Перейти к основному содержанию

3554 просмотра

В Казахстане накоплено 170 млн кубометров радиоактивных отходов

По словам Дариги Назарбаевой, деньги, которые тратятся на здравоохранение, обессмысливаются

Фото: Shutterstock.com

Спикер сената Дарига Назарбаева в ходе «правчаса» сообщила, что в стране накоплено большое количество радиоактивных отходов, что является угрозой для окружающей среды и причиняет вред здоровью людей. 

«170 миллионов кубометров радиоактивных отходов накоплено в Казахстане. Это то, что не просто загрязняет почву и атмосферу, это то, что нас убивает», – сказала Назарбаева

Много захоронений, отходов, с ее слов, вблизи городов республиканского значения, где проживает более одного миллиона человек. При этом она отметила, что те средства, которые выделяются на здравоохранение, в этом свете теряют смысл. 

«Мы можем тратить огромные деньги на развитие здравоохранения и бороться за продолжительность жизни, за ее увеличение, но другой рукой мы, получается, себя убиваем. И деньги, которые мы сегодня тратим на здравоохранение, они совершенно обессмысливаются, а расходы немалые и с каждым годом растут. Я хочу сказать, что все взаимосвязано», – пояснила спикер. 

Ранее министр экологии, геологии и природных ресурсов Магзум Мирзагалиев сообщил, что хранилище ураносодержащих отходов «Кошкар-Ата» является серьезной экологической проблемой Прикаспийского региона. Общая площадь размещённых отходов составляет 66 кв. км. Всего размещено 105 млн тонн токсичных и радиоактивных отходов.

Также, по его словам, в стране накоплен 31 млрд тонн промышленных отходов. Это в основном техногенно-минеральные образования, включая вскрышную породу и золошлаки, а также отходы обрабатывающей промышленности. Об этом Магзум Мирзагалиев сообщил сегодня, в ходе «правчаса», в сенате.

Основная доля промышленных отходов приходится на горнорудные предприятия. Они образуют постоянно растущие отвалы и хранилища по всей территории страны. По данным МИИР, на сегодня в Государственном кадастре ТМО зарегистрировано 1,5 тыс. объектов.

К числу опасных промышленных отходов также относятся отходы нефтяного производства (буровой шлам, нефтешламы, замазученный грунт и др.). Ежегодно образуется около 800 тыс. тонн отходов нефтяного производства, из них перерабатывается около 500 тыс. тонн. К примеру, в Атырауской области доля переработки нефтесодержащих отходов в 2018 году составила 75%, в Мангистауской – 70%, Кызылординской – 40,2% и Западно-Казахстанской – 33,1%. 

Одной из острых проблем в вопросах обращения с промышленными отходами являются, по оценке министра, также стойкие органические загрязнители (СОЗ). По итогам 2018 года в стране с советских времен накоплен колоссальный объем СОЗ-содержащих отходов. 40,3 тысячи штук ПХД-содержащие масла трансформаторы и конденсаторы,82,6 тонны и 4 100 литров устаревших запрещенных, непригодных к использованию пестицидов, 3,7 тыс.тонны захороненных пестицидов, 13,5 тыс. штук тары от пестицидов. При этом производство СОЗ в стране отсутствует.

3464 просмотра

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif