Перейти к основному содержанию

1409 просмотров

Возможна ли в Казахстане политическая сатира

Кто и как шутил над отечественным политикумом

Иллюстрация: nuvolanevicata

На этой неделе в казахстанский кинопрокат вышел новый фильм известного комедийного актера и режиссера Нуртаса Адамбая «Аким». Фильм презентуется как сатирическая комедия, в которой авторы обещают в полной мере высмеять все особенности жизни провинциальных чиновников. Претензии на сатиру в отечественном кинематографе и вообще в юморе не так часты, поэтому мы решили вспомнить все попытки, когда-либо предпринимавшиеся казахстанскими режиссерами.

Едва только появилась новость о том, что Нуртас Адамбай снимает фильм о молодом акиме, направленном в небольшой городок, соцсети запестрили критикой. Мол, сравните масштабы высмеивания: если в Украине в ставшем уже легендарным сериале «Слуга народа» простой учитель становится президентом страны (а это и соответствующий уровень политической сатиры), то у нас это может быть максимум аким небольшого городка – отсюда и масштабы тем для высмеивания. Для сравнения: в той же России в сериалах «Домашний арест» и «Год культуры» фигуры для сатирического высмеивания и обличения – министры и губернаторы, что больше, чем у нас, но явно меньше, чем в Украине.

Тем не менее даже «Аким» может считаться тематическим прорывом, в особенности по сравнению в другими комедиями, где темами для осмеивания по-прежнему являются семейные отношения, бессрочная тойско-свадебная тематика, антагонизм деревенских и городских, простецких и гламурных. На эти темы сняты десятки фильмов, и многим они уже успели порядком поднадоесть. И если такого юмора на экране и сцене вполне достаточно, то сатира в наших краях всегда с трудом пробивала себе дорогу, и едва ли можно сказать, что пробила.

Кроме шуток

Если углубляться в историю, то, пожалуй, первые зачатки казахской сатиры появляются еще в знаменитых айтысах рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Тогда акыны – и такие легендарные, как Биржан-сал Кожагулов и Сара Тастанбекова, и чуть менее известные – обличали и чиновничий произвол местных феодалов, и угнетение царскими колонизаторами. Трудно сказать, насколько полноценной являлась эта сатира с точки зрения законов данного жанра, ибо у каждого акына была своя направленность. Кто-то был более ироничен, кто-то – менее. Но большей частью на айтысах было принято сразу атаковать болевые точки общества.

Впрочем, если в первые послереволюционные годы это еще было возможно, то уже в конце 20-х годов айтыс как жанр независимого высказывания сошел на нет. Это связано с общей политической обстановкой в стране. Теперь то, над чем смеяться, как правило, заказывала сама власть. По большей части это были внутренние враги – вредители и диверсанты либо внешние – поджигатели холодной войны, фашисты и реваншисты. Дошло до того, что юмористическая поляна оказалась настолько выхолощенной, что даже сами советские вожди в начале 50-х говорили: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины». Литературная среда на это отозвалась частушкой: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!»

Разумеется, в рамках тоталитарной системы полноценной сатиры не могло существовать – могла быть лишь ее имитация ровно в тех масштабах, которые обозначала власть. Другое дело, что уже во времена оттепели эти границы расширились и, скажем, внутри страны уже гораздо больше и смелее разрешалось шутить над бюрократами, руководителями низового звена.

Такая сатира цвела пышным цветом на страницах сатирического журнала «Ара» («Шмель»), как раз и ставшего журналистско-литературным порождением эпохи оттепели. Создатели журнала на первых страницах заявляли, что будут беспощадно бить кнутом сатиры бюрократов и очковтирателей, бездельников и чинуш, плодящих резолюции, клеветников и носителей фео­дально-байских пережитков, подхалимов и хапуг. Фактически «Ара» для Казахстана стал тем же, чем был для всего СССР легендарный журнал «Крокодил».

Не боясь попасть в звезды

Кроме того, не стоит забывать, что с 60-х годов во всем Союзе начинается расцвет телевизионной эпохи. Именно с того времени телевидение начало проникать в каждую семью, и это стало настоящей революцией в доставке сатирического жанра населению. Теперь смешное чаще не читают, а смотрят: «КВН», «Вокруг смеха», «Кабачок «13 стульев».

На стезе профессиональной эстрады в казахскоязычном секторе долгое время монополистом была, конечно, «Тамаша» – своего рода аналог всесоюзной программы «Вокруг смеха». Кстати, появились эти передачи в один и тот же год – 1978-й. Но «Тамаша» проживет намного дольше, аж до 2005 года.

«Рамки свободы творчества там были, конечно, советские. Но уровень актеров и литературного материала был, несомненно, выше, чем сейчас. Это был полноценный театр эстрадных миниатюр», – считает телевизионный режиссер Арман Карабаев.

Уже в 90-е и далее традиции «Тамаши» пытались было продолжить «Бауыржан-шоу», «Шымкент-шоу», но там вся тематика строилась на бытовом юморе.

Три, четыре… закончили

Впрочем, сравнивать процессы в сатирическом жанре в Казахстане и в целом в СССР не всегда уместно, ибо здешняя ситуация довольно существенно отличалась от того, что происходило на всесоюзной юмористической «поляне». Одно из самых главных отличий – это то, что КВН, появившийся в СССР в 1961 году, в Казахстане полноценно зажил лишь 30 лет спустя. В 60-е соревнования проходили лишь внутри вузов, а потом КВН и вовсе закрыли.

По большому счету, КВН зажил в Казахстане уже в 90-е годы, спустя шесть-семь лет после открытия возрожденного КВН в 1986 году. А его настоящий бум придется уже на 90-е. Значение этого явления переоценить сложно – спустя более чем 20 лет кавээнщики как в России, так и в Казахстане составят новую ударную силу на телевидении и в кино. Прошедшие школу высшей лиги у Александра Маслякова Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин и Нурлан Коянбаев сегодня составляют мейнстрим казахстанского кинематографа. Многие нашли себя и на ниве интернет-юмора, как, например, известный таксист Русик (Руслан Висингериев) или Меиржан Туребаев, ставший одним из самых известных вайнеров Казнета.

Пальцем в небо Кызыкстана

Впрочем, политическую сатиру пробовали осваивать и в Казахстане. В девяностые и первой половине нулевых и в КВН, и даже на отечественном телевидении шло несколько проектов, довольно смело высмеивавших чиновников и политиков. Это были тележурнал «Неделька» с Альбеком Тастайбековым и сатирическое шоу «77 кун».

«Началось все с обыкновенного капустника. Причем мы не ставили себе целью глумиться над политиками. Мы создавали новый виртуальный мир: изменяли их фамилии, даже переделали название страны на Кызыкстан, то есть смешной стан, – рассказывает один из создателей проекта «77 кун» телережиссер Арман Карабаев. – Позже вместо сатирического выпуска новостей появилась рубрика погоды. Только вместо погоды мы делали такой выпуск: сколько стоит место полицейского, учителя, какова их зарплата в разных регионах. Более того, мы тютелька в тютельку угадали, сколько стоит получить должность акима района в одной из южных областей, как раз в день его назначения. Там несколько кланов продвигали своих кандидатов. И когда мы в передаче назвали стоимость этой должности, то к нам приехала целая делегация из этого района и выпытывала, кто их нам сдал. А мы просто пальцем в небо ткнули».

Не отставали в те годы и кавээнщики. «Годах в 1996–2000-х мы довольно жестко шутили о политиках и чиновниках. Но у нас они обидчивые и даже на вполне безвинные шутки реагировали очень болезненно и советовали нам, что называется, фильтровать базар», – рассказывает Аскар Бисембин, в прошлом кавээнщик, а ныне кинорежиссер.

С тех пор эта тема заглохла, и вновь восторжествовал бытовой юмор, который и по сей день правит бал. Посему действительно сейчас только районный аким может быть фигурой для высмеивания. И пока остается лишь гадать, возьмут ли отечественные комедиографы новую высоту после премьеры «Акима» и высмеют ли руководителей более высокого уровня. А может быть, данную миссию выполнят на просторах интернета. Ведь сегодня веб-контент также набирает обороты. И в отличие от телевизионного он гораздо смелее и шире.

Правда, по сравнению даже с Россией в Казахстане веб-сериалы на зачаточном уровне. И пока они не спешат предъявлять политическую сатиру на суд зрителя, продолжая потчевать их тем же, чем и в полноформатном кино: комедиями, криминалом, в лучшем случае мистикой. Посему остается либо ждать, либо начать это делать самим.

3605 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance