Тайные покупатели обнаружили контрабанду в Шымкенте

Как остановить предприимчивых граждан, научившихся обходить границу без пошлин

Фото: Игорь Акимов

О налаженном импорте продукции из Узбекистана по серой схеме заявили в Палате предпринимателей Шымкента. Обнаружить нелегальный бизнес удалось благодаря методу «тайный покупатель». 

Откуда разница

Поводом для изучения ситуации непосредственно на границе послужили результаты зеркального анализа официальных показателей товарооборота между двумя странами – импорта и экспорта из Узбекистана в Казахстан. В прошлом году, согласно данным КГД МФ РК, объем импорта в РК из РУ исчислялся $844,3 млн, тогда как экспорт из Узбекистана в Казахстан, по сведениям Госкомитета РУ по статистике, составил $1354,9 млн. Разница в статданных двух стран в 2018 году составила $510,1 млн, а в среднем за 10 лет – $679,1 млн.

Специалисты палаты сделали вывод, что эту разницу образует так называемый серый импорт. Зеркальное сопоставление статистики по экспорту и импорту ученые-экономисты считают одним из методов оценки объ­емов теневых операций во внешней торговле. Чтобы выяснить, каким именно способом идет серый импорт из Узбекистана, сотрудники РПП выступили в роли тайных потенциальных покупателей. Как правило, они расспрашивали таксистов, посредников, что-то увидели собственными глазами и в итоге выявили всю схему.

«Сначала фуру товаров разгружают на узбекистанской территории. Так называемые «несуны», в основном это женщины, перетаскивают все на тележках мелкими партиями. Переходя границу как физические лица, они не декларируют товар и провозят его как ручную кладь. Дальше доносят его до машины на территории Казахстана. При необходимости оформляются сопроводительные документы, и груз едет до точки назначения», – рассказал «Курсиву» эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев.

Также он подчеркнул, что это налаженный бизнес, распределенный посредниками по сферам. Непосредственно «несуны» берут за каждый килограмм перевезенного через границу товара примерно по 0,65 цента, то есть около 250 тенге. Тогда как при официальном оформлении таможенные пошлины и НДС обходятся дороже в 2–3 раза. 

«Фактически там действует целая армия «несунов», – отмечает Бердалиев. – В основном это граждане РУ, которые пересекают границу несколько раз в день, главным образом утром и вечером». 

Так как ограничений в количестве переходов границы нет, закон это делать позволяет. 

Страдает бизнес

Таким образом в Казахстан попадают текстиль, кондитерские изделия, ТНП, сухофрукты, стройматериалы, другие товары и продукты. В результате, как отмечает эксперт, страдают казахстанские товаропроизводители, которые не могут конкурировать с заведомо дешевой завозной продукцией.

Одним из ярких примеров этого, по словам Бауыржана Бердалиева, стало ТОО «Алтын Адам тiгiн фабрикасы», учредители которого заявляют, что ежедневно из Узбекистана идет нелегальный завоз около 10 тыс. костюмов.

При средней стоимости одного костюма $30, или 11,5 тыс. тенге, их годовой оборот составляет более $100 млн. Между тем, согласно официальным данным КГД МФ РК, в прошлом году из Узбекистана было завезено всего 8,5 млн штук мужских и женских костюмов, брюк и юбок на сумму $1,86 млн. В то время как казахстанская фабрика продает в год всего 20 тыс. костюмов, хотя ее мощности позволяют производить в 6 раз больше продукции. 

По словам Бауыржана Бердалиева, из-за более высокой себестоимости продукции – как минимум на 30% – и, соответственно, ее неконкурентоспособности в связи с огромным потоком серого импорта казахстанские компании уже вынуждены отдавать швейные работы на аутсорсинг предприятиям Узбекистана.

От неравноправных условий на рынке несут потери не только текстильщики, но и представители других отраслей экономики.

«Такая ситуация приводит к снижению производства продукции отечественных товаропроизводителей, сокращению рабочих мест, уменьшению налоговых поступлений в бюджет. Реализация дешевых товаров, ввезенных в Казахстан в обход официальных таможенных процедур, угрожает добросовестному предпринимательству. Фактически мы поддерживаем производителей Узбекистана», – резюмировал эксперт. 

Безымянный_112.png

Требуются защитные меры

Стоит отметить, что нелегальный импорт продукции на территорию Казахстана далеко не единственная проблема казахстанских предпринимателей. Бизнесмены и ранее поднимали вопросы акцизов, различных нетарифных и административных барьеров в виде нерегламентированных проверок, длительного растаможивания товаров, с которыми сталкиваются производители Казахстана при экспорте товаров в Узбекистан. 

В региональной палате также не исключают, что со следующего года казахстанским экспортерам станет еще сложнее пробиться на рынок Узбекистана. Напомним, 2 октября 2019 года вышло постановление президента РУ, согласно которому с 1 января 2020 года увеличиваются ставки таможенных пошлин и акцизных налогов на ряд ввозимых в Узбекистан товаров.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Безопасны ли авиаперелеты в эпоху пандемии?

Современные фильтры снижают риски, но не снимают их полностью

Посадка пассажиров на рейс авиакомпании American Airlines в Сан-Диего. Фото: Sandy Huffaker / Getty Images

Безопасно ли летать на самолетах? Этот вопрос – один из ключевых для экономики, семейных отношений и потребности хотя бы на время вырваться из рутины.

Ответ: не так безопасно, как индустрия авиаперевозок хотела бы, чтобы вы считали, но гораздо безопасней, чем вы могли подумать.

Салоны самолетов оборудованы мощной системой кондиционирования, и этот постоянный поток воздуха, смешанный со свежим атмосферным воздухом, очевидно, снижает риск распространения вируса COVID-19. Идея аналогична тому, что находиться на открытом пространстве, где много свежего воздуха, безопаснее, чем внутри помещения.

«Многие думают, что лететь в самолете – это все равно, что лететь в запечатанном цилиндре, но это совсем не так», – говорит Аманда Симпсон, вице-президент по исследованиям и технологиям компании Airbus Americas.

Авиакомпании и авиапроизводители делают все возможное, чтобы вселить в путешественников уверенность в безопасности полетов. Они утверждают, что эффективная работа системы вентиляции вместе с фильтрацией воздуха и постоянным забором свежего забортного воздуха делают салон самолета более безопасным в плане защиты от вирусов по сравнению со многими другими закрытыми общественными помещениями – офисами и ресторанами. Благодаря использованию масок и антисептиков для рук после посещения туалета эта среда становится еще более безопасной, говорят они.

Некоторые эксперты в сфере здравоохранения полагают, что риски в самолете все-таки намного выше: вентиляция и фильтрация могут и не помочь, если рядом с вами кто-то кашляет или чихает. И не стоит забывать о том, что в самолете люди находятся гораздо ближе друг к другу, чем в любом другом публичном месте.

Авиакомпании прекрасно понимают, что это ключевой момент для будущего авиаперевозок. Социологическое исследование, проведенное в начале июня для Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), показало: 65% респондентов из 11 стран самой главной опасностью для пассажиров считают нахождение рядом с инфицированным человеком. Использование уборной оказалось на втором месте.

«В целом уровень общего риска, я думаю, можно оценить как средний», – говорит Марк Жендро, эксперт по вопросам передачи заболеваний в самолетах и главный санитарный врач в больницах Beverly Hospital и Addison Gilbert Hospital в пригороде Бостона.

Недавно к нему обратились с просьбой рецензировать исследование, проведенное в Германии экспертами в области авиамоделирования, и Жендро считает, что результаты этого исследования могут быть очень полезными для всех путешественников. Компьютерные симуляции показали, что наивысший риск заражения COVID-19 среди авиапассажиров возникает во время посадки и высадки. В этот момент контакт между людьми наиболее тесный, поскольку их носы и рты оказываются слишком близко. Только представьте ситуацию, когда кто-то пытается положить свою сумку в багажный отсек над головами сидящих пассажиров.

По словам Говарда Вейсса, одного из авторов проведенного в 2018 году исследования о передаче респираторных заболеваний в самолетах, сравнение с офисным воздухом и другими условиями в этом случае может быть нерелевантным. «В офисах нет кресел, расположенных точно так же, как в самолете», – говорит доктор Вейсс, профессор биологии в Университете штата Пенсильвания.

Существует не так много примеров передачи коронавируса внутри самолета. По данным IATA, отслеживание контактов после рейса от 31 марта между США и Тайванем, где у 12 пассажиров были выявлены симптомы COVID-19, не показало следов передачи заболевания еще 328 пассажирам и членам экипажа. Точно так же следов передачи не было выявлено и на рейсе из Китая в Канаду, где находился один пассажир с симптомами заболевания. Однако, как показали предварительные исследования по рейсу от 2 марта из Лондона во Вьетнам, один пассажир, вероятно, стал источником заражения 14 других людей. Двенадцать из них сидели поблизости.

Среди бортпроводников, по информации авиакомпаний, как правило, нет высокого уровня заболеваний, хотя они проводят в самолетах гораздо больше времени, чем большинство пассажиров. «Если бы здесь существовали проблемы, статистика бы это показала», – отмечает Дэвид Сеймур, главный исполнительный директор компании American Airlines.

Согласно многолетним научным исследованиям, охватывающим различные вспышки заболеваний в прошлом, а также нынешнюю пандемию, вероятность передачи вируса между пассажирами самолета в целом достаточно невысокая. Но это не означает, что риска такой передачи не существует. К примеру, как показало одно из исследований по SARS (еще одному виду коронавируса), один инфицированный пассажир на борту самолета стал причиной заражения сразу 22 человек.

«В настоящее время в целом принято считать, что когда самолет находится в воздухе и система вентиляции работает как положено, она достаточно эффективно очищает воздух от вирусов», – говорит доктор Жендро.

Новое исследование показывает, что посадка и высадка – одни из наиболее опасных моментов для передачи вируса.

Как утверждает Boeing, из-за опасений по поводу того, что авиакомпании могут хотя бы на несколько минут выключать вентиляцию во время посадки или высадки, компания рекомендовала авиалиниям использовать бортовые источники питания для обеспечения работы вентиляции на полную мощность.

Однако авиакомпании этим рекомендациям следовать не обязаны. В США, согласно информации Федерального управления гражданской авиации, нет требований о том, чтобы система вентиляции в салоне самолета работала тогда, когда он находится на земле. 

Впрочем, такие авикомпании, как Southwest, American и ряд других утверждают, что обеспечение работы системы вентиляции на полной мощности не только в воздухе, но и на земле, уже является для них стандартной практикой.

Как правило, коронавирус распространяется в виде частиц, выделяемых инфицированным человеком, которые затем попадают в организм других людей через рот, нос или глаза. Крупные частицы, выделяемые во время кашля или чихания, представляют наибольшую опасность, но, как полагает все большее число ученых, частицы в виде микро­аэрозоля, который выделяется во время дыхания больного, также способны находиться в воздухе и причинить вред.

Эксперты в области авиации считают, что вентиляционные системы самолетов плохо справляются именно с большими частицами. Они слишком велики, и воздушный поток не может их быстро унести с собой. Поэтому те из них, которые оказались в непосредственной близости от пассажира, могут представлять угрозу. Тем не менее эксперты согласны с тем, что бортовая система вентиляции, скорее всего, хорошо справляется с загрязнением микроаэрозолем.

Как утверждает большинство представителей индустрии, система вентиляции и маски делают безопасными и средние места. Авиакомпании также указывают на то, что во многих самолетах с одной стороны прохода установлены два сиденья, поэтому в подавляющем большинстве случаев вы сидите плечом к плечу с кем-то вне зависимости от наличия среднего места.

Похоже, идея с блокировкой среднего ряда кресел – чисто американское изобретение. Опрос, проведенный консалтинговой фирмой IdeaWorks, показал: ни одна из 17 неамериканских авиакомпаний не блокировала средний ряд сидений. Это делают только такие авиакомпании, как Delta, Southwest, JetBlue, Alaska и Frontier.

И все же эксперты в области здравоохранения считают, что, несмотря на невозможность соблюдать социальную дистанцию в салоне самолета, отсутствие соседа в среднем кресле снижает вероятность инфицирования. Во всяком случае, поблизости теперь немного меньше людей, а любая дополнительная дистанция может быть полезной.

Недавние расчеты Арнольда Барнетта, профессора Массачусетского технологического института и эксперта по авиационной статистике, показали, что занятое среднее кресло повышает вероятность заражения вирусом на 79%. Шансы заболеть составили один из 4300 при полностью заполненном салоне против одного из 7700 при пустом среднем ряде в самолетах Airbus A320 или Boeing 737. В обоих случаях риск оказался низким. Сам ученый называет свои данные неполными, но если ориентироваться на них при нынешнем уровне заполняемости самолетов, то получается, что на 600 тыс. пассажиров, ежедневно пользующихся услугами авиакомпаний в США, суточный уровень заболеваемости может составить 90 человек.

10-полоса_WSJ_Воздух-повсюду.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg