nedvijimost-v-krizis.png

3029 просмотров

В Усть-Каменогорске после смерти пациентки судят анестезиолога

Женщина умерла на операции из-за разрыва легких

Фото: Shutterstock

В суде №2 Усть-Каменогорска идет разбирательство по уголовному делу в отношении анестезиолога-реаниматолога Восточно-Казахстанского областного многопрофильного Центра онкологии и хирургии. Доктора обвиняют в ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей, повлекших смерть пациентки. Жанат Жумекенева, которую положили на плановую операцию по удалению злокачественной опухоли яичника, погибла от баротравмы, полученной при проведении искусственной вентиляции легких.  

Трагедия в семье Жумекеневых произошла три года назад, когда врачи диагностировали у Жанат рак яичника. Супружеская пара вместе с сыном Айдаром проживали в Алматы, но прописаны были на прежнем месте жительства – в Усть-Каменогорске. Поэтому они приняли решение провести операцию по удалению опухоли в онкодиспансере Восточного Казахстана.

В конце мая 2016 года хирурги-онкологи Усть-Каменогорска провели операцию по удалению карциномы правового яичника Жанат. Из заключений экспертов следует, что через 40 минут после начала вмешательства врачи увидели, что на шее, лице пациентки появился отек.

Позже судмедэксперты сделали вывод, что легкие разорвались, тело раздувалось изнутри из-за нагнетаемого аппаратом ИВЛ воздуха. Через некоторое время остановилось сердце, которое реаниматологи не могли запустить более получаса. За это время в мозге произошли необратимые изменения и она впала в кому. Через месяц, 27 июня, Жанат умерла.

«В тот день, когда мамы не стало, в больнице кто-то из врачей подсунул мне на подпись какую-то бумагу на казахском языке. Сказали, подпишите, это просто формальность. Но я не настолько хорошо знаю язык, поэтому не подписал документ, отложил. Позже оказалось, что это отказ от патологоанатомического вскрытия по религиозным причинам. Безусловно, я бы никогда не стал это подписывать. Мало того, я сам настоял на вскрытии и проведении экспертизы, чтобы выяснить истинную причину смерти», – говорит сын погибшей Айдар Жумекенев.

Во время допроса в рамках расследования уголовного дела реаниматолог пояснила, что при консультации перед операцией осматривала пациентку и не рекомендовала ей общий наркоз с ИВЛ, предложив использовать эпидуральный наркоз (обезболивание инъекцией в область между позвонками на пояснице). Дело в том, что у женщины долгое время был сухой кашель, бронхит. Однако, судя по протоколу допроса врача, пациентка отказалась от эпидуральной анестезии и дала согласие на ИВЛ, о чем якобы подписала соответствующий документ. Именно на патологию легких ссылалась анестезиолог, объясняя такую реакцию организма (разрыв легких) на ИВЛ.

«Я юрист, и мама никогда ничего не подписывала без меня. Поэтому я не верю словам врача. Когда мы были в больнице, перед операцией хирург ей предложил ознакомиться с информированным согласием на проведение хирургической операции. Она подписала только его, я сфотографировал эту бумагу, фото у меня осталось. Когда же история болезни из больницы была направлена на экспертизу, в этом самом документе оказалось дописаны другой ручкой данные о согласии моей мамы на проведение общего наркоза. Считаю, что это подлог. Кроме того, когда я приходил забирать вещи в больницу, ко мне подошла врач-анестезиолог и предложила взять ее машину взамен на то, что я заберу заявление из полиции», – сказал во время судебного заседания Айдар Жумекенев.

Обвиняемая данный факт в суде опровергла.

Согласно выписке из протокола патологоанатомического исследования, «смерть наступила от постреанимационной болезни, явившейся осложнением баротравмы с разрывом ткани легких и развитием двухстороннего пневматоракса, возникших при проведении ИВЛ во время операции». Вскрытие показало, что никаких признаков заболеваний легких у женщины не выявлено. 

«Данная патология расценивается как ятрогения 1-й категории – патологический процесс, обусловленный неправильными медицинскими действиями, ставшими причиной летального исхода», – указывает кандидат медицинских наук, эксперт Патологоанатомического бюро ВКО Дарья Андросова.

Следствие по уголовному делу длилось более трех лет. За это время была проведена проверка больницы и две независимые экспертизы. По результатам проверки диспансера специалисты департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности ВКО пришли к выводу, что смерть пациентки была предотвратима, а жалобы сына в отношении врачей обоснованы. По мнению экспертов, врачи должны были через пять минут после остановки сердца провести торакотомию и начать прямой массаж сердца. Однако это было сделано только через 15 минут. За это время мозг умер.

Согласно данным прокурора Мираса Алтыбаева, врачу предъявлено обвинение по части 3 статьи 317 УК РК «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей, повлекших смерть». Наказание предусматривает по данной статье тюремный срок до пяти лет с лишением права заниматься определенной деятельностью в течение трех лет. Кроме того, потерпевший Айдар Жумекенев подал гражданский иск о взыскании морального вреда в размере 20 млн тенге.

Во время заседания свою вину врач не признала и намерена доказать это в суде. Судебные заседания длятся уже три месяца. 
 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif