Что предложили внести в закон о мирных собраниях

Новый закон о митингах должны принять до выборов в парламент

Фото: Ink Drop / shutterstock

В декабре 2019 года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев распорядился внедрить уведомительный принцип организации митингов. Министерство информации и общественного развития РК (МИОР), в свою очередь, разработало проект закона «О мирных собраниях». Какие вопросы нацелен решить новый закон о мирных собраниях в РК, как будут определяться формы мирных собраний и где их можно проводить, выяснил корреспондент Kursiv.kz.

Изменить закон о митингах поручил президент Казахстана на втором заседании Национального совета общественного доверия.

«Следует приступить к внедрению уведомительного принципа организации митингов, что соответствует нашей Конституции. Митинги допустимы, если они не нарушают закон, общественный порядок и не мешают покою граждан. Это моя принципиальная позиция, и мы будем ее закреплять законодательно», - отмечал ранее глава государства.

В начале февраля министр информации и общественного развития Казахстана Даурен Абаев сообщил о вынесении на публичное обсуждение проекта закона «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан» на сайте «Открытого правительства». Так, старый закон о мирных собраниях 1995 года будет утрачен с принятием нового.

На основе полученных предложений и ведущих международных практик Даурен Абаев отметил целый ряд нововведений. Так, в течение 10 дней (со дня вынесения нового закона о мирных собраниях на обсуждение – прим. Kursiv.kz) все желающие смогли ознакомиться с содержанием новой концепции законопроекта, а также оставить свои замечания на открытых НПА.

В данной работе приняли участие представители неправительственного сектора, представители СМИ и гражданские активисты.

На встрече министра информации и общественного развития РК с гражданскими активистами (17 февраля 2020 года – прим. Kursiv.kz) общественник из Алматы Болат Жуматаев предложил проводить митинги в стране с помощью социальных сетей – в режиме онлайн, аргументировав свое предложение тем, что в современном обществе соцсети играют большую роль, и в Интернете все смогут выразить свое мнение.

«В социальных сетях можно проводить онлайн-митинги, онлайн-опросы, которые имели бы последствия для выполнения госорганами, то есть не доводить людей до выхода на площадь. В принципе, все в интернете могут высказать свое мнение через онлайн-митинги», – предложил ранее Болат Жуматаев.

Даурен Абаев поддержал предложение и назвал идею блестящей.

«Логичное предложение. Мы можем это рассмотреть. Но онлайн-митинги, опросы делаются в рамках концепции слышащего государства. Если будет все в онлайне, то почему бы и нет, главное, чтобы это было услышано и была какая-то реакция», – ответил на идею активиста Даурен Абаев.

Какие поправки предложила общественность и что вошло в законопроект?

Проект закона о мирных собраниях в первой редакции подготовил директор Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис.

Общественный совет Алматы направил документ в столицу, а через некоторое время оттуда прислали исправленный вариант, сообщал ранее informburo.kz.

Позже советник президента Ерлан Карин заявил, что законопроект готовили не на основе разработки Евгения Жовтиса, это совершенно новый закон.

Однако общественники, которые были довольны предложенным им вариантом, просят вернуть удаленную редакцию.

Например, в проекте общественного совета (ОС) Алматы организаторами митинга не могут быть недееспособные граждане и осужденные, находящиеся в местах лишения свободы, а также юридические лица или неформальная общественная организация, деятельность которых приостановлена или запрещена.

МИОР в своем проекте расширил этот список, добавив, что организаторами протестующего собрания также не могут быть граждане с непогашенной или неснятой судимостью за участие в массовых беспорядках, не зарегистрированные в РК юридические лица и граждане, неоднократно подвергавшиеся административному взысканию за нарушение законодательства о порядке организации и проведения мирных собраний;

Общественный совет предложил проводить митинги в любых открытых публичных местах, но не ближе 100 метров к местам, где проведение мирного собрания запрещается, и выступил против проведения мирных собраний на территориях объектов, являющихся памятниками истории и культуры.

В проекте МИОР мирные собрания можно проводить только в специализированных местах.

В проекте общественников нет процедуры получения разрешения на проведение мирного собрания. В проекте МИОР заявление о получении согласования должен подать организатор митинга в письменной форме в акимат в случаях проведения демонстрации, шествия или в случае проведения собрания, митинга с количеством участников 250 и более человек.

Согласование мирного собрания в проекте ОС уведомление о проведении мирного собрания подает организатор в письменной форме в уполномоченный орган не позднее 10 рабочих дней до дня проведения мероприятия. В проекте МИОР уведомление подают в случае проведения собрания, митинга не позднее 15 рабочих дней до дня проведения мирных собраний; в случае проведения пикетирования или проведения собрания, митинга, целью которых является предвыборная агитация или агитация перед республиканским референдумом – не позднее 10 рабочих дней до дня его проведения.

Пикетирование в проекте ОС не требует уведомления. В проекте МИОР, напротив, уведомление требуется.

Напомним, 28 февраля глава республики высказался по поводу митингов, которые проводятся в стране. Он отметил, что мирные собрания граждан должны проходить только при уведомлении властей, в специально отведенных местах и без антиконституционных лозунгов.

«Закон о мирных собраниях должен предусматривать уведомительный характер их проведения. Организаторы обязаны проинформировать власти о планируемом количестве участников для обеспечения их безопасности и общественного порядка», - написал Касым-Жомарт Токаев в своем Twitter-аккаунте, добавив, что «мирные собрания должны проводиться в отведенных места, а антиконституционные лозунги недопустимы».

Итак, проект закона о мирных собраниях 7 февраля был опубликован на сайте «Открытые НПА». Публичное обсуждение законопроекта длилось до 21 февраля. Казахстанцы оставили 23 комментария к нему. Есть как положительные отзывы, так и отрицательные. Основная масса просит доработки документа.

Об этом главу МИОР Даурена Абаева просили и на встрече с общественностью в Алматы. Гражданские активисты назвали спорным моментом ограничения по количеству участников мирных собраний.

Предложение №1: прекратить митинг, если пришло больше человек, чем было заявлено

«Написано: нужно прекратить мирное собрание, если количество участников будет превышать то количество, которое указано в заявлении. Вы пробовали когда-нибудь на мирном собрании считать участников? Второй момент: полицейских или так называемых товарищей в штатском будем включать. Но иногда их больше, чем самих участников»,  – выступил директор Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис.

Его замечание поддержали представители общественного совета Алматы. По словам члена общественного совета Алматы Бекнура Кисикова, на митингах очень сложно посчитать людей, ведь к митингам могут присоединиться прохожие. Поэтому посчитать каждого невозможно.

На эти замечания Даурен Абаев ответил, что технически посчитать количество участников несложно. Но раз есть замечания от общественности, глава МИОР обещал подумать над этим.

Предложение №2: места для проведения митингов – не на окраине города

В действующем законе о мирных собраниях и предложенной редакции для проведения мирных собраний предлагают отводить специализированные места. Их выбирали акиматы совместно с маслихатами. Как правило, на окраинах. Теперь разрешено митинговать и в центре города.

17 января маслихат Алматы утвердил вторым местом для проведения мирных собраний парк имени Махатмы Ганди. Раньше их можно было проводить только в сквере за кинотеатром «Сары-Арка». Парк географически находится в центре города. Но фактически далеко от делового центра мегаполиса, в спальном районе.

На общественном собрании Алматы Даурен Абаев отметил, что место проведения – это принципиальная позиция власти, есть политическое решение.

«Главное, не на окраинах населенного пункта, чтобы была транспортная доступность, инфраструктура. Это вопрос безопасности. Маслихаты совместно с акиматами будут определять место проведения митинга. Если укажут на окраину, мы будем вмешиваться», – заверил Даурен Абаев.

Но что тогда делать участникам пикета, которые хотят выразить свою позицию возле госоргана, с решением которого они не согласны?

Евгений Жовтис напомнил, что обычно люди выходят на центральные площади, чтобы привлечь внимание.

«Принципиально именно там – в пределах видимости и слышимости аудитории. Как только мы говорим о специализированных местах, мы противоречим международным соглашениям», – отметил общественник.

Предложение №3: митинги по уведомлению

В законопроекте эксперты отметили важный плюс: если акимат не отвечает в установленные сроки на заявку о проведении мирного собрания, то митинг считается согласованным по умолчанию.

Участники слушаний попросили пересмотреть сроки подачи уведомления о проведении мирных собраний. В проекте закона прописано, что нужно уведомлять за 15 рабочих дней. Алматинцы предлагают сократить срок до 7-10 календарных дней.

Общественники напомнили, что бывают и спонтанные митинги. Например, произошло событие, и люди хотят высказать свое мнение. В таком случае отправить уведомление и ждать 15 рабочих дней не получится – эффект спонтанности пропадает.

Предложение №4: запрет на ношение предметов, закрывающих лицо

Много вопросов вызвало требование в проекте нового закона к внешнему виду митингующих. Запрещено носить предметы, закрывающие лицо. Но на митинг может прийти верующий в платке или болеющий в медицинской маске.

Даурен Абаев ответил, что очки носить можно, а по остальным предметам пообещал внести ясность.

Предложение №5: журналисты должны предоставлять запись митингов

В проекте закона целая глава посвящена тому, как должны вести себя работники СМИ.

Например, в пункте пятом (новой концепции от МИОР) отмечается, что по требованию государственных органов или других должностных лиц предоставлять фотосъемку и видеозапись мирных собраний.

Даурен Абаев уточнил и этот пункт, отметив, что требовать запись у журналистов будут только в случае совершения преступления для доказательной базы, и потребуется видеозапись или фотосъемка не сразу, а со временем. Формулировку пункта будут корректировать.

Кроме того, согласно проекту МИОР, журналистам также запрещается:

- иметь при себе холодное, огнестрельное или иное оружие;

- иметь при себе специально подготовленные приспособленные предметы, которые могут быть использованы против жизни и здоровья людей;

- заниматься распространением или употреблением алкоголя, наркотических средств и психотропных веществ;

- находиться в алкогольном, наркотическом или токсикологическом опьянении.

Секретарь общественного совета Алматы Алтынай Кобеева, например, считает, что, помимо прочего, журналистам необходимо носить жилеты.

Даурен Абаев с ней согласился.

«Над этим нужно подумать. Но нам кажется, что эта норма до первого инцидента. Когда произойдет что-то, вы скажете: он был журналистом. А мы не знали, никто не знал», – отметил министр.

Какие еще предложения поступили от общественности?

Общественники отметили, что в законопроекте не раскрыт вопрос финансирования митингов, а также нет норм о полицейских, которые должны следить за порядком на мирных собраниях.

Так, по словам общественника Болата Жуматаева, должна быть взаимосвязь между силовиками и организаторами.

«Например, в толпе есть провокаторы, и нужно, чтобы по заявке организатора митинга полицейские уводили нарушителей», – предложил он.

«По вашим предложениям и замечаниям: принципы ответственности участников, полицейских – с удовольствием добавим. Жалко, что мы сами не догадались это сделать. По срокам уведомлений, считаю, нет противоречий. Сроки нужно обсуждать», – резюмировал Даурен Абаев.

Обсуждение новой концепции законопроекта пройдет во всех регионах Казахстана. Министерство информации и общественного развития после сбора замечаний еще раз пересмотрит документ. Принять закон должны до выборов в парламент.

banner_wsj.gif

119 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg