Перейти к основному содержанию

2128 просмотров

Что и откуда завозят в Казахстан в преддверии Нового года

И сколько это стоит

Фото: Олег Спивак

Ежегодно Казахстан импортирует более 60 тыс. т мандаринов. Объемы варьируются, но рынок является стабильным для стран- поставщиков, среди которых лидирует Китай. Впрочем, к новогодним торжествам к нам привозят не только цитрусовые, но и елочные игрушки, живые ели и даже шампанское.

Согласно данным, размещенным на сайте Комитета госдоходов Министерства финансов РК, с января по октябрь текущего года в Казахстан завезли около 22 тыс. т мандаринов. 

Статистика за ноябрь и декабрь ведомством еще не подведена, но традиционно именно на это время приходится пик продаж. Так, в 2018 году импортировано 66,3 тыс. т этих фруктов на $40 млн. 

Согласно данным Комитета госдоходов, за последние пять лет минимальный объем поставок мандаринов зафиксирован в 2017 году – 43 тыс. т. В целом цифры свидетельствуют о популярности этого фрукта у казахстанцев. 

chto-i-otkuda-zavozyat-v-kazahstan-v-preddverii-novogo-goda_1.jpg

Мандарины в Казахстан отправляют ежегодно 10–13 государств, среди которых Грузия, Южная Африка и Аргентина. Но все же основными поставщиками остаются Китай и Пакистан (93,2%). Например, в прошлом году эти страны экспортировали к нам 36,2 тыс. и 27,7 тыс. т соответственно. В первой пятерке оказались также Турция (1,7 тыс. т мандаринов), Иран (182 т) и Грузия (138 т). Марокканских цитрусовых закупили всего 94 т.

Цена на цитрусовые

«Цены на мандарины зависят от сорта и страны, откуда их импортируют. Мандарины из Китая и Пакистана дешевле, потому как эти страны ближе к нам, нежели Марокко. Поэтому марокканские мандарины у нас дороже. А из Греции, Германии, Аргентины их завозят меньше. И даже если и завозят, то цены на них превышают 1000 тенге. Соответственно, не всем доступны. Такие мандарины покупать нам, оптовикам, невыгодно. Большинство людей ищут дешевые фрукты», – рассказал оптовый продавец мандаринов карагандинец Асхат Ахметов.

На севере Казахстана, где фрукты попадают к покупателю через длинную цепочку посредников, недорогими являются пакистанские мандарины сорта Kinnow. В овощных точках они стоят 600–650 тенге, на оптовом рынке «Рахмет» в Павлодаре их можно приобрести за 450–550 тенге. Турецкие фрукты можно купить и оптом (730 тенге), и в розницу (750–800 тенге). Самые дорогие – марокканские, которые казахстанцы ценят за сочность и вкус. У оптовиков их можно купить за 750–870 тенге за килограмм, в розницу – за 850 и выше. Но все чаще павлодарцы делают выбор в пользу китайской продукции, занявшей средний ценовой сегмент (от 637 тенге оптом до 650–750 тенге в розницу). 

«Регулярно цена меняется, она зависит от объективных факторов. Например, сегодня в магазинах города можно встретить марокканские мандарины по 800–900 тенге за килограмм, они из прошлого завоза. Но я сегодня приобретала партию по новой цене у поставщиков, которые доставляют на наш рынок товар от крупных компаний, и теперь продаю по 870 тенге. Далее розница сделает свою наценку, за счет чего они станут дороже для покупателей», – говорит хозяйка оптово-розничной точки на павлодарском рынке «Рахмет» Людмила Пущина

На юге страны цены ниже. Согласно объявлениям на сайте OLX.kz, чаще оптом в Алматы продают мандарины из Пакистана, Китая и Марокко. Фирмы предлагают скидки. Например, турецкие фрукты продают по 390 тенге за килограмм при минимальном объеме сделки 10 кг. Если требуется больше, продавец уступает 10 тенге с килограмма. Мандарины из Грузии одна из фирм предлагает по 490 тенге, со скидкой – 430. Пакистанские цитрусовые реализуют от 2,6 тыс. тенге за 10 кг, марокканские стоят от 560 до 850 тенге, китайские – 350 тенге (вес от 6 кг) с бесплатной доставкой по городу.

Вначале были корпорации

А сколько же стоят мандарины у зарубежных продавцов? В цепочке ценообразования во главе стоят транснациональные группы, принимающие заказы по всему миру и в свою очередь тесно сотрудничающие с производителями. 

Согласно ответу, данному «Курсиву» южноафриканской компанией Alsafa commercial group, она реализует мандарины Kinnow по $0,5 (191,4 тенге по курсу на 24 декабря) за килограмм. Эта цена для тех, кто покупает как минимум 2,6 тыс. коробок. Транспортные расходы, проверка товара на качество и таможенная очистка – за счет покупателя, который в будущем вкладывает расходы в ценник. Впрочем, цены производителей в своем ответе компания не указала. Однако можно предположить, что примерно такие условия и цены и у других корпораций, занимающихся поставками продукции по миру. 
Корпорации делают ставку на страны-производители, способные поставлять качественную и недорогую продукцию, и отказываются от рискованных вариантов. Как в связи с этим меняется рынок, можно проследить на примере Российской Федерации, говорят в новосибирской компании STA «СибирьТрансАзия», которая более 10 лет занимается доставкой грузов из Китая в Россию. 

«Экономические ограничения, введенные против России, не могли не отразиться на закупке и реализации овощей и фруктов. В период действия «фруктовых» санкций многие бизнесмены пересмотрели свои связи с поставщиками продукции – число предпринимателей, заказывающих мандарины оптом из Китая, постоянно увеличивается», – отмечает в своем блоге специалист компании по внешнеэкономической деятельности Алексей Самойлов

По его словам, российские предприниматели взялись за освоение китайского направления еще и потому, что традиционные поставщики (из Абхазии и Турции) сегодня не могут удовлетворить растущие потребности покупателей и перекрыть образовавшийся дефицит. Между тем, по данным Комитета госдоходов Казахстана, Поднебесная еще 10 лет назад заняла основную долю казахстанского рынка.

Елки и игрушки

В последние годы стало модным на новогодние и рождественские праздники не ставить искусственную елку китайского производства, а приносить домой живую ель. 

Махмуд Сисенов торгует живыми елями и соснами на одном из актауских рынков. По его словам, зеленые красавицы завозятся в Актау в основном из российского Ульяновска. 

«Да, многие предпочитают искусственные ели, ведь они могут служить годами. А живые после новогодних праздников осыпаются. Но у меня уже есть свои постоянные клиенты, которые покупают живые ели из года в год. Их раскупают у меня за несколько дней», – рассказывает продавец.

В Ульяновске, по данным сайта аvito, живую ель или сосну (при условии оптовой закупки от 100 штук) можно купить от 70 до 100 рублей, что эквивалентно 430–615 тенге. На оптовом рынке Актау цена на сосну высотой от 1,5 до 2 м начинается от 2,5 тыс. тенге. Все, что выше, стоит дороже – от 5 тыс. до 13 тыс. тенге. Цена зависит от высоты, пышности и даже от наличия на ней шишек. Предельная цена на живую высокую сосну – 20 тыс. тенге. Сосновые лапы – от 500 тенге, еловые – подороже. А цена на лапы голубой ели – их привозят в ящиках как дополнение к цветам из Голландии – начинается от 1200 тенге в зависимости от размера.

Искусственные елки из-за своей долговечности более популярны, чем живые. Их привозят в основном из Китая, где цена варьируется от $5 до 50 при минимальной партии 100 штук. Самые дорогие  – по $50, высотой 2 м и выше со светодиодными украшениями. На оптовых рынках Казахстана цена на искусственные ели (высотой 1,5 м) начинается от 5 тыс. тенге, на крупных рынках – от 6 тыс., в магазинах – от 7 тыс. тенге и выше. 

А вот новогодние игрушки в упаковке по 6–8 штук в Китае можно приобрести по цене начиная от $0,14. Это обычные пластиковые разноцветные шары. В Казахстане за такое же количество на оптовых рынках просят от 500 тенге и больше. На городских рынках цена за упаковку варьируется уже от 800 до 1000 тенге. 

Плюшевые украшения стоят дороже. Если в Китае их можно купить от $1,8 за штуку, то в магазинах цена на них начинается от 600–1000 тенге и выше. 

Новогодние игрушки производства Великобритании стоят дороже: оптовая цена у посредников составляет от 5 евро за упаковку из 10 штук. Но в казахстанских магазинах за упаковку цена на эти игрушки начинается от 5 тыс. тенге и выше.

Пенное, игристое

В своем ответе на запрос «Курсива» КГД сообщил, что за последние три месяца в Казахстан в общей сложности было ввезено 495 тыс. л шампанского. Средняя таможенная стоимость одного литра шампанского составляет $5,4. Разные виды этого напитка в основном импортируются из Италии, Молдовы, Украины, Франции, Латвии, Грузии, Испании, Польши, Литвы, Германии, Нидерландов, Чехии, Канады, Бельгии, Дании, Южной Африки, Чили, Азербайджана и Китая. Основной объем импорта, 82,81%, приходится на Италию, Молдову и Украину.

Как и в случае с мандаринами, цены на игристое вино тоже разнятся. Дешевое шампанское у оптовых реализаторов можно купить по цене от 500–700 тенге за бутылку. Стоимость более дорогих напитков колеблется от 1,5 тыс. до 10 тыс. тенге.
«Шампанское – напиток на любителя, поэтому его покупают не так много, как другие напитки. В основном у нас на него хороший спрос перед Новым годом. По 500–900 тенге за бутылку мы отпускаем шампанское казахстанского производства. Те, кто хочет вино получше, покупают его дороже», – отметил владелец крупного винно-водочного магазина в Караганде Серик Бейсенбаев.

Оптовики считают, что спросом в праздничные дни могут пользоваться как всем известные марки спиртных напитков, так и новинки подакцизной продукции.
 

banner_wsj.gif

563 просмотра

Как пережить кризис вокруг коронавируса стилисту

Из-за пандемии стилист Мэддисон Максвелл изменила формат своей работы и запустила цифровой салон красоты

Photo: Hannah Yoon for The Wall Street

Принадлежащий Мэддисон Максвелл салон красоты Michael B Hair & Style в городке Хайлэнд-Парк, штат Нью-Джерси, уже переживал сложные времена. Впервые свои двери он открыл в декабре 2008 года, т.е. в самый разгар мирового финансового кризиса. Спустя несколько лет в салон въехал грузовик, из-за чего в течение нескольких месяцев он был закрыт на ремонт.

Атмосфера неразберихи, которую вызвала пандемия коронавируса, оказалась гораздо более серьезным испытанием, но 41-летняя владелица салона не может допустить, чтобы кризис потопил ее бизнес.

«Очевидно, что мы не можем делать прически виртуально. Однако мы пытаемся найти те аспекты нашего бизнеса, которые мы могли бы вывести в онлайн», - рассказывает Максвелл.

После целого ряда лет размышлений о том, как же внедрить цифровые услуги, кризис вынудил предпринимательницу взяться за дело.

В четверг, через неделю после того, как на фоне отмены визитов по записи салон временно закрылся, она решила превратить его в студию. Для того чтобы снять видеоурок по мытью и уходу за вьющимися волосами, ей понадобился лишь серый экран, дополнительный свет и камера iPhone. Чтобы не нарушать требования социальной дистанции, в качестве модели использовался манекен.

Стилист с 20-летним стажем Максвелл надеется, что ее новое онлайн-предложение найдет отклик у потребителей, и она сможет компенсировать потерю хотя бы части тех доходов, которые могла бы получить в обычное время, делая укладки и прически за $60 и наращивая волосы за $300. Подавляющее большинство ее клиентов - это афроамериканки, которые, по ее словам, предпочитают, чтобы за их волосами ухаживал профессионал, а не делать это самим. Она надеется, что онлайн-консультации в этом плане будут полезными.

«Они действительно хотят знать, как это делать правильно», - говорит она.

Впервые ощущение того, что свои услуги она может предлагать и за пределами салона у Максвелл появилось несколько недель назад. Еще до того, как ситуация вокруг пандемии усугубилась, к ней обращалось несколько женщин с просьбой оказать услуги стилиста на дому. А на прошлой неделе власти Нью-Джерси сообщили о том, что с целью предотвращения распространения вируса все салоны красоты должны быть временно закрыты.

Тем не менее клиенты по-прежнему нуждаются в услугах стилистов. Изучив отзывы, Максвелл решила начать проводить в FaceTime получасовые консультации стоимостью $50 для тех, кто нуждается в помощи во время самостоятельной покраски волос или их укладки.

Кроме того, она занимается продажей таких продуктов, как шампуни и увлажняющие маски, которые упаковывает в виде косметических наборов стоимостью до $150. Три таких набора купили сразу же после того, как она анонсировала товар.

Впрочем, у Максвелл еще много нерешенных проблем. К примеру, в штате ее салона красоты по-прежнему числятся четыре сотрудника, которым она надеется выплатить зарплату из средств, выделяемых государством в виде помощи.

Но даже с учетом инноваций и мер господдержки в будущем ее бизнес кардинально изменится. В частности, она планирует отказаться от аренды салона, что позволит сэкономить $4 000 в месяц и подключиться к бизнесу сестры, которая владеет салоном в другом городе.

«Это единственный для нас путь двигаться вперед», - комментирует Максвелл.

Ведь если она пытается сохранить статус-кво в течение хотя бы еще нескольких недель, бизнес с салоном Michael B Hair & Style придется закрывать совсем.

«По крайней мере, это позволит мне продолжить свое дело», - отмечает она.

Максвелл и ее муж Даллес являются совладельцами салона и вместе растят троих детей. Мать и тетя г-на Максвелла, оба учителя-пенсионеры, помогают их детям (7, 10 и 17 лет) с дистанционным обучением на дому. Это позволило Даллесу сосредоточиться на нескольких других проектах, которые, пока салон красоты закрыт, приносят дополнительный заработок.

К примеру, он уже давно сотрудничает со стартапом в сфере здорового питания. А, будучи неплохим столяром, недавно занялся подрядным бизнесом, реализуя небольшие проекты для кухонь и ванных комнат у друзей и соседей, которые, несмотря на все опасения по поводу коронавируса, разрешили ему работать у себя дома.

«Я давно хотел этим заняться и понемногу набираю обороты. Но пока я начинаю с небольших проектов, которые дают мне возможность заработать», - говорит Даллес.

Steven Russolillo

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif