Перейти к основному содержанию

8746 просмотров

Шесть типов аккаунтов, которые ни в коем случае нельзя бросать

Рассказывает управляющий директор "Лаборатории Касперского" в Казахстане, Центральной Азии и Монголии

Иллюстрация: Shutterstock

Представьте: вы зарегистрировались на каком-нибудь ресурсе, чтобы получить доступ к закрытому контенту или потому, что вас попросили друзья. А потом он вам разонравился или перестал быть нужен. Многие пользователи аккаунты на таких ресурсах не удаляют, а просто перестают в них заходить. Между тем учетки никуда не деваются – они по-прежнему есть на этом сервисе, и их, как и любые другие, могут взломать. 

Казалось бы, какая разница, что станет с ненужным профилем? Взломают – и ладно, вам же он больше не нужен. Однако в некоторых случаях через брошенный аккаунт злоумышленник сможет добраться и до тех ресурсов, которые вы используете и в которых храните важную информацию. Рассказываем, какие аккаунты ни в коем случае нельзя забрасывать.

1. Аккаунт в социальной сети

Мало кто регулярно проверяет вообще все свои аккаунты во всех соцсетях. Нередко пользователь заводит, скажем, профиль в Facebook, логинится через него в Instagram и еще на нескольких сервисах – удобно же, а потом понимает, что сам Facebook ему не особо нужен. Когда пользователю придет письмо о том, что кто-то вошел в его аккаунт с незнакомого компьютера, он этого письма не заметит. И у взломщиков будет достаточно времени, чтобы развести на деньги некоторых друзей или подписчиков жертвы в самом Facebook.

Что делать:
•    установите двухфакторную аутентификацию; 
•    включите уведомления о входе в учетную запись с неизвестных устройств.

2. Запасной адрес e-mail

Многие заводят отдельный e-mail для рассылок, чтобы не захламлять ими основной ящик, и регистрируют на него все подряд, в том числе профили с важными данными. А поскольку писем от живых людей на него не приходит, проверяют его не очень часто. Поэтому того, что резервную почту взломали, пользователь может долго не замечать.

Что делать:
•    подключите к этому аккаунту двухфакторную аутентификацию;
•    настройте пересылку писем с этого e-mail-адреса на ваш основной почтовый аккаунт в отдельную папку.

3. Менеджер паролей

Представьте, что вы хранили учетные данные от своих аккаунтов в менеджере паролей, а потом решили его сменить. Профиль в старом менеджере при этом никуда не делся, как и пароли в нем (половину из которых вы наверняка не меняли). 

Что делать:
• обязательно удаляйте аккаунты в сервисах для менедж­мента паролей, если ими не пользуетесь.

4. Аккаунт в интернет-магазине

Многие магазины предлагают привязать к учетной записи банковскую карту или онлайн-кошелек, чтобы удобнее было делать покупки. Однако вы можете со временем отказаться от услуг этого магазина. Если аккаунт останется жить своей жизнью и его взломают, злоумышленники получат доступ к ценной информации, а вы узнаете об этом, скорее всего, только когда они попытаются купить что-то от вашего имени. 

Что делать:
•    не привязывайте карту к аккаунтам в интернет-магазине;
•    если сервис запоминает карту автоматически, не забывайте удалять ее из привязанных;
•    заведите отдельную карту для покупок в интернете и держите на ней только небольшую сумму.

5. Рабочий Google-аккаунт

Если вам по работе требуется доступ к GoogleAnalytics и другим сервисам, вы могли завести для этого отдельный Google-аккаунт. Разделять личные и рабочие профили – хорошая практика, однако многие забывают удалить рабочий Google после увольнения.
В результате на просторах интернета останется «ничейный» аккаунт с доступом к рабочим документам и другой конфиденциальной информации. Если такой аккаунт взломают, обнаружить это будет очень и очень трудно, ведь фактически никто не помнит даже о том, что он есть.

Что делать:
•    не забывать отзывать
доступ к сервисам, в том числе и для Google-аккаунта ушедшего сотрудника.

6. Номер телефона

Некоторые пользователи заводят отдельный номер телефона для всевозможных сервисов, карт лояльности, бонусных программ и публичных сетей Wi-Fi, чтобы основной телефон не попал в базы спамеров. А заодно используют эту симку и для двухфакторной аутентификации. Однако оператору невыгодно обслуживать симки, в которые вы не вкладываетесь финансово. Если номер нужен вам исключительно для того, чтобы принимать входящие смс, через три месяца его могут заблокировать, а потом и перепродать. А вот покупатель, если он окажется нечист на руку, сможет найти ваши учетные записи в онлайн-сервисах и сменить в них пароли, так что восстановить их будет непросто. Так, в январе мошенники опустошили счета женщины, перекупив номер, которым она долгое время (по мнению оператора) не пользовалась.

Что делать:
•    раз в пару месяцев звонить или отправлять хотя бы одно смс с дополнительного номера телефона;
•    постоянно поддерживайте положительный баланс на счете этого телефона.

Как видите, даже если аккаунт вам сам по себе не нужен, его угон может доставить массу проблем. Предупредить угрозу гораздо проще, чем бороться с ее последствиями. Поэтому мы рекомендуем следить за вашими учетными записями. 

banner_wsj.gif

1189 просмотров

Как в Атырау врачи живут и работают в одной больнице с зараженными

Они не виделись с родными почти две недели

Фото: Аскар Ахметуллин

Со дня регистрации первых трех заболевших короновирусной инфекцией в Атырау прошло больше десяти дней. Все этой время местные медики постоянно находятся на рабочем месте. Как скоро они смогут вернуться домой – зависит от того, насколько быстро удастся победить COVID-19. Собкор «Курсива» связался с заместителем директора городской больницы №2 по лечебной части Надей Ергалиевой, чтобы узнать, как врачи работают в новых условиях. 

Всего в Атырау задействованы 611 медиков, прошедших специальную подготовку для работы с COVID-19. Часть из них находится в провизорном центре стационара, где занимаются диагностикой и наблюдением пациентов, симптоматика которых дает подозрение на коронавирус. В провизорный центр, расположенный в туббольнице на Черной речке, оправляли тех, кто прибыл из стран с наивысшей степенью риска заражения (Китай, Италия и т.д.)

В инфекционном стационаре работают 38 врачей, 60 средних и еще 60 младших медицинских работников. В инфекционном отделении больницы задействованы шесть врачей-инфекционистов и три реаниматолога. Именно они занимаются лечением больных, у которых уже подтвержден коронавирус. 

По словам Нади Ергалиевой, как только были выявлены первые зараженные вирусом, в экстренном порядке пришлось перевести на двух автобусах 35 детей с мамами, которые находились в инфекционном отделении больницы с кишечными расстройствами, в областную детскую больницу. Сейчас же здесь находится восемь человек, больных корью, так как это тяжелое инфекционное заболевание, и они должны быть в строгой изоляции и проходить специальное лечение под наблюдением инфекционистов. Для них предусмотрен отдельный вход. Еще десять взрослых больных терапевтического и хирургического отделений были переведены в Атыраускую областную больницу.

Для удобства медработников администрация больницы освободила хирургическое и терапевтическое отделения, переоборудовав их под зоны отдыха для персонала. Медики обеспечены шестиразовым питанием, сменой одежды несколько раз в сутки.
 
Надя Ергалиева признается, что в первые дни было тяжело привыкнуть к новому режиму. Но потом привыклди. По вопросам лечения медики поддерживают связь со своими коллегами из Нур-Султана и Алматы. 

«Чтобы попасть непосредственно к больным, мы переодеваемся, проходим в инфицированную зону, и около 4-5 часов находимся с больными, делаем обход, проверяем их состояние, - рассказывает Надя Ергалиева. - Для работы, в так называемой «грязной зоне», для медиков предусмотрена хирургическая пижама. На нее мы надеваем защитный костюм, очки, респиратор, две пары перчаток, резиновую обувь, на которую натягиваем бахилы. Ходить в спецодежде очень непросто - жарко, душно. В «грязной зоне» нельзя снимать ничего, а это значит, что пить и ходить в туалет запрещено, есть опасение подхватить вирус».

После осмотра врачи выходят в чистую зону, снимают все свое «обмундирование», которое сразу же утилизируется. После идут в душ, проводят обработку лица и рук. Затем уже в рабочей зоне заполняют электронные журналы, отмечая общее состояние и температуру каждого больного. По протоколу лечение проводится 14 дней. На 15-16-й день берутся анализы – мазок из носа и рта. Еще через 15 дней повторный анализ. И только при двукратном отрицательном результате пациента можно будет поздравить с выздоровлением.

Больница - второй дом

Врач рассказывает, как в первые дни было очень тяжело, так как никто из медиков ранее не сталкивался с подобной ситуацией. Был страх, у некоторых даже слезы. У многих есть дети, пожилые родители, мужья, общаться с ними приходится только по телефону или видеосвязи.

«Врачи могут быть переносчиками инфекции, им запрещено покидать стены медучреждения и возвращаться домой. Каждый из нас мечтает, чтобы поскорее все это закончилось, и увидеть всех родных. Первые дни многие плакали, общаясь со своими близкими, скучали. Морально было тяжело, потому что врачи не были готовы к такой работе», - говорит Надя Ергалиева.

Физическое напряжение, стресс, невозможность сменить обстановку, а главное, обнять своих близких, нелегкое испытание для всех сотрудников. 

«Врачи со стажем стойко переносят эти тяготы, морально тяжелее молоденьким девчонкам – медсестрам, санитаркам, которые скучают по родителям. Именно поэтому с медиками и пациентами здесь работают психологи»,- рассказывает Надя Ергалиева. 

Домашнюю еду врачам родные передают через курьеров. Несмотря на то, что в больнице организовано хорошее питание, домочадцам хочется чем-то порадовать своих близких. А вот передавать что-то из больницы категорически запрещено. Поскольку в больнице пока не зафиксировано тяжелых случаев, у врачей остается немного времени, чтобы между сменами заняться йогой, гимнастикой, пообщаться с родными по телефону, почитать книгу.

«Коллектив нашей больницы дружный, сплоченный, с многолетними традициями, - отметила Надя Ергалиева. - Нашему учреждению, которое долгие годы работало как инфекционная больница, уже 65 лет. Практически все годы больница располагалась в нетиповых зданиях, сперва в барачном, потом в приспособленном здании бывшего детского сада. И только в декабре 2016 года была переведена в новое типовое здание на 180 коек».

В завершение беседы врач призналась, что долгое время профессия инфекциониста была незаметной и непопулярной. Науке удалось найти вакцины от многих инфекций, население в большинстве своем привито. Бывают сезонные вспышки ОРВИ, гриппа или кори, которые можно быстро урегулировать и поэтому мы забыли, а может, и не представляли, последствии пандемии вируса.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif