Перейти к основному содержанию

1094 просмотра

Проиграть, чтобы выиграть по-крупному

Управляющие инвестиционными компаниями не используют стратегию «покупай и держи» так часто, как можно предположить

Фото: Shutterstock

Компанией, чьи акции за последние 30 лет показали наибольшую доходность, оказалась вовсе не Berkshire Hathaway Уоррена Баффета, Microsoft или Apple, а малоизвестная Jack Henry & Associates Inc., предоставляющая технологические услуги банкам и другим финансовым организациям из своего головного офиса в городе Монетт (штат Миссури) с населением всего 8 873 человека.

 

История Jack Henry характерна для компаний с «суперакциями», обеспечивающими наибольшую прибыль в долгосрочной перспективе. Очень часто акции некогда небольших компаний, которыми многие годы пренебрегали профессиональные инвесторы, в конечном счете обеспечивают более высокую прибыль, чем акции гораздо более крупных и известных компаний.

 

Удивительно, но в получении такой доходности мелкие инвесторы могут иметь преимущество перед гигантами Уолл-стрит. Это связано с тем, что для достижения таких превосходных долгосрочных результатов необходимо уметь выстоять кратковременные «зубодробительные» спады, чего большинство управляющих фондами сделать просто не могут.

 

Такое заключение основано на анализе, проведенном компанией Wilshire Associates специально для Дэвида Салема, сопредседателя нью-йоркской инвестиционной фирмы New Providence Asset Management LP.

 

По данным Wilshire, если бы кто-то инвестировал в акции Jack Henry $1000 по цене закрытия 30 сентября 1989 года, то к 30 сентября текущего года он бы заработал $2 763 000. Те же самые $1000, вложенные в Berkshire Hathaway, выросли бы до $36 000, в S&P 500 – до $16 000. Эти цифры включают реинвестированные дивиденды.

 

 

Однако для получения такой впечатляющей прибыли потребовалось бы почти сверхчеловеческое терпение. Так, в период с июня 2001 по октябрь 2002 года акции Jack Henry упали в стоимости на 67%. В период с октября 1996 по август 1999 года акции компании отставали от индекса S&P 500 на 72 кумулятивных процента.

 

Эти цифры справедливы и в среднем по рынку: согласно данным Wilshire, среди 10 топовых акций за последние три десятилетия акции четырех компаний – Fair Isaac Corp., Kansas City Southern, Best Buy Co. и Monster Beverage Corp. – переживали промежуточные спады в цене до 75%. В итоге, чтобы заработать в сотни раз больше своих первоначальных инвестиций, в этот период пришлось бы смириться с потерей не менее трех четвертей вложенных средств.

 

С марта 1990 по декабрь 1995 года акции компании Monster упали на 92%; по данным Wilshire, кумулятивное снижение доходности акций в сравнении с индексом S&P 500 в период с конца 1990 по начало 2000 года составило 534 процентных пункта. Тем не менее $1000, вложенных в акции Monster три десятилетия назад, к 30 сентября этого года выросли до $506 000.

 

inf1_2.png

 

Мог бы выдержать такое профессиональный инвестор? Дэвид Салем так не считает. «Если менеджер держит в портфеле акции компаний, переживающих такие серьезные спады, для него это может стать концом карьеры. Не думаю, что найдется хоть один менеджер, который весь этот период продолжал держать такие акции», – отмечает он.

 

Грязный секрет инвестиционного бизнеса заключается в том, что управляющие фондами не вкладываются в акции надолго, и не потому, что не хотят, а потому, что не могут.

 

И причина этого не только угроза увольнения, в случае если они продолжат держать в портфеле убыточные акции. 

 

Чем успешнее маленькая компания, тем быстрее она становится средней, а затем и крупной. Например, компания Amazon стала публичной в 1997 году с рыночной стоимостью около $300 млн, то есть была небольшой компанией. Менее чем через три года рыночная стоимость акций компании составила порядка $13 млрд.

 

Небольшие паевые инвестиционные фонды, которым принадлежала Amazon, когда являлась маленькой компаний, были вынуждены продать ее в момент, когда рыночная стоимость компании выросла до нескольких миллиардов. В противном случае эти бумаги просто бы доминировали в их портфелях. Таким образом, произошедший позже безудержный рост стоимости Amazon прошел мимо инвесторов этих фондов.

 

Согласно исследованиям профессоров финансов Юджина Фама и Кеннета Френча, акции небольших компаний получают наибольшую прибыль не тогда, когда они маленькие, а скорее тогда, когда они трансформируются в большие. Это описание абсолютно точно подходит к Jack Henry.

 

Основанная в 1976 году компания впервые стала публично торговаться на бирже в ноябре 1985 года. По состоянию на 1996 год инсайдерам по-прежнему принадлежали 41% акций фирмы; только в 2006 году институциональный инвестор стал владельцем 5% и более акций. И лишь в ноябре 2018 года компания Jack Henry наконец-то стала достаточно большой, чтобы быть включенной в список S&P 500, где в настоящее время по своей величине занимает 402-е место.
Стоимость этих акций теперь намного выше – по данным FactSet, за последние 12 месяцев доходность акций показала 41-кратный прирост, а балансовая стоимость выросла в 8 раз. Впрочем, в Jack Henry на рыночные колебания особо не рассчитывали. «Большая часть нашего роста была действительно органичной», – говорит финансовый директор компании Кевин Уильямс, отмечая, что рост достигнут благодаря расширению бизнеса, а не приобретениям.
В отличие от многих других крупных компаний Jack Henry не занимала деньги для финансирования крупных выкупов собственных акций, и у нее нет долгосрочной задолженности. Девиз учредителей компании, указанный на оборотной стороне корпоративных визиток, гласит: «Делай правильные вещи, делай, чего бы это ни стоило, наслаждайся процессом».

 

inf2_1.png

 

Сегодня 94% акций Jack Henry принадлежат институциональным инвесторам, однако маловероятно, чтобы кто-то из управляющих фондом сохранил эти акции до самого конца всей этой дикой гонки.

 

Кто же мог это сделать? Несмотря на все разговоры о том, что индивидуальные инвесторы как рыночная сила потеряли свое значение, результаты Jack Henry и других подобных компаний напоминают: никто, кроме розничных инвесторов, не может до конца следовать принципу «купи и держи».

 

Их никто не уволит за то, что они держат акции, потерявшие в стоимости 75% и более; они свободны в том, чтобы искать доходность в малоизвестных компаниях или попытать удачу в самый мрачный час.

 

В 1974 году финансовый аналитик Бенджамин Грэхем заявил: «Я убежден, что индивидуальный инвестор, руководствующийся здравыми принципами и разумными советами, в долгосрочной перспективе способен добиться гораздо больших результатов, чем крупная организация».
Уже тогда он был прав, но сегодня его слова звучат правдивее, чем когда-либо.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1 просмотр

Как киберпреступники «работают» с вашей психологией

И почему «письма счастья» продолжают взламывать гаджеты

Фото: Preechar Bowonkitwanchai

Киберпреступники уже достаточно давно используют в своих схемах знание психологии. Однако она же может объяснить, почему те или иные методы злоумышленников срабатывают, а самое главное – какую стратегию защиты выбрать. Многие психологи анализируют схемы атак и причины их эффективности. Расскажу о гипотезе, пытающейся объяснить, почему при всей эффективности антифишинговых технологий письма-ловушки все равно порой могут причинять значительный ущерб. А главное – что с этим делать.

Организация мер по защите от спама и фишинга, пожалуй, одна из самых нужных для большинства компаний. При расследовании киберинцидентов наши эксперты чаще всего обнаруживают, что проблемы начались именно с письма – как в случае массовых рассылок, так и при целевых атаках. Сейчас почтовые фильтры умеют достаточно точно выявлять типичные фишинговые письма. Но порой злоумышленникам удается прорваться и доставить послание человеку – самому слабому звену в цепи защиты (например, захватив реальный почтовый ящик партнера). И вот тут оказывается, что чем эффективнее фильтры, то есть чем реже человек встречается с фишингом, тем выше у прорвавшегося письма
шансы на успех.

Эксперимент психологов

О прямой зависимости между частотой встреч пользователя с вредоносными письмами и их успешным распознаванием задумались два американских исследователя – Бен Д. Сойер из Массачусетского технологического института и Питер Хэнкок из Университета Центральной Флориды. Они опирались на давно известный в психологии эффект распространенности. Его суть заключается в том, что человек скорее пропустит (или не выявит) сигнал, если тот менее распространен, чем сигнал, который встречается часто.

Исследователи решили проверить свою теорию на практике и провели эксперимент, в ходе которого участникам присылали письма, часть из которых содержала вредоносные вложения. Опасные письма встречались подопытным с разной вероятностью: у кого-то всего 1% посланий имел вредонос во вложении, у кого-то – 5%, а у кого-то – 20%. В результате исследователи подтвердили свою гипотезу и выяснили, что чем реже встречается угроза, тем сложнее ее распознать.

Следует отметить, что экспериментаторы работали с достаточно небольшой выборкой – 33 испытуемых. Кроме того, все участники были студентами, поэтому слепо верить выкладкам ученых преждевременно. Однако в психологии эффект распространенности считается доказанным, так почему бы ему не работать и в отношении фишинговых писем? В любом случае авторы обещают доработать гипотезу.

Возможное объяснение феномена, от которого отталкиваются исследователи, – это усиление доверия к безопасной системе. Получается, что работа антифишинговых технологий, с одной стороны, ограждает пользователя от опасностей, а с другой – усып­ляет его бдительность. Сами исследователи, кстати, говорят, что злоумышленники могут знать об этом эффекте и потому специально присылать вредоносы пореже.

Как вы наверняка догадываетесь, мы не призываем отказываться от автоматизированных защитных систем. Однако если гипотеза Сойера и Хэнкока верна, то пользователям, возможно, иногда полезно сталкиваться с фишинговыми письмами – разу­меется, не настоящими. В ходе этих проверок обучающиеся получают прививку от фишинговых писем и должны верно на них отреагировать. Это поможет держать сотрудников в тонусе, чтобы они не забывали, как выглядят опасные сообщения. Не повредят такие письма и в том случае, если гипотеза американских ученых несостоятельна. По крайней мере, человек, руководящий обучением, узнает, кто слабое звено.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance