1 просмотр

Кто будет лидером на кинорынке Центральной Азии

Рассказываем, как могут измениться фильмы в регионе

Фото: Илья Ким

На днях в столице Узбекистана завершился международный кинофестиваль «Жемчужина Шелкового пути», который называют реинкарнацией Ташкентского кинофестиваля, проходившего с 1968-го по 1997 год. В пандемию мероприятие выглядело особенно пышным. Разномастный десант гостей, состоящий из киномэтров и селебрити, демонстрирует одно – узбеки готовы тратиться на киноиндустрию. Получается, наше соперничество в этой области – вопрос времени? 

Казахстан пока впереди

Об успехах современного казахстанского кино, как коммерческого, так и фестивального, наслышаны все. Сегодня Казахстан – очевидный лидер региона. Картины наших режиссеров авторского кино – Адильхана Ержанова, Дарежана Омирбаева, Эмира Байгазина, Фархата Шарипова, Жаннат Алшановой, Шарипы Уразбаевой, Ерлана Нурмухамбетова и других – регулярно участвуют в конкурсах самых престижных кинофестивалей мира – от Канн, Венеции, Берлина, Локарно и Москвы до Пусана, Токио и Шанхая. А зрительские фильмы, снятые в Казахстане, и наши веб-сериалы смотрят все соседи от Кыргызстана и Узбекистана до России и Украины.

Только в 2019 году в казахстанский прокат вышло около 40 картин отечественного производства, снятых как на государственные деньги, так и при помощи частных инвестиций (это три-четыре премьеры в месяц).

В 2020-м и 2021-м, несмотря на коронавирус, кино тоже довольно активно производилось. Именно в карантинный год режиссер Айсултан Сеитов, создающий клипы мировым звездам и срежиссировавший шоу Канье Уэста, снял свой полнометражный дебют – фильм «Каш» («Беги»). 

В 2019 году в республике наконец был принят Закон «О кинематографии». Одним из главных его достоинств стала привлекательная система рибейтов, позволяющая иностранным кинокомпаниям, которые снимают в Казахстане, возвращать до 30% бюджета. К слову, это один из самых больших процентов возврата (согласно данным sputnik.uz, в России он составляет около 30–40%, в Украине – 25%, в Грузии и Латвии – 20%). По идее система должна привлекать в страну новые инвестиции, международные кинокоманды и развивать рынок копродукции, то есть совместного производства, но пока чуда не произошло.

Безусловно, виной этому была и пандемия, которая посадила всех по домам и отложила съемки большинства кинопроектов в мире. Увы, но больнее всего коронавирус ударил именно по нашей, самой развитой в Центральной Азии, киноиндустрии. Казахстанские кинотеатры понесли гигантские убытки, часть проектов заморозили, а в прокат, где по-прежнему действует рассадка с ограничениями, никто из фильммэйкеров не хочет выходить и держит свой потенциальный хит до лучших времен. 

Кино и деньги

Для лидерства в киносфере нужно, чтобы сошлись как минимум три фактора: творческие, материальные и человеческие ресурсы (то есть количество кинозрителей, которое напрямую зависит от численности населения и его доходов – чем больше платежеспособного населения, тем больше сборы). 

До последнего времени крупные бюджеты были возможны только в Казахстане. Но несколько лет назад Узбекистан решил всерьез заняться своей киноиндустрией и стал вкладывать в нее ощутимые деньги. На реконструкцию «Узбеккино» было выделено 100 млрд сумов ($9,7 млн). И если в 2017 году на развитие национального кинематографа ушло 12 млрд 240 млн сумов, то к 2020 году бюджетные средства составили 80 млрд сумов (в семь раз больше). Kursiv.uz сообщал, что до конца 2020 года в киноиндустрию Узбекистана также планировали привлечь инвестиции на $6 млн и 100 млрд сумов ($9,7 млн). И судя по тому, что проведен большой кинофестиваль, открыты шесть новых кинотеатров в Ташкенте, Самарканде и Хиве, а реконструкция ташкентского Дворца кино им. Алишера Навои завершена, деньги привлекли.

Узбеки также начали активно заниматься продвижением своего кино за рубежом. К примеру, были официально открыты национальные павильоны на Каннском (в 2018 году) и Берлинском (в 2019 году) кинофестивалях. Организовать кинопавильон в Каннах – недешевое удовольствие. Так, российский Forbes сообщал, что большой русский павильон на Лазурном берегу обходится в 300 тыс. евро. Наши павильоны, конечно, поскромнее. 

Узбекское киноруководство не раз говорило о своей открытости для копроектов. По сообщению Kursiv.uz, в 2019 году зарубежные компании сняли в этой стране шесть художественных фильмов с бюджетом на общую сумму $1,6 млн (в среднем $200–300 тыс. на один проект). География интересна: две индийские картины, узбекско-французский проект (документальное кино «Шелковый путь» с участием Жерара Депардье), одна узбекско-японская художественная лента. Над картиной под названием «На край земли» работал известный всем Киёси Куросава. По сюжету героиня фильма – ведущая популярного в Японии туристического реалити-шоу – приехала в страну для съемок очередного выпуска программы. Лента была представлена на Берлинском кинофестивале в 2019 году. 

В прошлом году узбеки, как и мы, ввели для кино рибейтную систему и теперь там от копроекта можно вернуть 20% потраченных средств, правда, не больше $300 тыс. Схема рабочая и довольно привлекательная, учитывая, что Узбекистан имеет интереснейшие локации – красивые древние города: Самарканд, Хива, Бухара. У Казахстана для съемок – уникальнейшая природа. Причем, съемки можно проводить в разных климатических условиях: у нас есть и степи, и горы, и пустыни, и море. 

Кадры решают всё

Могут ли иностранные кинематографисты предпочесть Узбекистан Казахстану? Могут. Но надо учитывать тот факт, что за годы подъема кино в Казахстане выросло большое количество профессионалов – от операторов международного класса до англоговорящих локейшн-менеджеров и администраторов международных кинокоманд (они работали на проекте Netflix «Марко Поло»), каскадеров самого высокого уровня (знаменитый Nomad Stunts работает в Голливуде) и других специалистов. Понимая это, в Узбекистане большое внимание стали уделять новым кадрам. Например, были запущены конкурсы для молодых кинематографистов. А Тимур Бекмамбетов, собирающийся делать мультфильм про Ходжу Насреддина, пообещал вырастить высококлассных художников анимации и открыть в Узбекистане сеть анимационных школ с последующим их превращением в полноценные студии. Правда, и в Казахстане будет такая же сеть.

Кроме того, Узбекистан отправил учиться во ВГИК 15 человек за счет бюджета, плюс ко всему на днях российский киновуз открыл филиал в Ташкенте. Напомним, что наша знаменитая «новая казахская волна», гремевшая в 90-х, в которую вошли Серик Апрымов, Дарежан Омирбаев, Рашид Нугманов, Ардак Амиркулов, Ермек Шинарбаев, случилась после того, как во ВГИКе создали специальную казахскую группу. 

kto budet liderom na kinorynke centralnoj azii 2.JPG

Сможет ли Ташкентский кинофестиваль стать лучше нашего Almaty Film Festival или той же «Евразии» – вопрос. Возродившийся фестиваль в Ташкенте, который когда-то был «крупнейшим в мире форумом кинематографии стран Азии, Африки и Латинской Америки», пока не сумел удивить конкурсом и похвастать созданием крутейшей профессиональной площадки и демонстрирует, как все молодые фестивали, болезни роста.

На событие в Ташкент приехали известные кинематографисты разных эпох, такие как: Тимур Бекмамбетов, Люк Бессон, Никита Михалков, Стивен Сигал и Митхун Чакраборти. Казахстан представили режиссеры Акан Сатаев и Нуртас Адамбай, оператор Азамат Дулатов, актеры Самал Еслямова, Берик Айтжанов, Аружан Джазильбекова и другие. Но среди гостей форума почему-то оказались еще и Валдис Пельш с Филиппом Киркоровым. Впрочем, и по нашим красным дорожкам ведь кто только не ходил. Да и фестиваль в Ташкенте никогда не был строгим кинособытием, во времена СССР там даже побывала американская коммунистка Анджела Дэвис. 

В кольце конкурентов 

Кыргызстанцы тоже могут похвастать своими достижениями в кинематографе. Отсутствие мощной финансовой поддержки не мешает им активно снимать как авторское, так и коммерческое кино. Есть даже свой исторический блокбастер с бюджетом $1,5 млн – «Курманжан Датка. Королева гор», посвященный великой кыргызской правительнице. Правда, снят он был еще в 2014 году. В стране регулярно проводятся киноивенты: международный кинофестиваль короткометражных фильмов стран СНГ, Балтии и Грузии «Кыргызстан – страна короткометражных фильмов», форум молодого кино стран СНГ «Умут», а также нацио­нальная премия «Ак Илбирс», часть призов которой вручается лентам из Центральной Азии. В 2015 году кыргызским режиссером Садыком Шер-Ниязом в Лос-Анджелесе основан Asian World Film Festival. 

В 2021 году на кинорынке Каннского кинофестиваля был впервые открыт стенд кыргыз­ского кино – талантливых режиссеров в этой стране немало и есть что показать. Например, фильмы самого титулованного автора из Кыргызстана – Актана Арым Кубата – были в конкурсе престижных Канн, Берлина, Локарно (на двух последних Кубат даже получал призы). Очень любит кыргызских режиссеров Пусанский кинофестиваль. Со своими картинами там побывали в разные годы Таалайбек Кулмендеев, Бекзат Пирматов, Мирлан Абдыкалыков. В этом году в одной из программ там состоится премьера ленты Элдияра Мадакима «Сальвадор Дали». 

Сможет ли кыргызское кино составить конкуренцию казахскому? В творческом плане вполне может потягаться – ведь у кыргызского кино большие традиции. Еще в 1985 году режиссер Толомуш Океев получил «Серебряного медведя» Берлинале за вклад в мировой кинематограф, а великий Чингиз Айтматов – один из самых экранизируемых писателей Средней Азии. 

Молодые кыргызские режиссеры пока не добились серьезных успехов на фестивалях класса А, зато они традиционно сильны в коротком метре. На центральноазиатском конкурсе короткометражек «Снять за 48 часов», который организовывает дипломатическая миссия США в РК, кыр­гызские работы среди лучших. Кыргызы дважды увозили призы за лучшие фильмы – в 2018 году («Кет out» Данияра Абдыкеримова) и в 2019-м («Друг мой – враг мой» Суйум Сулаймановой). Это при том, что кыргызстанцев в конкурсе обычно участвует в 10 раз меньше, чем казахстанцев. В 2020 году лучшей стала узбекская работа «Край» от Мавлона Досмухамедова.

А кыргызский режиссер Руслан Акун вполне успешно работал в Казахстане и делал кассовые проекты – «В поисках мамы», «Каникулы off-line». Когда смотришь на незаурядные работы кыргызов, кажется, единственное, чего им не хватает для того, чтобы снимать – это денег. 

В ближайшее время узбекское или кыргызское кино вряд ли составит серьезную конкуренцию казахскому. Но учитывая трудолюбие соседей, их желание и умение делать кино за небольшие деньги, а также правильные шаги в продвижении фильмов, все может измениться в одночасье. Казахским кинематографистам есть о чем задуматься.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city