Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1207 просмотров

В Усть-Каменогорске после смерти пациентки судят анестезиолога

Женщина умерла на операции из-за разрыва легких

Фото: Shutterstock

В суде №2 Усть-Каменогорска идет разбирательство по уголовному делу в отношении анестезиолога-реаниматолога Восточно-Казахстанского областного многопрофильного Центра онкологии и хирургии. Доктора обвиняют в ненадлежащем выполнении профессиональных обязанностей, повлекших смерть пациентки. Жанат Жумекенева, которую положили на плановую операцию по удалению злокачественной опухоли яичника, погибла от баротравмы, полученной при проведении искусственной вентиляции легких.  

Трагедия в семье Жумекеневых произошла три года назад, когда врачи диагностировали у Жанат рак яичника. Супружеская пара вместе с сыном Айдаром проживали в Алматы, но прописаны были на прежнем месте жительства – в Усть-Каменогорске. Поэтому они приняли решение провести операцию по удалению опухоли в онкодиспансере Восточного Казахстана.

В конце мая 2016 года хирурги-онкологи Усть-Каменогорска провели операцию по удалению карциномы правового яичника Жанат. Из заключений экспертов следует, что через 40 минут после начала вмешательства врачи увидели, что на шее, лице пациентки появился отек.

Позже судмедэксперты сделали вывод, что легкие разорвались, тело раздувалось изнутри из-за нагнетаемого аппаратом ИВЛ воздуха. Через некоторое время остановилось сердце, которое реаниматологи не могли запустить более получаса. За это время в мозге произошли необратимые изменения и она впала в кому. Через месяц, 27 июня, Жанат умерла.

«В тот день, когда мамы не стало, в больнице кто-то из врачей подсунул мне на подпись какую-то бумагу на казахском языке. Сказали, подпишите, это просто формальность. Но я не настолько хорошо знаю язык, поэтому не подписал документ, отложил. Позже оказалось, что это отказ от патологоанатомического вскрытия по религиозным причинам. Безусловно, я бы никогда не стал это подписывать. Мало того, я сам настоял на вскрытии и проведении экспертизы, чтобы выяснить истинную причину смерти», – говорит сын погибшей Айдар Жумекенев.

Во время допроса в рамках расследования уголовного дела реаниматолог пояснила, что при консультации перед операцией осматривала пациентку и не рекомендовала ей общий наркоз с ИВЛ, предложив использовать эпидуральный наркоз (обезболивание инъекцией в область между позвонками на пояснице). Дело в том, что у женщины долгое время был сухой кашель, бронхит. Однако, судя по протоколу допроса врача, пациентка отказалась от эпидуральной анестезии и дала согласие на ИВЛ, о чем якобы подписала соответствующий документ. Именно на патологию легких ссылалась анестезиолог, объясняя такую реакцию организма (разрыв легких) на ИВЛ.

«Я юрист, и мама никогда ничего не подписывала без меня. Поэтому я не верю словам врача. Когда мы были в больнице, перед операцией хирург ей предложил ознакомиться с информированным согласием на проведение хирургической операции. Она подписала только его, я сфотографировал эту бумагу, фото у меня осталось. Когда же история болезни из больницы была направлена на экспертизу, в этом самом документе оказалось дописаны другой ручкой данные о согласии моей мамы на проведение общего наркоза. Считаю, что это подлог. Кроме того, когда я приходил забирать вещи в больницу, ко мне подошла врач-анестезиолог и предложила взять ее машину взамен на то, что я заберу заявление из полиции», – сказал во время судебного заседания Айдар Жумекенев.

Обвиняемая данный факт в суде опровергла.

Согласно выписке из протокола патологоанатомического исследования, «смерть наступила от постреанимационной болезни, явившейся осложнением баротравмы с разрывом ткани легких и развитием двухстороннего пневматоракса, возникших при проведении ИВЛ во время операции». Вскрытие показало, что никаких признаков заболеваний легких у женщины не выявлено. 

«Данная патология расценивается как ятрогения 1-й категории – патологический процесс, обусловленный неправильными медицинскими действиями, ставшими причиной летального исхода», – указывает кандидат медицинских наук, эксперт Патологоанатомического бюро ВКО Дарья Андросова.

Следствие по уголовному делу длилось более трех лет. За это время была проведена проверка больницы и две независимые экспертизы. По результатам проверки диспансера специалисты департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности ВКО пришли к выводу, что смерть пациентки была предотвратима, а жалобы сына в отношении врачей обоснованы. По мнению экспертов, врачи должны были через пять минут после остановки сердца провести торакотомию и начать прямой массаж сердца. Однако это было сделано только через 15 минут. За это время мозг умер.

Согласно данным прокурора Мираса Алтыбаева, врачу предъявлено обвинение по части 3 статьи 317 УК РК «Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей, повлекших смерть». Наказание предусматривает по данной статье тюремный срок до пяти лет с лишением права заниматься определенной деятельностью в течение трех лет. Кроме того, потерпевший Айдар Жумекенев подал гражданский иск о взыскании морального вреда в размере 20 млн тенге.

Во время заседания свою вину врач не признала и намерена доказать это в суде. Судебные заседания длятся уже три месяца. 
 


2944 просмотра

Пять проблем строительного рынка Казахстана

Эксперты считают, что пришло время для отдельного министерства

Фото: Ирина Осипова

Казахстанским строителям мешают работать устаревшие ГОСТы. В числе проблемных вопросов также деятельность фирм-однодневок, жесткие условия для участия в тендерах, дефицит трудовых ресурсов и отсутствие собственного министерства.

От чего страдает качество

В Шымкенте на встрече с председателем Республиканского объединения юридических лиц (РОЮЛ) «Союз строителей Казахстана» Талгатом Ергалиевым строители южного региона озвучили несколько наиболее актуальных проблем. В первую очередь, по их словам, развитию отрасли мешают устаревшие ГОСТы.

Как рассказал «Курсиву» инженер-эксперт строительной фирмы ТОО «Батыр АлемСБ» Бахыт Данияров, у застройщиков очень много нареканий к СНиПам и ГОСТам.

«В основном строители вынуждены работать по старым ГОСТам, которые утверждались с 1967 по 1992 год. Поэтому казахстанские ГОСТы, мягко говоря, не очень убедительны, так как их исполнение осуществляется всего на 50%. А еще 50% мы вынуждены брать с российских ГОСТов», – отметил Бахыт Данияров.

По его словам, в старых ГОСТах рекомендованы к использованию строительные материалы еще советских времен. 

Например, строители могут использовать газоблоки. «Это легкий пористый материал, который хорошо сверлится, пилится или строгается. В него легко можно забить гвозди и скобы, так как пористость этого материала около 85%. Но я его не рекомендую, так как к этому материалу много нареканий. У нас строят девятиэтажные дома из монолита, а внутренние перегородки из газоблоков, и все они трескаются», – пояснил инженер-эксперт.

Он уверен, что казахстанские ГОСТы и СНиПы давно пора отрегулировать и довести до 95% исполнения.

Ради денег

Бахыт Данияров также отмечает, что для участников тендера необходимо установить предельную планку, ниже которой нельзя опускать ценовое предложение. «К примеру, объект стоит 200 млн тенге, а участники тендера указывают 150 млн тенге. Но ведь от этого объект не станет дешевле на четверть, и подрядчику придется брать где-то еще 50 млн тенге или экономить за счет стоимости, качества или количества строительных материалов. Ценовой промежуток надо урегулировать, чтобы не понижали так сильно, иначе страдает качество. Но этот вопрос надо решать на правительственном уровне», – отметил г-н Данияров. 

С ним согласен и Бекзат Ториев, курирующий сразу несколько строительных фирм, который в свою очередь подчеркивает, что как минимум одна из них сталкивается с тем, что, выиграв тендер на местном уровне, лишается заказа по решению республиканской комиссии. «Выигрываем на областном уровне, документы передают в республику – там проигрываем. И наоборот бывает. Зачем это делается?! Должен быть единый конкурс. Потом люди начинают подавать в суд, а судья не знает, в какую сторону двигаться. Затягиваются сроки», – возмущается Бекзат Ториев.

Потерянное время

Еще одна проблема, которую озвучили строители, – затягивание сроков строительства. Это, по их словам, происходит только из-за того, что сейчас любые спорные вопросы рассматриваются не только на местах, но и на республиканском уровне. Председатель Ассоциации строителей Султанбек Сугирбаев рассказал «Курсиву», что сейчас споры между конкурсантами рассматриваются очень долго.

«К примеру, прошел тендер. Спорят два подрядчика и подают документы в суд. Но теперь такой спор рассматривается на респуб­ликанском уровне, процессы затягиваются до пяти месяцев. А потом строители не успевают уложиться в сроки. Или работает подрядчик, но вдруг на него поступает жалоба. Всю работу при­останавливают, и опять все тянется месяцами. Графики нарушаются, компании терпят убытки», – говорит Султанбек Сугирбаев.

Боль строителей

Каждый из присутствовавших на мероприятии спешил поделиться с другими своей проблемой и, быть может, получить какой-нибудь дельный совет от коллег по рынку. 

Так, к примеру, представитель еще одной строительной компании Амирали Анапияев поднял вопрос о вводе поправочного коэффициента на стоимость строительных материалов в случае ЧС.

«Я житель Арыси и участвовал в ее восстановлении. Внес предложение, чтобы при чрезвычайных ситуациях ввели коэффициент, потому что строительные материалы на то время сильно подорожали. Были такие моменты, что и на 100% цены выросли», – рассказал спикер.

Эксперты строительного рынка уже не первый год говорят и о другой проблеме – необходимости очистить строительный рынок от фирм-однодневок. Но пока данная задача так и остается без решения.

«По данным Комитета по статистике МНЭ РК, в нашей стране зарегистрировано 64 тыс. строительных компаний. Мы провели мониторинг и оказалось, что реально действуют только 5 тыс. Сейчас готовим электронную базу, делаем паспорта, составляем реестр строительных компаний, чтобы допускать на строительный рынок только те организации, которые реально работают», – отмечает председатель Союза строителей Казахстана Талгат Ергалиев.

Нужен хозяин

По словам Султанбека Сугирбаева, у строительной отрасли, которая является локомотивом экономики, нет хозяина.

«Есть Комитет строительства и жилищно-коммунального хозяйства, который наряду с другими комитетами входит в состав Министерства индустрии и инфраструктурного развития. Наши предложения могут рассмотреть в министерстве, а могут и не рассмотреть. Если бы было собственное министерство, оно бы разрабатывало конкретные технические документы и законы», – резюмирует глава Ассоциации строителей.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций