Перейти к основному содержанию

764 просмотра

Десятки предпринимателей Арыси остались без компенсации ущерба после взрыва боеприпасов

Они намерены жаловаться в прокуратуру

Фото: Марина Низовкина

Предприниматели Арыси готовят коллективную жалобу в прокуратуру на местные исполнительные органы власти, которые не выплатили им компенсации за потерянный бизнес. Руководитель инициативной группы Анатолий Рунков говорит, что других методов воздействия у них не осталось. Чиновники поясняют, что в первую очередь компенсация выдавалась тем, кто смог документально подтвердить право собственности на пострадавшие объекты.  

Десятки бизнесменов Арыси не могут получить компенсацию за кафе, магазины, аптеки, СТО, уничтоженные ударной волной или снарядами летом 2019 года. За считанные часы сотни человек лишились того, что строили и развивали долгие годы. Бизнес, который приносил стабильный доход, по сути, превратился в руины. Особенно досталось тем зданиям, которые находились недалеко от воинской части. 

Первые трое суток никто из предпринимателей не знал, в каком состоянии их бизнес и сколько миллионов им придется вложить на восстановление. Возвращение в Арысь для многих стало шоком.  

«Я когда вернулся и увидел свой ресторан, сразу выкинул 300 кг мяса. Все пропало. Мы же ежедневно делали большие закупки, у нас ведь шашлыки были. Света не было три дня, морозилки не работали. Представляете, что творилось?! Вонь стояла невозможная, мы все уксусом чистили. У меня пострадали сильно два объекта, третий – не очень и я даже не стал подавать его на компенсацию. Сначала убытки мне оценили в 40 миллионов тенге. А когда мы все сами убрали, кое-что исправили, пришли оценщики и уже сумму ущерба снизили, говорят, много вам сразу дали», - рассказывает местный предприниматель Асет Аппаз. 

20200304_144045_0.jpg

Из-за взрывов в Арыси пострадали 465 объектов. Всем им было положено возмещение ущерба, а чтобы не было дополнительной нагрузки на бюджет, к сотрудничеству были привлечены крупные предприятия Казахстана. Спонсорские средства решено было аккумулировать в общественном фонде «Менің Атамекенім». В итоге на счет фонда 15 крупных производителей и компаний перечислили в общей сложности чуть более 3 млрд тенге. Их предстояло распределить среди тех, кто мог доказать, что их бизнес пострадал. Преодолеть все бумажные барьеры и получить финансирование от Фонда в кратчайшие сроки удавалось единицам. У каждого бизнесмена тут своя история.

Абилкасым Жарымбет много лет работал главный врачом в железнодорожной больнице. В 1997 году на волне приватизации он оформил ее в собственность. С его слов, больница успешно работала, действовало 35 стационарных коек, поликлиника на 300 посетителей, да еще и водолечебница на 35 коек. Взрывная волна летом 2019-го полностью разрушила лабораторию, а четырехэтажное здание и пристройки оставила без окон и дверей. 

«Общий ущерб первично посчитали 350 миллионов тенге. Потом на 70 миллионов сократили. И вот на 280 миллионов тенге мне все сделали. Было три транша. И то, я когда первый раз с руководством фонда встретился, у меня была стычка. Ну, любой человек хочет больше взять. Я говорил, сделайте мне уличное освещение. А мне говорят, что сначала нужно не освещение, а восстановление. В общем, когда сократили на 70 миллионов тенге, я согласился и подписал. Я видел, что творилось в те дни в Арыси и не стал ругаться. У меня работают 140 человек и мне нужно было восстанавливать все. В итоге, работы началась 5 августа, а закончили в середине ноября», - рассказывает Абилкасым Жарымбет. 

Предприниматели признаются, что каждый пытался получить побольше, но воспользоваться ситуацией никому не удавалось. В Фонде тоже «воевали» за каждый миллион - решили, что сумму сразу целиком никому выплачивать не будут, а разделят на несколько траншей.  

Житель Арыси Габит Майлышев во время взрывов потерял сразу два бизнес-объекта. Одну тойхану покорежило взрывной волной, и ее реконструкцию он почти закончил. А вот во вторую попали сразу три снаряда. Ее пришлось сносить и строить заново. Правда, бизнесмен не растерялся и увеличил площадь пострадавшей тойханы. Работы на ней еще идут. 

20200304_161029.jpg

«Габит Майлышев имеет несколько объектов. Среди них две тойханы. Он получил от Фонда около 130 миллилнов тенге. Ему оставался последний транш – 22 миллиона тенге. Этот транш ему оплатят после того, как он предоставит фотоотчет и документы о том, что восстановительные работы на сумму от второго транша он выполнил. Он пока не может это почему-то сделать, но возмущается, что деньги у него закончились, и он не получает финансирование», - говорит заместитель директора по правовым вопросам Палаты предпринимателей Туркестанской области Жомарт Махмуд.

Для получения компенсации требовался минимальный набор документов, но многие не могли предоставить даже его, рассказывают представители Палаты предпринимателей «Атамекен». Сначала такую неразбериху с правоустанавливающими бумагами списывали на царящую в первые дни разруху и нервозность. А потом поняли, что не у всех предпринимателей объекты легализованы под бизнес. 

«Мы почти 3,5 месяца работали по каждому объекту, собирали документы и отправляли в Фонд для получения оплаты. Мы только три месяца все заявки на объекты выравнивали по адресам. Оказалось, около 80% предпринимателей не имели счет. Они просто карточку на физическое лицо показывали, и просили, сюда переведите деньги. Не было у многих удостоверения индивидуального предпринимат6еля. Бывало, что в жилом доме открывали магазин и не легализовали его, так и работали. На тот момент была хаотичная ситуация», - рассказывает Жомарт Махмуд. 

От идеи разделить все 3 млрд тенге поровну между всеми пострадавшими отказались сразу. Говорят, перечислять компенсацию стали тем, кто предоставлял все необходимые документы. В конце октября деньги в Фонде закончились. Владельцы 62 объектов получить деньги не успели. Кто-то недополучил последний транш, а кто-то не увидел даже миллиона. Среди них и Анатолий Рунков. Мужчина за свой счет вынужден восстанавливать свой бизнес – это ресторан, автомойка, магазины. Бизнесмен возмущен тем, что пока он оформлял правоустанавливающие документы на бизнес-объекты, деньги в фонде закончились, а ему никто не сказал поторопиться. 

20200304_155608_0.jpg

 «Я два месяца собирал. Почему так долго? Потому что нужны на все деньги. У меня было решение акима, но не было приемной комиссии. Мне, например, нужно было отдать 300 тыс тенге, а у меня 4 объекта, это 1.2 млн тенге нужно только в ГАСК. Один из них госакт по автомойке сказали старый и нужно новый. Мне сказали, что сроков нет, как сделаешь, так и получишь. У меня все 4 объекта пострадали. А здесь деньги кому дали? Кто возле акима сидит. Мой объект оценили в 5 млн тенге, а там магазин, который меньше 38 млн тенге не стоит. Ладно, раз денег нет, не обещали бы тогда. Я бы сам обошелся», - возмущается бизнесмен. 

20200304_153824.jpg

Теперь предприниматель намерен требовать от прокуратуры провести проверку, чтобы выяснить куда делись деньги из Фонда. А представители Фонда уверяют, что готовы доказать каждый потраченный миллион. Да и к работе оценщиков, здесь заявляют, что отношения не имеют. 

«Понятно, что денег не хватило. Изначально даже не было понятно, сколько объектов, потому что на ходу оценочные компании проводили дефектовку. Но я хочу сказать, что в основном оценки были очень завышены. Оценщик, с которой у нашего фонда заключен договор, сверяла фотографии объекта, дефектную ведомость, сметную ведомость с печатью и получалось, что где-то одни и те же работы были прописаны несколько раз, или цены были намного завышены. Она давала официальные замечания по таким моментам, и оценочная компания соглашалась и делала новую смету с новой печатью. Мы просили оценочные компании разъяснять собственникам почему идет удешеления, в чем ошибка. Но этого не произошло», - рассказывает исполнительный директор общественного фонда «Менің Атамекенім» Ляззат Чинкисбаева. 

Без компенсаций остались владельцы 62 объектов. Что им делать, ни в фонде, ни в Палате предпринимателей пока сказать не могут. Они в данное время заняты перепиской с крупными компаниями  и правительственными структурами. Говорят, вся надежда на канцелярию премьер-министра. Письмо туда написали еще в конце 2019 года, но пока тишина. Дефицит в Фонде на сегодняшний день составляет 400 млн тенге.

banner_wsj.gif

16132 просмотра

Фоторепортаж: как Западный Казахстан переживает карантин

Режим изоляции спровоцировали всего двое зараженных

Дом в Уральске, где проживала заболевшая COVID-19 девушка. 30.03.2020

Карантин в ЗКО называют одним из самых строгих в Казахстане: выходить из дома можно не дальше, чем на два километра, перемещаться в области на личном авто можно только по разрешению акимата. А еще провинциальных горожан беспокоит начало дачного сезона – выехать на участки и вернуться можно только в субботу и воскресенье.

И пришел Бука

Сообщение о том, что в Уральске появился зараженный коронавирусной инфекцией, появилось в сети 29 марта и почти на три часа опередило официальные данные. Рассылка, распространяемая в мессенджерах, содержала не только имя и фамилию заболевшей, но и подробный адрес проживания. Эту же информацию подхватили несколько городских пабликов. Примерно то же самое происходило и в городе Аксае: местные сообщества вовсю трубили о заболевшей. 

К тому моменту, как с обращением к жителям выступил главный санврач области, уже почти все знали, что коронавирус в ЗКО «завезли»: заболевшая в Уральске – внештатный сотрудник одного из региональных СМИ и вернулась из Атырауской области, куда ездила по работе, а заболевшая в Аксае - сотрудница нефтедобывающей компании и вернулась с отдыха из Москвы через приграничную к ЗКО Саратовскую область. Дома, где проживали заболевшие, оцепили и стали выявлять контактных.

Также заболевшая из Уральска сообщила СМИ, что обратится в прокуратуру и накажет виновных в утечке ее персональных данных.

«Уже к обеду мне стали звонить родные, друзья, коллеги, клиенты. Все были в курсе моей болезни, а потом прислали эту рассылку с адресом, именем и прочим. Кто это сделал? Я не преступник! У меня вирус, который гуляет по всему миру! Теперь меня клеймят», — рассказала девушка.

В полиции подтвердили, что начали досудебное расследование по факту неправомерного распространения личных данных.

Уже через день, 31 марта, оцепление дома в Уральске сняли. 

«В ходе эпидрасследования были определены близкие контактные, которые помещены в карантин. Проведено лабораторное исследование лиц, контактировавших с больными, результаты экспертизы отрицательные. По результатам экспертизы решено снять дом с карантина», – сообщили в департаменте качества и безопасности товаров и услуг в ЗКО.

Осторожно, двери закрываются!

P1090719.jpg
Автобусы обязали проводить дезинфекцию после каждого круга. 

С формулировкой «В связи с выявлением случаев заражения коронавирусом, чтобы обезопасить граждан» власти ЗКО ввели запрет на передвижение по городу и области. В прямом эфире выступал санитарный врач, который произносил долгую речь, но в итоге все свелось к пяти крупным «нельзя»:

  • жители могут ходить в магазин и аптеку не дальше, чем за два километра от дома (а выгуливать животных – не дальше, чем за 500 метров, и не дольше 30 минут);
  • нельзя собираться на улице группами более трех человек, если только вы не члены одной семьи;
  • нельзя ездить на личных машинах по городу без справки с места работы (а тем, кто передвигается по области, выдавали ограниченное количество спецпропусков в акимате). Сюда же относится и то, что количество автобусов сократили наполовину, они ездят только в черте городов Уральск и Аксай с 06.00 до 19.00, а из такси осталось только четыре официальных перевозчика. 

P1090513.jpgОдно из официальных такси. Перед выездом на линию и после схода с нее водителей проверяет врач. Внутри машины обязательно должны быть антисептики и санитайзеры, и после каждого рейса водитель должен делать санобработку машины.

Изначально постановление Арыспаева должно было вступить в силу с 00.00 31 марта, но власти решили дать жителям пару дней на завершение дел, приведение в порядок документов и получение пропусков. В области разрешения на работу обещали выдать только компаниям, деятельность которых жизненно необходима. Их одобрением занималась специальная рабочая группа. Многие фирмы на время карантина переквалифицировали свою деятельность: так, ателье стали шить многоразовые маски, а аптека №1, которая производит лекарственные порошки, объединилась с ТОО «Топан» и фирмой ТОО «Талап» для изготовления антисептика. 

P1090501.jpg
Производство антисептика. В день компании обещали изготавливать более 600 литров. Приобрести его можно в городских аптеках. Пятилитровая бутыль противомикробной жидкости обойдется уральцам в 13 тыс. тенге.

Убирать дворы и обрабатывать подъезды обязали местные КСК, но больше половины ничего не обрабатывают. Дезинфицировать подъезды в Уральске власти собирались за счет собственников квартир.

«В первую очередь это в интересах жильцов. Поэтому, если КСК будет обеспечивать надлежащую дезинфекцию, то сбор будет с собственников квартир», — пояснил заместитель руководителя отдела ЖКХ при акимате Уральска Канат Умралиев.  

Однако жители в социальных сетях продолжают сообщать, что КСК не предлагали им сдавать деньги на дезинфекцию.

Средства на закупку химрастворов для обработки улиц и скверов выделены из городского бюджета. 

«Выделено 94 млн тенге из резервного бюджета города. На эти деньги в первую очередь были закуплены маски, антисептики и спецодежда для полиции и других служб. Еще для дезинфекции были закуплены химреагенты. Ими обрабатывают места скопления людей и автобусы», — рассказал аким города Абат Шыныбеков.

P1090730.jpg
Сотрудники ДЭПа проводят санобработку улиц Уральска.

P1090754.jpgБлокпосты в Уральске установлены на каждом выезде из города.

Имбирный бум

Пока дачники Уральска переживают, что им позволили проезжать через блокпосты только в субботу и воскресенье и только по спискам, которые предоставляет Ассоциация садоводов, другие уральцы переживают о подорожании имбиря, лимона и чеснока.

P1090649.jpgТеперь закупать продукты в бакалее Центрального рынка могут только те, кто живет в радиусе двух километров от него.

Стоимость на эти продукты выросла в десятки раз. К примеру, килограмм имбиря в розницу в городе стоил около 3500 тенге за килограмм. Сейчас стоимость продукта варьируется от 20-33 тыс. тенге за килограмм. Лимоны с 600-800 тенге выросли до 3000 тенге за килограмм. В социальных сетях горожане пишут, что отдельные магазины позволяют себе продавать лимоны по 1000 тенге за штуку. Ситуацию спровоцировали массовые фейковые рассылки о том, что эти продукты помогают в борьбе с коронавирусом. Но факт остается фактом: цены на продукты, содержащие витамин С, выросли в разы. В управлении предпринимательства ЗКО данную ситуацию никак не комментируют, а за необоснованное повышение цен никто не был наказан.

P1090654.jpg
Стоимость имбиря в одном из городских супермаркетов.

P1090639.jpg
Вход в молочный павильон на рынке «Мирлан» в Уральске.

P1090646.jpg
Ряд хлебных ларьков внутри Центрального рынка.

P1090722.jpg
В супермаркеты (в зависимости от площади) не пускают более чем 5-10 человек сразу. В очереди на улице люди предпочитают держаться на расстоянии друг от друга.

P1090677.jpg
 
Количество открытых отделений банков в городе также сократили вдвое. В некоторых, чтобы людям было легче ожидать своей очереди, на улицу вынесли стулья.

Режим самоизоляции

Несмотря на все предостережения и усилия врачей и властей, добиться результатов в борьбе с коронавирусом можно только благодаря здравому смыслу, гигиене и самоизоляции, и в Уральске с последним пунктом все не так плохо. Людей на улице очень мало. В выходные шума машин практически нет, а по улицам ездят лишь патрульные машины. В рупор людей призывают оставаться дома и соблюдать режим личной гигиены. А также предупреждают о штрафах до 10 МРП (26 510 тенге) и лишении свободы до 15 суток за нарушение режима карантина. 

P1090609.jpg

Прохожие встречаются редко, но все – в масках.

P1090724.jpg
 
Проспект им. Назарбаева, суббота, 4 апреля. 

P1090738.jpg
Патрульные останавливали прохожих и предупреждали, что, выходя на улицу, необходимо надевать перчатки и маску.

Торговые площадки и рынки ЗКО закрыли еще 19 марта, чем вызвали возмущение продавцов, готовых проводить санобработку чаще. В настоящее время на территориях рынков функционируют только места продажи продуктов. После выявления двух случаев заражения 29 марта в области усилили карантин. Состояние пациенток с COVID-19 врачи оценивают как удовлетворительное. В настоящее время новых случаев заражения не выявлено. В стационарах области под наблюдением остаются 100 человек.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif