Перейти к основному содержанию
14714 просмотров

АЭС в Казахстане: экономические "за" и "против"

Астана определилась со строительством АЭС

АЭС в Казахстане: экономические "за" и "против"

АЭС в Казахстане: экономические "за" и "против"

Решение о строительстве атомной электростанции в Казахстане будет принято до конца следующего года, сообщил этим летом директор Департамент развития атомных и энергетических проектов министерства энергетики республики Батыржан Каракозов. Астана уже определилась с двумя потенциальными точками дислокации этого проекта, но при этом проявляет осторожность в оценке его экономической целесообразности и выбора будущих партнеров по реализации данного объекта. Что, учитывая специфику этого вида альтернативной энергетики, является оптимальной линией поведения.

Заявление г-на Каракозова прозвучало в начале июля этого года, на сессии Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) "Потенциал ядерной энергетики для лучшего энергетического будущего". Именно стандартами и рекомендациями МАГАТЭ Казахстан руководствовался, когда определял две потенциальных точки дислокации гипотетической АЭС - на данный момент, по словам главы атомного департамента минэнерго, таковыми являются Курчатов, расположенный вблизи бывшего Семипалатинского ядерного полигона, и поселок Улкен, находящийся вблизи города Балхаш Карагандинской области.

Впрочем, вопрос размещения АЭС - важный, но не единственный аспект будущего функционирования станции, который надо решить "на берегу", до начала ее строительства. Как сторонники, так и противники реализации данного проекта на территории страны больше говорят об экологической составляющей - экологических рисках и экологической же выгоде атомной энергетики, связанных с АЭС. Противники апеллируют к печальному опыту Чернобыля и Фукусимы, сторонники напоминают, что атомная энергетика при правильном использовании своих объектов дает фактически нулевую эмиссию в окружающую среду.

И те, и другие по-своему правы, но, как правило, они упускают из виду еще и такую немаловажную составляющую данного проекта, как его экономическая целесообразность и мультипликативный эффект для всей экономики. Выражающийся не только в том, сколько киловатт-часов будущая АЭС способна дать стране сверх имеющегося энергобаланса, но и куда эту самую "добавку" сбывать, а самое главное - какие последствия появление этой "добавки" будут иметь для существующих в стране генерирующих мощностей. В первую очередь, для угольных, на которых в настоящее время и стоит, по большому счету, казахстанская электроэнергетика.

И летом этого года Батыржан Каракозов в своем выступлении в МАГАТЭ делал акцент именно на этом, забываемом многими спорщиками, вопросе:

"Учитывая, что это очень сложный, дорогостоящий проект, который будет осуществлен в течение длительного времени, к этому вопросу подходят очень осторожно, - сказал представитель министерства энергетики. - В том смысле, что изучаются разные аспекты и разрабатывается технико-экономическое обоснование, до конца 2018 года будет принято решение о строительстве АЭС. На сегодняшний день очень много вопросов по карбонатному содержанию выбросов генерирующих мощностей. Однозначно, с вводом АЭС будут уменьшаться генерирующие мощности на угольных станциях и замещение, конечно, будет альтернативная энергетика".

Однако тут следует учитывать, что генерация электроэнергии на угольных станциях страны сейчас составляет почти три четвертых общего объема выработки - более 73 % всей производимой в Казахстане электроэнергии. Вписывать в это существующее на данный момент положение вещей новую генерирующую мощность - дело достаточно тонкое, особенно если учесть, что прогнозируемый баланс производства и потребления электроэнергии на внутреннем и внешних рынках постоянно корректируется. Иными словами, до строительства атомной станции следует максимально точно просчитать, сколько и куда электроэнергии она сможет сбывать - и не возникнет ли при этом дисбаланса в первую очередь на внутреннем рынке. Когда какая-то угольная станция вынуждена будет закрыться, потому что ее экспортная часть уйдет под АЭС, а вот на региональные потребности, закрывавшиеся этой угольной генерацией, мощностей АЭС не хватит.

В этом случае правительство получит такую головную боль, которую не перевесит даже достижение поставленной целевой планки - к 2050 году довести долю альтернативных источников энергии до 50% в общей генерации за счет введения в строй атомного реактора. Отметим, что летом этого года назвать долю, которую займет ядерная энергия в энергобалансе страны, глава атомного департамента министерства энергетики назвать затруднился.

"Расчеты по точной структуре и цифрам будут представлены, долгосрочный прогноз будет разработан позже", — сказал он тогда. Речь идет о разработке прогнозного баланса электрической энергии и мощности с перспективой до 2030 года, в котором минэнерго будут учитываться детальные вопросы: в каком регионе сколько электроэнергии будет нужно с учетом изменений, вносимых в Государственную программу по индустриально-инновационному развитию и с учетом информации акиматов по возводимых социальным объектам. Только после этой работы внутренняя потребность республики будет наглядно видна всем и каждому - и то же министерство энергетики сможет четко сказать, куда и сколько пойдет электроэнергии с будущей АЭС.

Тут надо понимать, что речь должна идти если не о постоянном, то о долгосрочном гарантированном сбыте, поскольку электроэнергия - это не бензин и не сахар, которые можно складировать на нефтебазах и в хранилищах социально-предпринимательских корпораций. Это специфичный продукт практически мгновенного употребления, сразу после выработки. А АЭС - не тот тип станций, которые можно после введения в действие приостановить и заморозить "до лучших времен", поэтому экономическая составляющая данного проекта с вопросами - "сколько и куда сможет сбывать станция своей продукции гарантированно" - как минимум не менее важна, чем вопросы ее экологической и технической безопасности. Которые минэнерго обещает обеспечить, во-первых, жестким выбором подрядчиков по строительству станции.

Напомним, что в прошлом году министр энергетики Казахстана Канат Бозумбаев четко заявил, что если Казахстан будет строить АЭС, то выбор подрядчиков будет проводиться на основе международного тендера, опять же - с соблюдением всех правил и рекомендаций МАГАТЭ.

"Квалификация специалистов АО "Национальная компания "Казатомпром" достаточная, чтобы сделать выбор", - убежден глава казахстанского минэнерго. Просчет будущего рынка сбыта немаловажен еще и потому, что АЭС - это достаточно дорогая вещь, чтобы относиться к ее строительству как к приобретению "игрушки": мол, пусть будет в наличии, а там разберемся, как ее встраивать в народное хозяйство. Такой подход был допустим во времена СССР, в котором царила плановая экономика, в рыночной же экономике такие "игрушки" будут иметь плачевные последствия для их обладателей. Чтобы было понятно, о каком порядке цифр идет речь, можно привести оценку главного научного сотрудника Национального ядерного центра Казахстана Шайахмета Шиганакова, который считает, что (по приблизительным оценкам), на строительство АЭС в Казахстане потребуется более 5 миллиардов долларов.

В качестве отправной точки своих изысканий он привел пример Белоруссии, которая для строительства двух реакторных блоков взяла у России кредит в 9 миллиардов долларов и добавила сверху собственный миллиард - соответственно, для Казахстана строительство одного энергоблока выльется в как минимум 5 миллиардов долларов. Тут надо также учитывать, что стоимость строительства может варьироваться как в сторону уменьшения, так и увеличения в зависимости от выбора типа реактора, готовности подрядчиков оптимизировать те или иные процессы (или, наоборот, добавлять какие-то опции, связанные с обеспечением безопасности или повышением мощности энергоблока). Но общий порядок цифр на данный момент - те самые пять миллиардов долларов. Понятно, что вбухивать их в станцию без гарантированного рынка сбыта никто не будет, отсюда и скрупулезные, многолетние уже подсчеты со стороны минэнерго будущего проекта.

Тут надо учитывать также тот факт, что если АЭС в Казахстане будет построена, то она неизбежно станет источником "демпинга" на рынке электроэнергии: Белоруссия строит свои энергоблоки с расчетом на то, что стоимость электроэнергии на ее рынке после появления атомной станции снизится примерно на 15%. И это при том, что в Белоруссии только собираются приступать к разведке своих запасов природного урана, которые, по предположениям белорусских геологов, сосредоточены в Гомельской области, вблизи с границей с Украиной, а Казахстан является лидером поставок природного урана на мировом рынке. Иными словами, белорусы ожидают снижения стоимости электроэнергии за счет АЭС при том, что топливо для них в стране будет завозным как минимум в первые годы работы.

Казахстан же имеет разведанное и добываемое сырье - и в декабре прошлого года уже начал строить завод для его переработки в ТВС (тепловыделяющих сборок, топливных "таблеток" для АЭС). Напомним, что строительство завода по производству ТВС осуществляется в Восточно-Казахстанской области Национальной атомной компанией "Казатомпром" и Китайской Генеральной ядерно-энергетической корпорацией (CGNPC). Управление заводом будет осуществляться через совместное предприятие "Ульба-ТВС", учредителями которого являются АО "Ульбинский металлургический завод" (51%) (дочерняя компания АО "НАК "Казатомпром") и компания CGN-URC (49%) (дочерняя компания CGNPC). Технологию для производства ТВС предоставляет французская компания "АРЕВА", которая является мировым лидером в данном сегменте: соответствующий контракт подписан между AREVA NP и ТОО "Ульба-ТВС".

Соглашение включает лицензию на технологию по производству топлива, инженерную документацию, поставку основного производственного оборудования, обучение персонала - иными словами, учитывая собственное производства топлива, казахстанский потребитель может рассчитывать на снижение стоимости электроэнергии на внутреннем рынке еще большее, чем прогнозируют белорусы. Но это опять же палка о двух концах: как этот демпинг переживут угольные станции и - самое главное - некоторые объекты возобновляемой энергетики, стоимость киловатт-часа на которых сейчас не выдерживает конкуренции с угольной генерацией (70 тенге и 7 тенге за киловатт-час соответственно)? И это опять же один из аспектов, которые минэнерго должно просчитать, прежде чем дать "добро" на строительство АЭС.

Иными словами, до настоящего времени вопросов с точки зрения экономики проекта строительства атомной станции в Казахстане достаточно много - и далеко не на все из них есть четкие ответы. К примеру, сторонники строительства АЭС заверяют, что под экспорт ее есть быстрорастущая и энергодефицитная площадка Синьцзян-Уйгурского автономного района на западе Китая - но опять-таки, пока нет четких гарантий со стороны китайских партнеров по покупке объемов электроэнергии с АЭС, говорить об этом рынке как о гарантированном смысла нет. Очевидно, что такие переговоры могут начаться только тогда, когда будет определены контуры и мощности гипотетической станции, плюс продумана (и достроена или выстроена) логистическая схема поставок продукции из Казахстана в СУАР. Так что неторопливость казахстанского минэнерго в просчете всех аспектов возможного строительства АЭС в данном случае - вещь вполне объективная и даже полезная. У Казахстана уже был печальный опыт инноваций со строительством объекта по производству биоэтанола в Северо-Казахстанской области без учета специфики его доставки в Европу - просчеты с АЭС по сравнению с печальной судьбой "Биохима" будут иметь куда более серьезные последствия.

banner_wsj.gif

67 просмотров

Павлодар облысының бұрынғы әкіміне қатысты сот үкімі шықты

Болат Бақауовтың бас бостандығы 3,5 жылға шектелді

Фото: shutterstock.com

Бүгін Павлодар қалалық №2 сотында Павлодар облысы экс-әкімінің ісі видео конференция режимінде қаралып, айыпталушы үй қамағынан босатылды. 

Өткен жылы Болат Бақауовтың туысы басшылық ететін «Aksu Trans Logistik» компаниясында жүргізілген тексеріс нәтижесінде кәсіпорынның 2014-2018 жылдар аралығында 200 млн теңгеден аса салық төлемегені анықталған. Болат Бақауов тексеріс нәтижесіне ықпал етпек болып, жергілікті мемлекеттік кірістер департаментіне өтелмеген салық көлемін 3-5 млн теңгеге дейін төмендетіп көрсетуді талап еткен. 


«Бақауовтың заңсыз әрекеттері жергілікті және республикалық бюджетке аударылуы тиіс ірі көлемдегі салықтың түсуіне, сонымен қатар құзырлы органның дұрыс жұмыс істеуіне кедергі келтірді. Айыпталушы ҚР Қылмыстық Кодексі 361-бабы 4-бөлімі 3 пунктінде қарастырылған («Лауазымдық қызметтерін асыра пайдалану») қылмыстық құқықбұзушылықты жасады», - деді прокурор Елена Белова. 

Бұрынғы облыс әкімінің өз кінәсін толық мойындауы, кәмелеттік жасқа толмаған балаларының болуы және қылмыстық құқық бұзушылық нәтижесінде келтірілген залалдың ерікті түрде өтеуі оның жауапкершілігін жеңілдетті.

«Сот 3 жыл 6 ай көлемінде бас бостандығын шектеу, жазасын өтеу кезеңінің барлық мерзімінде пробациялық бақылау, жылына 100 сағат қоғамдық жұмыстарды тарту жазасын тағайындау әділ деп санайды. Үй қамағынан босатылсын», - деді №2 қалалық соттың төрағасы Нұрлан Қайырбеков. 

Сондай-ақ, өмір бойы мемлекеттік қызметте еңбек ету мүмкіндігінен айырылды. 

Еске сала кетейік, 2020 жылдың 15 қаңтарында Ұлттық қауіпсіздік комитетінің қызметкерлері Болат Бақауовты тұтқындап, бір айдан соң экс-экім үй қамағына босатылған еді. 
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png