Возможна ли в Казахстане политическая сатира

Кто и как шутил над отечественным политикумом

Иллюстрация: nuvolanevicata

На этой неделе в казахстанский кинопрокат вышел новый фильм известного комедийного актера и режиссера Нуртаса Адамбая «Аким». Фильм презентуется как сатирическая комедия, в которой авторы обещают в полной мере высмеять все особенности жизни провинциальных чиновников. Претензии на сатиру в отечественном кинематографе и вообще в юморе не так часты, поэтому мы решили вспомнить все попытки, когда-либо предпринимавшиеся казахстанскими режиссерами.

Едва только появилась новость о том, что Нуртас Адамбай снимает фильм о молодом акиме, направленном в небольшой городок, соцсети запестрили критикой. Мол, сравните масштабы высмеивания: если в Украине в ставшем уже легендарным сериале «Слуга народа» простой учитель становится президентом страны (а это и соответствующий уровень политической сатиры), то у нас это может быть максимум аким небольшого городка – отсюда и масштабы тем для высмеивания. Для сравнения: в той же России в сериалах «Домашний арест» и «Год культуры» фигуры для сатирического высмеивания и обличения – министры и губернаторы, что больше, чем у нас, но явно меньше, чем в Украине.

Тем не менее даже «Аким» может считаться тематическим прорывом, в особенности по сравнению в другими комедиями, где темами для осмеивания по-прежнему являются семейные отношения, бессрочная тойско-свадебная тематика, антагонизм деревенских и городских, простецких и гламурных. На эти темы сняты десятки фильмов, и многим они уже успели порядком поднадоесть. И если такого юмора на экране и сцене вполне достаточно, то сатира в наших краях всегда с трудом пробивала себе дорогу, и едва ли можно сказать, что пробила.

Кроме шуток

Если углубляться в историю, то, пожалуй, первые зачатки казахской сатиры появляются еще в знаменитых айтысах рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Тогда акыны – и такие легендарные, как Биржан-сал Кожагулов и Сара Тастанбекова, и чуть менее известные – обличали и чиновничий произвол местных феодалов, и угнетение царскими колонизаторами. Трудно сказать, насколько полноценной являлась эта сатира с точки зрения законов данного жанра, ибо у каждого акына была своя направленность. Кто-то был более ироничен, кто-то – менее. Но большей частью на айтысах было принято сразу атаковать болевые точки общества.

Впрочем, если в первые послереволюционные годы это еще было возможно, то уже в конце 20-х годов айтыс как жанр независимого высказывания сошел на нет. Это связано с общей политической обстановкой в стране. Теперь то, над чем смеяться, как правило, заказывала сама власть. По большей части это были внутренние враги – вредители и диверсанты либо внешние – поджигатели холодной войны, фашисты и реваншисты. Дошло до того, что юмористическая поляна оказалась настолько выхолощенной, что даже сами советские вожди в начале 50-х говорили: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины». Литературная среда на это отозвалась частушкой: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!»

Разумеется, в рамках тоталитарной системы полноценной сатиры не могло существовать – могла быть лишь ее имитация ровно в тех масштабах, которые обозначала власть. Другое дело, что уже во времена оттепели эти границы расширились и, скажем, внутри страны уже гораздо больше и смелее разрешалось шутить над бюрократами, руководителями низового звена.

Такая сатира цвела пышным цветом на страницах сатирического журнала «Ара» («Шмель»), как раз и ставшего журналистско-литературным порождением эпохи оттепели. Создатели журнала на первых страницах заявляли, что будут беспощадно бить кнутом сатиры бюрократов и очковтирателей, бездельников и чинуш, плодящих резолюции, клеветников и носителей фео­дально-байских пережитков, подхалимов и хапуг. Фактически «Ара» для Казахстана стал тем же, чем был для всего СССР легендарный журнал «Крокодил».

Не боясь попасть в звезды

Кроме того, не стоит забывать, что с 60-х годов во всем Союзе начинается расцвет телевизионной эпохи. Именно с того времени телевидение начало проникать в каждую семью, и это стало настоящей революцией в доставке сатирического жанра населению. Теперь смешное чаще не читают, а смотрят: «КВН», «Вокруг смеха», «Кабачок «13 стульев».

На стезе профессиональной эстрады в казахскоязычном секторе долгое время монополистом была, конечно, «Тамаша» – своего рода аналог всесоюзной программы «Вокруг смеха». Кстати, появились эти передачи в один и тот же год – 1978-й. Но «Тамаша» проживет намного дольше, аж до 2005 года.

«Рамки свободы творчества там были, конечно, советские. Но уровень актеров и литературного материала был, несомненно, выше, чем сейчас. Это был полноценный театр эстрадных миниатюр», – считает телевизионный режиссер Арман Карабаев.

Уже в 90-е и далее традиции «Тамаши» пытались было продолжить «Бауыржан-шоу», «Шымкент-шоу», но там вся тематика строилась на бытовом юморе.

Три, четыре… закончили

Впрочем, сравнивать процессы в сатирическом жанре в Казахстане и в целом в СССР не всегда уместно, ибо здешняя ситуация довольно существенно отличалась от того, что происходило на всесоюзной юмористической «поляне». Одно из самых главных отличий – это то, что КВН, появившийся в СССР в 1961 году, в Казахстане полноценно зажил лишь 30 лет спустя. В 60-е соревнования проходили лишь внутри вузов, а потом КВН и вовсе закрыли.

По большому счету, КВН зажил в Казахстане уже в 90-е годы, спустя шесть-семь лет после открытия возрожденного КВН в 1986 году. А его настоящий бум придется уже на 90-е. Значение этого явления переоценить сложно – спустя более чем 20 лет кавээнщики как в России, так и в Казахстане составят новую ударную силу на телевидении и в кино. Прошедшие школу высшей лиги у Александра Маслякова Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин и Нурлан Коянбаев сегодня составляют мейнстрим казахстанского кинематографа. Многие нашли себя и на ниве интернет-юмора, как, например, известный таксист Русик (Руслан Висингериев) или Меиржан Туребаев, ставший одним из самых известных вайнеров Казнета.

Пальцем в небо Кызыкстана

Впрочем, политическую сатиру пробовали осваивать и в Казахстане. В девяностые и первой половине нулевых и в КВН, и даже на отечественном телевидении шло несколько проектов, довольно смело высмеивавших чиновников и политиков. Это были тележурнал «Неделька» с Альбеком Тастайбековым и сатирическое шоу «77 кун».

«Началось все с обыкновенного капустника. Причем мы не ставили себе целью глумиться над политиками. Мы создавали новый виртуальный мир: изменяли их фамилии, даже переделали название страны на Кызыкстан, то есть смешной стан, – рассказывает один из создателей проекта «77 кун» телережиссер Арман Карабаев. – Позже вместо сатирического выпуска новостей появилась рубрика погоды. Только вместо погоды мы делали такой выпуск: сколько стоит место полицейского, учителя, какова их зарплата в разных регионах. Более того, мы тютелька в тютельку угадали, сколько стоит получить должность акима района в одной из южных областей, как раз в день его назначения. Там несколько кланов продвигали своих кандидатов. И когда мы в передаче назвали стоимость этой должности, то к нам приехала целая делегация из этого района и выпытывала, кто их нам сдал. А мы просто пальцем в небо ткнули».

Не отставали в те годы и кавээнщики. «Годах в 1996–2000-х мы довольно жестко шутили о политиках и чиновниках. Но у нас они обидчивые и даже на вполне безвинные шутки реагировали очень болезненно и советовали нам, что называется, фильтровать базар», – рассказывает Аскар Бисембин, в прошлом кавээнщик, а ныне кинорежиссер.

С тех пор эта тема заглохла, и вновь восторжествовал бытовой юмор, который и по сей день правит бал. Посему действительно сейчас только районный аким может быть фигурой для высмеивания. И пока остается лишь гадать, возьмут ли отечественные комедиографы новую высоту после премьеры «Акима» и высмеют ли руководителей более высокого уровня. А может быть, данную миссию выполнят на просторах интернета. Ведь сегодня веб-контент также набирает обороты. И в отличие от телевизионного он гораздо смелее и шире.

Правда, по сравнению даже с Россией в Казахстане веб-сериалы на зачаточном уровне. И пока они не спешат предъявлять политическую сатиру на суд зрителя, продолжая потчевать их тем же, чем и в полноформатном кино: комедиями, криминалом, в лучшем случае мистикой. Посему остается либо ждать, либо начать это делать самим.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Безопасны ли авиаперелеты в эпоху пандемии?

Современные фильтры снижают риски, но не снимают их полностью

Посадка пассажиров на рейс авиакомпании American Airlines в Сан-Диего. Фото: Sandy Huffaker / Getty Images

Безопасно ли летать на самолетах? Этот вопрос – один из ключевых для экономики, семейных отношений и потребности хотя бы на время вырваться из рутины.

Ответ: не так безопасно, как индустрия авиаперевозок хотела бы, чтобы вы считали, но гораздо безопасней, чем вы могли подумать.

Салоны самолетов оборудованы мощной системой кондиционирования, и этот постоянный поток воздуха, смешанный со свежим атмосферным воздухом, очевидно, снижает риск распространения вируса COVID-19. Идея аналогична тому, что находиться на открытом пространстве, где много свежего воздуха, безопаснее, чем внутри помещения.

«Многие думают, что лететь в самолете – это все равно, что лететь в запечатанном цилиндре, но это совсем не так», – говорит Аманда Симпсон, вице-президент по исследованиям и технологиям компании Airbus Americas.

Авиакомпании и авиапроизводители делают все возможное, чтобы вселить в путешественников уверенность в безопасности полетов. Они утверждают, что эффективная работа системы вентиляции вместе с фильтрацией воздуха и постоянным забором свежего забортного воздуха делают салон самолета более безопасным в плане защиты от вирусов по сравнению со многими другими закрытыми общественными помещениями – офисами и ресторанами. Благодаря использованию масок и антисептиков для рук после посещения туалета эта среда становится еще более безопасной, говорят они.

Некоторые эксперты в сфере здравоохранения полагают, что риски в самолете все-таки намного выше: вентиляция и фильтрация могут и не помочь, если рядом с вами кто-то кашляет или чихает. И не стоит забывать о том, что в самолете люди находятся гораздо ближе друг к другу, чем в любом другом публичном месте.

Авиакомпании прекрасно понимают, что это ключевой момент для будущего авиаперевозок. Социологическое исследование, проведенное в начале июня для Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), показало: 65% респондентов из 11 стран самой главной опасностью для пассажиров считают нахождение рядом с инфицированным человеком. Использование уборной оказалось на втором месте.

«В целом уровень общего риска, я думаю, можно оценить как средний», – говорит Марк Жендро, эксперт по вопросам передачи заболеваний в самолетах и главный санитарный врач в больницах Beverly Hospital и Addison Gilbert Hospital в пригороде Бостона.

Недавно к нему обратились с просьбой рецензировать исследование, проведенное в Германии экспертами в области авиамоделирования, и Жендро считает, что результаты этого исследования могут быть очень полезными для всех путешественников. Компьютерные симуляции показали, что наивысший риск заражения COVID-19 среди авиапассажиров возникает во время посадки и высадки. В этот момент контакт между людьми наиболее тесный, поскольку их носы и рты оказываются слишком близко. Только представьте ситуацию, когда кто-то пытается положить свою сумку в багажный отсек над головами сидящих пассажиров.

По словам Говарда Вейсса, одного из авторов проведенного в 2018 году исследования о передаче респираторных заболеваний в самолетах, сравнение с офисным воздухом и другими условиями в этом случае может быть нерелевантным. «В офисах нет кресел, расположенных точно так же, как в самолете», – говорит доктор Вейсс, профессор биологии в Университете штата Пенсильвания.

Существует не так много примеров передачи коронавируса внутри самолета. По данным IATA, отслеживание контактов после рейса от 31 марта между США и Тайванем, где у 12 пассажиров были выявлены симптомы COVID-19, не показало следов передачи заболевания еще 328 пассажирам и членам экипажа. Точно так же следов передачи не было выявлено и на рейсе из Китая в Канаду, где находился один пассажир с симптомами заболевания. Однако, как показали предварительные исследования по рейсу от 2 марта из Лондона во Вьетнам, один пассажир, вероятно, стал источником заражения 14 других людей. Двенадцать из них сидели поблизости.

Среди бортпроводников, по информации авиакомпаний, как правило, нет высокого уровня заболеваний, хотя они проводят в самолетах гораздо больше времени, чем большинство пассажиров. «Если бы здесь существовали проблемы, статистика бы это показала», – отмечает Дэвид Сеймур, главный исполнительный директор компании American Airlines.

Согласно многолетним научным исследованиям, охватывающим различные вспышки заболеваний в прошлом, а также нынешнюю пандемию, вероятность передачи вируса между пассажирами самолета в целом достаточно невысокая. Но это не означает, что риска такой передачи не существует. К примеру, как показало одно из исследований по SARS (еще одному виду коронавируса), один инфицированный пассажир на борту самолета стал причиной заражения сразу 22 человек.

«В настоящее время в целом принято считать, что когда самолет находится в воздухе и система вентиляции работает как положено, она достаточно эффективно очищает воздух от вирусов», – говорит доктор Жендро.

Новое исследование показывает, что посадка и высадка – одни из наиболее опасных моментов для передачи вируса.

Как утверждает Boeing, из-за опасений по поводу того, что авиакомпании могут хотя бы на несколько минут выключать вентиляцию во время посадки или высадки, компания рекомендовала авиалиниям использовать бортовые источники питания для обеспечения работы вентиляции на полную мощность.

Однако авиакомпании этим рекомендациям следовать не обязаны. В США, согласно информации Федерального управления гражданской авиации, нет требований о том, чтобы система вентиляции в салоне самолета работала тогда, когда он находится на земле. 

Впрочем, такие авикомпании, как Southwest, American и ряд других утверждают, что обеспечение работы системы вентиляции на полной мощности не только в воздухе, но и на земле, уже является для них стандартной практикой.

Как правило, коронавирус распространяется в виде частиц, выделяемых инфицированным человеком, которые затем попадают в организм других людей через рот, нос или глаза. Крупные частицы, выделяемые во время кашля или чихания, представляют наибольшую опасность, но, как полагает все большее число ученых, частицы в виде микро­аэрозоля, который выделяется во время дыхания больного, также способны находиться в воздухе и причинить вред.

Эксперты в области авиации считают, что вентиляционные системы самолетов плохо справляются именно с большими частицами. Они слишком велики, и воздушный поток не может их быстро унести с собой. Поэтому те из них, которые оказались в непосредственной близости от пассажира, могут представлять угрозу. Тем не менее эксперты согласны с тем, что бортовая система вентиляции, скорее всего, хорошо справляется с загрязнением микроаэрозолем.

Как утверждает большинство представителей индустрии, система вентиляции и маски делают безопасными и средние места. Авиакомпании также указывают на то, что во многих самолетах с одной стороны прохода установлены два сиденья, поэтому в подавляющем большинстве случаев вы сидите плечом к плечу с кем-то вне зависимости от наличия среднего места.

Похоже, идея с блокировкой среднего ряда кресел – чисто американское изобретение. Опрос, проведенный консалтинговой фирмой IdeaWorks, показал: ни одна из 17 неамериканских авиакомпаний не блокировала средний ряд сидений. Это делают только такие авиакомпании, как Delta, Southwest, JetBlue, Alaska и Frontier.

И все же эксперты в области здравоохранения считают, что, несмотря на невозможность соблюдать социальную дистанцию в салоне самолета, отсутствие соседа в среднем кресле снижает вероятность инфицирования. Во всяком случае, поблизости теперь немного меньше людей, а любая дополнительная дистанция может быть полезной.

Недавние расчеты Арнольда Барнетта, профессора Массачусетского технологического института и эксперта по авиационной статистике, показали, что занятое среднее кресло повышает вероятность заражения вирусом на 79%. Шансы заболеть составили один из 4300 при полностью заполненном салоне против одного из 7700 при пустом среднем ряде в самолетах Airbus A320 или Boeing 737. В обоих случаях риск оказался низким. Сам ученый называет свои данные неполными, но если ориентироваться на них при нынешнем уровне заполняемости самолетов, то получается, что на 600 тыс. пассажиров, ежедневно пользующихся услугами авиакомпаний в США, суточный уровень заболеваемости может составить 90 человек.

10-полоса_WSJ_Воздух-повсюду.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg