157 просмотров
157 просмотров

Как собирались частные коллекции искусства в Казахстане

От семейных реликвий до приобретений на аукционе Christie’s

Фото: buro247.kz

В начале октября портал ARTnews опубликовал ежегодный топ-200 лучших коллекционеров мира. Лидирует в этом списке российский миллиардер Роман Абрамович, а замыкает его бывшая жена Абрамовича Дарья Жукова. 

Казахстанцев в этом списке нет.

Но это не значит, что у нас нет и не было больших коллекционеров, а у этих коллекционеров – интересных собраний. Или уникальных собраний, в которых видна история Казахстана, его географическое и геополитическое положение. Рассматривая некоторые экспонаты таких коллекций, хочется спросить: что вы собираете? Произведения искусства? Предметы старины? А может, документальные свидетельства судьбы своей семьи или даже – своей собственной?

Драгоценности в бабушкином посохе

Азат Акимбек, основатель частного музея уйгурской культуры, может назвать точное место появления первого экспоната в своей коллекции: Самарканд, площадь Регистан. Там, перед знаменитым медресе Улугбека, алматинский школьник увидел, как он будет рассказывать позже, «грустного дедушку». Рядом стоял необыкновенной красоты медный сосуд, и Азат, выросший на восточных сказках, не удержался и попросил старика, почему-то на родном языке: «Чон-дада, вы позволите мне посмотреть этот кувшин?». «Возьми, – ответ тоже был на уйгурском. – Это кашгарский сосуд. Единственная вещь, которую я привез с родины. Я сделал его сам». 

Было несколько волн переселенцев – уйгуров и казахов – из Китая, из Синьцзянь-Уйгурского автономного округа. С одной из таких волн, в середине пятидесятых годов, приехала семья Азата Акимбека. Он помнит, что у них было много скарба («тогда разрешали», – рассказывает Азат), в том числе – огромные дворцовые уйгурские ковры. А еще у бабушки, совсем не старой женщины, был посох, на который она опиралась. После семье придется опираться на этот посох и в переносном смысле слова: в нем были спрятаны ювелирные украшения. Эти украшения и эти ковры дадут семье переселенцев возможность выжить, и через много лет, когда Азат Акимбек начнет собирать свою первую, уйгурскую коллекцию, он будто будет восстанавливать собственное имущество.

kak-sobiralis-chastnye-kollekcii-iskusstva-v-kazahstane1.jpg

Азат Акимбек. Фото автора

На самом деле – материальную историю уйгурского народа. 

Просто однажды он заметит, что видит все меньше старинных вещей в домах друзей и родственников. Потому что уйгурским искусством почти никто не занимался. И он начнет собирать: по аулам, по старым сараям. Он, как и тогда в детстве в Самарканде, будет садиться рядом со стариками и слушать их рассказы о жизни и о вещах.

Сегодня эти вещи составляют уникальное собрание предметов быта и декоративно-прикладного искусства уйгуров. В 1977 году прошла первая выставка в музее имени Кастеева – и немало было потом. Хотанские и турфанские ковры, средневековые рукописи, керамика, украшения, оружие и многое, многое другое. Ни в одной стране мира нет такой полной коллекции материальной истории одного из самых древних народов Азии. 

А параллельно с ней «сама собой» собралась еще одна коллекция – мирового антиквариата.

«Я искал старинные уйгурские вещи, – рассказывал Азат Акимбек, – и находил казахские, китайские, русские... Порой попадались просто уникальные образцы! Как я мог от них отказаться? Вот я и решил не отказываться». 

И если гостя-иностранца могут удивить многие предметы из «второй» коллекции Акимбека, то казахстанец, интересующийся родной историей, понимает: ни одна из этих вещей не случайна.

Казахстан давно стал местом массовой депортации: первыми к нам были сосланы казаки в конце XIX века. Потом – сталинские репрессии, переселение целых народов. Каждая семья старалась привезти с собой самое ценное: иконы, украшения, музыкальные инструменты, картины, посуду. А потом была война и ее трофеи. 

«У нас можно встретить прекрасную чешскую живопись, потрясающие иконы, восточную бронзу, великолепное оружие – от Европы до Кавказа, – рассказывал Азат. – До сих пор попадаются картины, которые советские солдаты увезли из музеев Европы. Наконец, я несколько раз держал в руках Фаберже».

И если оценить стоимость коллекции мирового антиквариата Азата Акимбека сложно, в том числе из-за ее разнообразия, то собрание уйгурского искусства оценить просто невозможно: как уже говорилось выше, оно уникально. 

Конфискованная коллекция

Его называют «первым казахстанским коллекционером», хотя, наверное, правильнее было бы сказать «первый известный казахстанский коллекционер». Эту известность Юрию Кошкину принесли как его коллекция, так и одно из самых громких дел «кунаевских» времен – о взятке, якобы полученной им за решение важного вопроса в области строительства. 

И хотя то дело и статья обвинения никак не были связаны с коллекцией, ее конфисковали.

Что в ней было? Картины и скульптуры мастеров России, Западной Европы, Советского Союза. Редкие книги по искусству. Старинная европейская мебель и т.д. и т.п.

В интервью, которое Юрий Кошкин дал мне много лет назад, он рассказывал, что коллекцию начал собирать еще его дед со стороны матери. Он был управляющим в казначействе, любил и заказывал знаменитое каслинское литье, в доме висели картины В.Поленова...

Семейные реликвии будут конфискованы вместе со всей коллекцией и переданы в музей. В середине девяностых Кошкин (он отсидит 13 с половиной лет в колонии за Уралом) добьется пересмотра дела, но произведения, вошедшие в музейный фонд, ему не вернут. 

А он соберет новую коллекцию и откроет свой музей «Умай» – один из первых частных музеев на территории бывшего Советского Союза. Изменится «вектор» его коллекции – в ней появится больше икон и работ казахстанских мастеров – Ж.Шарденова, С.Калмыкова, С.Айтбаева. И снова «тех, кто в теме», будут одинаково удивлять как само художественное собрание, так и адрес его прописки: Кошкин откроет музей в бывшем здании КГБ в Алматы. Том здании, где его когда-то допрашивали по делу о взятке.

По тому делу была доказана сумма ущерба, нанесенного государству: 15 000 советских рублей. Для сравнения: автомобиль «Волга» в середине семидесятых стоил 9 000 рублей, а, например, «Москвич» – от 5 000. Вот в какую примерно сумму (плюс-минус прочее имущество) была оценена советским судом первая коллекция Юрия Кошкина. 

Искусство из лихих девяностых

Девяностые годы наверняка войдут в историю мирового коллекционирования как некий «скачок» в этом, по идее, традиционном и неторопливом деле. Развал Советского Союза, появление на его бывшем пространстве богатых людей, а у них – коллекций искусства.

И если поначалу у работы современных казахстанских художников и скульпторов можно было увидеть у многих бизнесменов и крупных госчиновников, то очень скоро в стране появились настоящие коллекционеры. Те, кому это на самом деле интересно. 

Наверное, самые известные и с самыми известными коллекциями – это Нурлан Смагулов (президент Astana Group) и Сержан Жумашов (мажоритарный владелец Capital Partners). 

Нурлан Смагулов много раз говорил о том, с чего началась его коллекция – с маски работы известного бурятского скульптора Сэрэнжаба Болдано: лицо напомнило ему недавно ушедшего отца. Потом в его собрании появились работы современных казахстанских художников – Асара Есдаулетова, Эдуарда Казаряна, Алмы Менлибаевой, Сауле Сулейменовой и других. И, кстати, именно тогда в бизнесмене проявилось очень важное для коллекционера качество – умение дружить с художниками. Смагулов не только сам искренне восхищался работами наших современников, но и познакомил с ними своих друзей и коллег. 

Позже в его коллекции появятся работы знаменитых «шестидесятников» – Салихитдина Айтбаева, Жанатая Шарденова, Айши Галимбаевой, Абдрашита Сыдыханова, Молдахмета Кенбаева и др.

kak-sobiralis-chastnye-kollekcii-iskusstva-v-kazahstane3.jpg

«Степная амазонка» Абдрашита Сыдыханова из коллекции Смагулова. Каталог А.Сыдыханова

Он даже будет участвовать в акуционах Christie’s и приобретет не только работы казахстанских мастеров, но и произведение Анре Матисса.

Сейчас у Нурлана Смагулова – большая и очень профессиональная, по свидетельствам искусствоведов, коллекция современного искусства, которую он не раз показывал публике. И она еще пополняется. 

Да, о деньгах: работа, с которой началась его коллекция, – та самая маска Сэрэнжаба Болдано – обошлась Нурлану Смагулову в $100. Сегодня одно из самых дорогих произведений в его собрании – это «Женщина с попугаем» Фернана Леже. Как раз с аукциона Christie’s. Приобретено, по словам владельца, за шестизначную сумму.

Что касается коллекции Сержана Жумашова, то стоимость одного из хорошо знакомых алматинцам произведений из его собрания, «Сидящей женщины» современного колумбийского художника Фернандо Ботеро, – около $2,6 миллиона долларов. Женщина сидит близ Esentai Mall, там же находится еще одна работа из коллекции Сержана Жумашова – «Номад» испанца Жауме Пленса. Чуть дальше на потрясающе зеленом фоне травы (летом) и белом – снега (зимой) – «Голова лошади, пьющей воду» британца Ника Фиддиана-Грина, и эта скульпура стоит там так, будто всегда была. 

kak-sobiralis-chastnye-kollekcii-iskusstva-v-kazahstane2.jpg

Скульптура «Номад» из коллекции Жумашова. Фото автора

Но возвращаясь к ценам: в самом здании Esentai Mall можно увидеть еще работы Жауме Пленса из коллекции С.Жумашова – женские головы. Эта тема занимает значительное место в творчестве художника. Стоимость? На аукционах начинается с полумиллиона долларов. 

Сержан Жумашов не раз говорил о своей идее создания в Алматы Центра современного искусства. Если там будет выставлена вся его коллекция, о которой уже ходят легенды – наплыв посетителей центру обеспечен.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo