Перейти к основному содержанию
127994 просмотра

Ряду регионов Казахстана предлагают работать на крупные города России  

Использовав в качестве прототипа сотрудничество Мексики и США

Фото: Shutterstock

Казахстану предлагают в приграничных с Россией регионах создать аналог мексиканской системы макиладорас для встраивания предприятий в промышленные цепочки соседнего рынка, сообщил партнер Центра исследований и консалтинга (CRC) Куаныш Жаиков.

В рамках исследования возможных направлений социально-экономического развития Казахстана эксперты Центра исследований и консалтинга (CRC), Центра прикладных исследований «TALAP», а также подразделения Whiteshield Partners по региону Евразия разработали ряд рекомендаций по специализации различных регионов страны, которые включили в презентованную в начале мая работу по развитию человеческого капитала и рынка труда в стране.

Эксперты напоминают, что в настоящее время из северных регионов в Россию происходит утечка трудовых ресурсов, при этом, по их словам, в казахстанских северных приграничных областях можно было бы создать производства, на которые в России сейчас трудоустраиваются переселенцы из Казахстана.

«Из северо-западных регионов страны молодежь все равно уезжает в Россию, и решение напрашивается само собой: интегрировать эти регионы в цепочку поставок российских городов-миллионников, создать там сборочные производства в области машиностроения, да можно даже просто наладить производство пищевой продукции, но с ориентиром на соседний российский рынок. Есть опыт Мексики, которая вдоль границы с США выстроила целую систему производств, и то же самое можно повторить в Казахстане», - сказал Жаиков в ходе вебинара по итогам данного исследования.

Под опытом Мексики подразумевается созданная с 1960-х годов на границе этой страны с США система макиладорас - экспортно-производственных зон с льготным налоговым режимом для размещавшего там свои мощности предпринимательства. Название системы происходит от испанского слова «макила» - платы мельнику за помол зерна: аналогия состоит в том, что предприятия этой системы были заняты производством товаров и услуг на экспорт на базе переработки зарубежных материалов, поступивших в режиме возвратного импорта.

Иными словами, американские заказчики размещали на них заказы и обеспечивали сырьем для производства готовой продукции, которая потом продавалась на территории США. Для того, чтобы подобный проект мог быть реализован на территории Казахстана, помимо заказов из России нужна также высокая концентрация рабочей силы в областных центрах приграничных с ней областей, заметил спикер.

«Соответственно, сельскую молодежь в этих регионах нужно через систему технического и профессионального обучения стягивать в областные центры, чтобы получить нужную концентрацию рабочей силы», - отметил он.

Одновременно авторы исследования отметили необходимость первичной индустриализации юга страны, где проживает большая часть населения, занятая в основном в аграрном секторе. Эксперт отметил, что до сих пор в Казахстане новые индустриальные предприятия пытались разворачивать на уже готовых промышленных площадках в Караганде, Павлодаре, Усть-Каменогорске и Алматы, но сейчас югу она нужнее с точки зрения изменения структуры занятости.

«В этой связи, мы предлагаем создать там избыточную специализированную инфраструктуру – специальные зоны, промышленные площадки. Есть интересная идея по созданию международного промышленного центра Арысь, который находится на удобном жд тупике, вдоль двух важных железнодорожных веток, для минимизации бюрократических препон его можно интегрировать с МФЦА, создать большую промышленную точку на юге», - сказал Жаиков.

Одновременно он предложил переориентировать на юг программу «Экономика простых вещей», общий объем финансирования которой недавно достиг 1 трлн тенге, в силу того, что проекты на юге получат подспорье в виде избыточного дешевого труда и большого внутреннего рынка сбыта в силу концентрации населения в этих регионах. Одновременно региональный крен этой программы позволит постепенно перевести работающих из аграрного сектора в промышленный, считает спикер.

«А вот на западе Казахстана ситуация сложнее, потому что там истощаются природные ресурсы, а населенные пункты не очень пригодны для жизни. На востоке и в центре нужна реиндустриализация, причем ее инициаторами должны стать местные финансово-промышленные группы, им нужно обеспечить переток сотрудников промышленных предприятий в другие сектора. А на западе, скорее всего, потребуется серьезный пакет мер со стороны государства для переселения жителей», - заключил представитель CRC. 

banner_wsj.gif

829 просмотров

Министры на пересчет

«Курсив» изучил биографии членов правительства РК

Фото: Shutterstock

Усредненный представитель казахстанского кабинета министров чуть моложе 50 лет, с 91% доли вероятности – мужчина (женщин в правительстве всего две – это министр информации и общественного развития РК Аида Балаева и министр культуры и спорта РК Актоты Раимкулова).

Так 64% представителей кабмина – это уроженцы городов. Из горожан больше всего тех, кто родился в крупнейшем городе страны – Алматы. Таких шесть человек: Алихан Смаилов, Ерлан Тургумбаев, Актоты Раимкулова, Бахыт Султанов, Магзум Мирзагалиев и, вероятно, Ерулан Жамаубаев. Последний в своей официальной биографии локального места рождения не указывает, отмечая лишь Казахстан. К алматинцам можно также отнести и министра информации Аиду Балаеву, которая хоть и родилась селе Жамбыл Алматинской области, до начала 2000-х годов проживала в бывшей столице Казахстана и училась в одной школе со своим предшественником Дауреном Абаевым.

Условное второе место в правительстве Казахстана делят между собой уроженцы Шымкента и ставшего столичным Нур-Султана, бывшего Целинограда. Шымкент представляют министр обороны Нурлан Ермекбаев и министр юстиции Марат Бекетаев, столицу Казахстана – премьер-министр Аскар Мамин и министр национальной экономики Руслан Даленов. 

Если смотреть на нынешний состав правительства в региональном разрезе, то окажется, что явно доминирующее положение занимают представители четырех южных областей Казахстана – 15 человек из 22 членов кабинета министров. Остальные регионы представлены одним-двумя членами правительства. Есть среди министров и уроженец России. Это министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев, который родился в Оренбургской области.

Любопытный факт: среди министров немало детей медицинских работников. Пойти по стопам своих отцов могли не только нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, но и первый заместитель премьер-министра Алихан Смаилов, министр торговли и интеграции Бахыт Султанов и министр национальной экономики Руслан Даленов.

Почти все представители казахстанского кабмина имеют высшее образование по двум-трем специальностям. Для трети правительства первым образованием стало инженерное. Диплом экономиста (это может быть как первое, так и второе образование) есть у десяти членов казахстанского правительства, восемь человек являются дипломированными юристами. Причем трое попадают в обе эти группы, то есть имеют диплом и юриста, и экономиста. У троих членов кабмина есть педагогическое образование, еще двое – обладатели дипломов философского факультета.

ministry-na-pereschet111.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png