Перейти к основному содержанию
1284 просмотра

Прогрессивную шкалу ИПН предложили подкрепить системой вычетов

Но для этого она должна дождаться введения всеобщего декларирования

Фото: Аскар Ахметуллин

Старший партнер Центра стратегических инициатив (CSI) Олжас Худайбергенов считает, что прогрессивная шкала индивидуального подоходного налога (ИПН)в стране должна подразумевать возможность отнесения гражданами на вычет из налогооблагаемой базы некоторых видов расходов.

Вернуться к системе прогрессивной шкалы ИПН (она действовала в Казахстане в 90-е годы прошлого столетия и в начале нынешнего) 11 мая предложил президент республики Касым-Жомарт Токаев. Это предложение вызвало массовую полемику в соцсетях, где был распространен слайд с рабочими, как утверждалось позднее, предложениями министерства национальной экономики.

Согласно этому слайду, нулевая ставка ИПН предлагалось установить людям с зарплатой до 60 тыс. тенге в месяц, налог в 15% - для зарабатывающих до 200 тыс. тенге, в 17% - до 300 тыс. тенге и в 20% - свыше 300 тыс. тенге. В результате на следующий день после заседания госкомиссии, где обсуждали мысль о введении прогрессивной шкалы, главе государства пришлось озвучивать предполагаемые рамки нововведения.

Токаев заявил, что потолок ИПН по прогрессивной шкале, на его взгляд, не должен превышать 15%, при этом диапазон зарплат до 250-300 тыс. тенге в месяц президент предлагает облагать по ставке в 7%, от 300 тыс. до 1,5-2 млн тенге в месяц предлагается облагать ставкой в 10%, а верхнюю ставку в 15% ввести для обладателей доходов более 2 млн тенге.

В правительстве создана рабочая группа по разработке новой системы налогообложения, при этом старший партнер Центра стратегических инициатив (CSI) и внештатный советник президента Олжас Худайбергенов считает, что эта система должна быть запущена вместе с системой всеобщего декларирования и содержать возможность отнесения на вычеты из налогооблагаемой базы некоторых видов расходов граждан.

«Многие говорят, что у нас прогрессивный налог должен внедряться вместе со всеобщим декларированием – и я с этим тоже согласен, в этом есть логика: если система прогрессивного ИПН будет подразумевать вычеты, то нужно всеобщее декларирование», - сказал Худайбергенов во время онлайн-конференции «COVID-19: будущее экономики Казахстана».

Он считает, что неприятие обществом системы прогрессивной шкалы связано как раз с тем, что налогоплательщики не видят для себя никаких стимулов в ней, которыми смогут стать вычеты, широко применяемыми в развитых странах с высокими ставками индивидуальных налогов. В этой связи спикер предлагает перенять опыт по применению инструментов, позволяющих значительно снизить налоговую нагрузку без нарушений законодательства и ухода в тень.

«Но это в любом случае связано с системой всеобщего декларирования, которая у нас, к сожалению, откладывается и откладывается. А декларирование в развитых странах – это способ снижения налоговой нагрузки на людей, через применение вычетов. Человек в декларации указывает, на что он тратит деньги, и просит делать вычеты, связанные с расходами на образование, на жилье – и государство вычитает эти суммы из его налогооблагаемого дохода. И через декларации государство с одной стороны видит реальную социальную картину жизни своих граждан, с другой – помогает им», - отметил Худайбергенов.

В Казахстане же систему всеобщего декларирования все воспринимают как очередной инструмент борьбы с коррупцией, хотя выявление незаконных доходов изначально является косвенной, а не главной задачей этой системы, подчеркнул старший партнер CSI.

Согласно последним планам казахстанского правительства (внедрение всеобщего декларирования доходов и имущества переносилось в Казахстане несколько раз), на первом этапе с 1 января 2021 года предлагается начать декларирование с государственных служащих и их супругов, а также лиц, приравненных к ним и их супругов.

На втором этапе с 1 января 2023 года декларировать доходы и имущество будут работники государственных предприятий (включая сферу образования, здравоохранения, культуры, спорта и т.д.) и их супруги. На третьем этапе с 1 января 2024 года – руководители и учредители юридических лиц и их супруги, индивидуальные предприниматели и их супруги. Четвертый этап (с 1 января 2025 года) охватит оставшиеся категории населения.

«Есть еще один нюанс: у нас есть система налогов с фонда оплаты труда, и если там ничего не менять, только ввести прогрессивную шкалу по ИПН, то особого эффекта это не даст, но если сменится вся конструкция налогов по ФОТ, то тогда смысл есть», - продолжил Худайбергенов.

В связи с этим он напомнил, что в прошлом году президент в послании народу Казахстана поручил проработать вопрос модернизации налогообложения фонда оплаты труда – и предположил, что введение прогрессивной шкалы будет производиться в рамках этой реформы, что позволит не увеличить общую нагрузку на фонд оплаты труда.

«И, наконец, ключевое требование среднего класса и обладателей больших капиталов – это прозрачность расходования средств, многие говорят – мы готовы нести большую нагрузку, вопрос в том, как дальше эти налоги будут тратиться», - заключил Худайбергенов.

banner_wsj.gif

792 просмотра

Министры на пересчет

«Курсив» изучил биографии членов правительства РК

Фото: Shutterstock

Усредненный представитель казахстанского кабинета министров чуть моложе 50 лет, с 91% доли вероятности – мужчина (женщин в правительстве всего две – это министр информации и общественного развития РК Аида Балаева и министр культуры и спорта РК Актоты Раимкулова).

Так 64% представителей кабмина – это уроженцы городов. Из горожан больше всего тех, кто родился в крупнейшем городе страны – Алматы. Таких шесть человек: Алихан Смаилов, Ерлан Тургумбаев, Актоты Раимкулова, Бахыт Султанов, Магзум Мирзагалиев и, вероятно, Ерулан Жамаубаев. Последний в своей официальной биографии локального места рождения не указывает, отмечая лишь Казахстан. К алматинцам можно также отнести и министра информации Аиду Балаеву, которая хоть и родилась селе Жамбыл Алматинской области, до начала 2000-х годов проживала в бывшей столице Казахстана и училась в одной школе со своим предшественником Дауреном Абаевым.

Условное второе место в правительстве Казахстана делят между собой уроженцы Шымкента и ставшего столичным Нур-Султана, бывшего Целинограда. Шымкент представляют министр обороны Нурлан Ермекбаев и министр юстиции Марат Бекетаев, столицу Казахстана – премьер-министр Аскар Мамин и министр национальной экономики Руслан Даленов. 

Если смотреть на нынешний состав правительства в региональном разрезе, то окажется, что явно доминирующее положение занимают представители четырех южных областей Казахстана – 15 человек из 22 членов кабинета министров. Остальные регионы представлены одним-двумя членами правительства. Есть среди министров и уроженец России. Это министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев, который родился в Оренбургской области.

Любопытный факт: среди министров немало детей медицинских работников. Пойти по стопам своих отцов могли не только нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, но и первый заместитель премьер-министра Алихан Смаилов, министр торговли и интеграции Бахыт Султанов и министр национальной экономики Руслан Даленов.

Почти все представители казахстанского кабмина имеют высшее образование по двум-трем специальностям. Для трети правительства первым образованием стало инженерное. Диплом экономиста (это может быть как первое, так и второе образование) есть у десяти членов казахстанского правительства, восемь человек являются дипломированными юристами. Причем трое попадают в обе эти группы, то есть имеют диплом и юриста, и экономиста. У троих членов кабмина есть педагогическое образование, еще двое – обладатели дипломов философского факультета.

ministry-na-pereschet111.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png