Перейти к основному содержанию

2745 просмотров

Как формировался архитектурный облик Алматы

Во все времена жители будущей южной столицы ценили обилие зелени, небольшую этажность и панорамный вид на горы

Во все времена жители будущей южной столицы ценили обилие зелени, небольшую этажность и панорамный вид на горы.

Верненский период

В 1854–1855 годах на месте средневекового поселения возникло укрепление Верное, которое через 12 лет получило статус города. Генплан 1868 года предусматривал расширение городской черты от центра (современные Макатаева и Пушкина) на запад и юго-запад за счет изъятия окружающих земель у сословных казаков и три категории домов: центр застраивался 1- и 2-этажными домами на высоком полуподвале, а на окраинах находились мазанки крестьян-переселенцев и землянки местной бедноты. Улицы располагались в направлениях восток – запад, почти параллельно хребту Заилийского Алатау, и юг – север, перпендикулярно хребту. Размер кварталов составлял 1,5–2 гектара. Первые городские кварталы росли вдоль Ташкентской аллеи (пр. Райымбека) и улицы Соборной (пр. Достык). В 1875 году был построен «Гостиный двор и его купечества» (Зеленый базар). Первые поселенцы разбирали на свои нужды средневековые здания из жженого кирпича, строили саманные и деревянные дома. Профессор сейсмологии Алкуат Нурмагамбетов в книге «Сейсмическая история Алматы» описывает безудержное и беспорядочное строительство домов из тянь-шаньской ели, что за короткий срок привело к облысению предгорья Алатау. Для сохранения красавицы-ели в Своде правил по устройству Верного в 1870 году было сделано строгое указание:

«В новом городе совершенно запрещается постройка деревянных домов и служб. Следует возводить здания из сырца». 

После верненского землетрясения 1887 года, разрушившего почти все кирпичные здания в городе, губернатор поставил задачу сформировать новые строительные нормы. СНиПы того времени появились в 1888 году и снова рекомендовали строительство из дерева. Строить из камня и кирпича можно было лишь нежилые сооружения. Особые требования предъявлялись к внешнему архитектурному облику и этажности зданий. Московский специалист в области истории архитектуры, потомок Андрея Зенкова Александра Шейнер отмечает, что до 1920 года город строился в едином стиле, сочетающем в себе элементы как русской, так и китайской архитектуры.

Яркие образцы эпохи: Дом офицерского собрания (Музей народных музыкальных инструментов в парке им. 28 гвардейцев-панфиловцев) и магазин купца Габдулвалиева («Кызыл-Тан» на Жибек жолы), а также «небоскреб» того времени – Туркестанский (Вознесенский) кафедральный собор в пушкинском парке (парк им. 28 гвардейцев-панфиловцев).

Столичный период

После переноса столицы из Кзыл-Орды в Алма-Ату в 1927 году и запуска Туркестано-Сибирской магистрали в городе началась активная застройка. Но контекст сохранялся: это невысокая этажность, прямые улицы с видовыми точками на горы, озеленение, арычная система и прочее. По генплану 1928 года предполагалось не растягивать город, а вести новое строительство на старых площадях. Город застраивался каркасно-камышитовыми домами. После 1935 года в городе стали появляться 3–4-этажные здания. В эти годы был построен первый Дом правительства, Дом связи (Главпоч­тамт) и Театр юного зрителя, разрушенный пожаром в конце 80-х годов XX века. Военные годы отмечены эвакуацией в город промышленных предприятий. Постановление «О борьбе с архитектурными излишествами» 1956 года содействовало массовой застройке микрорайонов типовыми сериями 3–4-этажных домов. 

К концу 50-х годов ХХ века в Алма-Ату приехало много молодых архитекторов, и в городе начался архитектурный бум. Стали появляться высотные крупнопанельные дома. В 1970-м был возведен Дворец Республики (бывший Дворец им. Ленина). Перед дворцом находилась площадь с фонтанами, вода из которых использовалась для кондиционирования здания. А в 1977 году в городе появилось 25-этажная гостиница «Казахстан» – высочайшее здание в сейсмически опасных районах СССР. Превышение этажности конструкторы отстаивали в Госстрое СССР. Советник генерального директора по науке АО «КазНИИСА» Сырымгали Ержанов вспоминает, что во время банкета в честь ввода гостиницы в эксплуатацию, проходившего на последнем этаже, в городе произошло землетрясение, которое обеспечило участникам мероприятия острые ощущения – здание ощутимо качалось. 

В период с 1972 по 1983 год были построены Алма-Атинский цирк, Медео, Центральный колхозный рынок, баня «Арасан», Дворец школьников и телебашня на Кок-Тюбе. Высота новых жилых домов выросла до 8–9 этажей, практиковалось строительство каркасных и крупнопанельных зданий, испытанных на сейсмостойкость при строительстве селезащитной плотины на Медео в 1967 году. В 1989 году в рамках комплексной застройки были возведены монолитные дома в Самале – они должны были стать образцом применения экспериментальных подходов. Но финальный проект стал компромиссом между архитектурными амбициями и необходимостью удешевления сметной стоимости строительства. 

Период независимости

С 1991 года единый архитектурный стиль города потерял свою значимость и здания стали проектироваться в угоду прихотей заказчиков. В Алма-Ате начали появляться «дворянские усадьбы» и «дворцы». Старые дома сносили, шла хаотичная застройка многоэтажными зданиями. 

Будущее Алматы

У современного Алматы несколько вариантов развития: он может расти вверх и вширь, уплотняться или проводить реновацию старых районов. 
Среди минусов непродуманной уплотнительной застройки – транспортная нагрузка, экологические проблемы, дефицит социальной инфраструктуры, нарушение норм сейсмобезопасности и инсоляции (освещение солнцем). С другой стороны, при грамотном подходе можно сократить площадь и повысить качество здания, его эстетические характеристики, сделать его гармоничным для городской среды. 

Альтернативой уплотнительной застройке является разрастание города. Но новые районы – это постоянно увеличивающиеся расходы на содержание инженерной инфраструктуры, дорог и социальных объектов. Кроме того, «маятниковая миграция» приумножит транспортные и временные расходы жителей.

Другой путь – реновация устаревших районов, когда на месте старой застройки строится в 2–3 раза больше жилья. При этом можно заранее рассчитать количество домов и соцучреждений, ширину улиц, количество парковок. Архитектор-урбанист из проектной компании DNT Center Stroy Владислав Филатов предложил проект реновации «Серого пояса» Алматы – квад­рата улиц Розыбакиева, Утеген батыра, Абая и Толе би, в котором расположен частный сектор, который использует для печей любое топливо и мусор. Главная идея – застроить его квадратными кварталами по примеру Барселоны, отдельные квадраты и улицы отдать под парки и пешеходные аллеи. Это позволит людям работать, учиться и отдыхать в своем районе, решит проблему нехватки жилья и сократит «маятниковую миграцию».

*Материал подготовлен при содействии АО «КазНИИСА» и проекта «Архкод Алматы»
 

banner_wsj.gif

Фоторепортаж: как Западный Казахстан переживает карантин

Режим изоляции спровоцировали всего двое заражённых

Дом в Уральске, где проживала заболевшая COVID-19 девушка. 30.03.2020

Карантин в ЗКО называют одним из самых строгих в Казахстане: выходить из дома можно не дальше, чем на два километра, перемещаться в области на личном авто можно только по разрешению акимата. А ещё провинциальных горожан беспокоит начало дачного сезона – выехать на участки и вернуться можно только в субботу и воскресенье.

И пришел Бука

Сообщение о том, что в Уральске появился зараженный коронавирусной инфекцией, появилось в сети 29 марта и почти на три часа опередило официальные данные. Рассылка, распространяемая в мессенджерах, содержала не только имя и фамилию заболевшей, но и подробный адрес проживания. Эту же информацию подхватили несколько городских пабликов. Примерно то же самое происходило и в городе Аксае: местные сообщества во всю «трубили» о заболевшей. 

К тому моменту, как с обращением к жителям выступил главный санврач области, уже почти все знали, что коронавирус в ЗКО «завезли»: заболевшая в Уральске – внештатный сотрудник одной из региональных СМИ и вернулась из Атырауской области, куда ездила по работе, а заболевшая в Аксае сотрудница нефтедобывающей компании КПО б.в. вернулась с отдыха из Москвы через приграничную к ЗКО Саратовскую область. Дома, где проживали заболевшие, оцепили и стали выявлять контактных.

Также заболевшая из Уральска сообщила СМИ, что обратится в прокуратуру и накажет виновных в утечке ее персональных данных.

«Уже к обеду мне стали звонить родные, друзья, коллеги, клиенты. Все были в курсе моей болезни, а потом прислали эту рассылку с адресом, именем и прочим. Кто это сделал? Я не преступник! У меня вирус, который гуляет по всему миру! Теперь меня клеймят», — рассказала девушка.

В полиции подтвердили, что начали досудебное расследование по факту неправомерного распространения личных данных.

Уже через день, 31 марта, оцепление дома в Уральске сняли. 

«В ходе эпидрасследования были определены близкие контактные, которые помещены в карантин. Проведено лабораторное исследование лиц, контактировавших с больными, результаты экспертизы отрицательные. По результатам экспертизы решено снять дом с карантина», – сообщили в Департаменте качества и безопасности товаров и услуг в ЗКО.

Осторожно, двери закрываются!

P1090719.jpg
Автобусы обязали проводить дезинфекцию после каждого круга. 

С формулировкой «В связи с выявлением случаев заражения коронавирусом, чтобы обезопасить граждан» власти ЗКО вводят запрет на передвижение по городу и области. В прямом эфире выступал санитарный врач, который произносил долгую речь, но в итоге всё свелось к пяти крупным «нельзя»:

  • жители могут ходить в магазин и аптеку не дальше, чем за два километра от дома (а выгуливать животных – не дальше, чем за 500 метров и не дольше 30 минут);
  • нельзя собираться на улице группами более трёх человек, если только вы не члены одной семьи;
  • нельзя ездить на своих личных машинах по городу без справки с места работы (а тем, кто передвигается по области, выдавали ограниченное количество спецпропусков в акимате). Сюда же относится и то, что количество автобусов сократили наполовину, они ездят только в черте городов Уральск и Аксай с 06.00 до 19.00, а из такси осталось только четыре официальных перевозчика. 

P1090513.jpgОдин из официальных такси. Перед выездом на линию и после схода с нее водителей проверяет врач. Внутри машины обязательно должны быть антисептики и санитайзеры, и после каждого рейса водитель должен делать санобработку машины.

Изначально постановление Арыспаева должно было вступить в силу с 00.00 31 марта, но власти решили дать жителям пару дней на завершение дел, приведение в порядок документов и получение пропусков. В области разрешения на работу обещали выдать только компаниям, деятельность которых жизненно необходима. Их одобрением занималась специальная рабочая группа. Многие фирмы на время карантина переквалифицировали свою деятельность: так ателье стали шить многоразовые маски, а аптека №1, которая производит лекарственные порошки, объединилась с ТОО «Топан» и фирмой ТОО «Талап» для изготовления антисептика. 

P1090501.jpg
Производство антисептика. В день компании обещали изготавливать более 600 литров. Приобрести его можно в городских аптеках. Пятилитровая бутыль противомикробной жидкости обойдется уральцам в 13 000 тенге.

Убирать дворы и обрабатывать подъезды обязали местные КСК, но больше половины ничего не обрабатывают. Дезинфицировать подъезды в Уральске власти собирались за счёт собственников квартир.

«В первую очередь это в интересах жильцов. Поэтому, если КСК будет обеспечивать надлежащую дезинфекцию, то сбор будет с собственников квартир», — пояснил заместитель руководителя отдела ЖКХ при акимате Уральска Канат Умралиев.  

Однако жители в социальных сетях продолжают сообщать, что КСК не предлагали им сдавать деньги на дезинфекцию.

Средства на закупку химрастворов для обработки улиц и скверов выделены из городского бюджета. 

«Выделено 94 млн тенге из резервного бюджета города. На эти деньги в первую очередь были закуплены маски, антисептики и спецодежда для полиции и других служб. Ещё для дезинфекции были закуплены химреагенты. Ими обрабатывают места скопления людей и автобусы», — рассказал аким города Абат Шыныбеков.

P1090730.jpg
Сотрудники ДЭПа проводят санобработку улиц Уральска.

P1090754.jpgБлокпосты в Уральске установлены на каждом выезде из города.

Имбирный бум

Пока дачники Уральска переживают, что им позволили проезжать через блокпосты только в субботу и воскресенье, и только по спискам, которые предоставляет Ассоциация садоводов, другие уральцы переживают о подорожании имбиря, лимона и чеснока.

P1090649.jpgТеперь закупать продукты в бакалее Центрального рынка могут только те, кто живет в радиусе двух километров от него.

Стоимость на эти продукты выросла в десятки раз. К примеру, килограмм имбиря в розницу в городе стоил около 3500 тенге за килограмм. Сейчас стоимость продукта варьируется от 20 000-33 000 тенге за килограмм. Лимоны с 600-800 тенге выросли до 3000 тенге за килограмм. В социальных сетях горожане пишут, что отдельные магазины позволяют себе продавать лимоны по 1000 тенге за штуку. Ситуацию спровоцировали массовые фейковые рассылки о том, что эти продукты помогают в борьбе с коронавирусом. Но факт остаётся фактом: цены на продукты, содержащие витамин С, выросли в разы. В Управлении предпринимательства ЗКО данную ситуацию никак не комментируют, а за необоснованное повышение цен никто не был наказан.

P1090654.jpg
Стоимость имбиря в одном из городских супермаркетов.

P1090639.jpg
Вход в молочный павильон на рынке «Мирлан» в Уральске.

P1090646.jpg
Ряд хлебных ларьков внутри Центрального рынка.

P1090722.jpg
В супермаркеты (в зависимости от площади) не пускают более чем 5-10 человек сразу. В очереди на улице люди предпочитают держаться на расстоянии друг от друга.

P1090677.jpg
 
Количество открытых отделений банков в городе также сократили вдвое. В некоторых, чтобы взрослым было легче ожидать своей очереди, на улицу вынесли стулья.

Режим самоизоляции

Несмотря на все предостережения и усилия врачей и властей, добиться результатов в борьбе с коронавирусом можно только благодаря здравому смыслу, гигиене и самоизоляции, и в Уральске с последним пунктом всё не так плохо. Людей на улице очень мало. В выходные шума машин практически нет, а по улицам ездят лишь патрульные машины. В рупор людей призывают оставаться дома и соблюдать режим личной гигиены. А также предупреждают о штрафах до 10 МРП (26 510 тенге) и лишении свободы до 15 суток за нарушение режима карантина. 

P1090609.jpg

Прохожие встречаются редко, но все – в масках.

P1090724.jpg
 
Проспект им. Назарбаева, суббота 4 апреля. 

P1090738.jpg
Патрульные останавливали прохожих и предупреждали, что, выходя на улицу, необходимо надевать перчатки и маску.

Торговые площадки и рынки ЗКО закрыли ещё 19 марта, чем вызвали возмущение продавцов, готовых проводить санобработку чаще. В настоящее время на территориях рынков функционируют только места продажи продуктов. После выявления двух случаев заражения 29 марта в области усилили карантин. Состояние пациенток с COVID-19 врачи оценивают как удовлетворительное. В настоящее время новых случаев заражения не выявлено. В стационарах области под наблюдением остаются 100 человек.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif