Перейти к основному содержанию

6879 просмотров

Как Верховный суд будет защищать честных предпринимателей

Количество исков о признании сделок недействительными увеличилось в стране

Фото: Олег Спивак

В Казахстане выросло число исков о признании сделок недействительными – налоговые органы стараются сократить триллионные объемы «обнала». На практике первыми под удар попадали добросовестные контрагенты фирм-однодневок. Верховный суд внес поправки, позволяющие защитить законопослушных предпринимателей. 

5 марта 2020 года председатель Верховного суда РК Жакып Асанов сообщил, что из нормативного постановления ВС №4 от 29 июня 2017 года «О судебной практике применения налогового законодательства» исключены пункт 4 и третий абзац пункта 6. Данные нормы позволяли гражданским судам признавать сделки недействительными только на основании отсутствия у поставщиков материальных активов. 

Теперь судьи должны более тщательно изучать представляемые сторонами доказательства. И принимать во внимание, что бизнесмен, не сдавший отчет по имуществу, земле и транспорту, мог, например, взять перечисленные активы в аренду или субаренду, а рабочую силу привлечь по аутсорсингу. 

Всех под одну гребенку 

Статью 215 «Лжепредпринимательство» исключили из Уголовного кодекса РК 3 июля 2017 года.Законодателям пришлось пойти на этот шаг, поскольку чаще всего налоговые недоимки взимались с добросовестных контрагентов лжепредприятий, в то время как их учредители уходили от уголовной ответственности. Несколькими днями ранее в том же году Верховный суд принял нормативное постановление №4. На основании этого документа суды стали признавать недействительными сделки с поставщиками, которые не обладают достаточными материальными ресурсами. 

Вынесенные решения повлекли доначисление больших сумм НДС и КПН для их контрагентов. Таким образом, указанные нововведения изменили формы борьбы с незаконным обналичиванием. Если прежде на сомнительных поставщиков заводили уголовные дела, то после изменений стали подавать иски к их контрагентам без проведения уголовного расследования. 

Как утверждают предприниматели, в результате ситуация обострилась – сегодня финансовые санкции с еще большей строгостью применяют не к мошенникам, а к действующему бизнесу, обрекая его на разорение и банкротство. Финансовый директор кызылординской нефтесервисной компании FracJet Аслан Орынгалиев утверждает, что по вине налоговых органов предприятие со штатной численностью 300 человек оказалось на грани банкротства. Руководство фирмы всерьез задумывается уйти на рынок России, забрав с собой остатки оборудования и костяк коллектива. 

«Идя к нам на проверку, налоговые органы знали, что проверять нечего, так как ранее мы исключили НДС из зачета и расходы из вычетов по КПН по сделкам с сомнительными фирмами. Фискалы самовольно расширили свои полномочия и доначислили сотни миллионов тенге. Мы пытались оспорить их действия в суде, но к нам не прислушались. Одно решение о признании сделки недействительной уже принято, дальше все пойдет по накатанной», – сетует Орынгалиев.

С точки зрения директора карагандинского ТОО «Казтрансметалл» Кирилла Саверского, агрессивное поведение органов госдоходов ведет к «экономике землекопов»: в будущем из представителей бизнеса останутся только недропользователи, потому что фирмы, производящие готовую продукцию, не смогут удержаться на плаву. «Наша ситуация отличается от остальных: нам доначислили 50 млн тенге при факте признания сделок действительными. Мы подали иски к нашим контрагентам о взыскании выплаченных средств. У нас есть 15 судебных актов, где сказано, что сделки состоялись, документы оформлены в соответствии с требованиями бухгалтерского и налогового учета, поэтому возврат в нашу сторону недопустим», – рассказывает владелец фирмы, производящей железобетонные изделия широкого профиля. 

«Обнал» растет 

Незаконное обналичивание, самым распространенным способом которого является заключение фиктивной сделки, остается востребованной услугой на теневом финансовом рынке Казахстана. По оценке бизнес­-омбудсмена Рустама Журсунова, в 2016 году сумма подозрительных обналиченных средств составляла 1 трлн 170 млрд тенге, в 2017-­м – 1 трлн 580 млрд, в 2018-м – 2 трлн 410 млрд, в 2019­-м – 2 трлн 760 млрд. Основные факторы высокого спроса на наличные – уход от налогов, необходимость давать взятки, отмывание нелегальных доходов (от экономических преступлений или запрещенной деятельности). 

По данным Комитета государственных доходов Минфина РК, в 2017 году налоговые органы подали к предпринимателям 653 иска о признании сделок недействительными, в 2018-­м – 888, в 2019­-м – уже 3436. Больше всего обращений в суд по итогам трех лет направил ДГД по Карагандинской области – 1927, меньше всего – ДГД по Атырауской области – 27. Из общей массы заявлений (4977) в пользу налоговых органов суды вынесли 3173 решения, в пользу предпринимателей – только 497. При этом на рассмотрении в 2019 году находились 1088 исков. Из ответа Комитета финансового мониторинга на запрос «Курсива» следует, что в 2019 году по статье 216 УК РК «Совершение действий по выписке счета-­фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров» было зарегистрировано 269 уголовных дел, прекращено – 711 (25 – по нереабилитирующим основаниям, 686 – по реабилитирующим). 

По статье 245 УК РК «Уклонение от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет с организаций» в том же году было зарегистрировано 86 уголовных дел, прекращено – 401 (36 – по нереабилитирующим основаниям, 365 – по реабилитирующим). Увеличение количества прекращенных дел в ведомстве связывают с изначальной переквалификацией преступлений со статьи 215 «Лжепредпринимательство», а также с повышением порогов для привлечения к уголовной ответственности. 

На базе предположений 

Основные претензии со стороны бизнеса к фискальным органам связаны с тем, что последние зачастую аргументируют судебные иски о фиктивности сделок лишь предположениями, которые базируются на отсутствии активов у поставщика и малочисленности его персонала, объясняет юрист Ботагоз Садуова. И несмотря на это, суды в основной массе случаев удовлетворяют их иски со ссылкой на нормативное постановление ВС №4. 

«Предположения налоговых органов о невозможности выполнения работ и оказания услуг не должны являться основанием для признания сделок недействительными в условиях гражданского судопроизводства. Поскольку подобные подозрения исследуются в порядке уголовного судопроизводства по признакам, предусмотренным статьей 216 УК РК», – комментирует Садуова. 

Судья судебной коллегии по гражданским делам ВС РК Нуржан Кайыпжан полагает: чтобы уберечь добросовестных предпринимателей от негативных сценариев, необходимо более четко регламентировать порядок подачи исков о признании сделок недействительными. 

«От бизнес-­сообщества исходит большое недовольство по поводу действий органов госдоходов. В прошлом году мы создали рабочую группу по спорным налоговым вопросам. Предлагали принять вневедомственное рабочее пособие и предусмотреть отдельную главу в Налоговом кодексе РК, которые бы определили алгоритм действий при подготовке и предъявлении исков. Прежде чем обращаться в суд, налоговики должны располагать приговором или постановлением суда», – сказал Кайыпжан. 

Сначала комиссия, потом суд 

После отмены отдельных пунктов нормативного постановления ВС №4 уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов предложил создать на базе территориальных департаментов госдоходов комиссии по предварительному рассмотрению исков о признании сделок недействительными. По его мнению, благодаря подобному фильтру добросовестные предприниматели перестанут получать судебные повестки. 

«Сейчас пилотный проект внедряется в Карагандинской области. Выработан следующий алгоритм работы комиссии. Налоговый орган предоставляет в региональную палату «Атамекен» сведения о субъектах бизнеса, в отношении которых планируется подача исков. На заседании комиссии каждый субъект отдельно представляет доказательства реальности совершенных сделок. Такой механизм предлагается масштабировать на все регионы страны», – пояснил «Курсиву» бизнес-­омбудсмен. 

Еще одним новшеством станет создание реестра добросовестных отечественных бизнес-­партнеров. Сервис должен аккумулировать сведения из различных баз данных и предоставлять полную информацию о предпринимателях Казахстана. Информацию из него можно будет использовать для оценки рисков взаимоотношений с контрагентами. Кроме того, будет внедрен принцип должной осмотрительности, предполагающий повышение бдительности предпринимателей при выборе контрагента. Предприниматели предложение о создании специальных комиссий восприняли настороженно. На их взгляд, государственным органам следует, прежде всего, неукоснительно соблюдать законодательство – часть 3 статьи 77 Конституции РК, часть 2 статьи 158 ГК РК, статью 8 НК РК. 

«Предпринимателя обязуют представлять документальные подтверждения. Мы расцениваем это как незаконное проведение документальной проверки без предписания. То есть комиссия будет в нарушение норм Налогового кодекса РК проводить проверку бухгалтерских документов по сделкам, которые считает сомнительными. Более того, наделение ее членов правом решать, была сделка или нет, создает коррупционные риски», – считает директор ТОО «Парасат Сервис» Ескендир Койайдаров. 

ДГД по Карагандинской области сообщает: спецкомиссия уже рассмотрела материалы с общей суммой оборота 2,3 млрд тенге в отношении 27 налогоплательщиков. Из последних лично на заседание явились только двое. Решение комиссии: иски по всем материалам направить в суд. В ближайший месяц из-­за режима ЧП комиссия работать не будет.

banner_wsj.gif

770 просмотров

Что делается в Казахстане для поддержки кино

Прошел год с момента создания Центра поддержки национального кино

Фото: Shutterstock / Fer Gregory

С появлением Центра поддержки национального кино (ЦПНК) кардинально изменилась система бюджетирования отечественных фильмов в Казахстане. Теперь все заявки кинематографистов, претендующих на государственные деньги, принимает и отбирает не национальная студия «Казахфильм» (как это было раньше), а непосредственно ЦПНК.

По новым правилам, будущие кинопроекты должны пройти предварительный отбор в Центре поддержки национального кино, после чего их ждут на питчинге (публичной презентации) перед экспертным советом, затем все заявки отправляются в межведомственную комиссию (ее участники – представители госаппарата), и уже там утверждается финальный список фильмов, которые получат бюджетные средства.

Два таких питчинга уже прошло. В результате питчинга 2019 года государством было поддержано 18 художественных и документальных фильмов. Среди них – как рассчитанные на широкую массу картины вроде фильма «Боксер» Акана Сатаева, так и будущие фестивальные хиты – к примеру, запустили новый проект мэтра казахского арт-хауса Дарежана Омирбаева «Акын». Кроме того, было объявлено, что запуск получили молодые, но уже известные в фестивальном мире режиссеры: Адильхан Ержанов (проект «Обучение Адемоки»), Эмир Байгазин («Выбор»), Фархат Шарипов («Хардкор») и другие авторы.

Часть поддержанных государством в 2019 году проектов даже успела выйти в национальный прокат – это, например, фильм «Каникулы offline 2», нацеленный на подростковую аудиторию. Часть поддержанных картин уже отснята, в частности, Фархат Шарипов успел не только снять свой новый фильм, посвященный молодежи 90-х, но даже сделать закрытый предпоказ. Увы, но те проекты, что были в процессе запуска или даже съемок, пришлось приостановить из-за введенного режима ЧП и карантина в двух казахстанских городах. Это ленты «Кажымукан» Канагата Мустафина, «Боксер» Акана Сатаева и «Выбор» Эмира Байгазина.

Второй питчинг нового центра состоялся в конце февраля – начале марта 2020 года. В нем приняли участие 88 проектов. В предыдущие четыре месяца были рассмотрены рекордные 223 заявки от претендентов на участие в питчинге – экспертный совет, изучив сценарии и другие материалы, предоставленные конкурсантами, допустил к питчингу лишь часть из них. Затем представители съемочных групп защищали свои работы перед экспертами.

В этом году приятно удивило количество дебютантов и их профессионализм. Молодой режиссер Алдияр Байракимов представил социально-значимое мотивационное кино «Паралимпиец». Автор вдохновился историей жизни казахстанского лыжника Александра Колядина, который стал чемпионом зимней Паралимпиады в Пхёнчхане. Он завоевал золото в лыжном спринте на 1,5 километра. А талантливая дебютантка Жаннат Алшанова, чей фильм «Конец сезона» в 2018 году показали в престижной студенческой программе Каннского кинофестиваля, а следующий короткометражный фильм «Паола загадывает желание» был приглашен на знаменитый американский кинофестиваль Sundance в начале этого года, рассказала о своем новом проекте «Язык». Это история молодого репортера из Европы, этнического казаха, который получил задание расследовать мистическую историю сонной лихорадки – жители одного из поселков почему-то засыпают на долгие недели и даже месяцы.

У опытных кинематографистов превалирующими темами были голодомор и Вторая мировая война. Продюсеры Арман Асенов и Алия Увальжанова представили два разных проекта, посвященных одному герою ВОВ – легендарному летчику Талгату Бегельдинову. Автор незабвенной «Иглы» Рашид Нугманов заинтересовал всех своим новым проектом «Бог», причем в одном из вариантов кастинга он предложил снять нашего знаменитого земляка, рэп-исполнителя и битмейкера Скриптонита, а автор популярных комедий Аскар Узабаев представил проект «Адам и Алма», где он планирует снять стэндап-комика Нурлана Сабурова и певицу Назиму, известных во всем СНГ.

Питчинг был максимально прозрачен, он доступен не только киноэкспертам, но и всем желающим, все записи до сих пор можно посмотреть на YouTubе-канале центра. Отобранные по результатам питчинга проекты отправлены в межведомственную комиссию. Предполагалось, что имена победителей станут известны к концу апреля, но, учитывая чрезвычайную ситуацию с коронавирусом, это, скорее всего, произойдет несколько позже.

Если в прошлом году, как мы уже упомянули выше, было поддержано 18 проектов, то сколько именно фильмов получат господдержку в этом году и какая сумма будет им выделена, пока точно не известно. Также неясно, внесет ли свои коррективы нынешняя экономическая ситуация с падением цены за баррель нефти, подскочившим курсом доллара, карантином и другими вещами, неизбежно влияющими на бюджет. В одном из своих недавних интервью киновед Гульнара Абикеева говорила о том, что на 2020 год наше государство выделило денег примерно на 20 полнометражных фильмов. Напомним, что в этом году в питчинге участвовало 88 проектов, то есть в четыре раза больше.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif