275 просмотров
275 просмотров

В Алматы показали три новых казахстанских фильма

«Курсив» рассказывает о «Зере» Даурена Камшибаева, про «От» Айжан Касымбек и «Оңбағандар» Адильхана Ержанова

Во время съемочного процесса «Оңбағандар»

В Алматы 4 декабря завершается IX международный кинофестиваль дебютного и студенческого кино «Бастау». По традиции фестивальная часть состояла из нескольких программ: конкурсов игрового полнометражного кино (Bastau Debuts), короткометражных фильмов (Bastau Shorts), а также документальных работ (Bastau Docs). Кроме того, в рамках фестиваля состоялись показы новых казахстанских картин, самых интересных киноновинок из Центральной Азии, и отдельно – Афганистана. Также были продемонстрированы ленты-участницы международных кинофестивалей. «Курсив» выбрал для обзора авторское кино из Казахстана, которое еще никто не видел. 

«Зере» Даурена Камшибаева 

Красивейший дебютный фильм молодого таразского режиссера Даурена Камшибаева, чья премьера состоялась в бразильском Сан-Паулу, открыл «Бастау». Для начала - восторги и комплименты, в местной прессе, его картину назвали «Явлением», «кинематографом уровня «Топ», «шоу потрясающей красоты», «пронзительной историей о любви, смерти и скорби», и рецензируя, кого только не вспоминали от Феллини и Ким Ки Дука, до Соррентино и Звягинцева. Мы, увы, другого мнения. Учитывая высокий творческий потенциал Камшибаева, старания этого автора, отличное качество изображения в его ленте и великолепный каст, хочется покритиковать его так, чтобы в итоге, из него получился большой автор.
  
Дебюты не принято ругать – ведь люди делают свои первые шаги в кино и не стоит к ним придираться как к зрелым мастерам, но не заметить главного мы все же не можем – человек, который, мы чувствуем, мог бы выдать самобытное, оригинальное и аутентичное кино, сконструировал из своего фильма невероятно красивое, но максимально искусственное, неживое и бездушное пространство и рассказал нам историю одной бесприданницы, в которую не веришь ни минуты. Чем-то дебют Камшибаева напоминает «Реку» Эмира Байгазина – у того было выхолощенное, надуманное и как будто совсем не казахское кино, претендующее на притчевость и безвременье. Правда, как и все у Байгазина визуально очень эффектное и даже получившее приз за режиссуру конкурса «Горизонты» в рамках Венецианского кинофестиваля в 2018 году.

«oңbaғandar»-adilxana-erzhanova-i-dva-debyutnyx-filma (3).jpg
Фото обложки фильма «Зере»
 
По сюжету «Зере» у матери двух детей Сары (Ольга Ландина) погибает муж-рыбак Кайрат. Он уходит на какой-то развалюхе в море и там погибает. Пока по нему не прочитали последний намаз, в дом приходит хозяин лодки (Дулыга Акмолда), он выдает, что если вдова усопшего не вернет ему сейчас же 3 млн тенге за потерянное судно, он прямо на похоронах, во время того как мулла по традиции спросит не было ли у покойного долгов, во всеуслышанье заявит, что тот ему должен и опозорит его перед всем светом, ведь «долги не прощают даже шахидам».

Затем в доме появляются гости: брат погибшего Бопан (Мурат Бисенбин), с которым Сара почему-то в ссоре, а затем и спаситель семейства, который даст им нужную сумму Шокан (Берик Айтжанов).И это он делает не из человеческого благородства, а в расчете, что через год он женится на дочери умершего Зере (Адина Бажан), но та уже любит другого (Сануржан Сулейменов). 

А теперь еще миллион спойлеров, чтобы разобрать картину: погибший уходит в море на чужой, неисправной лодке, хотя у него у самого стоит дома и получше, ведь продают ее за 10 млн тенге. Зачем ему ходить на чужой лодке, если есть своя? Кредитор требует 3 млн тенге сейчас же. Если вдова так нуждается в деньгах, почему она просто не отдаст лодку мужа в счет долга? Зачем ей заламывать руки, ходить по соседям в попытке продать судно и уезжать в ночи с острова, пока дома покойный? Сара, как и все в округе знает, что потонувшая лодка была неисправна, почему она не заявит об этом в полицию и наоборот не спросит с хозяина судна компенсацию за гибель супруга? Если Сара не религиозна, не придерживается казахских традиций и не собирается казаться той, которой не является даже перед родственниками мужа, то почему ей страшно, если вдруг вслух скажут о долге супруга? 

Богатый жених собирается жениться на Зере через год, почему через год, а не через полгода или какое-то другое время? Чем же она так ему приглянулась, чтобы ждать и терпеть ее нелюбовь? Он дает громадную сумму, а так отчаянно нуждающаяся в них женщина оставляет ночью деньги на улице, в лодке. Разве это логично? Есть слабое оправдание – она была пьяна. С чего ей пить, если сделка совершена удачно и она не против мезальянса? А брат, глубоко скорбящий об ушедшем родственнике, топит от ревности лодку, понимая, что это единственное имущество его родственника и сам он помочь не может. Тоже нелогично. Почему девочка, которая хладнокровно перерезает горло кролику, оказывается, не способна на что-то экстремальное, когда речь о ее собственной жизни и любви? Тем более, у нее ружье? А зачем устраивать странные дуэли с пацаном, которого уже можно было свободно упечь в тюрьму, и он бы перестал быть помехой? Благородством это вряд ли объяснишь, а вот слабым сценарием однозначно. 

Высокопарные диалоги в стиле русской классики, излишне театральная игра некоторых актеров, искусственные молчаливые паузы под артхаус все это делает кино достаточно вторичным. В фильме говорят на русском, казахском и внезапно кыргызском, рубят мандариновое (!) дерево, произрастающее во дворе, ловят рыбу у берега (тогда зачем выезжать рыбачить, тем более в грозу?), сын героя – не знает что такое музыка (вы когда-нибудь видели такого ребенка?), тело покойного лежит под окном на солнцепеке летом, пока ждут похорон в доме кроме вдовы, ее детей и брата нет никого и т.д. Все эти детали мешают поверить даже в условную кинематографическую правду. А главной героине – Зере, режиссер дает от силы две строчки текста, она в основном молчит и смотрит в камеру. 

Несмотря на всю нашу критику, отметим смелость Даурена Камшибаева, его желание снять небанальное кино, великолепную работу оператора Асылхана Мельдебекова, атмосферную музыку Даны Зулпыхаровой и пожалуй, две актерские работы: молодого казахского актера Сануржана Сулейменова (в своей мини-роли он прекрасен) и Елжаса Рахимбекова (он, кажется, единственный кто пытался сделать свой образ настоящим). Надеемся, что мы еще услышим о новых работах Даурена и уже на другом уровне. 

«От» Айжан Касымбек 

Дебютный фильм Айжан Касымбек стал одним из тех проектов, которые получили финансирование от недавно образованного Государственного центра поддержки национального кино. Похоже, деньги выделили режиссерке не зря, картина, которую продюсировала известная Диана Ашимова была показана на кинофестивалях в Пусане, Сингапуре, Коттбусе. Фильм уже получил несколько призов: за «лучшую режиссуру» и «лучшую музыку» на белорусском МКФ «Лiстапад» в Минске, а исполнителя главной роли Тулепбергена Байсакалова дважды отметили призами за «лучшую мужскую роль» на фестивале в Сочи (это был Russian British Sochi Film Festival), затем на Asian World Film Festival в Лос-Анджелесе.

«oңbaғandar»-adilxana-erzhanova-i-dva-debyutnyx-filma (4).jpgФото: ainews.kz 

До своего полнометражного дебюта Айжан Касымбек сняла две короткометражные работы: мелодраму «Су» («Вода») о старике Касымыче (Ерболат Тогузаков), который не хочет отпускать свое прошлое и возвращается туда, где он провел свою юность, был молод, влюблен и счастлив, и драму «Ауа» («Воздух») о мальчишке, который мечтает стать летчиком, но пока ему приходится отложить свои грезы и в одиночку заботиться о своем парализованном дедушке. 

Сюжет картины «От» (в переводе «Огонь») - прост: курьер, работающий на хлебзаводе Толик (Тулепберген Байсакалова) - отец большого семейства: у него пожилой отец (Ерболат Тогузаков), две дочери и жена на сносях. Он, работает так, что искры из глаз, но все равно квартиру купить не может, в долгах, как в шелках, а тут еще и старшая дочь (опять Адина Бажан) – старшеклассница приносит сюрприз. Толик умудряется все время попадать в нелепые ситуации, где ему может грозить, в лучшем случае увольнение, в худшем - тюремный срок, он устал как собака, но каждое утро, встает и идет на хлебзавод, потому что ему можно, что угодно, одного нельзя – сдаться. Простая, человеческая история о мужчине, которому так трудно  в наши дни держать марку и не бросать как бы ни пекло, растрогала минское жюри и они вручили приз за режиссуру. А почему фильм называется «От»? Потому что «от» - это огонь семейного очага, который всегда с Толиком  – это единственное, что заставляет его двигаться вперед вопреки всему. 

Хотелось бы отметить небольшую роль парня по имени Баур (Бауржана Усенова), который провоцирует Толика на танцы. «Жить надо легко, Толик», - говорит он, танцуя и Толик тому верит. И танцует. 

«Оңбағандар» («Коллективный иммунитет») Адильхана Ержанова 

Сегодня Адильхан Ержанов один из тех немногих казахстанских режиссеров, творчество которого, признают  иностранные коллеги  – то приятные слова говорит один из лучших авторов современного российского кино Юрий Быков («Майор», «Дурак», «Завод»), то с предложением продюсировать на него выходит Борис Хлебников, снявший прекрасную «Аритмию», то кадр из киноленты Ержанова «Желтая кошка» (мы писали о нем) постит у себя в Instagram знаменитый Эдгар Райт, ретро-хоррор которого «Прошлой ночью в Сохо» сейчас идет в прокате и мы о нем тоже рассказывали.

Но когда фанаты уверовали, что Ержанов может все, что угодно, тот выдает кино промежуточного периода. Его «Оңбағандар» (или «Коллективный иммунитет», под таким названием проект катается по миру) - что-то вроде занятной музыкально-хореографической паузы между «Черным, черным человеком» и новыми проектами (уже отсняты три свежих  фильма, которые мало кто видел: «Обучение Адемоки», «Штурм», «Голиаф»).
  
Премьера «Оңбағандар» (или «Коллективный иммунитет», под таким названием проект катается по миру) прошла на кинофестивале «Темные ночи» (PÖFF) в Таллине в начале ноября, национальная же премьера состоялась месяцем позже в рамках «Бастау». 

События в одиннадцатой по счету картине Ержанова опять происходят в самом коррумпированном селе мира – ауле Каратас. Героями этой абсурдистской криминальной комедии стали местные полицейские Селькеу (Данияр Алшинов) и Жамжыш (Нурбек Мукушев). Напарники мечтают покорить Tik-Tok своими танцами, но пока их нелепый дуэт под названием «Оңбағандар» (т.е. «Бестолочи») прозябает в безвестности. Поэтому они целыми днями «работают», а точнее занимаются мелким вымогательством: то ловят по сараям граждан, у которых «голубой период» (не как у Пикассо, о котором шутит Ержанов, а другого порядка), то шугают местных бизнесменов, торгующих контрафактной продукцией. Живут оңбағандар беззаботной жизнью, пока однажды к ним не приходит коронавирус. Тогда из города к ним приезжает амбициозный представитель местной власти Гурбекен (Ержан Джаманкулов) со своей женой Турией (Асель Садвакасова). Турия – бывшая жена Селькеу, просит его взяться за ум, переловить всех нарушителей карантина, даже если таковых нет и получить, наконец, повышение. Селькеу сдает всех земляков в карантин, но забывает одну вещь - взяточников каратасская земля может вынести, а вот предателей – нет. 

«oңbaғandar»-adilxana-erzhanova-i-dva-debyutnyx-filma (2).JPGВо время съемочного процесса «Оңбағандар»

Много лет назад задолго до пандемии Ержанов снял почти пророческую ленту «Чума в ауле Каратас» - по сюжету неизвестная болезнь косила жителей, а признавать это каратасская власть никак не хотела и предпочитала втихую нести жертвы. Это было довольно страшное и сильное высказывание на тему коррупции. Теперь Ержанов вновь приводит вирус в свой выдуманный аул, но у «чумы» уже есть медицинское название, да и остальные вещи здесь тоже называют своими именами: взятки никого не пугают, он них говорят вслух и при свидетелях, никто мзды не стесняется и ничего не скрывает, наоборот, они тут как удобный социальный клей, естественное средство через которое можно со всеми везде договориться.

Полицейские Каратаса превратились в мелких и почти безобидных посредников, они не хотят заводить серьезных уголовных дел и вроде не собираются отправлять сельчан на внушительные сроки в тюрьму, только непонятно из симпатий ли это или из расчета, ведь тогда кормиться им будет не с кого. Но Ержанову перестает быть интересен социальный контекст, он уводит драматургию в психологию. Вот здесь и начинают происходить сбои. В сюжет вроде бы вплетаются сильные и как бы задевающие за живое вещи (внимание, спойлеры): отец теряет сына, брат идет против брата, бывшая жена выбирает в мужья его шефа (максимально гнусного человека), друг убивает друга, земляк предает земляка. Однако, в показанной полуторачасовой версии всем этим драматическим моментам не дают раскрыться сполна. 

На протяжении всего фильма не покидает ощущение, что историю рассказывал ребенок - он торопится, чуть комкает сюжет, проглатывает слова (кстати, в паре эпизодов герои так и говорят), часть информации как будто забывает рассказать. Иногда в «Оңбағандар» ненатурально по-детски хнычут и ты им не сильно веришь (девушка, влюбленная в Селькеу), а порой брутальные мужчины так горько рыдают, как дети и чувствительный зритель согласен отдать им все на свете, лишь бы не плакали. Похоже, девочка, рисующая на полу карандашами – это не просто навязчивый образ Ержанова, который повторяется от проекта к проекту, а напоминание о том, что это взгляд его «внутреннего ребенка» на этот коварный и жестокий мир взрослых. 

Знаменитое обаяние Данияра Алшинова (фамилию которого в западной прессе стали писать Al Shinov, на манер легендарного Аль Пачино) на этот раз не такое обезоруживающее, игра здесь неровная и кажется, драматические сцены удаются гораздо лучше, чем те, что рассчитаны на смех. Забавно, что при просмотре этого кино впервые приходишь к мысли, что кажется, Алшинов (человек, начинавший свою карьеру с комедий) не комедийный герой. Ведь прошлые драматические роли в фильмах Ержанова у него получились роскошными («Бой Атбая», «Черный, черный человек»). 

Отметим живописный, как всегда яркий и контрастный кадр оператора Еркинбека Птыралиева, жизнерадостную музыку итальянского композитора Сандро ди Стефано и отсутствие в кадре кинообозревателя «Курсива» Галии Байжановой, снимавшейся здесь в одном эпизоде и оставшейся только в титрах. 

Если не ждать от «Оңбағандар» большого высказывания, то это хоть и дурашливое, онбаганское, но по-своему обаятельное кино, в стиле коэновских «После прочтения сжечь». Может после просмотра «Оңбағандар «коллективный иммунитет» к плохому кино у зрителя вряд ли и выработается – уж слишком небольшая доза, но после очередной картины Ержанова, в которой он очередной раз восхваляет Жан-Пьера Мельвиля, зрителю захочется пересмотреть всю фильмографию этого великого француза. А это точно станет хорошей вакциной.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер