7074 просмотра
7074 просмотра

Мелкие фермеры испытывают трудности с доступом к рынкам

Фермеры жалуются, что существенная часть произведенной ими продукции не доходит до переработчиков и торговых сетей из-за трудностей с доступом к рынкам

Мелкие фермеры испытывают трудности с доступом к рынкам

Мелкие фермеры испытывают трудности с доступом к рынкам

Проблему сбыта мелких сельхозпроизводителей нужно решать через агропродовольственные цепочки. Для этого можно перенять опыт по включению малых аграриев в прямые продовольственные поставки на примере центрального рынка Воронежа. Кроме того, в Казахстане уже существуют примеры формирования молочных потоков в торговые сети и на переработку от мелких производителей.

Во многих странах мелкие фермеры находятся в центре агропродовольственных систем, играя важную роль в обеспечении продовольственной безопасности и питания. Но как отметил в своем выступлении на конференции ФАО, посвященной созданию устойчивых производственно-сбытовых цепочек в сфере продовольствия в Астане глава казахстанского офиса по партнерству и связям Продовольственной организации ООН Кайрат Нажмиденов, существенная часть произведенной ими продукции не доходит до переработчиков и торговых сетей из-за трудностей с доступом к рынкам. В результате малые фермеры не получают прибыли, достаточной для инвестиций в модернизацию своих хозяйств.

По словам заместителя руководителя департамента предпринимательства и торговли Воронежской области Дмитрия Маслова, в последние годы в российском регионе для развития инклюзивных рынков были реализованы такие проекты как модернизация центрального рынка Воронежа, организация «народного магазина» в центре города и постоянное проведение закупочных сессий с торговыми сетями, сельскохозяйственных и тематических ярмарок и аграрных распродаж выходного дня с прямым участием аграриев, которые лично курирует губернатор Воронежской области.

В зоне доступа

«Одним из самых ярких проектов обеспечения ценовой доступности качественных продуктов питания для населения и создания конкурентной среды на продовольственных рынках является центральный рынок Воронежа, который после реконструкции в 2014 году превратился в цивилизованную, доступную и привлекательную площадку для сельхозтоваропроизводителей. Секрет заключается в том, что приоритетный доступ к прилавку обеспечен именно для производителей сельскохозяйственной продукции. Эту цель поставил губернатор, реализовывает этот проект сельскохозяйственный кооператив, членами которого являются сами же сельхозтоваропроизводители», - пояснил Маслов в комментариях «Къ» в кулуарах конференции.

По словам эксперта, в самом начале кооператоры испытывали трудности после реконструкции здания, когда произошла смена команды рынка. «Так как поставщики к ним относились осторожно, сбытовой кооператив выкупил порядка 300 площадей из 516 имеющихся, чтобы не позволить полного захвата рынка перекупщиками. В итоге более 130 мест на рынке занимают торгово-закупочные предприятия, а более 140 мест используют переработчики сельскохозяйственного сырья. Примерно 80 торговых мест на рынке выделено напрямую фермерам и личным подсобным хозяйствам. При запуске желающих среди мелких аграриев было немного, но позже с выросшим доверием число торгующих фермеров и их покупателей выросло. Большого ажиотажа с распределением на выделенной мелким сельхозпроизводителям площади нет, так как рынок заполнен на 80%, и в целом малые хозяйства готовы торговать своей продукцией эпизодически – в выходные или сезон урожая. Так как рынок ориентирован на сокращение промежуточных звеньев между полем и потребителем, на нем совместили точки реализации готовой продукции и производство тех продуктов питания, сырье для которых поставляют предприятия пайщиков кооператива – молочной продукции, сыров, хлебной выпечки, муки. Такая вертикальная интегрированность процесса позволила добиться снижения цены для покупателей в среднем 10% ниже рыночной», - говорит Маслов.

Плата за торговое место на рынке, по его информации, доступно в районе 800 рублей в день. Несмотря на это, рынок остается рентабельным, хотя и не получает большой прибыли. Подавляющую часть цены за минусом логистических затрат оставляют себе фермеры. В случае появления экстремальной накрутки в каком-либо торговом месте рынка в условиях низких ставок аренды, торгующая организация просто заменяется. При этом на цены естественным образом влияет сезонность, урожайность и климатические условия выращивания овощей. Поэтому проявляется выборочный подход к фермерам, которых никто не наказывает, если природные условия или коммунальные издержки не позволяют сдерживать прежние цены. Но в целом низкая плата за вход на рынок и доступность малым аграриям позволили городу сохранить цены стабильными на этой торговой площадке в период кризиса 2014 года, когда ценовой индекс достигал порядка 119% в годовом выражении.

«До того, как губернатор обратил внимание на торговлю на центральном рынке, он представлял собой традиционную площадку, какой мы ее подсознательно из 90-х вынесли, где какие-то ангажированные структуры с теневыми, полукриминальными организациями работают. Было так, что фермеры приезжали туда и были вынуждены отдавать продукцию, так как им говорили, что мест нет, либо сваливай в хранилище. За бесценок это все скупали и дальше шла перепродажа. Когда начался проект по модернизации рынка, губернатор поставил задачу - включить «зеленый свет» для товаропроизводителей. Сейчас более «белого» и прозрачного предприятия, без каких-либо серых схем в регионе не найти. Там все правила прописаны и команда успешно выполнила задачу, поставленную губернатором. Сейчас все работает, постоянно ведется мониторинг», - подчеркнул Дмитрий Маслов.

Как известно, недавно столичный акимат обратился с инициативой к жителям поучаствовать в проектировании Астаны-2025. Возможно, именно такой соседский опыт модернизированного рынка с облегченным доступом к торговле мелких фермеров и подсобных хозяйств стоило бы использовать и Астане. Ведь несмотря на то, что проект продовольственного пояса столицы давно запущен, на левом берегу до сих пор нет ни одного крупного рынка сельхозпродукции.

Молочные цепочки

Ценный опыт по выстраиванию эффективных агропродовольственных цепочек уже накоплен и в Казахстане. К примеру, владелец среднего молочного хозяйства «Анжела» Нелли Салиханова сама выстроила логистику поставок молочных продуктов в торговые сети Алматы.

«С самого начала я стала применять принцип – от фермера непосредственно к потребителю. Из области я поставляю продукцию в супермаркеты, рестораны, кафе Алматы. Я сама быстро развожу свой товар, так как это для меня выгодно – мне не нужно платить ни за транспорт, ни зарплату водителю. Период доставки занимает не более часа, специальный рефрижератор держит определенную температуру в районе 0,5-0,1 градусов, продукция сохраняется в полном объеме. К этому я пришла с самого начала, минуя всевозможных посредников. 5% у меня идет чистое молоко, упакованное в специальную тару, а остальные 95% идет на собственную переработку. Я не собираю давальческого молока, поэтому мой продукт качественный, сертифицированный и проверенный, а с чужим молоком я не работаю. Поэтому я делаю 30 наименований продукции и осуществляю ежедневные поставки, что специально прописано в договорах, так как продукты скоропортящиеся», - рассказала она в комментарии «Къ».

Ежедневные поставки Нелли Салихановой, особенно ценят торговые сети. Кстати, у нее в хозяйстве не применяется искусственного осеменения, а используется бык со сменой раз в два года. Поэтому резких перепадов в производстве из-за лактозного периода на молочной ферме не бывает, ведь отел происходит ежемесячно, что позволяет избежать сезонности доения. В среднем зимой средняя корова в хозяйстве дает в сутки до 10 литров молока, а летом до 15 л, при этом плотность, кислотность и жирность удается сохранять без перепадов благодаря сохранению племенной линии и регулярным лабораторным проверкам качества, а также внедренному стандарту безопасности пищевой продукции.

Другой переработчик молока из Карагандинской области компания «Нәтиже» выбрала для себя модель агропродовольственной цепочки поставок, начинающуюся со сбора молока у подсобных и крестьянских хозяйств в глубине региона.

«Наш завод по переработке молока был построен в 2003 году. Мы взяли регионы, оставшиеся от старого обанкротившегося молочного завода, где была определенная культура сдачи молока. Мы никогда не забывали о том, что со сдатчиками нужно работать вплотную. Нас очень уговаривали заняться мегафермой, но мы понимали, что как переработчики не потянем. Дробить бизнес, вкладывать очень крупные инвестиции мы не могли, так как нам нужна оборотка, производство продукции, поэтому мы сделали свой упор на ЛПХ. Начиная с 2008-2009 годов начали строить молокоприемные пункты в одном районе и параллельно с нами работали крестьянские хозяйства, которые покупали коров, мы их обучали, помогали ремонтировать коровники. После мы начали проект в другом районе, сделали его показательным, чтобы жители этого региона видели, как можно ухаживать за животными и работать», - рассказала «Къ» исполнительный директор «Нәтиже» Сауле Жанкина.

По ее словам, цены для сдатчиков молока формируется с ориентиром на конечную цену рыночного продукта и исходя из его качества. У каждого сорта молока есть определенный критерий по жирности, белку, плотности, чистоте микробиологии, поэтому молоко варьируется от высшего сорта до несортового, которое пригодно для переработки, но не может использоваться для выпуска кисломолочных продуктов. «Такое молоко закупается по 15 тенге за литр, а остальные сорта покупаются по 70 тенге за литр», - подчеркнула она в комментарии «Къ».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер