22077 просмотров

Что происходит в регионах Казахстана с введением чрезвычайного положения

Разбирались корреспонденты Kursiv.kz

Фото: Офелия Жакаева

В Казахстане с 16 марта введено чрезвычайное положение. В Павлодаре с этого момента жители стали больше ходить пешком, атыраусцы закупились продуктами, средствами гигиены, антисептиками. Предприниматели Уральска рассказали, как ситуация повлияла на их доходы. Что еще происходит в регионах страны - в обзоре Kursiv.kz.  

Павлодар

С введением чрезвычайного положения в Казахстане павлодарцы стали больше ходить пешком. Водители павлодарского автопарка №1 говорят, что за весь день еле-еле набирают оплаты за проезд на солярку. О прибыли в данной ситуации речь вообще не идет. Руководитель ТОО «Автобусный парк №1» Вадим Ковальчук сообщил о разработке «кризисного плана работы», предусматривающего сокращение автобусов на линии. Но пока здесь решили ограничиться изучением пассажиропотока. Автобусы работают по стандартным графикам, но возят, как говорят сами водители, в своем большинстве воздух. 

Затишье  сейчас на автовокзале. Уже 15 марта междугородний автобус, выехавший в Кемерово, вынужден был вернуться обратно.  Павлодарские рейсовые автобусы выполняли рейсы по шести маршрутам. Это: Омск, Новосибирск, Кемерово, Барнаул, Екатеринбург, Славгород. Водители, работающие на этих направлениях, остались без работы. По словам директора ТОО «Автовокзал-Сервис» Евгения Пилипенко, есть потери и на внутренних линиях.  В целом, от перевозимого  прошлогоднего объема осталось не более 40 процентов. Часть сотрудников вокзала  перешли на четырехчасовой рабочий день. Других руководство вынуждено было отправить в неоплачиваемые отпуска. 

Что касается магазинов, то в первые дни действия в Казахстане режима чрезвычайного положения они мало чем отличались от торговых точек по всей республики. Все тот же ажиотаж  и повышенный спрос на гречку, сахар и туалетную бумагу. Последняя скупалась в таких количествах, что местные власти всерьез задумались, а не включить ли этот товар в список для закупа в областной стабилизационный фонд. Напомним, сейчас в стабилизационных закромах хранятся десять наименований  продуктов первой необходимости. Это: картофель, морковь, лук, сахар, макароны, мука, гречка, рис, подсолнечное масло и яйца. Как сообщил в ходе  брифинга по ситуации с продовольствием в регионе 20 марта тогдашний заместитель акима области Алмас Батанов (за выходные ему на смену пришел Асаин Байханов), в акимате приняли решение увеличить линейку товаров с 10 до 12 наименований. Какие именно это будут товары, мыло или туалетная бумага, а может, какие-то дополнительные продукты питания, станет ясно после анализа покупательского спроса. 

Владельцы магазинов не преминули воспользоваться удобным случаем и почти сразу же подняли цены на то, что уходило с полок, как горячие пирожки. Сахар, до  режима чрезвычайного положения продававшийся по 180-190 тенге за килограмм, стал стоит 220-225 тенге. Чтобы не допускать дальнейшего повышения цен,  был распечатан стабилизационный фонд, после чего стоимость  сахарного песка вернулась к своей первоначальной отметке. Правда, во многих торговых точках его стали отпускать по пять килограммов в одни руки. 

За несколько дней запасы областного стабилизационного фонда заметно «похудели». На их пополнение из резерва областной казны выделили миллиард тенге. По данным все того же экс-заместителя главы региона, транш будет разделен поровну между владельцами крупных сетевых магазинов и стабилизационным фондом. Частным предпринимателям  выделят беспроцентный займ. На эти средства предприниматели закупят 19 наименований товаров, отнесенных к социально-значимым, и будут  реализовывать их  населению по единой социальной цене. 

Общественные места, те же магазины или аптеки, павлодарцы больше посещают без медицинских масок, нежели в них. Отчасти обусловлено это тем, что этих изделий медицинского назначения в городе днем с огнем не сыщешь.  А там, куда они ограниченными партиями поступают, собираются просто километровые очереди. Выдают их по пять штук в одни руки. Некоторые предпочли вспомнить курсы кройки и шитья и достать из кладовок швейные машины. В числе таких рукодельниц оказались и  ребята из Лиги волонтеров. Оказывая услуги по доставке на дом продуктов пенсионерам, инвалидам и многодетным мамочкам, волонтеры сами обеспечили себя индивидуальными средствами защиты – сшили из марли маски и приготовили из спирта и глицерина домашние антисептики. 

Системообразующие предприятия области работают в штатном режиме на удаленную работу с сохранением полной заработной платы перевели лишь 1173 человека из 47 023, числившихся на всех промышленных гигантах региона. Никого из заводчан или работников энергостанций, как заверяют руководители предприятий, не отправили ни в плановый отпуск, ни в отпуск без содержания, сокращение рабочих мест не планируется, сообщили в пресс-службе акима области.

Атырау

Первой реакцией атыраусцев, впрочем как и других казахстанцев на известие объявленного режима чрезвычайного положения в стране стала - паника. Люди начали закупаться продуктами, средствами гигиены, антисептиками и медицинскими масками. Но спустя несколько дней жители поняли, что продуктов в магазинах много, и немного успокоились. Продовольственные рынки, магазины по продаже продуктов питания, отделы в крупных торговых центрах работают как и обычно. Сообщается, что в Атырау запасов продуктов первой необходимости хватит до мая. 

«Из 19 социально-значимых продуктов рост в 4 процента произошел только на куриные яйца. Дефицита муки нет. Несмотря на то, что последнее время резко выросла покупательская способность населения, в стабфонде области есть необходимый запас продуктов. Средняя стоимость хлеба составляет 85 тенге. По нашим сведениям, крупные супермаркеты «Марко», «Идеал» и «Ярмарка» имеют достаточный запас продуктов на своих складах. Кроме того, руководство города тесно сотрудничает с крупными оптовиками, ведется постоянный мониторинг по запасам продовольственных товаров», - сообщил руководитель областного управления сельского хозяйства Кайрат Нурлыбаев.

По словам представителя СПК «Атырау» Дмитрия Дю, в стабилизационном фонде области имеется 540 тонн картофеля, 160 тонн лука, 128 тонн капусты, 87 тонн моркови и 620 тонн муки - этого запаса хватит до мая. Для обеспечения пекарен организован завоз 440 тонны муки первого сорта с Желаевского комбината ЗКО. Торговые точки стабфонда расположены на рынках «Сарайшык», «Коктем», «Насиха» и «Дина» и их число будет увеличено. Есть договоренность с владельцами новых девяти продуктовых павильонов, возведенных в рамках программы «100 торговых точек». В них организуют торговлю продуктами по ценам ниже рыночной на 15 процентов. 

В связи с введением ЧП все автобусы в Атырау обрабатываются раствором хлора между каждым рейсом. Его в готовом виде доставляют по всем конечным маршрутным остановкам. В день примерно уходит по 200 литров на каждый маршрут. В городе имеется 160 автобусов, которые обслуживают 28 направлений.

Кроме того, ТОО «Спецавтобаза» приступило к дезинфекции городских остановок. Ежедневно 143 остановки,  площадки около них, прилегающую территорию и сиденья дважды в день обрабатываются.  Как сообщает пресс-служба ТОО «Спецавтобаза», закуплено 500 кг дезинфицирующих препаратов. При необходимости они готовы закупить дополнительную партию.

Также в Атырау усилены меры дезинфекции в продовольственных супермаркетах и рынках в целях недопущения распространения коронавирусной инфекции. По словам директора супермаркетов «Идеал» и «Лидер» Асета Галымжанулы, дезинфекционные работы ведутся непрерывно.

«Внутри помещения технические работники два раза в день моют полы дезинфицирующими средствами. Основная наша проблема на сегодня – нехватка медицинских масок и антисептиков. Поэтому, по договоренности со швейным цехом, планируем шить маски многоразового использования. Пока у наших сотрудников имеются только антисептические салфетки», – рассказал Асет Галымжанулы.

В торговом центре «Дина» по-прежнему многолюдно. Здесь планируют завезти 10 тысяч медицинских масок для продавцов. Санитарный врач рынка «Дина» Гульнара Каримова отметила, что работники пользуются одноразовыми перчатками, а все хлебобулочные изделия продаются в упакованном виде. Заметим, что продуктовые магазины, продовольственные супермаркеты и рынки продолжат работу в обычном режиме с усилением санитарных и дезинфекционных мер.

В целях профилактики распространения коронавируса атырауские волонтеры начали шить медицинские маски для социально уязвимых семей. Инициатором проекта стала дизайнер одежды, основатель ателье «Assyl collection» Асыл Дюзбаева.

«На фоне ажиотажа, вызванного отсутствием медицинских масок в аптеках, мы решили их шить самим. В области много швейных ателье. Мы призвали  всех присоединиться к этому делу для чего запустили челлендж. Сегодня мы отложили все другие заказы и шьем многослойные многоразовые маски, которые можно будет, постирав, использовать вновь. Чтобы маски смотрелись эстетично, вышили на них национальные узоры», - рассказала Асыл Дюзбаева.

Маски швеи раздают бесплатно многодетным семьям. А если кто-то захочет купить – нет проблем. Вырученные средства волонтеры направят на благотворительность. 

Поддержали их волонтеры благотворительного центра «Ықыласты бауырлар» («Забота собратьев»), открывшийся недавно при Атырауской центральной мечети «Иманғали», раздав медицинские маски многократного применения, пассажирам одного из автобусов в день Наурыза. Кроме этого активисты помогают одиноким людям продуктами первой необходимости и одеждой.
       
В целях снижения риска возможного распространения COVID-19 иностранные и казахстанские нефтяные компании внедряют ограничительные меры. 

Компании планируют продолжить неизменно выполнять производственные операции с соблюдением техники безопасности. При этом внесен ряд изменений, связанный с текущей эпидемиологической ситуацией. С 16 марта часть персонала перешла на дистанционный режим работы из дома, что никак не отразится на уровнях занятости или заработных платах. К примеру, руководство NCOC определило уровень минимального количества основного персонала, который продолжит работу на штатных местах работы и, совместно с другим персоналом NCOC, обеспечит безопасное выполнение производственных операций, включая добычу.

«На данный момент среди персонала NCOC нет зарегистрированных случаев заражения вирусом COVID-19. Медицинские учреждения, привлеченные NCOC по контракту, имеют необходимые ресурсы и обученный медицинский персонал для предоставления первичной врачебной помощи пациентам с гриппоподобными симптомами. Также проводится ежедневная дезинфекция производственных объектов и офисных помещений в городах Атырау, Нур-Султан и Актау», - сообщает пресс-служба NCOC.

В связи с коронавирусом и отменой многих маршрутов атыраусцы массово сдали билеты в кассы. Как сообщил директор железнодорожного вокзала города Атырау Айбек Куанышев, на 18 марта были сданы билеты на общую сумму 19,2 млн тенге. Все деньги были возвращены.

«Из этой суммы 1,6 млн тенге – по безналичному расчету, то есть люди покупали билеты в онлайн режиме. Эти деньги возвращены на карты», - проинформировал Куанышев.

Он признался, что сначала были проблемы с возвратом денег из-за нехватки наличности в кассах железнодорожного вокзала, но вскоре возврат денег был налажен.

Пограничной службой совместно с уполномоченными государственными органами определены конкретные автомобильные пункты пропуска для проезда грузовых автотранспортных средств. В Атырауской области это пункт пропуска «Курмангазы» в одноименном районе, где осуществляется пропуск людей и грузового автотранспорта.

«Запускаем граждан РК, которые выехали за пределы страны до объявления ЧП, и выпускаем иностранных граждан, которые находились на территории Казахстана», - проинформировал заместитель командира воинской части 2016 ( КНБ РК) Ерхат Рафиков

По словам Рафикова, объем прохождения людей и грузов снизился на 80 процентов. До ЧП проходило до 30 единиц грузового транспорта в обе стороны. Кроме того, в настоящее время пересекают атыраусцы, имеющие вызов на лечение или по случаю смерти близких родственников. Так ежедневно выпускают за границу около 10-15 человек. Дополнительные блокпосты пограничная служба не выставляла.

Уральск

Все торговые дома и центры, супер и гипермаркеты, продовольственные и вещевые рынки, строительные и мебельные магазины площадью более 2000 квадратных метров прекратили свою работу с 21 марта. Контроль за исполнением всех санитарных мер, и проведения дезинфекции главный санврач ЗКО оставил за собой.

Постановление, подписанное начальником Департамента контроля качества товаров и услуг Мухамгали Арыспаевым 19 марта (с поправками от 21 марта – прим. авт.) «обязательно для исполнения всеми индивидуальными предпримателями, физическими и юридическими лицами независимо от форм собственности». 

Объекты торговли с площадью менее 2000 кв.м. будут работать с 9.00 до 21. 00. Начальник Департамента постановил «не допускать образование очередей более 5 человек», а расстояние между людьми в очереди не должны быть менее 1 метра. Каким образом Мухамгали Арыспаев, оставляя за собой личный контроль, собирается лично контролировать каждую очередь, в пресс-службе ведомства не уточнили.

Продавцы и арендаторы торговых точек на рынках и в торговых домах говорят, что им ничего не объясняли, не обещали никаких компенсаций, а ведь для многих из них торговля – единственный источник дохода.

«Мне вчера вечером из администрации позвонили, сказали: «Всё, закрываемся, завтра уже не выходите». А я приехала вещи забрать. Что теперь делать – без понятия. У меня ребенок и два кредита. Из других источников дохода – зарплата мужа, но я даже не беру ее в расчёт – покрыть два кредита, прокормить семью и оплатить коммуналку на нее не выйдет», - рассказала продавщица крытого рынка Асем.

В районе центральных вещевых рынков остались только редкие продавцы-лоточники, да и те в ожидании нарядов полиции, которые их отсюда «попросят».

«В день я зарабатываю около 5 000 тенге. Иногда меньше, реже – совсем ничего. Полиция уже штрафовала, разгоняют нас, но мы тут не от жизни хорошей. До какого числа продлится этот карантин мы не знаем, но это по многим ударило. Видите, людей вообще нет. А мы будем стоят, пока не выгонят, потому что деньги нужны. От таких мер мы от голода умрем раньше, чем от вируса», - поделилась мнением одна из уличных торговок Айгуль.

В СЭС сообщили, что по состоянию на 21 марта в области под медицинским наблюдением находятся 101 человек, зараженных не зарегистрировано, а всех пассажиров, прибывающим в область поездами и самолетами, анкетируют и проверяют их температуру. 
ВКО

14 марта – Главный врач ВКО: имеется 500 инфекционных коек, при необходимости будут дополнительно развернуты еще 413, подготовлено 600 провизорных коек, 2505 обсервационных. 17 марта – на обсервации в ВКО находятся 14 человек. 18 марта руководитель Департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг ВКО Нурлангазы Ибраев сообщил, что оснований для закрытия ВКО – нет.

«На сегодняшний день в Восточном Казахстане не зарегистрировано ни одного случая заражения коронавирусом. На всех рейсах, которые пребывают напрямую в Усть-Каменогорск, проводится термометрия, анкетирование, выявление лиц с симптомами ОРВИ. На границе с Россией работают санитарно-карантинные посты, где проводится тщательная работа», - сказал чиновник.

19 марта в Восточно-Казахстанской области были установлены блокпосты, на которых въезжающих в область людей проверяют на наличие симптомов коронавирусной инфекции.

22 марта аким ВКО Даниал Ахметов пообещал обеспечить 94 тысячи человек из льготных категорий бесплатными многоразовыми масками. Кроме того, было объявлено, что в отделениях Казпочты можно будет приобрести многоразовые маски по 170 тенге. В тот же день последовали негативные отзывы.

«Представители акимата проверили списки, нашли мою фамилию и вручили моей супруге эту маску. Когда я ее увидел, то был просто в шоке - двуслойная, насквозь просвечивающая, еще и серая. Издевательство просто какое-то», - написал на странице Facebook житель Семея с инвалидностью второй группы Тамерлан Егеубаев.

22 марта жителей Усть-Каменогорска попросили ограничить прогулки в парках в связи с эпидемиологической обстановкой. 24 марта закрыты кинотеатры, точки общепита открыты, массовые мероприятия не проводятся. Проводятся рейды по увеселительным заведениям.  Так, если заведение работает после 22.00 или не проводит дезинфекцию, полиция составляет на владельца протокол по статье 476 КоАП РК – «Нарушение режима чрезвычайного положения».

Семей

18 марта руководитель Департамента контроля качества и безопасности товаров и услуг ВКО Нурлангазы Ибраев сообщил, что оснований для закрытия ВКО – нет.

«На сегодняшний день в Восточном Казахстане не зарегистрировано ни одного случая заражения коронавирусом. На всех рейсах, которые пребывают напрямую в Усть-Каменогорск, проводится термометрия, анкетирование, выявление лиц с симптомами ОРВИ. На границе с Россией работают санитарно-карантинные посты, где проводится тщательная работа», - сказал чиновник.

В Восточно-Казахстанской области были установлены блокпосты, на которых въезжающих в область людей проверяют на наличие симптомов коронавирусной инфекции.

На Наурыз, 22 марта жителей Усть-Каменогорска попросили ограничить прогулки в парках в связи с эпидемиологической обстановкой. Проводятся рейды по увеселительным заведениям. Так, если заведение работает после 22.00 или не проводит дезинфекцию, полиция составляет на владельца протокол по статье 476 КоАП РК – «Нарушение режима чрезвычайного положения».

Костанай

В Костанае с 24 марта на магазинах стали вывешивать объявления «Убедительная просьба — без масок не входить». При этом до недавнего времени вопрос о масочном режиме крупным продовольственным магазинам рекомендовали решать так: требуете маски — обеспечьте ими покупателей. Вроде бы никто ни на кого не давит: одни просят, другие рекомендуют — но сути проблемы эта игра слов не меняет. В итоге подавляющая часть народа без масок. И в поиске, ибо их в аптеках нет. Они стали невосполнимым дефицитом еще до 16 марта, когда в стране ввели режим чрезвычайного положения. 

В Костанае власти делали ставку на местную швейную фабрику «Большевичка», которая готова была производить 10 000 масок в смену из российской марли. Планировали, что их будут продавать в аптеках. И вроде бы даже их шьют, но в аптеках как не было, так и нет. На фабрике поясняли, что их марлевую продукцию заказывают предприятия и медучреждения. 

Разумное требование о полутора метрах зазора между людьми не работает нигде, санитайзеров в продмагах тоже наблюдать не довелось. Кстати, в аптеках выгребли все антисептики, спирт, марлю. Теперь приходится ждать, когда то там, то сям «выбросят».

Общественный транспорт как ездил чумазый, так и ездит. Подозревать его в тотальном умывании дезсредствами даже неловко. Власти областного центра организовали один раз показательную обработку, тем все и кончилось. Люди за рулем — в большинстве своем без масок. Валидаторы ввести и не сумели. Так и кладут костанайцы в ладонь водителю 80 тенге. А сколько народу за смену той ладони касается — бог весть. 

Количество пассажиров — не больше 10-15 в салоне — тоже никем не регулируется. Еще и потому, что это не в интересах перевозчиков. Они и так замечают, что больше людей стало ходить пешком, игнорируя автобусы. 

На улицах не очень оживленно. Даже в дни Наурыза многолюдных компаний видно не было, хотя гостей по домам, конечно, традиционно граждане принимали. И опыт Италии нам здесь не впрок.

Продовольственный ажиотаж в Костанае имел место, но спал. На ярмарке, которую власти организовали 13 марта влет расходились мука, макароны, крупы из стабилизационного фонда. В магазинах и сейчас это товар ходовой, но уже грузят его в машины не полными тележками. Голых полок пока нет. А с туалетной бумагой костанайцам и вовсе повезло. Есть местный производитель, который сейчас своей продукцией активно замещает импорт. 

В Костанае и области нет пока ни одного зараженного коронавирусом, хотя в соседней Актюбинской области такой уже появился. Развернуто 5 провизорных госпиталей на 700 мест. До сих пор основной их контингент — туристы, вернувшиеся из поездок. Сейчас под наблюдением в госпиталях, а также на домашнем медицинском мониторинге в режиме самоизоляции находится около 300 человек.

Шымкент

Жизнь в условиях чрезвычайного положения внесла коррективы в будни шымкентцев. В городе закрыты торгово-развлекательные центры, кинотеатры, детские аттракционы. Прекратили работать внешкольные кружки, спортивные секции, а языковые и предметные курсы проводят занятия в онлайн режиме. Парки города продолжают работать, но большого количества народа в них нет. А вот ситуация с закрытием дендропарка на карантин разделила шымкентцев на два лагеря. Часть жителей возмущена таким решением, ведь дендропарк давно получил славу «городских легких» и здесь в любое время года собираются подышать чистым воздухом и любители спорта, и родители с детьми, и пенсионеры, увлекающиеся прогулками и скандинавской ходьбой. Другая часть жителей решение городских властей поддерживает, считая, что из-за закрытия массы объектов огромное количество горожан будет собираться в дендропарке. Только после объявления карантина в Алматы и Нур-Султане начали проводить дезинфекцию на ж.д. вокзале и в аэропорту. Приезжающих встречают врачи с градусниками, каждому измеряют температуру и регистрируют. 

В медицинских учреждениях города тоже усилили меры противоэпидемиологической безопасности. На входах и в приемных покоях жителей города встречают медсестры с градусниками. Пройти дальше можно только после того, как измеришь температуру. Более того, врачи Шымкента обратились к горожанам с просьбой ограничить количество визитов в поликлиники. Подготовили специальные телефоны и стационарные, и сотовые, которые будут доступны ежедневно для консультаций на расстоянии. 

Меры безопасности начали применять и на базарах Шымкента. Попасть на них можно только в маске. Впрочем, бизнесмены тут же не поленились и наладили бизнес. Самодельные маски, только издалека похожие на медицинские, продают перед входами на рынок по 200-250 тенге. Причем эти самые маски новоявленные бизнесмены не удосужились даже прикрыть пакетами ради стерильности. О таком новом виде бизнесе по-шымкентски жители города снимают многочисленные видео и призывают полицейских отреагировать. Правда, ни правоохранительные органы, ни представители акимата делают вид, что возмущения горожан не замечают. 

Из-за ситуации вокруг коронавируса большая часть шымкентских кафе и ресторанов осваивает доставку и онлайн заказы. Домой могут привезти все, что душе угодно. Правда, банкетных блюд на большие компании в меню для заказов не видно. Зато есть не только фастфуд в виде бургеров, суши, пиццы. Но и море горячих блюд европейской и восточной кухни. Об убытках рестораторы пока молчат, а вот транспортники уже о них заявили. Именно поэтому в Шымкенте решено сократить количество выходящих на линию автобусов. Если раньше на линию выходили 1200 автобусов, то теперь их количество сократиться на 25%.

Дарина Стрельба, Дина Кан, Нана Иксанова, Хадиша Акаева, Жанара Ахмет, Марина Низовкина

banner_wsj.gif

277 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg