9236 просмотров

Как Верховный суд будет защищать честных предпринимателей

Количество исков о признании сделок недействительными увеличилось в стране

Фото: Олег Спивак

В Казахстане выросло число исков о признании сделок недействительными – налоговые органы стараются сократить триллионные объемы «обнала». На практике первыми под удар попадали добросовестные контрагенты фирм-однодневок. Верховный суд внес поправки, позволяющие защитить законопослушных предпринимателей. 

5 марта 2020 года председатель Верховного суда РК Жакып Асанов сообщил, что из нормативного постановления ВС №4 от 29 июня 2017 года «О судебной практике применения налогового законодательства» исключены пункт 4 и третий абзац пункта 6. Данные нормы позволяли гражданским судам признавать сделки недействительными только на основании отсутствия у поставщиков материальных активов. 

Теперь судьи должны более тщательно изучать представляемые сторонами доказательства. И принимать во внимание, что бизнесмен, не сдавший отчет по имуществу, земле и транспорту, мог, например, взять перечисленные активы в аренду или субаренду, а рабочую силу привлечь по аутсорсингу. 

Всех под одну гребенку 

Статью 215 «Лжепредпринимательство» исключили из Уголовного кодекса РК 3 июля 2017 года.Законодателям пришлось пойти на этот шаг, поскольку чаще всего налоговые недоимки взимались с добросовестных контрагентов лжепредприятий, в то время как их учредители уходили от уголовной ответственности. Несколькими днями ранее в том же году Верховный суд принял нормативное постановление №4. На основании этого документа суды стали признавать недействительными сделки с поставщиками, которые не обладают достаточными материальными ресурсами. 

Вынесенные решения повлекли доначисление больших сумм НДС и КПН для их контрагентов. Таким образом, указанные нововведения изменили формы борьбы с незаконным обналичиванием. Если прежде на сомнительных поставщиков заводили уголовные дела, то после изменений стали подавать иски к их контрагентам без проведения уголовного расследования. 

Как утверждают предприниматели, в результате ситуация обострилась – сегодня финансовые санкции с еще большей строгостью применяют не к мошенникам, а к действующему бизнесу, обрекая его на разорение и банкротство. Финансовый директор кызылординской нефтесервисной компании FracJet Аслан Орынгалиев утверждает, что по вине налоговых органов предприятие со штатной численностью 300 человек оказалось на грани банкротства. Руководство фирмы всерьез задумывается уйти на рынок России, забрав с собой остатки оборудования и костяк коллектива. 

«Идя к нам на проверку, налоговые органы знали, что проверять нечего, так как ранее мы исключили НДС из зачета и расходы из вычетов по КПН по сделкам с сомнительными фирмами. Фискалы самовольно расширили свои полномочия и доначислили сотни миллионов тенге. Мы пытались оспорить их действия в суде, но к нам не прислушались. Одно решение о признании сделки недействительной уже принято, дальше все пойдет по накатанной», – сетует Орынгалиев.

С точки зрения директора карагандинского ТОО «Казтрансметалл» Кирилла Саверского, агрессивное поведение органов госдоходов ведет к «экономике землекопов»: в будущем из представителей бизнеса останутся только недропользователи, потому что фирмы, производящие готовую продукцию, не смогут удержаться на плаву. «Наша ситуация отличается от остальных: нам доначислили 50 млн тенге при факте признания сделок действительными. Мы подали иски к нашим контрагентам о взыскании выплаченных средств. У нас есть 15 судебных актов, где сказано, что сделки состоялись, документы оформлены в соответствии с требованиями бухгалтерского и налогового учета, поэтому возврат в нашу сторону недопустим», – рассказывает владелец фирмы, производящей железобетонные изделия широкого профиля. 

«Обнал» растет 

Незаконное обналичивание, самым распространенным способом которого является заключение фиктивной сделки, остается востребованной услугой на теневом финансовом рынке Казахстана. По оценке бизнес­-омбудсмена Рустама Журсунова, в 2016 году сумма подозрительных обналиченных средств составляла 1 трлн 170 млрд тенге, в 2017-­м – 1 трлн 580 млрд, в 2018-м – 2 трлн 410 млрд, в 2019­-м – 2 трлн 760 млрд. Основные факторы высокого спроса на наличные – уход от налогов, необходимость давать взятки, отмывание нелегальных доходов (от экономических преступлений или запрещенной деятельности). 

По данным Комитета государственных доходов Минфина РК, в 2017 году налоговые органы подали к предпринимателям 653 иска о признании сделок недействительными, в 2018-­м – 888, в 2019­-м – уже 3436. Больше всего обращений в суд по итогам трех лет направил ДГД по Карагандинской области – 1927, меньше всего – ДГД по Атырауской области – 27. Из общей массы заявлений (4977) в пользу налоговых органов суды вынесли 3173 решения, в пользу предпринимателей – только 497. При этом на рассмотрении в 2019 году находились 1088 исков. Из ответа Комитета финансового мониторинга на запрос «Курсива» следует, что в 2019 году по статье 216 УК РК «Совершение действий по выписке счета-­фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров» было зарегистрировано 269 уголовных дел, прекращено – 711 (25 – по нереабилитирующим основаниям, 686 – по реабилитирующим). 

По статье 245 УК РК «Уклонение от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет с организаций» в том же году было зарегистрировано 86 уголовных дел, прекращено – 401 (36 – по нереабилитирующим основаниям, 365 – по реабилитирующим). Увеличение количества прекращенных дел в ведомстве связывают с изначальной переквалификацией преступлений со статьи 215 «Лжепредпринимательство», а также с повышением порогов для привлечения к уголовной ответственности. 

На базе предположений 

Основные претензии со стороны бизнеса к фискальным органам связаны с тем, что последние зачастую аргументируют судебные иски о фиктивности сделок лишь предположениями, которые базируются на отсутствии активов у поставщика и малочисленности его персонала, объясняет юрист Ботагоз Садуова. И несмотря на это, суды в основной массе случаев удовлетворяют их иски со ссылкой на нормативное постановление ВС №4. 

«Предположения налоговых органов о невозможности выполнения работ и оказания услуг не должны являться основанием для признания сделок недействительными в условиях гражданского судопроизводства. Поскольку подобные подозрения исследуются в порядке уголовного судопроизводства по признакам, предусмотренным статьей 216 УК РК», – комментирует Садуова. 

Судья судебной коллегии по гражданским делам ВС РК Нуржан Кайыпжан полагает: чтобы уберечь добросовестных предпринимателей от негативных сценариев, необходимо более четко регламентировать порядок подачи исков о признании сделок недействительными. 

«От бизнес-­сообщества исходит большое недовольство по поводу действий органов госдоходов. В прошлом году мы создали рабочую группу по спорным налоговым вопросам. Предлагали принять вневедомственное рабочее пособие и предусмотреть отдельную главу в Налоговом кодексе РК, которые бы определили алгоритм действий при подготовке и предъявлении исков. Прежде чем обращаться в суд, налоговики должны располагать приговором или постановлением суда», – сказал Кайыпжан. 

Сначала комиссия, потом суд 

После отмены отдельных пунктов нормативного постановления ВС №4 уполномоченный по защите прав предпринимателей Казахстана Рустам Журсунов предложил создать на базе территориальных департаментов госдоходов комиссии по предварительному рассмотрению исков о признании сделок недействительными. По его мнению, благодаря подобному фильтру добросовестные предприниматели перестанут получать судебные повестки. 

«Сейчас пилотный проект внедряется в Карагандинской области. Выработан следующий алгоритм работы комиссии. Налоговый орган предоставляет в региональную палату «Атамекен» сведения о субъектах бизнеса, в отношении которых планируется подача исков. На заседании комиссии каждый субъект отдельно представляет доказательства реальности совершенных сделок. Такой механизм предлагается масштабировать на все регионы страны», – пояснил «Курсиву» бизнес-­омбудсмен. 

Еще одним новшеством станет создание реестра добросовестных отечественных бизнес-­партнеров. Сервис должен аккумулировать сведения из различных баз данных и предоставлять полную информацию о предпринимателях Казахстана. Информацию из него можно будет использовать для оценки рисков взаимоотношений с контрагентами. Кроме того, будет внедрен принцип должной осмотрительности, предполагающий повышение бдительности предпринимателей при выборе контрагента. Предприниматели предложение о создании специальных комиссий восприняли настороженно. На их взгляд, государственным органам следует, прежде всего, неукоснительно соблюдать законодательство – часть 3 статьи 77 Конституции РК, часть 2 статьи 158 ГК РК, статью 8 НК РК. 

«Предпринимателя обязуют представлять документальные подтверждения. Мы расцениваем это как незаконное проведение документальной проверки без предписания. То есть комиссия будет в нарушение норм Налогового кодекса РК проводить проверку бухгалтерских документов по сделкам, которые считает сомнительными. Более того, наделение ее членов правом решать, была сделка или нет, создает коррупционные риски», – считает директор ТОО «Парасат Сервис» Ескендир Койайдаров. 

ДГД по Карагандинской области сообщает: спецкомиссия уже рассмотрела материалы с общей суммой оборота 2,3 млрд тенге в отношении 27 налогоплательщиков. Из последних лично на заседание явились только двое. Решение комиссии: иски по всем материалам направить в суд. В ближайший месяц из-­за режима ЧП комиссия работать не будет.

banner_wsj.gif

140 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg