Перейти к основному содержанию
397 просмотров

Минэкологии не видит причин для переноса сроков рассмотрения Кодекса

Экологический кодекс не ухудшит текущую ситуацию

Фото: Аскар Ахметуллин

Крупные промышленные предприятия поднимают вопрос о переносе сроков рассмотрения и принятия нового Экологического кодекса на фоне пандемии коронавирусной инфекции. Вместе с тем в министерстве экологии, геологии и природных ресурсов полагают, что ЭК и сроки его реализации никак не усугубляют текущую ситуацию.

Об этом на брифинге 15 мая сообщил вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Ахметжан Примкулов.

«В настоящее время крупными промышленными ассоциациями поднимается вопрос о переносе сроков рассмотрения и принятия нового ЭК из-за предстоящих возможных последствий пандемии коронавируса. Сейчас всем не просто, мы это осознаем и хотим донести до всех, что смысл, который несет в себе Экологический кодекс, и сроки его реализации никак не усугубляют сегодняшнюю ситуацию», – сказал он.

Вице-министр отметил, что ситуация с экологией в стране «удручающая».

«Давайте обратим внимание, что только за последние несколько недель была авария на Тенгизе, где по причине остановки печи на заводе произошел выброс сернистого газа, а также АО «АрселорМиттал Темиртау», где произошло возгорание  крыши на ТЭЦ, которые привели к новым загрязнениям атмосферного воздуха. А если взять статистику за полгода или год, то примеров  будет очень много», – сказал Примкулов.

По его мнению, новые и жесткие требования в области экологии нужны уже сегодня. В частности, по оценкам экспертов Назарбаев Университета, учитывая затраты на здравоохранение и в этой связи выбытие трудоспособного населения, такая ситуация обходится нашей экономике более чем в $2.4 млрд, или 1,5% ВВП ежегодно.

Примкулов напомнил, что проект ЭК, прежде чем поступил в мажилис, получил одобрение в ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, ассоциации организаций нефтегазового и энергетического комплекса KAZENERGY, национальной палаты предпринимателей и других представителей бизнеса.

«Мы считаем, что нельзя искать повод отложить реформу под предлогом последствий карантина, годами не инвестируя достаточно в экологизацию производств», – сказал он.

ЭК предусматривает переход на наилучшие доступные технологии (НДТ). Внедрение этой нормы потребует значительных расходов промышленных предприятий.

«Однако понимаем, что без этого нельзя, и это единственное возможное решение вопроса качества окружающей среды в таких городах, как Темиртау, Балхаш, Усть-Каменогорск, Караганда и так далее. Важно отметить, что этот механизм начнет применяться лишь с 2025 года. В первую очередь это  коснется только 50 крупных предприятий, выбрасывающих 70% эмиссий по стране», – сказал Примкулов.

В то же время, напомнил вице-министр, те предприятия, которые внедряют НДТ, будут освобождены от экологических платежей и, соответственно, к ним не будут применяться возрастающие суммы экологической платы, а сэкономленные средства потратят на модернизацию. Таким образом, считает он, уполномоченный орган заложил более чем разумные сроки для внедрения НДТ.

«Поэтому говорить о каких-либо рисках преждевременно. В проекте Экологического кодекса нет норм, которые бы говорили о закрытии предприятий за отказ от внедрения НДТ, только поэтапное повышение ставок», – сказал Примкулов.     

По его словам, есть предприятия, которые сами выходят с предложением начать внедрение НДТ гораздо раньше. К примеру, АО «Казцинк» заключило меморандум с министерством о переходе на наилучшие доступные технологии начиная с 2020 года,  который позволит сократить выбросы предприятия на 20% уже в ближайшие три года.

Ранее министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев представил проект ЭК в правительстве.

banner_wsj.gif

662 просмотра

Министры на пересчет

«Курсив» изучил биографии членов правительства РК

Фото: Shutterstock

Усредненный представитель казахстанского кабинета министров чуть моложе 50 лет, с 91% доли вероятности – мужчина (женщин в правительстве всего две – это министр информации и общественного развития РК Аида Балаева и министр культуры и спорта РК Актоты Раимкулова).

Так 64% представителей кабмина – это уроженцы городов. Из горожан больше всего тех, кто родился в крупнейшем городе страны – Алматы. Таких шесть человек: Алихан Смаилов, Ерлан Тургумбаев, Актоты Раимкулова, Бахыт Султанов, Магзум Мирзагалиев и, вероятно, Ерулан Жамаубаев. Последний в своей официальной биографии локального места рождения не указывает, отмечая лишь Казахстан. К алматинцам можно также отнести и министра информации Аиду Балаеву, которая хоть и родилась селе Жамбыл Алматинской области, до начала 2000-х годов проживала в бывшей столице Казахстана и училась в одной школе со своим предшественником Дауреном Абаевым.

Условное второе место в правительстве Казахстана делят между собой уроженцы Шымкента и ставшего столичным Нур-Султана, бывшего Целинограда. Шымкент представляют министр обороны Нурлан Ермекбаев и министр юстиции Марат Бекетаев, столицу Казахстана – премьер-министр Аскар Мамин и министр национальной экономики Руслан Даленов. 

Если смотреть на нынешний состав правительства в региональном разрезе, то окажется, что явно доминирующее положение занимают представители четырех южных областей Казахстана – 15 человек из 22 членов кабинета министров. Остальные регионы представлены одним-двумя членами правительства. Есть среди министров и уроженец России. Это министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев, который родился в Оренбургской области.

Любопытный факт: среди министров немало детей медицинских работников. Пойти по стопам своих отцов могли не только нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, но и первый заместитель премьер-министра Алихан Смаилов, министр торговли и интеграции Бахыт Султанов и министр национальной экономики Руслан Даленов.

Почти все представители казахстанского кабмина имеют высшее образование по двум-трем специальностям. Для трети правительства первым образованием стало инженерное. Диплом экономиста (это может быть как первое, так и второе образование) есть у десяти членов казахстанского правительства, восемь человек являются дипломированными юристами. Причем трое попадают в обе эти группы, то есть имеют диплом и юриста, и экономиста. У троих членов кабмина есть педагогическое образование, еще двое – обладатели дипломов философского факультета.

ministry-na-pereschet111.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png