ту же сумму. Сами продавцы накидывают на каждый грамм до 1200 тенге. Но по факту зачастую они продают свой товар дешевле: это базар, и здесь уместен торг.
 
О том, какие расходы несут торговцы, рассказала одна из продавцов Марина Саметова: «Это оплата за место, которая конкретно на нашем базаре составляет 22 тыс. тенге. Еще 5 тыс. тенге мы платим за хранилище, плюс 9 тыс. тенге – патент, налоги. С 2018 года в отделе стандартизации ставим клеймо «Барыс», которое также стоит по-разному – от 122 до 262 тенге на изделие».

По словам реализаторов, золото проверяют на соответствие заявленной пробе, весу. Но бывает и так, что изделие не проходит проверку, и тогда его невозможно продать. «Если изделия признаны несоответствующими, то все, не попадаешь. А ведь за него уже, как правило, уплачены деньги», – поделилась Амина Торгаутова. 

Между тем некоторые недо­б­­росовестные торговцы обманывают покупателей, пользуясь их неосведомленностью насчет клейма. Ведь такие клейма ставят не только в Казахстане, но и в других странах, в том числе и в России. И их могут продать покупателю дороже – как российское золото.

«Дороже стоит желтое, а красное золото дешевле. Турецкое тоже из дешевых. Но есть золото 750-й пробы, где содержание драгоценного металла составляет 75%. Оно производится в Дагестане в селе Кубачи. Кубачинское золото стоит дороже», – говорит Амина Торгаутова.
 
Как правило, золотыми ювелирными изделиями на шымкентских базарах торгуют только женщины. Чтобы получить за свой товар как можно больше прибыли, некоторые покупают кольца и сережки с дешевыми камнями, а затем вставляют в украшения бриллианты. 

Продавцы признают: торговля драгизделиями сейчас идет очень слабо. Поэтому на фоне общего спада продаж золота некоторые реализаторы могут продать товар в рассрочку до трех месяцев особо доверенным и постоянным клиентам либо пришедшим по рекомендации. 

В 2017 году на шымкентских базарах грамм золота стоил от 10 до 11,8 тыс. тенге за грамм. В 2018-м его стоимость доходила до 12,5 тыс. тенге. В 2019-м – от 14,5 до 18 тыс. тенге. Причем в ювелирных магазинах грамм золота может обойтись на 5 тыс. дороже, нежели на базаре. 

Законом установлено, что на территории РК не допускается реализация ювелирных изделий без наличия пробирного клейма, а также оттиска именника, проставляемого субъектом производства ювелирных и других изделий на всех собственных ювелирных и других изделиях. В настоящее время на проведение испытаний ювелирных изделий аккредитованы лаборатории АО «Национальный центр экспертизы и сертификации» и АО «Казахювелир», ТОО «Пробирная оценочная палата Standart».

Золотая конкуренция

В Карагандинской области на ювелирном рынке большая конкуренция. Цены варьируются от 12,5 до 18 тыс. тенге за грамм золота. Чем, кроме цены, привлекают покупателей, когда происходит спад и пик продаж, «Курсиву» рассказали владельцы ювелирных салонов и мастерских. 

По данным статистики, в Карагандинском регионе за год цена золота выросла на 4,7%. В сентябре прошлого года средняя стоимость ювелирных изделий составляла 13 937 тенге за грамм, в 2019 году достигла 14 591 тенге. Если в списке по росту цен на золото Караганда занимает серединные позиции, то на сереб­ро – верхние. В целом за грамм благородного металла здесь просят 1321 тенге. По сравнению с прошлым годом стоимость увеличилась на 6,4%. В областном центре одно предприятие по производству ювелирных изделий. Ювелирных мастерских поисковики выдают больше двух десятков, а салонов и бутиков по продажам в каждом крупном торговом центре можно насчитать от 10 до 20. 

По словам владелицы и директора одного из популярных ювелирных салонов Караганды Айгуль Мукановой, цены на российское золото, которое пользуется наибольшим спросом, далеки от среднестатистических. Начинаются они в салонах и магазинах от 18 тыс. тенге за грамм и увеличиваются в зависимости от наличия у изделия алмазной огранки фианитов и драгоценных камней. 

«Это цены на хорошее качественное российское золото от заводов – лидеров рынка, с которыми мы работаем. На такое золото основной спрос. Большой скачок цен был в августе, унция взлетела, заводы нас предупредили. Еще цена на российское золото находится в зависимости от рубля, потому что закуп в основном идет в рублях», – пояснила бизнесвумен. 

Влияет на этот рынок и сезонность. Осенью и в середине зимы продаж практически нет. Пользуются драгоценные украшения спросом летом, в период свадеб, и в большие праздники – 8 Марта, Новый год и в День влюбленных. Как отмечает Айгуль Муканова, популярным подарком в последнее время стали золотые монеты, приуроченные к памятным датам, которые выпускают Нацбанк Казахстана, Сбербанк России, и золотые слитки от трех граммов и выше. 

«Люди понимают, что в цене не падает только золото. Поэтому мы продаем еще и золотые слитки, которые могут храниться как золотой запас семьи. Дарят, как правило, такой презент мужчине, который золото не носит, но слиток оценит», – говорит собеседница. 

Директор ювелирной мастерской «Лал» Линор Поляков на этом рынке уже 17 лет. Ювелир подтверждает, что самое популярное среди покупателей российское золото. Вот только не редкость, когда за него выдают металл более низкого качества, к примеру, из Узбекистана или Китая. По его словам, такое золото можно купить в магазинах по 14 тыс. за грамм. Ломбарды Караганды продают его по цене от 12,5 до 14,5 тыс. тенге.  По мнению собеседника, цены варьируются от того, что на рынке много контрабандного золота, которое ввозится в страну, не облагаясь налогом. А законодательство в свою очередь очень лояльно к поставщикам и реализаторам такого товара. 

«Сейчас есть закон, который запрещает без пробы госстандарта продавать изделия, но если вы пройдете по магазинам, найдете сплошь и рядом товар без госстандарта. Проверки есть, но они ничем не грозят, санкций нет. На контрабандное золото цена гораздо ниже. На официальное выше, а официальное золото – это примерно 10% от общего объема», – делится Линор Поляков. 

Он добавляет: конкурировать с низкой ценой можно только качеством и мастерством. Несмотря на ситуацию на рынке, остается спрос на авторские ювелирные украшения, стоимость которых может превышать цену готового изделия в несколько раз. Например, только изготовление мужской печатки может обойтись в 200 тыс. тенге, не считая материала. При этом, по мнению Линора Полякова, выполнить индивидуальный заказ на должном уровне в Караганде могут лишь 10–15 человек, которые, как правило, работают без рекламы, с постоянными клиентами. 

«Конкуренция в Караганде очень большая. На одной из своих точек продаж в торговом центре я насчитал 14 ювелирных в радиусе 200 метров. Выдерживать конкуренцию здесь можно только качеством. Можно использовать рекламу на радио и телевидении, но в этом деле лучше всего работает «сарафанное радио», – резюмировал предприниматель.

Автор Kwangmoozaa.jpg

Автор Kwangmoozaa

Кайсар Жумагалиев, глава Лиги ювелиров Казахстана:

«Мы, казахстанские производители, давно не можем конкурировать с теми же россиянами или турками. К себестоимости отечественного изделия нужно плюсовать еще 24%. Из них половина – налог на добавленную стоимость, который ювелир должен заплатить государству при покупке у него аффинажного золота, и вторая часть – НДС при реализации готового изделия.

Такие законодательные нормы увели практически всех производителей в тень. Ведь с прошлого года, когда ввели НДС, никто из ювелиров не берет сырье на нашем аффинажном заводе. Хотя, согласно отчетам, золотые изделия в Казахстане производят. Из чего, спрашивается? Государство видит, что происходит такая ситуация, но ничего не предпринимает. Лига ювелиров неоднократно обращалась в правительство с просьбой отменить НДС, но ситуация осталась на прежнем уровне.

Все, кто состоит в Союзе ювелиров, – а это более 50 компаний, – предпочли бы работать официально. Никто не хочет прятаться от налогов, укрываться. Но мы не можем этого делать. Ведь если закупаться в «Тау-Кен Алтын» (аффинажный завод в Казахстане. – «Курсив»), то бессмысленно вообще заниматься золотом.

Нонсенс: Казахстан, занимающий 15-е место в мире по запасам золота, не принимает мер по развитию ювелирной отрасли, которая находится в зачаточном состоянии. Ведь ювелирные изделия – это товары экспортного направления с высокой добавленной стоимостью. Мы распахиваем свои двери для всех, но при этом создаем нашим производителям жесткие условия даже у себя дома. У нас сегодня только 1% от всех продаваемых в стране ювелирных украшений произведен в Казахстане. 99% объема – это поставки из других стран.

В 2016 году мы разработали «Дорожную карту развития ювелирной промышленности Казахстана». Там мы прописали все наши предложения, основанные на опыте других стран. Это и ввоз оборудования для производства ювелирных изделий по нулевой ставке, и отмена таможенных пош­лин на ввоз мелких драгоценных камней, и усиление ответственности за незаконный оборот золота. Сегодня за это правонарушение предусматривается лишь штраф  1 млн тенге. Ну, разве это деньги для ювелирки? Предпринимателю легче заплатить штраф и продолжать работу.

В этом году разработанной дорожной карте исполняется три года. Но за это время она не только не реализована, но даже и не утверждена в правительстве. Она все кочует из одного госоргана в другой, все это время находится на согласовании. Так сложилось, что сейчас развитие ювелирной промышленности в Казахстане в большей степени зависит даже не от внешних экономических факторов, а от политических решений.

Например, создание Евразийского ювелирного бюро по продвижению ювелирных изделий на рынки третьих стран. В Бишкеке на II форуме ювелиров мы отстояли идею организовать это бюро на территории МФЦ «Астана». Мы могли бы аккумулировать всех производителей евразийского пространства здесь, у нас, вырабатывать единые стандарты, открывать специальные торговые площадки международного уровня. Наше предложение поддержали партнеры из других стран. Однако дело не находит понимания у чиновников, которые могут принимать такие решения. Тогда как создание такого бюро на территории МФЦА однозначно привлекло бы потенциальных инвесторов, новые технологии, рынки сбыта.

Или вот другой пример. Уже более восьми месяцев мы бьемся, чтобы на территории СЭЗ «Астана – новый город» дали разрешение построить ювелирную фабрику. Это могло бы дать фору, ведь внутри этой экономической зоны нет НДС. Если построить там предприятие, то можно было бы экспортировать свою продукцию в Европу, страны Средней и Центральной Азии. И это выгодно всем, потому что у нас себестоимость была бы ниже. У нас ведь сейчас и рабочая сила дешевле, чем в той же Турции. И вот итог: мы сдали документы и все ходим, обиваем пороги, согласовываем, слушаем обещания.

Все упирается опять же в нормотворческие инициативы и, главное, желание властей изменить ситуацию. Если будут в стране благоприятные экономические условия для развития ювелирной отрасли, то это сразу отразится и на налогооблагаемой базе, и на ценах. Возьми мы хотя бы 20% казахстанского рынка в оборот, то по налогам сравнялись бы с нефтяным сектором».

123412412.jpg

Свой знак качества

17 мая 2019 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал указ о мерах по ускоренному развитию ювелирной отрасли. Ювелирам разрешили самостоятельно ставить пробы на изделия.

Согласно указу главы Узбекис­тана с 1 июля отечественным производителям, имеющим лицензию на производство ювелирных изделий, разрешается самостоятельно опробовать и проставлять на производимые ими ювелирные изделия оттиски знака пробы установленного образца без обязательного государственного опробования. При этом на изделие должно проставляться зарегистрированное персональное клеймо производителя, сообщает Газета.uz.

Указом определено, что розничная торговля ювелирными изделиями не является объектом сбора за право розничной торговли отдельными видами товаров. Кроме того, предприниматели в рамках старательской деятельности смогут добывать драгоценные и полудрагоценные камни для обеспечения производителей ювелирных изделий.

Коммерческим банкам и производителям ювелирных изделий предоставлено право приобретать у Навоийского и Алмалыкского ГМК золото и серебро в виде мерных пластин, а также гранул весом от 5 г и выше за национальную валюту. 

С 1 июня 2019 года государство будет покрывать процентные расходы по кредитам коммерческих банков в нацвалюте, выданным для закупа драгоценных металлов, в части, превышающей ставку рефинансирования Цент­робанка, но не более 5% по кредитам. На эти цели из бюджета будет выделено до 40 млрд сумов в 2019-2020 годах.

До 1 июля 2022 года освобождается от налога на добавленную стоимость и акцизного налога оборот по производству и реализации драгоценных металлов и отечественных ювелирных изделий, а ввозимые в Узбекистан драгоценные и полудрагоценные камни – от таможенных платежей (за исключением таможенных сборов).

До конца 2020 года правительству поручено организовать с участием предпринимателей в каждом регионе не менее двух, а в Ташкенте – не менее десяти современных ювелирных торгово-производственных центров, включающих полный цикл от производства до реализации готовых ювелирных изделий.

Марина Попова, Азамат Миндет, Ольга Сивоха

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций