Перейти к основному содержанию
2618 просмотров

Как в Атырау врачи живут и работают в одной больнице с зараженными

Они не виделись с родными почти две недели

Фото: Аскар Ахметуллин

Со дня регистрации первых трех заболевших короновирусной инфекцией в Атырау прошло больше десяти дней. Все этой время местные медики постоянно находятся на рабочем месте. Как скоро они смогут вернуться домой – зависит от того, насколько быстро удастся победить COVID-19. Собкор «Курсива» связался с заместителем директора городской больницы №2 по лечебной части Надей Ергалиевой, чтобы узнать, как врачи работают в новых условиях. 

Всего в Атырау задействованы 611 медиков, прошедших специальную подготовку для работы с COVID-19. Часть из них находится в провизорном центре стационара, где занимаются диагностикой и наблюдением пациентов, симптоматика которых дает подозрение на коронавирус. В провизорный центр, расположенный в туббольнице на Черной речке, оправляли тех, кто прибыл из стран с наивысшей степенью риска заражения (Китай, Италия и т.д.)

В инфекционном стационаре работают 38 врачей, 60 средних и еще 60 младших медицинских работников. В инфекционном отделении больницы задействованы шесть врачей-инфекционистов и три реаниматолога. Именно они занимаются лечением больных, у которых уже подтвержден коронавирус. 

По словам Нади Ергалиевой, как только были выявлены первые зараженные вирусом, в экстренном порядке пришлось перевести на двух автобусах 35 детей с мамами, которые находились в инфекционном отделении больницы с кишечными расстройствами, в областную детскую больницу. Сейчас же здесь находится восемь человек, больных корью, так как это тяжелое инфекционное заболевание, и они должны быть в строгой изоляции и проходить специальное лечение под наблюдением инфекционистов. Для них предусмотрен отдельный вход. Еще десять взрослых больных терапевтического и хирургического отделений были переведены в Атыраускую областную больницу.

Для удобства медработников администрация больницы освободила хирургическое и терапевтическое отделения, переоборудовав их под зоны отдыха для персонала. Медики обеспечены шестиразовым питанием, сменой одежды несколько раз в сутки.
 
Надя Ергалиева признается, что в первые дни было тяжело привыкнуть к новому режиму. Но потом привыклди. По вопросам лечения медики поддерживают связь со своими коллегами из Нур-Султана и Алматы. 

«Чтобы попасть непосредственно к больным, мы переодеваемся, проходим в инфицированную зону, и около 4-5 часов находимся с больными, делаем обход, проверяем их состояние, - рассказывает Надя Ергалиева. - Для работы, в так называемой «грязной зоне», для медиков предусмотрена хирургическая пижама. На нее мы надеваем защитный костюм, очки, респиратор, две пары перчаток, резиновую обувь, на которую натягиваем бахилы. Ходить в спецодежде очень непросто - жарко, душно. В «грязной зоне» нельзя снимать ничего, а это значит, что пить и ходить в туалет запрещено, есть опасение подхватить вирус».

После осмотра врачи выходят в чистую зону, снимают все свое «обмундирование», которое сразу же утилизируется. После идут в душ, проводят обработку лица и рук. Затем уже в рабочей зоне заполняют электронные журналы, отмечая общее состояние и температуру каждого больного. По протоколу лечение проводится 14 дней. На 15-16-й день берутся анализы – мазок из носа и рта. Еще через 15 дней повторный анализ. И только при двукратном отрицательном результате пациента можно будет поздравить с выздоровлением.

Больница - второй дом

Врач рассказывает, как в первые дни было очень тяжело, так как никто из медиков ранее не сталкивался с подобной ситуацией. Был страх, у некоторых даже слезы. У многих есть дети, пожилые родители, мужья, общаться с ними приходится только по телефону или видеосвязи.

«Врачи могут быть переносчиками инфекции, им запрещено покидать стены медучреждения и возвращаться домой. Каждый из нас мечтает, чтобы поскорее все это закончилось, и увидеть всех родных. Первые дни многие плакали, общаясь со своими близкими, скучали. Морально было тяжело, потому что врачи не были готовы к такой работе», - говорит Надя Ергалиева.

Физическое напряжение, стресс, невозможность сменить обстановку, а главное, обнять своих близких, нелегкое испытание для всех сотрудников. 

«Врачи со стажем стойко переносят эти тяготы, морально тяжелее молоденьким девчонкам – медсестрам, санитаркам, которые скучают по родителям. Именно поэтому с медиками и пациентами здесь работают психологи»,- рассказывает Надя Ергалиева. 

Домашнюю еду врачам родные передают через курьеров. Несмотря на то, что в больнице организовано хорошее питание, домочадцам хочется чем-то порадовать своих близких. А вот передавать что-то из больницы категорически запрещено. Поскольку в больнице пока не зафиксировано тяжелых случаев, у врачей остается немного времени, чтобы между сменами заняться йогой, гимнастикой, пообщаться с родными по телефону, почитать книгу.

«Коллектив нашей больницы дружный, сплоченный, с многолетними традициями, - отметила Надя Ергалиева. - Нашему учреждению, которое долгие годы работало как инфекционная больница, уже 65 лет. Практически все годы больница располагалась в нетиповых зданиях, сперва в барачном, потом в приспособленном здании бывшего детского сада. И только в декабре 2016 года была переведена в новое типовое здание на 180 коек».

В завершение беседы врач призналась, что долгое время профессия инфекциониста была незаметной и непопулярной. Науке удалось найти вакцины от многих инфекций, население в большинстве своем привито. Бывают сезонные вспышки ОРВИ, гриппа или кори, которые можно быстро урегулировать и поэтому мы забыли, а может, и не представляли, последствии пандемии вируса.

banner_wsj.gif

736 просмотров

Какой дизайн многоразовых масок в тренде у казахстанцев

В каждом регионе – свой стиль

Иллюстрация: Shutterstock/Angelina Bambina

В Казахстане в связи с пандемией коронавируса режим чрезвычайного положения был введен с 16 марта, а снят 11 мая. За это время часть казахстанцев покупала маски, а другая шила их сама. Kursiv решил выяснить, какой дизайн многоразовых масок в тренде.

Уральск

До объявления режима ЧП дизайнер из Уральска Мария Сергеева шила костюмы для шоу-балетов в местных клубах, но после запрета на проведение массовых мероприятий осталась без заказов. «Я осталась дома с вышивальной машиной и запасами ткани. Подумала, а почему бы не сделать что-то веселое с масками? Повсюду только и было разговоров, что про маски и коронавирус. Поделилась намерениями с подругой, она поддержала идею и попросила сделать ей маску с черепом. Вторая подруга попросила сделать с губами. Ну а дальше – сила интернета: все стали выкладывать, начали писать друзья, знакомые, знакомые знакомых». 

IMG_20200520_154811.jpg

В тренде у уральских девушек маски с губами. Именно их заказывали больше всего. Парни чаще заказывают черепа или дерзкие надписи. Пользуются спросом и хищные улыбки. Цена маски – 1–2 тыс. тенге, она зависит от объема, сложности рисунка и стоимости ткани. Мария Сергеева уверена, что ее маски – это еще и стильный аксессуар, поэтому они будут пользоваться спросом и после отмены карантина.

Шымкент

До эпидемии коронавируса шымкентский дом моды Janna Eltanova шил повседневные платья и вечерние наряды для местных модниц. Но как только из аптек пропали одноразовые маски, телефон Жанны Елтановой стал разрываться от просьб сшить маску. И она справилась с челленджем как настоящий дизайнер, сделав несколько коллекций многоразовых масок. «Моя первая коллекция была черного цвета, из натурального хлопка. Фишка была в том, что внутри был специальный кармашек для дополнительного фильтра. Следующую коллекцию сделали с кружевами и стразами, она очень хорошо разошлась. Девушки ведь в любой ситуации хотят быть красивыми», – рассказывает Жанна. 

2020-05-20_21-46-58.png

В день сотрудники дома моды отшивали до 500 эксклюзивных масок, хотя подобрать материалы во время карантина было непросто. «Мало того что ткань на маски во время пика подорожала чуть ли не в два раза, так еще и фурнитура дорогая. К тому же эти резиночки сложно было купить в городе. Были только ужасные, которые и пришивать-то стыдно было. Приходилось заказывать дорогую фурнитуру», – делится дизайнер. Сейчас в линейке дома моды Janna Eltanova есть даже детская коллекция масок, а недавно здесь запустили летнюю линейку из джинсовой ткани.

Атырау

Атырау маска с орнаментом 1_0.png

Маски с казахским орнаментом шьет дизайнер одежды и основатель ателье Assyl collection Асыл Дюзбаева. «В первые дни карантина в аптеках не было медицинских масок, а спрос был. И мы решили шить их сами, отложив все другие заказы. В первый же день сшили 40 многослойных многоразовых масок, которые можно стирать и снова использовать. Идея вышить на масках национальные узоры возникла накануне Наурыза. Вначале мы раздавали их бесплатно социально уязвимым семьям, работали совместно с благотворительным фондом «Рауан». Сейчас планируем шить маски в виде дополнительного аксессуара к наряду – например, если женщина закажет нам платье, то под него мы обязательно сошьем маску в тон. Но спрос на маски с орнаментом сохраняется – многие клиенты спрашивают именно их. К летнему сезону хотим шить маски светлых тонов, но только из хлопчатобумажного материала». 

Петропавловск

IMG_20200520_170704.jpg

В петропавловский швейный клуб Fashion Stories первые заказы на маски стали поступать после объявления режима ЧП – клиенты хотели сэкономить и купить многоразовую маску вместо одноразовой, цена на которые в аптеках города выросла с 30 до 500 тенге. «Клиенты стали просить шить оригинальные маски, дизайнами вышивки поделились коллеги по интернету, – рассказывает хозяйка швейного клуба Любовь Хряпина. – Шить мы их начали в марте, продолжили дома на карантине и сейчас снова работаем в ателье. Мужчины чаще спрашивают камуфляжные, женщинам нравятся с вышивкой 36,6, девочки много заказывают кошечек, молодежь – спортивную тематику. Пошив одной маски (вместе с вышивкой) занимает около часа». 

Нур-Султан

IMG_8431.png

Идея шить маски для жителей столицы у предпринимателя Александра Романова родилась случайно – во время телефонного разговора с друзьями. У одного был опыт в ресторанном бизнесе, у другого – навык шитья и машинка с функцией вышивки. К делу партнеры подошли серьезно – каждого клиента просили прислать замеры. «Размерный план» стал конкурентным преимуществом на рынке, где маски бросились шить многие. Посадку по размеру оценили родители и стали заказывать детские маски с вышивкой супергероев. Наладка производства масок шла во время карантина, поэтому основные производственные сложности были связаны с поиском ткани по подходящей цене, организацией сначала поставки необходимых материалов, а потом – доставки масок клиентам. 

Материал подготовили Нана Иксанова, Динара Кан, Юлия Захарова, Марина Низовкина

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png