273 просмотра
273 просмотра

Почему казахстанские банки не любят кредитовать под залог прав на интеллектуальную собственность

И что им мешает

Фото: Depositphotos.com

Практика получения займов под залог прав на интеллектуальную собственность в Казахстане не развивается из-за сложности оценки таких активов и нежелания банков принимать объекты интеллектуальной собственности в качестве основного залога.

Товарные знаки, запатентованные технологии, авторские права на литературные или музыкальные произведения, права на программное обеспечение – все эти нематериальные активы теоретически могут выступать залоговым обеспечением. Гражданский кодекс РК гласит: стоимостной эквивалент права на интеллектуальную собственность может быть использован в качестве залога, вложения в уставный фонд предприятия и для иных финансовых операций, разрешенных законодательством.

Интеллектуальный залог

По данным Национального института интеллектуальной собственности (НИИС), на конец 2019 года в республике было зарегистрировано более 114 тыс. объектов интеллектуальной собственности, в том числе свыше 67 тыс. товарных знаков и более 37 тыс. изобретений.

По словам руководителя управления регистрации договоров о распоряжении прав на объекты промышленной собственности НИИС Дархана Ныгметова, институт регистрирует договоры залога только на товарные знаки. С 1993 года в республике зарегистрировано 62 таких договора, из них 6 – в 2020 году.

По остальным объектам интеллектуальной собственности регистрация в НИИС не преду­смотрена. «Патенты, например, у нас не регистрируются. Их может принять в качестве залога залогодержатель, но в нашей организации такие факты не фиксируются», – рассказал Ныгметов «Курсиву».

По информации участников рынка, с которыми побеседовал «Курсив», банковские займы под залог интеллектуальной собственности в республике предоставляются нечасто. Предприятия не идут на это из-за сложности оценки стоимости прав на интеллектуальную собственность, а также из-за дороговизны услуг по оценке. Банкам же невыгодно принимать объекты интеллектуальной собственности в залог в связи с их низкой ликвидностью.

Самый распространенный объект интеллектуальной собственности, используемый в качестве банковских залогов в Казахстане, – это товарный знак, подтвердил в разговоре с «Курсивом» управляющий партнер юридической компании «Болотов и Партнеры» Юрий Болотов.

«Однако обычно товарные знаки входят в состав так называемых имущественных комплексов, то есть в тех случаях, если в залог дается компания или фабрика. Если на имя этой компании зарегистрированы товарные знаки, то они чаще закладываются вместе с другим материальным имуществом, а не отдельно», – сказал он.

Дефицитная практика

Для того чтобы оценить отдельно взятый товарный знак и использовать его в качестве залога, необходимо убедиться в том, что он может генерировать денежные потоки сам по себе и может быть отделим от бизнеса, отмечает член экспертного совета Палаты профессиональных независимых оценщиков Сергей Лельчук.

«Залог должен быть твердым. Если банк выдает под него кредит, он должен быть твердо уверен в погашении кредита, что, во-первых, будут формироваться денежные потоки, а во-вторых, что в крайнем случае банк сможет продать этот товарный знак отдельно от бизнеса, в котором он работает», – пояснил он.

Для того чтобы рассчитать объем денежных потоков, который генерирует товарный знак сам по себе, требуется большой объем рыночных данных. В Казахстане же такой информации в открытом доступе просто нет, констатирует эксперт.

Поэтому на практике банки берут в залог весь бизнес, включая товарный знак. «Зачастую в наших условиях товарный знак неотделим от предприятия в условиях малого и среднего бизнеса», – отметил Лельчук.

Справедливой оценке стоимости других объектов интеллектуальной собственности, например изобретений и авторских прав на литературные или музыкальные произведения, мешает полное отсутствие рынка и соответствующей практики. При оценке таких объектов специалистам приходится тратить много сил и времени на подготовку собственной аналитики, что выливается в более высокую стоимость услуг, сообщила «Курсиву» кандидат юридических наук, доцент кафед­ры «Юриспруденция и международное право» Университета «Туран» Гульназ Алаева.

«В отношении интеллектуальной собственности есть очень много показателей, которых может не быть в открытом доступе, так как рынок не сформирован. Нужно делать запросы, что-то надо рассчитывать самому, аналитикой заниматься. То есть такая оценка более затратна по времени», – пояснила она.

Depositphotos_144710289_xl-2015.jpg

Риски от ума

«Курсив» обратился за комментариями по этой теме в ряд крупных банков, работающих с корпоративными клиентами. На запрос издания откликнулись только Jýsan Bank и Сбербанк. В первом сообщили, что в настоящее время в портфеле Jýsan Bank по одному проекту прорабатывается вопрос по принятию в качестве дополнительного обеспечения торговой марки.

Клиенты, желающие использовать интеллектуальную собственность в качестве залога, есть и у Сбербанка. «На практике имеются залоги в виде торговых знаков. Банк принимал их в качестве дополнительного залога», – отметили в Сбербанке.

Объекты интеллектуальной собственности могут выступать дополнительными залогами наряду с недвижимым и движимым имуществом, пояснили в пресс-службе фининститута. При этом, согласно залоговой политике банка, нематериальные активы не рекомендуются к использованию в качестве предмета залога в силу связанных с ними существенных рисков.

У кредитования под права на интеллектуальную собственность есть определенный потенциал в IT-сфере, считает исполнительный директор Первого кредитного бюро Асем Нургалиева. В этом секторе есть компании, которые располагают зарегистрированными правами на интеллектуальную собственность, например на программное обеспечение, и нуждаются в финансировании.

«К сожалению, на данный момент у банков нет истории взаимоотношений с IT-сектором и принятия в качестве залога интеллектуальной собственности, поэтому они с опаской смотрят на такой сегмент», – рассказала Нургалиева. В то же время она отметила риски таких залогов.

«Программное обеспечение работает хорошо до того момента, пока есть люди, которые могут его сопровождать, актуализировать этот код. IT-проекты, как правило, покупают вместе с командами. Просто взять голый исходный код – не лучшее решение для кредитора», – констатирует исполнительный директор ПКБ.

Она не исключает, что банки пойдут на кредитование IT-компаний под залог интеллектуальной собственности, если государство возьмется гарантировать такие займы. «Банкам как кредиторам нужна либо гарантия, либо залог – то, чем они могут покрыть риск. У IT-сектора, кроме своих ресурсов, практически ничего нет. Поэтому здесь, чтобы найти консенсус, должна быть третья сторона, которая должна принять риск на себя», – резюмировала Асем Нургалиева.

Мировой опыт: от Боуи до России

Возможность кредитования под залог прав на интеллектуальную собственность используется в соседней России. В 2019 году у субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) появилась возможность получать субсидии на возмещение расходов по кредитам, полученным под залог ИС. Однако случаи, когда компании смогли воспользоваться этой опцией, можно пересчитать по пальцам. Главная проблема – отсутствие единых стандартов оценки объектов интеллектуальной собственности.

Широкий резонанс в СМИ получил кейс компании «Энергоэлемент», занимающейся производством литийионных аккумуляторов. В сентябре 2020 года МСП Банк выдал «Энерго­элементу» заем в 4,3 млн рублей под залог двух патентов на изобретения. Как отметили в банке, это первый случай, когда интеллектуальную собственность приняли в качестве основного залога, в то время как раньше такое имущество принималось только как дополнительный залог.

Правительство Сингапура с 2014 по 2018 год реализовало программу поддержки кредитования под залог интеллектуальной собственности.

Depositphotos_31242805_xl-2015.jpg

Ведомство интеллектуальной собственности Сингапура (IPOS) (подведомственная организация Минюста страны) заключило соглашения с банками по кредитованию под залог интеллектуальной собственности. По условиям соглашения IPOS несло совместные риски с банками и в случае дефолта проекта должно было возместить часть средств, выданных банком в качестве кредита. При этом IPOS также субсидировало затраты предпринимателей на оценку интеллектуальной собственности. За четыре года IPOS поддержало три проекта, стоимость каждого из которых составляла до $12 млн.

Субсидии для поддержки системы кредитования под залог интеллектуальной собственности предоставляют также в Китае, Японии и Швеции.

Существует и другой, более рыночный механизм кредитования под залог интеллектуальной собственности – путем секьюритизации. Суть этого способа заключается в том, что банк или другой эмитент выпускает ценные бумаги, обеспечением по которым является доход от использования исключительных прав на тот или иной результат интеллектуальной деятельности.

Первым такой возможностью воспользовался известный британский рок-музыкант Дэвид Боуи. В 1997 году он при помощи страховой компании Prudential выпустил 10-летние облигации, привязанные к роялти за использование песен из 25 своих изданных альбомов. Таким образом Боуи привлек на рынке около $55 млн. Впоследствии практику подхватили и другие представители музыкальной индустрии, кинобизнеса, а также фармацевтические и технологические компании.

В настоящее время на американском рынке кредитования под залог интеллектуальной собственности наиболее активны частные банки и инвестиционные фонды. По данным компании по сбору данных Relecura, с 2011 по 2016 год больше всего кредитов под залог интеллектуальной собственности выдали Bank of America, JP Morgan Chase, Morgan Stanley, Wells Fargo и Citi.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Акции и индексы

ИНДЕКС S&P 500
     
 
АКЦИИ
FREEDOM HOLDING CORP
     

Читайте свежий номер

rgo