388 просмотров
388 просмотров

Что нового в казахском фестивальном кино

Рассказываем о нескольких картинах

Фото: Depositphotos

В октябре на международном фестивале в Пусане состоятся премьеры картин Шарипы Уразбаевой и Айжан Касымбековой, в ноябре в Таллине в конкурсной программе фестиваля «Темные ночи» покажут фильм Адильхана Ержанова «Коллективный иммунитет». А в Казахстане выходит в прокат картина «Конокрады. Дороги времени» Ерлана Нурмухамбетова и Лизы Такэба, чья фестивальная судьба уже сложилась. «Курсив» делится впечатлениями от просмотра этого фильма и еще одной фестивальной новинки – «Отау» Алишера Жадигерова.

«Конокрады. Дороги времени» Ерлана Нурмухамбетова и Лизы Такэба

23 сентября в казахстанский прокат выходит новый фильм Ерлана Нурмухамбетова «Конокрады. Дороги времени» (он снят в соавторстве с японкой Лизой Такэба). Два года назад казахстанско-японская картина открывала лучший в Азии Пусанский кинофестиваль, а затем была показана на знаменитом Токийском кинофестивале и крупнейшем синема-ивенте в Скандинавии – Гётеборгском кинофестивале в Швеции.

67ca531b2f82fdb414c9bc5f9a66d50d.jpg

До пандемии драма, снятая киностудией «Казахфильм» совместно с японской компанией Tokyo New Cinema, была приглашена на кинофестивали в Гонконге, Праге, Барселоне, Нью-Дели, Хельсинки, Торонто, Котбусе, Женеве и успела выйти в широкий прокат в Японии. А в конце июля «Конокрады» оказались во французском прокате, фильм был показан в более чем в

20 городах этой страны. Продюсеры проекта (а это казахстанка Юлия Ким и знаменитый японец Сёдзо Итияма, продюсировавший фильмы Такеши Китано, Цзя Чжанкэ и Хоу Сяосяня) говорят, что «медитативный казахский неовестерн» был принят французами с большой теплотой.

Начинается картина с сельской пасторали – где-то в степях, где фантастически красивые рассветы, а по утрам от лошадей идет густой пар, живет и трудится молодая чабанская семья: муж Ондасын (его играет потрясающий казахстанский актер Дулыга Акмолда) и его жена Айгуль (роль досталась самой известной казахской актрисе, обладательнице «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля за лучшую женскую Самал Еслямовой). С ними живут трое их детей, старший из которых – 12-летний Олжас (со сложной задачей отлично справился дебютант Мади Минайдаров).

Ондасын ухаживает за скотиной, жена трудится на полях, собирая помидоры, а Олжас или помогает родителям, или бегает на речку со сверстниками – подсматривать за отдыхающими. Однажды глава семейства отправляется с напарниками на скотный рынок – им нужно продать там своих лошадей. Эта поездка заканчивается трагедией – трех зверски убитых мужчин найдут по писку котенка, которого Ондасын купил детям и спрятал за пазуху.

Если вы уже представили еще одну брутальную историю made in Kazakhstan и дикий степной вестерн с реками крови и кровавыми разборками, то зря – всего этого нет. Настоящая история в фильме только начинается. После похорон в дом Ондасына приезжает загадочный гость – Кайрат (его играет известный японский актер Мирай Морияма), который начинает вдруг помогать Айгуль. И на то у него есть веские причины (тут все-таки обойдемся без спойлеров).

В фильме мы видим, как минимум, три истории: историю преступления, историю Айгуль (как эта молодая и красивая оказалась в маленьком чабанском ауле и почему одна из родственниц считает ее виновной в смерти мужа?) и, наконец, историю 12-летнего Олжаса, на которого после смерти отца свалятся совсем не детские обязанности старшего мужчины в семье.

Если первые две истории намечены пунктирно, то последняя раскрыта наиболее полно. «Конокрады. Дороги времени» – это история одного детского одиночества и рассказ о трудном опыте взросления, в том числе эмоционального. Что такое быть настоящим мужчиной и для чего? Для того, чтобы давать жизнь или отнимать ее? Укрощать природу или потакать ей? Создавать или уничтожать? Какой отец лучше – доб­рый или талантливый? И кто достойнее – честный пастух или творческий человек?

Судя по финалу «Конокрадов», где устроен вернисаж картин Гали Мырзашева – в новом мире выживут только художники. Ведь искусство и талант вечны, а любые материальные ценности – тлен.

Несмотря на то, что «Конокрады» – это копроект, авторский почерк Нурмухамбетова, проявившийся в предыдущих работах, вполне узнаваем. Хотя новый фильм приобрел и некоторые черты японской культуры – аскетичность кадра, минималистичность диалогов и скупость героев в проявлении эмоций, Ерлану Нурмухамбетову удалось все же удержать казахскую ноту и самобытность. Удивительно, но некоторые сцены, например, похорон в селе, вызывают такие же бурные чувства, что и сцены свадьбы в его прекрасном фильме «Ореховое дерево». И это при том, что никаких внешних эмоций в «Конокрадах» герои не проявляют – Айгуль провожает супруга в последний путь, не проронив ни слезинки. Никакого безутешного плача и громких рыданий в кадре мы не видим, но чувствительный зритель заливается слезами, ведь всю боль, тоску и страх он увидел в глазах актрисы и глазами мальчика, внезапно потерявшего самого лучшего в мире отца.

Фильм «Конокрады. Дороги времени» получился спокойным, неспешным и красивым, ведь снят он Азизом Жамбакиевым – известным оператором, обладателем «Серебряного медведя» Берлинале за ленту «Уроки гармонии». Все эти умопомрачительные пейзажи, живописные сцены перегона скота и аульские красоты вроде спешащих куда-то ящерок, малышей, объевшихся помидорами, и симпатичных рисунков углем на какой-то заброшенной остановке в степи, делают картину чрезвычайно привлекательной для зрителя, особенно иностранного.

«Отау» Алишера Жадигерова

Дебютный фильм Алишера Жадигерова «Отау» открывал в этом году VI международный фестиваль короткомет­ражного кино BAIQONYR Film Festival, прошедший в начале сентября в Алматы, а также был приглашен в основную конкурсную программу XXX российского кинофестиваля «Киношок», который пройдет с 25 сентября по 2 октября в Анапе.

1629176640ha8se.jpg

26-летний режиссер Алишер Жадигеров – очевидно новый казахский талант и хороший пример того, что для нормального дебюта и заявки о себе как о перспективном авторе не обязательно иметь большой бюджет и известного в международных фестивальных кругах продюсера (спродюсировала проект Анар Жунусова, в ее фильмографии такие проекты, как: «Инстаграмщица», «Запрещенные танцы», «Финансист. Игра на вылет», а также работа в Salem Social Media на продюсерской должности).

«Отау» в переводе с казахского – «домашний очаг», и «Отау» Жадигерова – это небольшой, камерный, одновременно и суровый, и нежный фильм об одной казахской семье, проживающей в каком-то далеком ауле, где из примет цивилизации только старенькая иномарка и домик с нищим убранством. Главный герой картины – Азамат (Азамат Жадигер) собирается в армию, ведь больше в родном селе заняться нечем, разве что разъезжать по округе с друзьями на потрепанном авто или же подраться с кем-нибудь на спор.

У Азамата есть мечта – подарить отцу с матерью хоть какую-нибудь машину, ведь пока он будет служить родине, помочь семье он не сможет, а авто в этих краях и транспорт, и способ заработка, и призрачная надежда на сытое будущее. Но пока парень подумывает, как обеспечить родных и даже участвует ради этого в преступлении, в семействе уже такой разлад, что одной только машиной не поможешь: сестренка-старшеклассница Айжан беременна, мать в ужасе – ведь как такой уят объяснишь соседям?

А отец запивает собственную беспомощность и никчемность алкоголем. В семье есть еще и братишка, но он учится в младшей школе и кормилец из него пока никакой. Семья Азамата деструктивна, несчастна. Ощущение, что в ней никто никого не любит. Единственное, что сегодня объединяет Азамата и его родственников – это молчаливые трапезы за бедным дастарханом. Но ценность даже такого семейного очага все они поймут только тогда, когда он эффектно сгорит дотла.

С одной стороны, фильм Алишера Жадигерова – это типично казахское кино, в котором есть все элементы нашего авторского кинематографа: проблема нищеты, безработицы, насилия в молодежной среде, «рядовых» преступлений, оборачивающихся на деле большой трагедией, самоубийств, полицейского произвола и т. п. Из-за этого картина будто бы вдохновлена нашумевшим дебютом Эмира Байгазина, драмой «Уроки гармонии», отмеченной восемь лет назад в Берлине.

Однако фильм Жадигерова другой, он достаточно самобытен, и он не о ненависти, а напротив – о любви, пусть даже в такой форме. А поскольку «Отау» еще и о нашем доме, который мы часто критикуем, но без которого жить не можем, это фильм в том числе и о патриотизме. Не случайно ведь герой собирается в армию – служить стране, и не зря зритель видит в кадре плакат с пламенной надписью: «Отан үшін отқа түс, күймейсің» («Ради Родины можешь и в огонь броситься, не сгоришь»). В одной из сцен, где сын укоряет отца: «А что ты дал нам, кроме этого страшного дома? Что хорошего для нас сделал?», можно услышать, собственно, вопрос молодого поколения, поколения независимости к отцам.

Ведь жизнь в Казахстане только в коммерческих фильмах происходит в небоскребах и торговых центрах, а в авторском кино сплошь средневековье – люди по-прежнему топят печи, заготавливают дрова, возят их на повозках, ловят рыбу, чтобы прокормиться, а живут в плохоньких домах, затерянных в казахской степи посреди песков и неуютных дорог. Но и этот взгляд через битое стекло, как в первой сцене фильма, меняется, как только герои понимают, что даже такой дом может сгореть и у них не останется ничего другого, как принять его, полюбить и сделать всем вместе лучше.

Хотя это работа дебютанта, и там есть свои несовершенства – например, отчаянно не хватает хронометража и более полного раскрытия некоторых заявленных линий, «Отау» – это все же достаточно выразительное кино, где использованы интересные приемы. Например, в одной из сцен висящий на турнике парень снят так, будто бы зрителей предупреждают о самоубийстве одного из героев. Так оно и выходит. В картине Жадигерова заметно его очарование Тарковским – для молодого казахского режиссера, как и для русского гения, дом – основа миропорядка. Если в «Солярисе» внутри дома идет дождь, то здесь – полыхает огонь, если в последнем фильме Тарковского герой сжигал дом, чтобы избежать конца света, здесь он сжигает его для того, чтобы не допустить разрушения семьи.

Созданию эффектных сцен пожара немало поспособствовал оператор Сатбек Улан и, как это ни странно, небольшой бюджет – снято минималистично и по-казахски сурово. Точная дата выхода фильма в казахстанский прокат пока неизвестна.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city