nedvijimost-v-krizis.png

126 просмотров

Понятие нотариальной тайны введут в Казахстане

В парламент поступил проект с поправками в Закон «О нотариате»

Коллаж: Вадим Квятковский

Что именно подразумевается под нотариальной тайной? Кто, помимо нотариуса, его помощника и стажера, должен хранить эту тайну? Имеет ли  электронный нотариальный документ равную юридическую силу с бумажным? Где теперь будут храниться нотариальные документы, которые нельзя уничтожать 75 лет? Законодательно закрепить эти моменты должны поправки в действующий Закон «О нотариате». Проект с поправками, работа над которыми шла больше года, поступил в мажилис парламента.

Тайна станет явью

Сейчас в казахстанском законодательстве существует понятие «тайна совершения нотариальных действий». Но понятие «нотариальная тайна» не раскрывается. Если обе палаты парламента примут инициированные поправки, то расшифровка этого значения будет звучать так: «Нотариальной тайной является совокупность сведений, полученных при совершении нотариального действия или обращении к нотариусу, уполномоченному должностному лицу, в том числе о личных имущественных и неимущественных правах и обязанностях».

«Если к нотариусу обратился клиент, который не может расписаться, то он имеет право пригласить рукоприкладчика. Клиент также может пригласить переводчика. То есть в процесс совершения нотариальных действий может быть вовлечен широкий круг лиц. И я считаю правильным, что в законопроекте расширен перечень лиц, обязанных хранить нотариальную тайну», – говорит Асель Жанабилова, председатель Республиканской нотариальной палаты Казахстана.

«Обет молчания», помимо самого нотариуса, его помощника и стажера, будет накладываться также на свидетеля, переводчика, рукоприкладчика, работников нотариальных палат и лиц, осуществляющих сопровождение и системно-техническое обслуживание Единой нотариальной информационной системы.

При этом в поправках уточняется, что не является нарушением нотариальной тайны. Это предоставление информации о нотариальных действиях в орган по финмониторингу, когда этого требует Закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (Закон о ПОД/ФТ); в информационную систему кадастра, когда это предусмотрено Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество»; в ЕНПФ для осуществления пенсионных выплат.

«Мы постоянно отслеживаем, чтобы информация от нас не уходила третьим лицам, действуем только в рамках законодательства. Допустим, вы совершили сделку купли-продажи на определенную сумму. Эта сумма превышает порог, прописанный в Законе о ПОД/ФТ. Только в этом случае мы сообщаем в Комитет по финансовому мониторингу Министерства финансов об этой сделке, потому что мы обязаны это делать. Либо, к примеру, сделку пытался совершить человек, который находится в официальном списке лиц, состоящих в запрещенных организациях. Мы также сразу обязаны сообщить об этом в КФМ», – объясняет Жанабилова.

Что касается работы с ЕНПФ, то схема выглядит следующим образом. К нотариу­су приходит наследник или наследники, чтобы оформить право на имущество, оставшееся после смерти наследодателя. В наследство могут входить пенсионные отчисления умершего. Как узнать, сколько денег лежит на счету наследодателя? Можно отправить наследника в ЕНПФ, чтобы он получил там соответствующую бумажную справку. А можно запросить данные через Единую нотариальную информационную систему (ЕНИС) у ЕНПФ.

«После этого нотариус выдает свидетельство о праве на наследство на пенсионные накопления в ЕНПФ. По свидетельству наследники получают причитающиеся деньги. При этом сотрудники ЕНПФ могут проверить, действительно ли выдавалось такое свидетельство нотариусом. Связано это с тем, что имеются случаи подделки нотариальных документов (свидетельства о праве на наследство, свидетельства о праве собственности, доверенности), по которым некоторые лица пытаются получить пенсионные выплаты. То есть такое свидетельство – это уже не тайна: человек все равно отнесет нотариальный документ в пенсионный фонд, чтобы получить наследство», – поясняет Асель Жанабилова.

E-notary облегчает жизнь

В поправках к закону отчетливо видно, как вся деятельность нотариусов уходит в цифровое пространство. Фактически оцифровка нотариальных действий началась еще в 2010 году, когда была запущена Единая нотариальная информационная система. «Но в Законе «О нотариате» существует всего одна статья о ЕНИС. Говорится, что это аппаратно-программный комплекс для автоматизации нотариальной деятельности. Это усеченное устаревшее определение. Поправки расширяют, уточняют понятие ЕНИС и регламентируют работу системы», – говорит Асель Жанабилова. 

ЕНИС, по сути, призвана облегчить жизнь всем – клиентам нотариусов и самим нотариусам. Система позволяет работать по принципу одного окна. «Вот вы пришли к нотариу­су, он ввел ваш ИИН в ЕНИС и все видит: ваше удостоверение личности, паспорт, статус (де­еспособный гражданин или нет), наличие детей, супруга или супруги, недвижимости и так далее. Если вдруг гражданин, которого хотят задействовать в нотариальной процедуре, умер, то в ЕНИС это сразу высвечивается, так как система связана с базами загса, – поясняет Жанабилова. – Эта система, интегрированная со всеми государственными базами данных, позволяет нотариусу оказывать гражданам квалифицированную юридическую помощь».

Сами граждане от цифровизации тоже выигрывают. Во-первых, не нужно бегать за бумажками по разным учреждениям. Во-вторых, ЕНИС сводит на нет факты мошенничества. К примеру, вы выдали доверенность, а потом отменили ее действие. В «бумажном мире» доверенное лицо все равно сможет воспользоваться доверенностью, ведь не все нотариусы знают, что документ уже нелегитимен (знает только тот нотариус, который отменил действие доверенности). Если мошенник успел воспользоваться бумажной доверенностью и совершить по ней сделку, ее придется отменять через суд. В «цифровом мире» в ЕНИС сразу высвечивается информация об отмененных доверенностях. Значит, мошенник не сможет злоупотребить документом, который уже стал «вне закона».

Поправки также регламентируют работу репозитория (временное электронное хранилище нотариальных документов) и электронного архива. Сейчас нотариу­сам не хватает площадей для хранения документов, которые нельзя уничтожать в течение 75 лет. «Государственные архивы не хотят брать наши документы на хранение, потому что это огромные объемы. В 2003 году в Закон «О нотариате» даже были внесены изменения, которые обязали нас создать частные нотариальные архивы. Мы их создали по всей республике, но и они уже переполнены. Поэтому мы вынуждены уходить в цифру, формировать электронные архивы. В рамках цифровизации мы вообще отойдем от бумаги, никому ничего не будем выдавать в бумажном виде, все будет обрабатываться, храниться и передаваться в электронном формате», – резюмирует Асель Жанабилова.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif