Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


10640 просмотров

Геологоразведка в Казахстане: инвестиции в будущее

Казахстан делает ставку на глубокую переработку углеводородного сырья и на освоение производств с высокой добавленной стоимостью

Геологоразведка в Казахстане: инвестиции в будущее

Геологоразведка в Казахстане: инвестиции в будущее

Вместе с диверсификацией мирового энергопроизводства, с наращиванием "зеленой" энергетики, углеводороды пока все же остаются основным ее топливом. Казахстан не является исключением из этого общего правила, а потому должен возобновлять свои запасы нефти и газа - сообразно количеству уже извлеченного из недр углеводородного сырья. При этом геологоразведка в стране долгое время не производилась, но в последние годы государство пытается изменить эту ситуацию в корне - в расчете на открытие новых значительных извлекаемых запасов углеводородов.

Еще в сентябре 2015 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на совещании в Атырау с акимами западных регионов Казахстана поручил национальной компании "КазМунайГаз" и министерству энергетики активизировать работу по геологоразведке углеводородных месторождений. По его словам, уже сейчас известно, что в Прикаспийской впадине, на глубине 6-7 тысяч метров находятся "огромные залежи, неразведанные нами", но геологоразведка, по признанию главы государства, все это время "сильно отстает" от нефтедобычи.

"КазМунайГазу", министерству и правительству надо уделить внимание и привлекать мировые компании для этого дела, - сказал Нурсултан Назарбаев. - Нефтедобыча и газодобыча имеют такую тенденцию – растет, достигает пика, а потом падает. Даже крупнейшие наши месторождения, Тенгиз и Карачаганак, через 10-15 лет достигнут пика. Если мы за это время, за счет новых разведок не добавим объемов, то будем иметь плачевный вид", - отметил президент.

Он добавил, что Казахстан, особенно в условиях низких цен на нефть, безусловно, должен обратить пристальное внимание на глубокую переработку углеводородного сырья и на освоение производств с высокой добавленной стоимостью. Но все это не будет иметь ожидаемого экономического эффекта, если под этими производствами не будет достаточной сырьевой базы. Которая должна постоянно обновляться и прирастать новыми разведанными и доказанными запасами.

Что мы знаем о своей нефти на данный момент

По данным Министерства энергетики Казахстана, подтвержденные запасы углеводородов республики, как на суше, так и на шельфе, оцениваются сейчас в пределах 4,8 млрд тонн или более 35 млрд баррелей. Казахстан входит в число 15 ведущих стран мира, обладая 3% мирового запаса нефти. Нефтегазоносные районы занимают 62% площади страны, и представлены 172 нефтяными месторождениями, из которых более 80 находятся в разработке.

Более 90% запасов нефти сосредоточено на 15 крупнейших месторождениях — Тенгиз, Кашаган, Карачаганак, Узень, Жетыбай, Жанажол, Каламкас, Кенкияк, Каражанбас, Кумколь, Северные Бузачи, Алибекмола, Центральная и Восточная Прорва, Кенбай, Королевское. Месторождения находятся на территории шести из четырнадцати областей Казахстана. Это Актюбинская, Атырауская, Западно-Казахстанская, Карагандинская, Кызылординская и Мангистауская области.

При этом Казахстан постоянно наращивает нефтедобычу, причем часто - сверх ранее запланированного прироста. В последний раз об увеличении сверх прогноза в октябре этого года заявил премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев - в ходе пленарного заседания нижней палаты парламента, он напомнил, что в течение 2017 года Казахстан уже корректировал прогноз по нефтедобыче с 81 миллиона тонн до 84,5 миллиона тонн в этом году. Теперь же и эта цифра подвергается сомнению: по заверениям премьер-министра, Казахстан ожидает к концу года еще нарастить объемы добычи, сверх упомянутых 84,5 млн.

"К 2020 году прогноз у нас более 87 млн тонн", - напомнил Бакытжан Сагинтаев. По его словам, в первую очередь увеличение произойдет за счет добычи на месторождении Кашаган, где с сегодняшних 6 миллионов тонн к 2020 году будут добывать 13 миллионов тонн нефти. Одновременно у других добывающих компаний Кызылординской группы, среди которых - Эмба и другие проекты КМГ объем добычи снижается, а в некоторых случаях "идет стабилизация". Иными словами, очевидно, что в ближайшее время часть месторождений страны будет выработана - и им нужна замена. Особенно если Казахстан продолжит свою политику по наращиванию темпов добычи.

КМГ не дремало - и не дремлет

Собственно, национальная компания "КазМунайГаз" являлась чуть ли не единственной структурой в стране, которая занималась разведкой все эти годы. Так, в том же 2015 году "дочка" КМГ - АО "Разведка Добыча "КазМунайГаз" - сообщила о том, что в результате ее геологоразведочных работ были обнаружены новые залежи нефти на месторождениях "Северо-восточное крыло С. Нуржанов", "Лиман" и "Аккудук", расположенных в Атырауской области.

Как информировала компания, при испытании скважины, пробуренной в 2015 году на структуре "Северо-восточное крыло С. Нуржанов", получен фонтанный приток безводной нефти объемом 130 тонн в сутки (около 900 баррелей в сутки). По предварительным оценкам, перспективные ресурсы этого месторождения оцениваются в размере 3,9 млн тонн извлекаемого углеводородного сырья - и РД КМГ намеревалась начать пробную эксплуатацию северо-восточного крыла уже в 2018 году.

На блоке Лиман к началу 2016 году получен промышленный приток безводной нефти объемом 20 баррелей в сутки. Компания планировала проектирование пробной эксплуатации этого участка на 2017-18 годы. А на месторождении Аккудук был получен приток безводной нефти с объемом 110 баррелей в сутки, с вводом в промышленную эксплуатацию нового участка месторождения к следующему году.

Но это - планы национальной компании, которая является проводником государственной политики вне зависимости от того, насколько эта политика экономически рентабельна и выгодна. Частные же компании заставить заниматься геологоразведкой нельзя - их можно только стимулировать к этому. А это возможно только тогда, когда геологоразведка станет для них выгодной.

Как геологоразведку в Казахстане выведут из тупика

Для того, чтобы понять, как исправлять ситуацию, необходимо для начала понять, почему геологоразведочная отрасль оказалась в Казахстане в загоне. Основная причина - отсутствие финансирования: после распада СССР (1991-1994 годы) финансирование геологоразведки велось на бюджетной основе и оставляло желать лучшего. Как следствие, резко сократились объемы геологоразведочных работ, начался отток квалифицированных кадров. В итоге возник дисбаланс между отработанными и приращиваемыми запасами.

Наращивать бюджетные вложения в геологоразведку государство начало с 2015 года, когда на эти цели было выделено 3 миллиарда 260 миллионов тенге - самая значительная сумма за последние 20 лет. Помимо этого, Астана намерена в вопросе разворачивания геологоразведки объединить усилия с Россией - речь идет о создании консорциума "Евразия", позволяющий заглянуть в глубины казахстанских недр на территории Прикаспийской впадины, 75% которой находится на территории Казахстана, остальные 25% - на территории России.

Если сегодня казахстанские геологи могут достичь глубины почти в 7 тысяч метров, то в случае с "Евразией" есть возможность спуститься на уровень в 15 тысяч метров и глубже. Реализация этого проекта будет состоять из трех этапов. Первый включает сбор и переработку материалов прошлых лет. Второй - проведение масштабного исследования. Третий - бурение новой опорно-параметрической скважины "Каспий 1" на глубину примерно в 14-15 километров. Ориентировочная стоимость трех этапов "Евразии" составляет порядка 500 млн долларов, которые Казахстану в одиночку было бы тянуть накладно.

По оценкам специалистов, ресурсный потенциал Прикаспийской впадины достигает примерно 40 млрд тонн условного топлива. Здесь прогнозируют порядка двух десятков крупных месторождений углеводородов с запасами более 300 млн тонн. В случае реализации проекта "Евразия" казахстанские запасы углеводородов могут быть удвоены. Для его реализации планируется создание международного консорциума, куда могут войти крупнейшие нефтедобывающие компании, обладающие передовыми технологиями.

Но это государственная "поляна" геологоразведочной отрасли, отсутствие интереса к ней со стороны частников все эти годы было обусловлено нормативно-правовыми правилами "игры", вызывающими у частного капитала отторжение. Один из барьеров, тормозящих развитие отечественной геологоразведки, это банальная недоступность новой геологической информации, существовавшая вплоть до недавнего времени: сейчас государство готово сделать эту информацию открытой для потенциальных геологоразведчиков и недропользователей. Однако гораздо большим препятствием для привлечения в отрасль инвестиций является значительное налоговое бремя: эра "легкой" нефти осталась в прошлом, основные новые нефтегазовые ресурсы земли располагаются на глубинах 7-10-15 километров и требуют больших затрат не только на добычу, но и на обнаружение.

Государство пытается решить эти проблемы в рамках находящегося сейчас в стенах парламента проекта нового Налогового кодекса, в котором предлагается отменить бонус коммерческого обнаружения в целях стимулирования успешной разведки. Для морских и глубоких нефтяных месторождений в нем предложен "более простой альтернативный налог на недропользование". По словам вице-министра национальной экономики Казахстана Руслана Даленова, при введении альтернативного налога на недропользование налогоплательщику предоставляется право оставаться в общеустановленном порядке уплаты специальных налогов недропользования. Данный метод уплаты применяется на весь период действия контракта. Альтернативный налог на недропользование определяется аналогично корпоратвному подоходному налогу как разница между выручкой и вычетами, за исключением расходов по вознаграждению, которые не подлежат вычету. Ставка альтернативного налога на недропользование устанавливается дополнительно к КПН.

Кроме того, предложено предоставить недропользователям возможность "учесть расходы неуспешной разведки в другом добычном контракте в рамках одного юрлица". "Сегодня процент удачной разведки снижается, это нормально. Но расходы, понесенные на геологоразведку, относятся в никуда, поскольку нет выручки. Предлагается, чтобы такие расходы были перенесены в другой добычной контракт, где есть доходы. Таким образом, понесённые расходы налогоплательщик себе компенсирует", - уточняет вице-министр. Хватит ли этих нововведений для того, чтобы частные нефтедобывающие компании усилили свою геологоразведочную деятельность, покажет время после принятия нового Налогового кодекса. Но, в любом случае, можно констатировать: государство начало создавать условия по стимулированию этой отрасли - и делает это в соответствии с мировой практикой.


647 просмотров

ВОЛС станет базой для интернета на селе в Казахстане

К концу 2020 года в стране будет построено около 16 тыс. километров линий

Фото: АО «Казахтелеком»

Проект строительства волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) в сельских населенных пунктах в Казахстане реализуется по модели государственно-частного партнерства, принятой во всем мире, но при этом имеет социальную направленность, отличающую его от аналогичных проектов в других странах. 

К пониманию важности социальной составляющей проекта ВОЛС соседние с Казахстаном государства подходят только сейчас, говоря о необходимости развития на базе общестрановой магистрали зональных участков такой линии, которая предоставит жителям сельских населенных пунктов равные с городским населением возможности за счет доступа к высокоскоростному интернету. В нашей стране эта часть проекта ВОЛС уже реализуется: к концу 2020 года в Казахстане будет построено суммарно около 16 тыс. километров линий, которые позволят жителям села получать те же услуги, что и жителям города, включая доступ к сетям 4G. 

О том, как реализуется этот проект и какие задачи компании «Казахтелеком» предстоит решить в ходе его реализации, в интервью изданию рассказал главный технический директор «Казахтелекома» Александр Лезговко.

Лезговко А.В..png

- Александр Владимирович, «Казахтелеком» в настоящее время реализует амбициозный проект по строительству волоконно-оптических линий связи в Казахстане. Насколько сложен проект с технической точки зрения, насколько он затратный и когда «Казахтелеком» рассчитывает получить отдачу от этого проекта?

- С точки зрения исполнения проект, скажем так, реализуется средней сложности, потому он подразумевает набор стандартных технических решений, включающих в себя прокладку волоконно-оптических линий связи, установку оборудования, в том числе на магистральном и на распределительном уровне, также установку клиентского оборудования непосредственно в государственных органах для подключения абонентских сетей и потребителя. Вместе с тем, большой объем строительно-монтажных работ и кратчайшие сроки реализации требуют серьезной мобилизации ресурсов всех участников проекта. Затраты – около 48 млрд тенге, по отдаче – понятно, что проект долгосрочный, рассчитанный на 14 лет. Он и выполняется по программе ГЧП по причине достаточно длительного срока окупаемости. Но, тем не менее, за счет гарантированной оплаты за услуги со стороны государства мы считаем этот проект экономически целесообразным для нашей компании.  

- Ранее в одном из интервью Вы говорили о том, что в планах компании обеспечить высокоскоростным интернетом 2,5 млн сельских жителей. Сколько это сел – и правильно ли будет утверждать, что оптика придет во все села страны?

- Нет, оптика затронет всего лишь 828 сельских населенных пункта, в которых будет подключено 2 тыс. 496 государственных органов. Всего же у нас в Казахстане более 6 тыс. сел, при этом часть сельских населенных пунктов уже находится на волокне, их около 1 тыс. 200 сейчас, а после реализации проекта станет около 2 тыс. 

- А как отбирались эти населенные пункты? По количеству жителей?

- Списки СНП формировались профильным министерством: отбирались крупные села, в которых есть государственные органы, школы, больницы - там есть разное количество жителей в этих населенных пунктах, но в основном, конечно, больше, чем 250 человек. Основным критерием являлось наличие государственных органов и бюджетных учреждений.

- А что будет с селами с меньшим населением? 

- Эта категория населенных пунктов также получит свои выгоды от строительства ВОЛС: планируется к созданной по проекту кабельной инфраструктуры подключать базовые станции в стандарте LTE800 и таким образом обеспечивать доступ к высокоскоростному интернету для не попавших в программу сел. То есть мы доводим оптику до крупного села, а затем за счет базовых станций LTE сможем обеспечить и подключение сел близлежащих. 

DSC_4403.jpg

- Сколько сел удастся подключить к высокоскоростному интернету таким образом? 

- За счет этого инфраструктурного решения планируем подключить еще 3 – 3,5 тыс. сел через систему радиодоступа по технологии LTE800, но это уже в рамках отдельного проекта. Важно другое: реализуя один проект, по строительству ВОЛС, мы одновременно создаем инфраструктуру для будущих подключений по другим технологиям. ВОЛС становится базовой инфраструктурой, на основе которой можно будет затем варьировать технические решения, использовать другие типы оборудования для различных типов подключений населения других сельских населенных пунктов.  

- Когда проект будет завершен? 

- Если говорить о проекте ВОЛС, то его инвестиционная часть – два года, этот и следующий. За это время мы должны построить волоконно-оптические линии до 828 сельских населенных пунктов. Последующие 14 лет – это срок действия договора ГЧП, согласно которому, государство гарантирует нам выплату за предоставленные услуги. То есть строительство базовой инфраструктуры завершится уже к концу следующего года. 

- Требует ли реализация программы проведения каких-то еще технических мероприятий, кроме прокладки ВОЛС?

- Ну, конечно, это же комплекс работ: прокладка зоновых и сельских ВОЛС, развитие магистральной сети для пропуска дополнительного трафика, установка систем электроснабжения, подключение государственных органов с установкой оборудования непосредственно в точках подключения. Это большой комплексный проект. 

- Целью нынешнего проекта названо устранение цифрового неравенства, что отражает его социальную составляющую. Расскажите подробнее, что под этим следует понимать? 

- Получая доступ в интернет любой абонент получает полный комплекс услуг и сервисов, которые можно через эти каналы коммуникаций предоставить. Школы получают интернет доступ к образовательной сети, ко всем программам, которые реализуются министерством образования. Государственные органы тоже получают возможность предоставлять сервисы для клиентов: выдавать справки, документы оперативно и на месте, а не отсылая человека в город или в райцентр. Помимо этого, любой человек, пользуясь высокоскоростным интернетом, может получить доступ к любому объему информации, что является большим прорывом для наших отдаленных сельских населенных пунктов и живущих в них людей. Которые сейчас не могут воспользоваться тем, что для горожан является обыденностью: билет по интернету заказать, к примеру. 

- ВОЛС позволит реализовывать и другие инновационные услуги, например, обеспечить село видеонаблюдением. Так ли это? 

- Ну, технически да, другой вопрос - насколько это актуально в селе. Но сельчане как минимум получат три наших базовых услуги: это цифровая телефония, это высокоскоростной доступ в интернет, и это ID-телевидение.   То есть они будут иметь такой же базовый набор услуг, как и любой абонент в городе. А там, дополнительно, если кто-то захочет установить видеонаблюдение через интернет за своим домом – пожалуйста, можно получить и такой набор услуг. То же самое по возможности снимать показания со счетчиков дистанционно – мы создаем транспортную среду, которая позволяет это делать в принципе. А дальше это вопрос потребителя и поставщика услуг, нужно ли им этой возможностью пользоваться. Если нужно – такая возможность есть.    

- Очевидно, строительство ВОЛС станет подспорьем для разворачивания сетей стандарта 4G и 5G? Как разворачивание ВОЛС в целом скажется на распространении мобильного интернета в стране? 

- В зонах, охваченных данным проектом проживает более 3,5 млн человек, в настоящее время они фактически не имеют доступа к сотовой связи, и точно не имеют доступа к широкополосному интернету через девайсы и мобильные устройства. После полной реализации проекта плюс после установки базовых станций ЛТЕ800 они получат полный комплекс сервисов стандарта 4G. 

DSC_4331 (1).jpg

- Предполагается ли создание новых рабочих мест при реализации проекта по строительству ВОЛС? 

- При работе над проектом будут привлечены проектные и подрядные организации, таким образом, работу при реализации проекта получит несколько тысяч человек. И надо учитывать, что это казахстанские компании это 100% казахстанское содержание, это очень важно с социальной точки зрения, с точки зрения привлечения нашей дополнительной рабочей силы. Мы же используем все казахстанское, включая кабель, полиэтиленовую трубу, вспомогательные материалы – это все производят казахстанские предприятия, поэтому и на них существенно увеличится нагрузка. Другой вопрос, что оборудование в основном импортного производства, но и в этом случае, монтаж этого оборудования будут производить казахстанские специалисты, поэтому от проекта выиграют все.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций