Перейти к основному содержанию

1293 просмотра

Экологичность становится стилем жизни

Фото: Shutterstock.com

В Казахстане ежегодно собирают около 6 млн тонн бытовых отходов, из которых перерабатывается всего 10% из возможных уже сейчас 50%. Повысить долю переработанных отходов можно за счет обучения и организации раздельного сбора мусора на предприятиях и в отдельных семьях.

Экологи советуют правильно подходить к сортировке мусора. Бытовые отходы делятся на органические (остатки еды, очистки, а также использованные салфетки, одноразовые полотенца, бумажные кареты для яиц, которые уже не подлежат переработке), бумагу (книги, журналы, постеры, плакаты), текстиль (старая одежда), полимеры (пакеты, пластиковая посуда, пленки и прочее), стекло, черные и цветные металлы. 

Есть и важные детали в вопросах сортировки и утилизации. В частности, бумажные стаканчики от кофе не принимаются на переработку из-за слишком высокой стоимости отделения напыления из пластика на внутренней поверхности от самого стаканчика. Поэтому бумажные стаканчики не относятся к бумаге, отправляясь на свалку. Не относятся к перерабатываемой бумаге и чеки, содержащие вредные вещества.

Кроме того, при отсутствии сортировки мусора на свалку могут попасть опасные бытовые отходы. К примеру, это могут быть ртутьсодержащие отходы, энергосберегающие лампы и батарейки, содержащие тяжелые металлы, которые затем попадают в почву и воду, а через них в живые организмы. А вредные испарения разносятся в радиусе 10 км от свалки.

По официальным данным ежегодно в Казахстане на свалки идет около 6 млн тонн мусора и только в столице этот объем составляет около 400 тыс. тонн. Из этих объемов перерабатывается не более 10% и горы мусора продолжают расти. 

Вместе с тем, в Казахстане зарегистрировано 162 мусороперерабатывающих производства, которые могут переработать практически все, кроме текстиля и батареек. В частности, в республике из вторичного стекла делают банки и бутылки, из бумаги – салфетки, полотенца, из металлических банок – казаны и рамы для велосипедов, запчасти для автомобилей, из пластика – пластиковую посуду. Если сложить все, что они могут перерабатывать, то получится, что 50% мусора может быть переработано.

Пока же раздельный сбор бытовых отходов не налажен некоторые местные производители даже покупают сырье за рубежом. В частности, Казахстан за последние 18 лет закупил только в России почти 140 тыс. бумажных отходов на сумму более $42 млн. Только алматинские предприятия ежемесячно перерабатывают около 7 тыс. тонн бумажных отходов и не могут найти требуемые объемы в Казахстане, закупая их за рубежом. 

Основатель проекта ECO Network Евгений Мухамеджанов отмечает, что в настоящее время всего 1% населения и организаций сортируют мусор. В связи с этим ECO Network взял на себя задачу повысить культуру сортировки отходов. Для этого заключаются договоры со школами, компаниями и финансовыми учреждениями. В рамках данного сотрудничества ставятся экобоксы для раздельного сбора мусора, а также проводится обучение персонала. Для школ это бесплатно, а бизнес ежемесячно платит за вывоз отсортированного мусора и сервисную поддержку. В настоящее время проект охватывает более 15 тыс. человек.

IMG_4956.jpg

Проектом культивируется постепенный отказ от пакетов и использование экосумок. Это не только модный тренд, но и возможность – в Алматы 25 многодетных мам получили возможность шить экосумки и авоськи, получая дополнительные деньги за это. Другой тренд – отказ от покупки воды и кофе в бутылках и стаканчиках в пользу носимых с собой кружек-термосов. 

«В корпорациях отходят от распространенных раньше вещей как диспенсеры с бутылями, меняя их на фильтры, чтобы максимально уменьшить след, который компания производит, и чтобы этот след был максимально экологичным», - сказал Мухамеджанов.

За время работы проекта его участники собрали 37,6 тонн макулатуры, 2,9 тонн стекла, 2,2 тонн пластиковых бутылок, 400 кг пакетов и 65 кг алюминиевых банок. Это спасло от вырубки  376 деревьев, сэкономило 640 тыс. литров воды, 32 тыс. кВтч электроэнергии.

Слабый прогресс в популяризации раздельного сбора мусора Мухамеджанов связывает с отсутствием экономической привлекательности. Мелким и средним компаниям и организациям невыгодно вести раздельный сбор мусора и потом еще самостоятельно везти небольшой собранный объем на перерабатывающие предприятия или пункты приема.

«Мы придумали совершенно новый подход с точки зрения формирования HR-бренда, внутренних коммуникаций и имиджа компании. То, во что на самом деле во всем мире и уже в Казахстане вкладываются огромные средства. То, что является базой для работы со своими сотрудниками для выстраивания ценностей, чтобы удерживать людей в компании. Что мы не просто, как коллектив, за деньги ходим на работу, а мы еще какие-то классные социальные проекты делаем», - сказал Мухамеджанов. 

Мухамеджанов также сообщил о реакции большинства опрошенных в социальных сетях казахстанцев на введение небольшой платы за полиэтиленовые пакеты в крупных торговых сетях. По его словам, большинство продолжит пользоваться пакетами, покупая их в супермаркетах, и задумается о переходе на экосумки только при цене пакета в 50-200 тенге. 
«Нам сказали, что если бы пакет стоил от 50 до 200 тенге, то мы бы его точно никогда не взяли. Мы бы ходили с одним и тем же пакетом», - сказал он. 

Он считает, что многократный шоппинг с одним и тем же полиэтиленовым пакетом также будет считаться экологичным.
Одним из участников проекта является ForteBank, столичный и алматинский офисы которого разметили у себя экобоксы. Антон Ким, директор по маркетингу отметил, что персонал быстро подключился к процессу.

DSCF3990.JPG

«Посмотрите насколько ухоженные и чистые территории у нас возле домов. Это же элементарно. И почему мы не можем эту ответственность примерить на себя? Оставить после себя аккуратно уложенный разложенный свой мусор. Это же деятельность, которая приводит к чему-то позитивному», - сказал он.

Ким напоминает, что ежедневно в республике выбрасывается по 15 млн полиэтиленовых пакетов. При этом в стране уже достаточно заводов по переработке мусора. Остается лишь выстроить раздельный сбор мусора и его доставку до заводов.

«Нам нужно просто организовать логистику. Многие говорят: я знаю, раньше мы все сортировали, а оно все равно поедет на один полигон. Зачем я буду это делать, если на другом конце ничего не происходит. Слушайте, происходит! Сейчас уже в Астане пилотируется – поставили отдельные контейнеры. Ты сложи элементарно пищевые отходы и все остальное, чтобы бумага не мокла и за тебя уже рассортируют», - сказал он, отмечая постепенный прогресс в этом вопросе в столице.

После того как проект покажет себя в Нур-Султане и Алматы в 2020 году раздельный сбор мусора может быть обеспечен в других филиалах банка.

«В следующем году, я надеюсь, мы выйдем в новые регионы. Наша задача – чтобы после операционной деятельности ForteBank не было какого-то плохого следа для нашей экологии, земли и прочего. Сейчас мы полностью перевели наши материалы на биоразлагаемые. Очень модно сделать отличные календари и не думать, что они разлагаются порядка 200-300 лет. Потому что страница ламинируется в пленку и уже невозможно бумагу отделить от этой пленки», - говорит Ким. 

Он отмечает на такие календари казахстанские компании тратят миллиарды тенге, но потом они не могут быть превращены заводами в полезную продукцию. Поэтому в  Forte было принято решение перевести эти материалы в биоразлагаемые.

«Мы только в этом году все перевели: листовки, календари, буклеты, блокноты, пружины убрали – сделали склейку. Мы в любом случае производим эту продукцию, она все равно нужна, чтобы привлекать клиентов. Мы сделали так, чтобы, попадая в землю, они действительно через год-полтора разлагались. В следующем году я надеюсь, мы построим нормальную систему в регионах, где мы будем сортировать отходы и приучим к этому наших сотрудников и клиентов», - сказал Ким.

Это процесс, в котором сложно достичь быстрых побед, но бережное отношение к ресурсам научит сотрудников аналогичному отношению ко всему, полагает он. 

«Когда мы вовлечем в этот процесс всех сотрудников, все просто более ответственно будут подходить, в том числе, к своим рабочим часам. Они будут работать эффективнее. Они будут быстрее свои задачи выполнять. Они будут понимать, что время бесценно и своими и банковскими ресурсами (будут распоряжаться эффективнее)», - сказал он «Курсив».

В качестве примера он приводит и экономию бумаги, которая стала косвенным эффектом от участия в программе. Дело в том, что теперь перед распечаткой каких-то документов сотрудники размышляют и вполне могут принять решение посмотреть информацию на самом компьютере без ее распечатки.

С начала участия в проекте ForteBank уже собрал 3035 кг отходов, которые будут переработаны и не будут засорять страну. Только в ноябре было собрано 520 кг отходов: 360 кг макулатуры, 26 кг пластика, 112 кг стекла, 22 кг целлофана.

banner_wsj.gif

17126 просмотров

Фоторепортаж: как Западный Казахстан переживает карантин

Режим изоляции спровоцировали всего двое зараженных

Дом в Уральске, где проживала заболевшая COVID-19 девушка. 30.03.2020

Карантин в ЗКО называют одним из самых строгих в Казахстане: выходить из дома можно не дальше, чем на два километра, перемещаться в области на личном авто можно только по разрешению акимата. А еще провинциальных горожан беспокоит начало дачного сезона – выехать на участки и вернуться можно только в субботу и воскресенье.

И пришел Бука

Сообщение о том, что в Уральске появился зараженный коронавирусной инфекцией, появилось в сети 29 марта и почти на три часа опередило официальные данные. Рассылка, распространяемая в мессенджерах, содержала не только имя и фамилию заболевшей, но и подробный адрес проживания. Эту же информацию подхватили несколько городских пабликов. Примерно то же самое происходило и в городе Аксае: местные сообщества вовсю трубили о заболевшей. 

К тому моменту, как с обращением к жителям выступил главный санврач области, уже почти все знали, что коронавирус в ЗКО «завезли»: заболевшая в Уральске – внештатный сотрудник одного из региональных СМИ и вернулась из Атырауской области, куда ездила по работе, а заболевшая в Аксае - сотрудница нефтедобывающей компании и вернулась с отдыха из Москвы через приграничную к ЗКО Саратовскую область. Дома, где проживали заболевшие, оцепили и стали выявлять контактных.

Также заболевшая из Уральска сообщила СМИ, что обратится в прокуратуру и накажет виновных в утечке ее персональных данных.

«Уже к обеду мне стали звонить родные, друзья, коллеги, клиенты. Все были в курсе моей болезни, а потом прислали эту рассылку с адресом, именем и прочим. Кто это сделал? Я не преступник! У меня вирус, который гуляет по всему миру! Теперь меня клеймят», — рассказала девушка.

В полиции подтвердили, что начали досудебное расследование по факту неправомерного распространения личных данных.

Уже через день, 31 марта, оцепление дома в Уральске сняли. 

«В ходе эпидрасследования были определены близкие контактные, которые помещены в карантин. Проведено лабораторное исследование лиц, контактировавших с больными, результаты экспертизы отрицательные. По результатам экспертизы решено снять дом с карантина», – сообщили в департаменте качества и безопасности товаров и услуг в ЗКО.

Осторожно, двери закрываются!

P1090719.jpg
Автобусы обязали проводить дезинфекцию после каждого круга. 

С формулировкой «В связи с выявлением случаев заражения коронавирусом, чтобы обезопасить граждан» власти ЗКО ввели запрет на передвижение по городу и области. В прямом эфире выступал санитарный врач, который произносил долгую речь, но в итоге все свелось к пяти крупным «нельзя»:

  • жители могут ходить в магазин и аптеку не дальше, чем за два километра от дома (а выгуливать животных – не дальше, чем за 500 метров, и не дольше 30 минут);
  • нельзя собираться на улице группами более трех человек, если только вы не члены одной семьи;
  • нельзя ездить на личных машинах по городу без справки с места работы (а тем, кто передвигается по области, выдавали ограниченное количество спецпропусков в акимате). Сюда же относится и то, что количество автобусов сократили наполовину, они ездят только в черте городов Уральск и Аксай с 06.00 до 19.00, а из такси осталось только четыре официальных перевозчика. 

P1090513.jpgОдно из официальных такси. Перед выездом на линию и после схода с нее водителей проверяет врач. Внутри машины обязательно должны быть антисептики и санитайзеры, и после каждого рейса водитель должен делать санобработку машины.

Изначально постановление Арыспаева должно было вступить в силу с 00.00 31 марта, но власти решили дать жителям пару дней на завершение дел, приведение в порядок документов и получение пропусков. В области разрешения на работу обещали выдать только компаниям, деятельность которых жизненно необходима. Их одобрением занималась специальная рабочая группа. Многие фирмы на время карантина переквалифицировали свою деятельность: так, ателье стали шить многоразовые маски, а аптека №1, которая производит лекарственные порошки, объединилась с ТОО «Топан» и фирмой ТОО «Талап» для изготовления антисептика. 

P1090501.jpg
Производство антисептика. В день компании обещали изготавливать более 600 литров. Приобрести его можно в городских аптеках. Пятилитровая бутыль противомикробной жидкости обойдется уральцам в 13 тыс. тенге.

Убирать дворы и обрабатывать подъезды обязали местные КСК, но больше половины ничего не обрабатывают. Дезинфицировать подъезды в Уральске власти собирались за счет собственников квартир.

«В первую очередь это в интересах жильцов. Поэтому, если КСК будет обеспечивать надлежащую дезинфекцию, то сбор будет с собственников квартир», — пояснил заместитель руководителя отдела ЖКХ при акимате Уральска Канат Умралиев.  

Однако жители в социальных сетях продолжают сообщать, что КСК не предлагали им сдавать деньги на дезинфекцию.

Средства на закупку химрастворов для обработки улиц и скверов выделены из городского бюджета. 

«Выделено 94 млн тенге из резервного бюджета города. На эти деньги в первую очередь были закуплены маски, антисептики и спецодежда для полиции и других служб. Еще для дезинфекции были закуплены химреагенты. Ими обрабатывают места скопления людей и автобусы», — рассказал аким города Абат Шыныбеков.

P1090730.jpg
Сотрудники ДЭПа проводят санобработку улиц Уральска.

P1090754.jpgБлокпосты в Уральске установлены на каждом выезде из города.

Имбирный бум

Пока дачники Уральска переживают, что им позволили проезжать через блокпосты только в субботу и воскресенье и только по спискам, которые предоставляет Ассоциация садоводов, другие уральцы переживают о подорожании имбиря, лимона и чеснока.

P1090649.jpgТеперь закупать продукты в бакалее Центрального рынка могут только те, кто живет в радиусе двух километров от него.

Стоимость на эти продукты выросла в десятки раз. К примеру, килограмм имбиря в розницу в городе стоил около 3500 тенге за килограмм. Сейчас стоимость продукта варьируется от 20-33 тыс. тенге за килограмм. Лимоны с 600-800 тенге выросли до 3000 тенге за килограмм. В социальных сетях горожане пишут, что отдельные магазины позволяют себе продавать лимоны по 1000 тенге за штуку. Ситуацию спровоцировали массовые фейковые рассылки о том, что эти продукты помогают в борьбе с коронавирусом. Но факт остается фактом: цены на продукты, содержащие витамин С, выросли в разы. В управлении предпринимательства ЗКО данную ситуацию никак не комментируют, а за необоснованное повышение цен никто не был наказан.

P1090654.jpg
Стоимость имбиря в одном из городских супермаркетов.

P1090639.jpg
Вход в молочный павильон на рынке «Мирлан» в Уральске.

P1090646.jpg
Ряд хлебных ларьков внутри Центрального рынка.

P1090722.jpg
В супермаркеты (в зависимости от площади) не пускают более чем 5-10 человек сразу. В очереди на улице люди предпочитают держаться на расстоянии друг от друга.

P1090677.jpg
 
Количество открытых отделений банков в городе также сократили вдвое. В некоторых, чтобы людям было легче ожидать своей очереди, на улицу вынесли стулья.

Режим самоизоляции

Несмотря на все предостережения и усилия врачей и властей, добиться результатов в борьбе с коронавирусом можно только благодаря здравому смыслу, гигиене и самоизоляции, и в Уральске с последним пунктом все не так плохо. Людей на улице очень мало. В выходные шума машин практически нет, а по улицам ездят лишь патрульные машины. В рупор людей призывают оставаться дома и соблюдать режим личной гигиены. А также предупреждают о штрафах до 10 МРП (26 510 тенге) и лишении свободы до 15 суток за нарушение режима карантина. 

P1090609.jpg

Прохожие встречаются редко, но все – в масках.

P1090724.jpg
 
Проспект им. Назарбаева, суббота, 4 апреля. 

P1090738.jpg
Патрульные останавливали прохожих и предупреждали, что, выходя на улицу, необходимо надевать перчатки и маску.

Торговые площадки и рынки ЗКО закрыли еще 19 марта, чем вызвали возмущение продавцов, готовых проводить санобработку чаще. В настоящее время на территориях рынков функционируют только места продажи продуктов. После выявления двух случаев заражения 29 марта в области усилили карантин. Состояние пациенток с COVID-19 врачи оценивают как удовлетворительное. В настоящее время новых случаев заражения не выявлено. В стационарах области под наблюдением остаются 100 человек.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif